home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Трудно заставить экономику расцвести

Быть стукачом нехорошо. Но есть нюансы. Стучишь на кого, кому и зачем. Наше горе – что мы не воспринимаем свое государство как друга и защитника, но первая мысль при контакте – ты ему потенциальный нарушитель, оно тебе потенциальный следователь и тюремщик. Ну его на фиг. Так и есть. Вмешаешься за справедливость – еще виноватым окажешься, а защиты замучишься ждать.

10 апреля 2016


– И рад сообщить, что все у нас хорошо, и все у нас неплохо, и жить у нас можно, и оптимизм – наш долг. Но есть отдельные – может быть, в будущем – проблемы, а в настоящем – вопросы. Вот на некоторых вопросах мы остановимся.

Вопрос первый, который через 25 лет будет серьезнейшей проблемой – это российско-китайские взаимоотношения. Российско-китайские взаимоотношения перешли наконец в интереснейшую стадию. Еще 20 лет назад было понятно, что вечных границ не бывает вообще, а в частности, российско-китайская граница раньше или позже будет изменена. Потому что демографическое, экономическое, а далее – политическое давление Китая, крайне населенного и перенаселенного, выросшего во вторую, а в чем-то даже в первую экономику мира, оно неизбежно давит на нашу дальневосточную границу.

И сейчас это выглядит так, что, в общем и целом, достигнута договоренность на уровне министерств – Минвостокразвитие и так далее – что будут китайские предприятия, работающие в металлургической области, химической, перерабатывающей, судостроительной и кое-какой еще, пущенные на Дальний Восток и Приморье. Ну, разумеется, они будут все соблюдать: они будут соблюдать российское законