home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Остров Сокровищ, 29 сентября…

Джунгли. Влажный полумрак под тяжелыми сводами деревьев, опутанные лианами заросли, туман болотистых испарений. Крики птиц, испуганный клекот попугаев, бесшумный извив ядовитой змеи.

Чокк! Чокк!

Мачете рубит лианы и ползучие растения — по старой заросшей тропе в дебрях прокладывают себе дорогу два человека.

Впереди — Сергей Веремеев, сзади — комиссар.

У каждого из путников за спиной охотничий винчестер, на поясе патронташ. Каждый несет рюкзак, поверх которого брошен моток веревки.

Тропа вьется вдоль узкой и быстрой реки.

— Уф, не могу!.. — Комиссар сбросил рюкзак, вытер мокрое от пота лицо. — Ну и темп вы взяли, мой друг. Куда вы так торопитесь?

Сергей неохотно остановился:

— Я уже сказал, мне хочется скорее покончить с этим делом.

— Вам не терпится вернуться на корабль. Но тех, с кем вы торопитесь рассчитаться, уже нет на судне. Они сошли в первом же порту.

— Как знать…

— А ну-ка, мой друг, еще раз вспомните, как выглядела та дама?

— Ну такая… за пятьдесят… Узкие глаза… Курит… Играет в карты…

— Так… так…

— Вот горничную я рассмотрел хорошо…

— Молодая, красивая?..

Сергей кивнул.

— Одета в кимоно? Руки все время держит так? — Комиссар скрестил руки у пояса.

— Да, — удивился Сергей.

— Вам повезло, мой друг. Мало кому удавалось увидеть хозяйку вашей хорошенькой горничной.

— Вы знаете ее?

— Это очень опасные люди. Благодарите провидение, что вам не придется больше встретиться с ними. Такая встреча принесла бы вам мало радости.

Сергей воткнул мачете в землю:

— Ну, это еще как сказать…

Комиссар улыбнулся.

— Но почему они выбрали советский корабль? — спросил он сам себя. — Впрочем, понятно. Меньше шансов встретиться с Интерполом…

Веремеев скинул винчестер, рюкзак, снял пробковый шлем с головы, разделся до пояса. Река в этом месте изогнулась образовав мелкую заводь. Сергей вошел в воду, разгреб листья похожих на кувшинки растений, стал умываться. Вдруг он услышал плеск позади и обернулся.

Совсем рядом с ним из воды показалась бугристая спина аллигатора.

Путь к берегу был отрезан. Тогда Сергей бросился вперед. Он слышал за спиной удары мощного хвоста по воде. Со скрежетом сомкнулись челюсти — они схватили пустоту.

Противоположный берег заводи был совсем рядом. Сергей подался всем корпусом вперед и… неожиданно упал. Крокодил настигал его.

Вдруг спина чудовищной рептилии выгнулась, судорожно открылась пасть с двумя пилами зубов — хлестнули два выстрела. Сергей поднялся и, не сводя взгляда с застывшего чудовища, стал отступать к берегу.

Выбравшись на сухую землю, Веремеев тяжело дыша упал рядом с комиссаром, который все еще держал в руках винчестер.

— Спасибо, — сказал Сергей, отдышавшись. — Второй раз вы спасли мне жизнь.

Комиссар вынул обойму, вставил два новых патрона.

— Рад помочь соотечественнику…

— Соотечественнику?..

Путники снова вышли на тропу, Сергей прокладывал дорогу мачете, комиссар по-прежнему шел сзади и рассказывал:

— Обычная эмигрантская история… Отец мой, Петр Крумов, занимал пост министра в Дальневосточном правительстве… Слыхали про такое? В 1922 году бежал в Шанхай, мне было тогда три года, потом — в Европу. Там генерал Кутепов собирал корпус для вторжения в Россию. Слава Богу, из этого ничего не вышло. Мать вскоре умерла, отец опустился, стал пить. Потом женился на немке. Так появилась приставка «фон» к моей фамилии. И очень кстати. В нашей профессии трудно сделать карьеру с русской фамилией…

Крупная змея прошмыгнула через тропу прямо перед ногами Сергея. Он пошел осторожнее, внимательно глядя под ноги и держа мачете наготове.

— А откуда вы так хорошо знаете английский? — спросил комиссар.

Сергей улыбнулся:

— Это язык моряков, сэр. Я хотел вас спросить…

— Знаю. Почему я не открылся сразу? Там… на яхте? — Да.

— Мне хотелось понаблюдать за вами. Еще только увидев вас в море, я подумал, что это судьба — сам Господь Бог посылает мне товарища в моем опасном деле.

— Вы заговорили о Боге, — сказал Сергей. — Значит, вы полагаете, Господь Бог мог бы стать союзником в вашем предприятии…

— Что вы хотите сказать?

— Вы спасли мне жизнь, и я готов следовать за вами. Но…

Комиссар внимательно посмотрел на Веремеева:

— В конечном счете речь идет о спасении человека. О жизни ребенка.

Сергей молча присел, просунул руки в лямки рюкзака, поднялся, вскинул на плечо винчестер…

Река, вдоль которой шли путники, стала значительно уже, порожистее. Джунгли остались внизу, и бурный поток несся теперь в узком ущелье.

Впереди был слышен какой-то грохот.

— Водопад, — прислушавшись, сказал комиссар. Он достал карту. Сергей подошел к нему и взглянул через плечо.

— Вы говорите, сокровища оставлены древними пиратами?

Фон Крумофф быстро взглянул на него — взгляд у комиссара был острый, оценивающий. Сергей пояснял:

— Система обозначений на карте вполне современная.

— Система моя. Я перерисовал схему со старой карты. Оригинал заполучить не удалось.

— А вы уверены, что сокровища еще там? Нас могли опередить.

— Тогда будем считать, что мы просто совершили увлекательное путешествие. — Комиссар улыбнулся, кажется впервые за время их общения. — Разве, юный мой друг, эти дни не сохранятся в вашей памяти на всю жизнь?

Сергей, сняв шлем, стер пот со лба. Поправил ремень винчестера на плече.

— Боюсь, родные уже похоронили меня.

— Они с радостью отпразднуют ваше воскрешение. Приятные разочарования продлевают жизнь. — Комиссар свернул карту, сунул ее в карман рубашки.

— Тогда — вперед!

Старая тропа давно потерялась среди камней, и люди стали карабкаться прямо по скалам. Вот где особенно пригодился комиссару сильный и надежный спутник — Сергей поднимался впереди, навешивал веревку, и комиссар, держась за этот страховочный конец, забирался наверх.

Крутое ложе реки стало еще круче и наконец превратилось в почти отвесную стену, разбитую на несколько уступов. По этим уступам тремя-четырьмя широкими каскадами низвергался вниз водопад. Над блистающей стеной воды стояла радуга. Воздух вокруг был наполнен мелкой водяной пылью, и путники через несколько минут промокли насквозь.

Комиссар снова достал карту. Крестик на карте, обозначающий тайник с сокровищами, приходился как раз на водопад.

Как ни устали оба, они решили подняться наверх сегодня же — близость цели прибавила сил.

Сергей и комиссар стали карабкаться по разрушенным скалам вдоль водопада, внимательно изучая каждый метр скальной стены.

Не встретив никакого признака тайника, не обнаружив даже следа присутствия здесь человека, они достигли самого верха водопада.

Местность тут выравнивалась, а река, бегущая с далеких снеговых гор, образовала здесь глубокое горное озеро. Путники внимательно осмотрели его берега.

Комиссар заметно сник, устало опустился на камень…

Сергей пошел собрать сухих веток для костра. А когда вернулся, комиссар сидел в той же позе.

Перекрикивая шум водопада, Сергей сказал:

— Так мы ничего не найдем! Наверняка существует какой-то ключ к разгадке этой тайны!

Комиссар, молча кивнув, поднял на него отсутствующий взгляд.

— Вы должны были это предвидеть! — крикнул Сергей, наклонившись к его уху.

Веремееву вдруг стало жаль своего спутника. Только сейчас он понял, что это совсем старый человек — усталость и неудача раздавили его.

Сергей отошел от комиссара и принялся разжигать костер…


Утром Сергей, дрожа от холода, переправился на противоположный берег реки и стал спускаться вдоль водопада с другой стороны, медленно ощупывая взглядом каждый камень. В одном месте он наклонился, подобрал что-то с земли, положил в карман.

К его возвращению комиссар успел приготовить завтрак. Сергей налил себе кофе и стал пить, обжигаясь. Фон Крумофф встретил его взглядом, полным надежды.

Поняв, что хороших новостей нет, он опустил голову, подвинулся ближе к костру.

В воздухе висела мокрая пыль, комиссара бил озноб.

— Все зря, — прошептал он едва слышно. — Я поставил на эту карту все: честь, положение, судьбу внука. Это конец! — Он вдруг поднял на Сергея больные, возбужденные глаза и горячо зашептал: — Помогите мне! Вы молоды, у вас хорошая голова, придумайте что-нибудь! Я должен найти эти сокровища! Вы возьмете себе половину всего, что мы найдем. Это много, очень много…

Сергей усмехнулся.

— А что вам нужно еще? Вы хотите попасть на родину? За эти деньги можно нанять любое судно. Даже купить его и заставить идти туда, куда вы захотите!

— Вы уверены, что сокровища есть? — спросил Сергей, напряженно думая о чем-то.

— Они здесь. Господь не захотел бы так посмеяться надо мной.

— Подождите отчаиваться! Если сокровища здесь, мы их найдем. Кстати, взгляните. — Сергей вынул из кармана и протянул комиссару две проржавелые гильзы.

Комиссар схватил гильзы, поднес их к самым глазам.

— Все сходится, здесь были люди…

— И не так давно, судя по всему. Вряд ли древние пираты были вооружены автоматами. — Сергей отчужденно взглянул на своего спутника.

— Нет, нет, клад старый, — сказал комиссар, поднимаясь. — Я не обманул вас. Другой разговор, что многих он интересует и сегодня. Идемте!

— Куда?

— Пройдем еще раз вдоль водопада. Если тайника нет около водопада, значит, он… внутри него.

Сергей кивнул.

— В воде?

— Да. В воде или под водой…

У подножия водопада, под последним его каскадом, силы падающей воды выбили за многие века в базальтовом ложе глубокую яму. Вода в этой яме пенилась, закручиваясь в воронки, дождь из сверкающих брызг, отлетавших от водопада, теребил поверхность воды.

— Здесь или нигде, — сказал комиссар, ежась под брызгами.

Сергей разделся, тронул ногой воду и вскрикнул — вода была обжигающе холодной. Набрав в грудь воздуха, он нырнул.

Яма оказалась глубокой. Сергей достиг дна, поплыл с открытыми глазами над замшелыми камнями. Воздух в легких кончился — быстро работая руками и ногами, Веремеев устремился наверх.

Держась рукой за скользкий каменный выступ, он отдышался, унял бешеный трепет сердца в груди и снова, глубоко вдохнув, ушел на дно.

В последний раз Веремеев вынырнул, держа в руке заржавленный, покрытый скользкой зеленью автомат. Бросил его на камни под ноги комиссара.

— Все! Больше там ничего нет.

Стуча зубами, Сергей стал одеваться. Нога никак не попадала в штанину.

Комиссар, покрутив в руках автомат, в сердцах бросил его в воду. Затем выругался и с ненавистью посмотрел на сверкающий под солнцем водопад. И вдруг вскрикнул:

— Смотри! Смотри! Вон там — видишь?

— Ничего не вижу! — крикнул Сергей. Волнение спутника передалось и ему.

— Да вон же — стрела! Видишь?!

Наконец Сергей увидел. На голой скале, справа от водопада, темнело пятно буро-зеленого мха. Конфигурация пятна издали напоминала толстую стрелку, указатель которой смотрел в сторону водопада.

Они добрались до зеленого указателя на скале и остановились в том месте, куда указывала стрелка.

Вода здесь падала совершенно отвесно — сплошной стеной. Но падала она, не касаясь скалы — скальный уступ образовал в этом месте как бы отрицательный угол. Сквозь водяную завесу виднелось сухое пространство между стеной воды и скальным отвесом. Вдоль основания скалы шла узкая полоска, на которой при желании можно было стоять и даже двигаться вдоль каменного монолита.

Сергей обвязался веревкой — другой ее конец был в руках комиссара — и смело шагнул сквозь тонкую водную занавеску. Теперь он оказался между скалой и плотной стеной падающей воды, которая почти касалась его плеча.

Скала и узкий опоясок под ней обросли ярко-зеленым скользким мхом — двигаться по нему надо было с осторожностью. Сергей не сразу заметил маленькую проржавевшую дверь, также покрытую мхом. Дверь была закрыта на прочный засов, в петлю вставлен замок.

Подошел, пригибаясь, комиссар, встал рядом. Вынул из кобуры, висящей на бедре, пистолет. Согнувшись, чтобы не срикошетила пуля, выстрелил. Замок повис на дужке. Сергей с трудом отодвинул тяжелый засов, толкнул от себя дверь. Она со скрипом отворилась.

Это была небольшая естественная пещера с низкими сводами. В глубину она чуть вытягивалась, стены сужались в узкий колодец, сверху падал рассеянный свет — очевидно, там находилась щель наружу.

Комиссар достал фонарик, луч его прошелся по стенам и упал… на фигуру человека, сидящего у стены.

Сергей вздрогнул.

Это был скелет, одетый в японскую форму довоенного образца. На коленях у него лежал заржавленный рожковый автомат. Поодаль застыли в нелепых позах еще два скелета.

Было очевидно — какая-то страшная трагедия разыгралась тут много лет назад.

Луч фонарика осветил несколько патронных ящиков защитного цвета, сложенных у стены. Комиссар жестом показал Сергею, чтобы он открыл их. Сергей наклонился, брезгливо коснулся рукой замка.

Крышка откинулась. Тускло блеснуло золото в слитке. Сергей открыл еще ящик — снова слиток золота. У спутника Сергея загорелись глаза.

— Нам не унести это. Придется сделать две ходки.

В следующем ящике хранились золотые монеты и драгоценности. Поверх них лежал пожелтевший листок бумаги. Сергей поднес его к лучу фонарика. На листке корявыми буквами было написано по-английски: «1 сентября 1939 года. Я, Сурьяварман Вонг, завещаю все золото и драгоценности, находящиеся в этих ящиках, своей жене, Юлии Вонг, если она переживет меня, а также детям, которые пойдут от нашего брака.

Каждого, кто прикоснется к сокровищам, ждет смерть. Это заявляю я, Сурьяварман Вонг, чье слово хорошо известно в этих местах…»

Сергей протянул бумагу комиссару.

— Вы смелый человек, фон Крумофф!

Комиссар пробежал записку глазами.

— Не волнуйтесь, мой мальчик! Автора записки давно уже нет в живых. Вонга убили его же люди в 1946 году.

— А наследница?

Комиссар мрачно усмехнулся.

— Вам лучше знать.

Сергей внимательно посмотрел на него.

— Так это была она?

— Да.

Сергей помолчал, а потом заметил:

— Сказать по совести, мне бы не хотелось участвовать в этой игре.

— Вы что же, считаете, эти сокровища принадлежат ей по праву? — Комиссар наклонился над ящиками, открыл еще один из них, повернул к Сергею возбужденное лицо: — Так вот, мой друг. На совести Вонга сотни застреленных и зарезанных людей. Смотрите, какой расправился с этими тремя свидетелями. Это был самый кровожадный бандит за всю историю пиратства в Юго-Восточной Азии!

Сергей молчал.

— Я прожил длинную жизнь, — продолжал комиссар, — и никогда не поклонялся золотому тельцу. И вот итог: на склоне лет я попал в ситуацию, когда мне не могут помочь ни закон, ни полиция. Только деньги! Много денег, не меньше, чем у моих врагов! Империю, которая держится на золоте, можно разрушить, только отняв у нее это золото! Вот так. Вы молоды и не верите этому. Когда вы поймете, будет поздно. Половина всего, что здесь, ваша! Берите и не раздумывайте! Вы боитесь, мой друг?

— Нет, я не трус, но… — Сергей показал пальцем на ящики. — Я не хочу умирать за это!

Они помолчали, стоя друг против друга.

— Давайте вынесем это наружу, — произнес наконец комиссар.

Они начали выносить тяжелые патронные ящики из пещеры. От двери до края водопада натянули страховочную веревку. Сергей выносил ящики из-за водопада, а комиссар, уже на сухом месте, принимал их из рук своего молодого спутника и складывал на траву.

Неожиданно комиссар оступился и, потеряв равновесие, выпустил из рук ящик. Ящик запрыгал вниз, замок лопнул, и тяжелый слиток упал на камни. Беззлобно чертыхаясь, комиссар спустился за ним, поднял слиток, с удовольствием почувствовав вес золота в руках. На слитке было что-то написано. Усмехнувшись, Крумофф протянул слиток Сергею:

— Кажется, это по вашей части…

На тусклой поверхности золотого бруска виднелось нечеткое изображение двуглавого орла — герба Российской империи. Под ним стояла надпись: «Русско-Азиатский Дальневосточный банк». Сергей перевернул золотой брусок — на обратной стороне были выбиты цифры: год изготовления, вес в золотниках…

Сергей открыл другой ящик и вытащил из него золотой кирпич. На нем тоже стояло изображение двуглавого орла.

— Выходит, это русское золото! — Веремеев удивленно посмотрел на компаньона. — Вы знали об этом?

— Нет, конечно. Я был тогда ребенком. Но мне знакомо это дело. Газеты писали о нем, как об «ограблении века». Я уже говорил, что отец мой был министром Дальневосточного правительства, он и отправлял золотой запас… Уже тогда подозревали, что это сделали люди Вонга: спасся матрос с потопленной шхуны. Он успел кое-что рассказать, но на другой день бесследно исчез… — Комиссар положил руку на плечо Сергею. — Так что, мой друг, половина этого золота по праву принадлежит вам.

Сергей сумрачно посмотрел на него:

— В таком случае почему же только половина?

Комиссар опустился на ящик и уставился на Сергея.

— Вы шутите, мой друг?

— Нет, не шучу.

— Вы шутите…

— Это золото принадлежит моему государству. И было бы справедливо вернуть сокровища ему.

Комиссар засмеялся, закашлялся, сказал с грустью:

— Все люди одинаковы. При виде золота у них меняется психология. Только что вы отказывались от своей половины, а сейчас ничего не хотите дать мне.

— Лично мне не нужно ничего. Я говорю о законном владельце этих сокровищ.

— Здесь нет ни закона, ни справедливости… — Комиссар обвел рукой горы, обступившие их. — Впрочем, их нет и там, в цивилизованном мире. Это говорю вам я, представитель закона. Советую подумать не о государстве, а о себе. Мы сделали полдела. Но главная опасность нас ждет впереди. Я чувствую ее приближение, слышу ее запах…

Он встал. Сергей молчал, упрямо опустив голову.

— Так вот, повторяю. Половина всего, что тут лежит — ваша. Если вы согласны, вот моя рука и поспешим покинуть это небезопасное место. Если нет — вы свободны. Идите туда! — Он показал рукой на север. — Остров обитаем. В той стороне находится несколько филиппинских селений, у них должна быть связь с портами архипелага.

Сергей молчал.

— Там остался еще один ящик, — сказал комиссар.

Сергей молча пошел к пещере. Держась за веревочные перила, он пересек водяной занавес и ступил на узкий выступ.

Комиссар волновался, на лбу у него выступил пот, глаза блестели. Вдруг он тоже шагнул под водопад и пошел по узкому выступу к двери. Сергей уже скрылся в пещере.

Комиссар поднял руку, потянул на себя дверь и трясущимися руками задвинул тяжелый засов.

Он прислонился спиной к скале, не смея двинуться с места. Его била дрожь, ноги словно приросли к земле.

В дверь ударили изнутри. Звука не было слышно, его перекрывал шум водопада. Но мох на двери затрясся — в дверь колотили.

Комиссар стал медленно, боком отходить от двери. Широкий шаг — и он пересек водяную завесу. Стена воды скрыла вход в пещеру. Трясущейся рукой фон Крумофф перекрестился…

Сергей бил в дверь ногой, плечом, рычал, выл от боли и бессилия. Дверь не поддавалась — каменная гробница не хотела выпускать его.

Обессилев, он сполз к порогу, сел, закрыл лицо руками. Плечи его затряслись.

Немного погодя приступ цепенящего ужаса прошел, усилием воли Веремеев заставил себя посидеть немного и оценить обстановку. Потом тщательно, уже не спеша, осмотрел дверь. Попробовал засунуть в узкую щель лезвие ножа, достал острием до задвижки. Но, конечно, сдвинуть тяжелый засов кончиком ножа было невозможно.

Глаза уже привыкли к темноте, Сергей встал и решил обследовать пещеру. В конце ее пробивался сверху слабый свет. Он пошел туда, споткнулся. Чтобы не упасть, Сергею пришлось коснуться рукой скелета. Мундир, в который был одет скелет, легко продавился под рукой — что-то хрустнуло. Сергей отдернул руку.

Пещера заканчивалась узким колодцем, в высоком замкнутом своде его виднелась небольшая щель, сквозь которую прозрачно голубело небо. Щель была явно мала, чтобы пролезть в нее, и все-таки Сергей попытался добраться до нее.

Хватаясь за неровности базальтовой стены, он стал карабкаться вверх. Стена стала более гладкой, зацепки почти кончились, и Сергей сорвался. В ярости он поднял вверх кулаки и закричал. Но крика не получилось — сел голос.

Спустя некоторое время Сергей поднялся и сел, прислонившись спиной к холодной стене. Взгляд его был устремлен вверх, где сквозь узкую щель виднелся кусочек голубого неба с проплывающими по нему облаками. Как прекрасно и как бесконечно далеко от него оно было!

Он встал, прошел в угол пещеры, где оставался единственный патронный ящик. Открыв крышку, вынул золотой кирпич. Подержал его в руках, усмехнулся. Затем достал нож и провел лезвием по поверхности золотого слитка. Нож оставил глубокий след на золоте.

Тогда Веремеев попытался разрезать слиток пополам. Налег всем телом на нож. Одной рукой давил на рукоятку, другой — на лезвие. Нож шел трудно. Сергей взмок, пока справился с этой задачей.

Передохнув, он выковырял лезвием ямку на одной половинке золотого бруска, то же самое сделал на другой.

Земля вокруг покрылась золотой стружкой.

Сергей поднял заржавленный автомат, лежавший на коленях скелета, вытащил из него рожок магазина. Высыпал горсть патронов на землю. С трудом вытащив пулю из одного патрона, высыпал в ямку на поверхности золотого слитка порох. Достал спички, поджег. Порох мгновенно вспыхнул — он был сухой.

Сергей стал вытаскивать порох из остальных патронов. Они выскальзывали из рук, пальцы кровоточили. Не обращая внимания на боль, он продолжал работать. Вскоре ямка на золотой поверхности наполнилась горкой пороха. Сергей приложил сверху другую половинку золотого бруска, посмотрел — зазора между половинками почти не было.

Теперь надо было прочно скрепить обе половинки. Он попробовал сделать это ремнем, но ремень держал плохо. Взгляд Сергея упал на шомпол от автомата. Толстоват, но годится. Сергей положил шомпол на камень, приставил к нему лезвие ножа и крепко ударил прикладом автомата по лезвию. После нескольких ударов ему удалось разрубить шомпол.

Получился гвоздь. Сергей сделал еще один.

Осталось забить гвозди в золото, загнуть концы и таким образом крепко соединить обе половинки слитка. Это ему легко удалось. Он обмазал зазор между половинками глиной.

Теперь мина была готова. Острым концом укороченного шомпола Веремеев сделал небольшую дырку в середине золотого бруска, так что конец уткнулся прямо в пороховой «погреб». Распотрошил еще один патрон и освободил капсюль. Потом осторожно вставил его в отверстие, а края вокруг капсюля замазал глиной.

Пусть теперь глина сохнет. Сергей поковырял ножом под дверью, соскреб слой земли со скалы — в эту ямку положил мину капсюлем вверх. Затем снял с ноги шерстяной носок и стал распускать его. Вскоре у него в руках оказалась длинная шерстяная нитка. Попробовал ее на прочность — рвется, но с достаточным усилием. Тяжесть ножа должна выдержать.

Сергей привязал нить к рукоятке ножа, вбил в зазор между дверью и косяком кусок шомпола, привязав к нему другой конец нити.

Нож повис над миной — острие его должно упасть точно на капсюль. Сергей чуть поправил мину, так чтобы капсюль пришелся под самое острие. Он волновался, руки у него дрожали.

Сергей зажег спичку, поднес пламя к концу шерстяной нитки. Нитка вспыхнула и тут же погасла, но тлеющий огонек упорно пополз вверх…

Веремеев отбежал в дальний угол пещеры, упал лицом в землю и стал ждать. Медленно потянулись секунды.

Наконец до него донесся легкий стук — это нож упал на мину. Но взрыва не последовало.

Выждал еще минуту, осторожно подошел к мине. Нож лежал рядом с ней. Всмотревшись, Сергей увидел точку на золотой поверхности — острие ножа не попало в капсюль, воткнулось рядом, совсем рядом с ним.

Уже спокойнее, точно выверив место падения ножа, Сергей повторил всю операцию. Снова поджег нить, отбежал и упал на землю.

И опять потянулись секунды…

Вдруг земля под ним содрогнулась, сверху посыпались осколки камней, что-то тяжелое с треском разломилось и рухнуло.

Сергей поднял голову. Дверь висела на одной петле, стена воды, блестевшая в проеме, больно резала глаза.

На стенах пещеры, на полу, на потолке сверкали золотые брызги…


Яхта была спрятана в маленькой бухточке среди скал. Сергей и комиссар оставили ее на глубокой воде, чтобы шторм не разбил судно о камни. Предосторожность не лишняя — море волновалось, сильный накат разбивался о прибрежные камни, судно, стоящее на якоре, то поднималось, то опускалось на высокой волне.

Сергей вошел в воду и поплыл к яхте.

По веревочному трапу он поднялся на борт, сделал несколько шагов по палубе и вдруг почувствовал, как в спину ему уперлось что-то твердое.

— Не двигайся! — услышал он голос.

Кто-то обыскал его. Сергей повел глазами и увидел бандита, который тогда, на теплоходе, чуть не погубил его.

Бандит тоже узнал свою жертву.

— Смотри-ка, Сонни, я его отправил на тот свет, а он опять здесь.

Второй бандит хмыкнул:

— Видать, оттуда есть дорога сюда. Ты расспроси его, Клаукк! Нам эта дорожка пригодится.

— Как ты попал сюда, собачий хвост?!

— А повежливей нельзя? — спросил Сергей, выгадывая время.

Бандит перекатил сигарету из одного угла рта в другой и усмехнулся:

— Можно. — Коротким сильным движением он ударил Сергея в живот. Веремеев согнулся пополам, упал на колени. Бандит наклонился к нему.

— Где твой напарник, собачий хвост?

— Сволочь!.. — еле выдохнул Сергей. — Как же тебя земля носит?

Стволом пистолета бандит задрал его верхнюю губу, пистолет уперся в десну.

— Отвечай быстро и без запинки! Где тот… другой?

— Эй, Клаукк! — крикнули с берега. — Тащи-ка его сюда! Хозяйка сама с ним поговорит.

Садист неохотно отнял пистолет от лица Сергея, пнул его ногой.

— Вставай, собачий хвост!

Сергей поднялся на ноги.

Тут набежавшая волна особенно сильно тряхнула яхту, бандит покачнулся, ударился спиной о переборку, Сергея кинуло на него.

Все получилось само собой. Сергею осталось только ударить снизу по руке, держащей пистолет. Пистолет упал на палубу.

Другой бандит, стоявший в нескольких метрах от них, вскинул оружие. Сергей резко поднырнул под Клаукка. Выстрел прошелся мимо.

Сергей оттолкнул Клаукка, нагнулся, схватил пистолет и отпрыгнул в сторону. Обалдевший Клаукк все еще прикрывал Сергея от другого бандита. Сергей выглянул из-за него и выстрелил. Бандит вскрикнул и повалился на фальшборт. Сергей перевел оружие на Клаукка.

— Повернись спиной! — приказал он. — Руки!..

Клаукк, одуревший от страха и неожиданности, с готовностью поднял руки, повернулся.

— Ступай вперед! — снова приказал Сергей и сильно ткнул его дулом пистолета в спину.

Бандит вскрикнул и вдруг стал падать вперед. Ствол пистолета как бы застрял у него в спине. Сергей с усилием отвел назад локоть и обнаружил в руке острое лезвие ножа, окрашенное кровью.

Несколько пуль ударилось в надстройку за его спиной, брызнула в стороны деревянная щепа. Веремеев отпрыгнул за мачту, бросил взгляд на берег и успел увидеть там нескольких бандитов. По яхте снова ударили длинной автоматной очередью…

Сергей стал отводить судно за пределы досягаемости выстрелов. Выйдя из горловины бухты, он увидел вдали, за рифовым поясом, стоящий на якоре корабль, принадлежащий, по всей вероятности, бандитам. «Каледония» — называлось судно.

Сергей метался, оказавшись в ловушке. Выход в открытое море был закрыт, по берегу за яхтой бежали бандиты, стреляли… Но пули уже не достигли яхты.

Он увидел отмель под высокой скалой и направил судно прямо на нее. Киль врезался в песок. Сергей кубарем покатился по палубе, перелез через фальшборт и спрыгнул в воду.

Выбравшись на берег, он вскарабкался по расщелине на утес и скрылся в зарослях.

На тропе под деревом лежали два ящика с золотом. Комиссара не было. Сергей сел на ящик и стал ждать. Вскоре из-за поворота показался фон Крумофф. Он шел тяжело, сгибаясь под тяжестью рюкзака. В руках он нес винчестер.

Сергей сидел не двигаясь и насмешливо смотрел на него.

Комиссар, заметив его, остановился. Напряглась рука, лежащая на спусковом крючке. Он быстро огляделся по сторонам.

— Там никого нет, — усмехнулся Сергей. — Я один.

— Откуда вы взялись? — Комиссар не нашелся, что сказать.

— Опять этот вопрос, — усмехнулся Сергей. — Оттуда, куда вы меня отправили. С того света.

— Я не верю в загробную жизнь, — буркнул комиссар.

— Тогда вам нет оправдания. Верующий человек может утешать себя мыслью, что он отправляет своего товарища в лучший мир. Вам же нет оправдания, Крумов!

— Вы пришли рассчитаться со мной? — Комиссар все еще держал палец на спусковом крючке, внимательно следя за каждым движением Сергея.

— Только не вздумайте стрелять! Рассчитаться с вами я мог еще вчера. Это было ночью, вы сидели у костра, а я стоял в трех метрах от вас. Признаюсь, мне очень хотелось это сделать. Но я удержался… Нет, я не хочу марать руки о вас, Крумов!..

Комиссар настороженно улыбнулся:

— Вы могли воспользоваться моей яхтой. Вы это не сделали. Почему?

Он вдруг понял. Лицо его побелело, он опустил винтовку.

— Яхты нет?

Сергей кивнул.

— Люди мадам Вонг?

— Очевидно.

— Они идут сюда?

— Часа через два они будут здесь. Я обогнал отряд из шести человек.

Комиссар скинул рюкзак и, вынув оттуда два патронных ящика, сел на один из них рядом с Сергеем.

— Как я устал… — Он потер лоб рукой. — Их шестеро, вы говорите?

— Я только что убил человека, — сказал Сергей. — Даже двоих…

Комиссар смотрел на него, не понимая. Мысли его были далеко. Вдруг он улыбнулся:

— Вы так рвались встретиться с этими людьми… Можно подумать, они угадали ваши мысли…

Сергей достал пистолет, вынул обойму. В ней оставалось всего два патрона.

Комиссар снял с пояса свой пистолет, подал ему…

Они стали перетаскивать ящики к маленькому озерку у реки и бросать их в воду.

— Вы правильно решили, — сказал комиссар. — Нам надо держаться вместе.

— Я больше не верю вам, не верю вот ни на столько… — Сергей показал кончик мизинца.

— Вам трудно понять это. — Комиссар отвел глаза в сторону. — Вы сами вынудили меня…

Сергей, бросив ящик в воду, повернулся к нему.

— Да… Да… Человек слаб. Темное и злое, то, что от зверя, почти всегда берет в нем верх над чистым, человеческим. Жизнь научила меня. Я не раз доверял людям, и всякий раз попадался на этом. Вот и тут… Мне показалось, что в вас проснулся зверь. И тогда зверь, сидевший во мне, оскалил зубы и прыгнул первым… — Не замечая, что держит на весу тяжелый ящик, комиссар зашептал прямо в лицо Сергею: — Вы мне понравились… Я хотел бы иметь такого сына… Но вы встали на пути выполнения последней задачи моей жизни… Сорок лет я боролся с врагами. И проиграл все сражения. Тогда я понял — сокрушить их могут только деньги. А вы не хотели отдать мне эти деньги… Будь они прокляты!

Крумофф отклонился всем корпусом и далеко зашвырнул ящик в воду. Ящик упал почти на середину озерца. Темный круг воды сомкнулся над ним.


Шестеро пиратов появились перед засадой неожиданно. Они вынырнули из зарослей бесшумно, сначала один, потом еще двое. Остальных не было видно, враги шли растянутой цепочкой. Между деревьями полз туман, бандиты двигались медленно, настороженно поводя перед собой стволами автоматов.

Комиссар пальцем показал Сергею: «Бери переднего!»

Сергей кивнул.

Комиссар лег щекой на приклад.

Рука у Сергея дрожала, он положил ствол пистолета на ветку, стал целиться.

Комиссар произвел оба выстрела почти одновременно. И оба достигли цели.

Сергей тоже нажал на курок. Бандит, торчащий на мушке, подпрыгнул, и тут же упал.

Остальные бандиты ответили из кустов плотными очередями.

Веремеев быстро отполз в сторону, сменил позицию. Увидел — комиссар тоже перебежал, встал за другое дерево и поднял вверх три пальца. «Ага! Их осталось трое! — понял Сергей. — Теперь силы почти равны».

Суматошные выстрелы, которыми пираты ответили на нападение, прекратились. Противники затаились, присматриваясь и пытаясь понять, где кто.

— Эй, комиссар! — раздался совсем рядом голос. — Мы привезли с собой твоего мальчишку. Чтобы ты был сговорчивей. Он там, на судне. Отдай золото, и мы вернем его!

Комиссар выстрелил на голос. Из-за кустов послышались ругательства, и тот же голос продолжал:

— Ты, кажется, не понял, комиссар?! Еще один выстрел, и я отрежу ему ухо, второй — я отрежу ему другое…

Сергей посмотрел на фон Крумоффа. Взгляд комиссара был направлен в сторону Сергея, но куда-то мимо. Наконец он увидел Сергея. «Стрелять?» — взглядом спросил Сергей. — «Да!» — кивнул комиссар.

Сергей выстрелил. Темная фигура метнулась из-за кустов — бандит хотел перебежать в другое место. Пуля комиссара подсекла его, и он упал через голову.

Присев, Сергей вынул из пистолета обойму, вставил другую. Выстрелил. И тут же очередь взбила землю перед ним. Он перекатился через бок, пополз, спрятался за поваленным деревом.

Комиссар недовольно покачал головой.

Сергей опять выстрелил. И опять пули ответной очереди ударились рядом с ним.

Вдруг комиссар увидел, что в тылу у Сергея, совсем рядом с ним, медленно поднимается за стволом дерева черное дуло автомата.

— Берегись! Сзади… — успел крикнуть он.

Голос выдал его противникам. Тут же в его сторону понеслась автоматная очередь. Комиссар вскрикнул.

Услышав крик, Сергей, не оглядываясь, бросился в сторону, покатился… Сейчас же в то место, где он только что лежал, вонзилось несколько пуль. Он обернулся, увидел бандита и выстрелил почти в упор.

Фон Крумофф лежал на животе, упершись локтями в землю. Ствол винчестера покачивался. Комиссар, закусив губу, пытался остановить это покачивание. Он был бледен, на лбу выступил пот.

— Вы ранены? — шепотом спросил подползший к нему Сергей.

Комиссар не ответил. Куст, куда он целился, дрогнул, и фон Крумофф дважды выстрелил.

Услышав стон умирающего, комиссар выронил винтовку и прошептал:

— Все!

Сергей увидел — ладони комиссара залиты кровью…

Он был ранен в живот и с каждой минутой терял силы.

Сергей нес его на спине. Они направлялись к морю.

— Как жжет внутри, — шептал комиссар. — Воды!

— Вам нельзя!

— Можно. Теперь все можно.

Сергей опустил его на землю, набрал в пригоршню воды, поднес ему.

— Я не прошу у вас прощения. — Комиссар говорил с паузами, из его горла вырывались низкие хрипы. — Умирающему вы бы не отказали. А я не заслуживаю прощения.

— Я буду помнить только о том, что вы спасли мне жизнь.

Комиссар внимательно посмотрел на него:

— Ваша жизнь сейчас в большей опасности, чем когда-либо. Будьте осторожны! Это, собственно, все, что я прошу у вас — останьтесь живы! И тогда я могу спокойно предстать перед Господом Богом…

Сергей присел, стал взваливать комиссара на спину. Тот обнял его руками за шею.

— Меня бы надо было оставить здесь, — хрипел комиссар. — Все равно мне не выжить с такой раной. Но я еще пригожусь вам. Да… Без меня вам не выбраться отсюда…

— Молчите! Вам нельзя говорить!

— Вы хороший парень. Вы совсем не похожи на тех, с кем я имел дело всю жизнь… Если бы мой мальчик был со мной, я бы с чистой совестью доверил его вам… Пусть ему вернут родину, которую у него украли…

— Эти бандиты… Они называли вас комиссаром… — Сергей остановился передохнуть, осторожно опустил свою ношу на землю. Фон Крумофф лег, откинулся головой на ствол дерева.

— Я комиссар полиции… Был комиссаром… Шестьдесят лет я считал себя честным человеком. А на шестьдесят первом Господь решил испытать меня — я понял, что жил глупо… — Он усмехнулся: — Когда старый человек приходит к такому решению, значит, он отжил свое…

Сергей снова зачерпнул воды в пригоршни, дал напиться комиссару. Тот продолжал:

— Они выкрали моего мальчика, маленького Александра… Моего внука. И я сорвался! Я украл яхту… Знайте — ваше спасение там, на этой яхте! Главное, пробраться незамеченным туда… — Комиссар затих, собираясь с силами. — Запомните! — Комиссар приподнялся на локте. — Меня скоро не будет с вами. Поэтому запомните: никаких переговоров с пиратами!

— Я сорок лет боролся с мафией — это страшные люди! Если вы вздумаете купить свободу взамен на сокровище, вы подпишете себе смертный приговор!..

Комиссар схватился за ветку, попытался встать.

— Надо спешить!..

На берегу маленькой бухты лежала вытащенная на прибрежную гальку четырехвесельная шлюпка. В ней не было никого. Сергей долго наблюдал за ней из зарослей. Дождавшись темноты, осторожно подполз к шлюпке, осмотрел… Затем вернулся за комиссаром. С трудом они добрались до шлюпки.

Спустя минуту она тихо вышла из бухты.

За рифовым поясом стояло на якоре пиратское судно. К его борту была пришвартована парусная яхта.

Верхняя палуба «Каледонии» освещалась тусклыми огнями. По ней взад-вперед ходил вахтенный с автоматом.

Бесшумно опуская весла в воду, Сергей подошел к судам так, чтобы рангоут яхты все время скрывал шлюпку из поля зрения вахтенного.

Корпус яхты приблизился, Сергей протянул вперед руки, стараясь смягчить удар. Шлюпка с мягким стуком прибилась к борту яхты. Сергей встал — голова его чуть возвышалась над бортом. На палубе яхты — никого.

Он подсадил комиссара, тот схватился руками за борт, перевалился на палубу. Сергей влез за ним.

— Туда! — показал рукой комиссар.

Они перебрались по палубе к трапу, ведущему во внутреннюю часть яхты, и стали спускаться по нему.

Темный коридор упирался в глухую переборку. Комиссар пошарил рукой, нажал на потайную кнопку. Переборка поползла в сторону, открыв небольшое помещение без иллюминаторов.

Комиссар опять пошарил рукой, нашел выключатель. Помещение мягко осветилось. Большую часть его занимал пульт управления судном: тускло светились погашенные экраны телевизоров, экран локатора, на стенах висели навигационные приборы. На столике сбоку лежали карта, карандаш, циркуль, судовой журнал. Целый угол каюты занимала рация. Вдоль одной стены стоял кожаный диван.

Сергей подтащил комиссара к дивану, бережно уложил. Нажав кнопку, фон Крумофф включил пульт. Тотчас на экране возникло неясное изображение освещенной палубы «Каледонии». По ней ходил часовой.

— Рация! — возбужденно прошептал Сергей.

Комиссар прикрыл глаза:

— Нельзя! Они сразу обнаружат нас. Надо уйти незаметно. Ждать благоприятных обстоятельств. День, два… Если понадобится — неделю. Им ни за что не догадаться, что вы тут, под носом…

Вдруг, комиссар застонал.

— Шлюпка! — прошептал он наклонившемуся к нему Сергею. — Она выдаст нас…

— Я отведу ее…

— Не успеешь! Скоро рассвет…

Но Сергей уже бросился к двери. Комиссар жестом остановил его.

— Там, в шкафчике… — показал он. — Акваланг…

Сергей ползком пробрался по палубе, спустился в шлюпку и оттолкнулся от борта яхты.

Достигнув берега, он вытащил шлюпку на песок, облачился в акваланг, прицепил к поясу кинжал. Затем поплыл к яхте.

Светало. На «Каледонии» зашевелились люди, от борта отошла и направилась к берегу моторная шлюпка.

Сергей подплыл под водой к самой яхте, высунул голову, оценил обстановку — подняться на борт яхты незамеченным невозможно.

Тогда он поплыл назад к берегу и спрятался в расщелине одного из рифов…

Из своего укрытия Сергей хорошо видел пиратский корабль и яхту, в которой скрывался раненый комиссар.

В середине дня с берега вернулась шлюпка с вооруженными пиратами. Она прошла совсем рядом с Сергеем. На носу шлюпки сидел Доул, на корме лежал раненый бандит, пострадавший во вчерашней стычке…

Немного спустя палуба «Каледонии» наполнилась топотом ног, тревожно забил судовой колокол…

Несколько человек спустились на яхту, стали обшаривать ее.

Сергей замер.

Но, кажется, все обошлось. Пираты, обыскав яхту, вернулись на корабль.

От борта «Каледонии» снова отчалила шлюпка, до отказа набитая вооруженными бандитами. Высадившись на берег, они разбились на два отряда. Один ушел в глубь леса, второй двинулся берегом…


Мадам Вонг полулежала в кресле. Тиоти сняла с ее лица толстый слой крема, стала делать массаж. Ласковые, разглаживающие движения пальцев — сначала лоб, потом складки около рта. Мадам блаженно закрыла глаза.

Потом Тиоти занялась прической своей госпожи. Подняла волосы, собрала их заколкой на затылке. Под мочкой уха открылся шрам…

Раздался стук в дверь, и Тиоти быстро опустила волосы на плечи. Вошел Доул и встал за спинкой кресла.

— Где вы набрали таких людей, Доул? — спросила мадам Вонг, не открывая глаз.

— Других у нас с вами нет, мадам! — грубо ответил Доул.

Тиоти неприязненно посмотрела на него.

Мадам Вонг открыла глаза и взглянула на отражение Доула в зеркале.

— Шесть человек не могли справиться с двумя! Со стариком и мальчишкой… Как он попал сюда, этот щенок? Где они? Нашли вы хотя бы их след?!

— Нет, мадам. Они исчезли.

— Что вы собираетесь предпринять?

— Обшарим весь остров. Не могли же они провалиться сквозь землю!

Мадам Вонг встала с кресла, вставила сигарету в мундштук.

— Мне кажется, здесь нельзя долго оставаться, — сказал Доул. — Меня тревожит этот мальчишка. Его могут искать…

— Я не двинусь с места, пока мне не вернут сокровища! — Мадам Вонг подошла к иллюминатору, отдернула штору. — Подготовить все к быстрому отходу и… слушать эфир!

— Что делать с яхтой?

— На дно!

— Жалко. Игрушка дорогая.

— Действуйте, Доул! Действуйте!

Сергей увидел, как на трапе «Каледонии» появился аквалангист. Один из стоящих на палубе людей подал ему небольшой предмет. Аквалангист, подплыв к яхте, поднырнул под нее…

Вскоре голова аквалангиста снова показалась из воды. Ему помогли подняться на трап. В руках у него ничего не было…

На пиратском судне один за другим погасли огни. Осталась освещенной только верхняя палуба. По ней ходил часовой с автоматом.

Сергей поднял глаза вверх: в небе высыпали крупные звезды. Он скользнул в воду и поплыл к яхте.

Он уже хотел подняться на борт яхты, как вдруг вспомнил что-то и снова ушел под воду.

Поплыл в темноте, ощупывая лучом фонарика днище яхты.

Свет выхватил из темноты бугорок. Сергей подплыл ближе — мина.

Он вынул из ножен кинжал и с опаской дотронулся до металла. Все обошлось, значит, мина — дистанционного управления.

Острием ножа подцепив присоски, Сергей оторвал их. Маленький контейнер пошел на дно.

Сергей поплыл наверх, но вдруг резко развернулся и пошел вниз. Догнал контейнер.

С миной в руках он появился на поверхности. Осмотревшись, поплыл к «Каледонии», двинулся вдоль ее борта и остановился в том месте, где за броней корпуса должно было находиться механическое сердце корабля.

Затем снова нырнул. У самого киля остановился и подвел мину под днище. Ножки-присоски вцепились в металл обшивки…


Комиссар фон Крумофф был мертв. Рука его упала с дивана на пол, пальцы сжимали фотографию. Молодая женщина и мальчик. Оба смеются, глядя прямо в объектив.

Сергей поднял руку умершего, хотел положить на грудь, но рука не сгибалась. Он вынул из одеревеневших пальцев фотографию, всмотрелся в нее. Эти два смеющихся лица — последнее, что увидел комиссар в своей жизни.

Сергей включил пульт. На экране возникла палуба «Каледонии», часовой…

Стянув с себя прорезиненный костюм, Сергей взял пистолет, вынул обойму. Проверил, есть ли патроны. Подошел к двери, прислушался, приложив ухо к переборке. Нажал на кнопку — переборка тихо отошла в сторону.

Веремеев выскользнул в темный коридор, тихо перелез на борт пиратского судна и ползком пробрался на бак. Прячась там за палубными механизмами, осмотрелся. Часовой совершал круговой обход палубы, сейчас он находился на правом борту, Сергей перебежал левым бортом, скользнул в одну из дверей, спустился по трапу и попал в коридор, тускло освещенный единственной лампочкой.

В этой части судна, видимо, располагалась команда. Из-за всех дверей, мимо которых крался Сергей, доносился густой храп.

За одной дверью было тихо. Сергей тронул ручку — дверь была заперта. Заглянув в замочную скважину, он увидел на столике горящий ночник и раскрытую книгу с рисунками.

Веремеев нажал кнопку на рукоятке пистолета — из-под дула выскочило острое лезвие ножа. Попытался ножом подцепить задвижку.

В этот момент за его спиной открылась дверь гальюна, из нее вышел заспанный бандит. Увидев Сергея, он остолбенел и стал непроизвольно пятиться назад.

Сергей оглянулся. Бандит впрыгнул в гальюн и завопил истошным голосом.

Дверь одного из кубриков распахнулась и оттуда выскочил человек в трусах. В руках он держал автомат.

Сергей, выстрелив, уложил его и бросился бежать по коридору. Прежде чем вскочить на трап, обернулся и послал назад пару выстрелов.

Он распахнул дверь, ведущую на открытую палубу, и тут же в эту дверь ударила очередь — навстречу бежал, стреляя, вахтенный.

Сергей отскочил назад. Преодолев в два прыжка еще один пролет трапа, ведущего вверх, он оказался в хорошо освещенном коридоре. Палуба тут была покрыта ковром, двери из дорогого дерева.

Веремеев толкнул первую попавшуюся дверь — она была не заперта. Влетел в каюту.

За туалетным столиком перед зеркалом сидела женщина в ночной рубашке. Горничная-китаянка расчесывала ей волосы. Женщина увидела в зеркале Сергея и вскрикнула. Одним прыжком он подскочил к ней, приставил пистолет к виску. И тут же в дверь вломилась погоня. Мадам Вонг движением руки остановила своих людей:

— Ни с места!

Пираты замерли в дверях. Сквозь них протиснулся вперед Доул с пистолетом в руке.

— Спокойно, Доул! — Мадам Вонг уже оправилась от волнения. — Послушаем, что он хочет.

— Верните мальчика, которого вы украли!

— Приведите мальчика сюда! — приказала мадам Вонг.

Краем глаза Сергей видел напряженное лицо Доула. В нем — он чувствовал это — главная опасность.

Рядок пиратов в дверях зашевелился, чья-то рука вытолкнула вперед мальчика — девятилетнего Александра, внука комиссара фон Крумоффа.

Сергей отошел на шаг от мадам Вонг, держа ее на прицеле.

Мальчик растерянно стоял посреди каюты.

— Иди сюда, малыш! — сказал ему Сергей. Александр, не двинувшись с места, исподлобья глядел на него.

— Это все? — спросила мадам Вонг.

— Теперь вы дадите нам уйти!

— Наконец-то вы подошли к главному. — Мадам Вонг усмехнулась. — Вам не вырваться отсюда. Вы это знаете. Бог мой, да уберите этот пистолет! Я не могу говорить…

Рука Сергея не шелохнулась. Он держал мадам Вонг на прицеле и одним глазом следил за Доулом. Он не мог видеть, как китаянка, стоявшая за креслом хозяйки, незаметно опустила руку в карман кимоно и вытащила оттуда маленький, похожий на игрушку браунинг.

— Хорошо, я дам вам возможность уйти отсюда, — сказала, помедлив, мадам Вонг. — Но это дорогая услуга. Взамен я хочу знать, где комиссар и украденные им сокровища.

— Комиссар погиб. Его убили ваши люди.

— Сокровища?

— Спрятаны. Я скажу где… когда вы выполните мое условие…

Вдруг мадам Вонг вскрикнула:

— Доул, что вы задумали?

Рука Доула, сжимавшая пистолет, медленно поднималась в сторону Сергея.

— Опустите оружие! Слышите? — закричала мадам Вонг высоким голосом. — Этот дикарь убьет меня!.. Взять его! — приказала она своим людям.

Доул отпрыгнул, направил пистолет на стоявших за ним пиратов.

— Первому, кто шелохнется, я разнесу череп! Теперь командую я! Слушать меня, понятно?! — Он быстро взглянул на мадам Вонг. Лицо ее было искажено смертельным страхом — она знала своего помощника. — Мне очень жаль, мадам, но вы… вы исчерпали себя… Вы не устраиваете больше ни меня, ни хозяев…

Мадам Вонг повернулась к Сергею, закричала:

— Чего вы ждете? Стреляйте в него! Стреляйте! Я приказываю…

И тут маленький Александр, испугавшись, бросился к Сергею, раскинув руки, и уткнулся головой ему в живот. Сергей покачнулся.

И тогда Доул вскинул руку с пистолетом.

Но выстрелить он не успел. Китаянка из-за спины мадам Вонг разрядила в него браунинг. Доул упал лицом вниз.

Сергей направил на горничную свой пистолет, она повернулась к нему, взглянула холодными глазами. На ее лице не было ни тени волнения.

— Благодарю тебя, Тиоти, — тихо сказала мадам Вонг, даже не повернувшись к горничной. — А теперь опусти оружие! Этот юноша нам ничуть не страшен. Напротив — будем беречь его…


Сергей быстро перерезал швартовы, и яхта стала отодвигаться от борта «Каледонии».

— А теперь отпустите меня! — сказала мадам Вонг.

— Пусть подойдет шлюпка! — громко приказал Сергей. — Без мотора!.. И ни одного вооруженного человека в ней!..

От «Каледонии» отделилась шлюпка. Яхта приостановилась, мадам Вонг опустилась по трапу, матросы в шлюпке приняли ее на руки. Яхта снова стала набирать ход.

Мадам Вонг сказала из шлюпки:

— Вы все-таки сумасшедший. Неужели вы думаете, что мы дадим вам уйти?

Сергей взял мегафон, крикнул:

— Предупреждаю: едва судно двинется с места, мы выйдем в эфир!..

В шлюпке рассмеялись.

Сергей позвал Александра:

— Ты знаешь, что это такое?

— Это штурвал, сэр.

— Умеешь обращаться с ним?

— Да, сэр. Мой дед яхтсмен, он всегда брал меня с собой.

— Держи на тот мыс! — Он передал штурвал Александру, а сам бросился вниз.

Через несколько секунд по трапу на мостик «Каледонии» взбежал радист:

— Неизвестная станция в эфире, мадам!

Мадам Вонг наклонилась к переговорнику.

— Немедленно прекратите передачу!

Сергей снова показался на палубе. Маленький Александр, стоя у штурвала, правил точно на мыс на краю залива. Сергей поправил штурвал, и нос яхты повернулся в сторону открытого моря. Сами собой один за другим на мачтах стали подниматься паруса, наполняясь ветром.

Над водой снова разнесся голос, на этот раз мужской:

— На яхте! Слышите меня? У вас под килем мина с дистанционным управлением! Все равно вам крышка, поняли?! И не вздумайте баловаться с рацией — сразу пойдете на дно…

Маленький Александр растерянно взглянул на Сергея.

Послышался искаженный мегафоном голос мадам Вонг:

— Мы дадим вам уйти, если покажете, где находятся сокровища! На яхте, слышите?! Немедленно остановитесь! Считаю до десяти. Раз, два…

— Мы сейчас взорвемся, сэр? — спросил Александр.

Сергей обнял его за плечи:

— Как бы не так! Мало каши ели…

— Чего мало ели? — переспросил Александр.

— Сейчас увидишь — чего!

Сергей не отрываясь, смотрел на судно.

Вдруг борт пиратского корабля вздрогнул, под ним бугром поднялась и распалась волной вода. Судно накренилось, из-под палубы вырвалось облако дыма, и только тогда донесся звук подводного взрыва.

Поднявшаяся от взрыва волна добежала до яхты, ударила ее в борт. Сергея сбило с ног, он стукнулся спиной о косяк двери и сполз на пол. Александр упал ему на колени. Сергей обнял его и счастливо засмеялся…


Гонконг, 26 сентября… | Повести. Рассказы | Теплоход «Иван Бунин». 2 октября…



Loading...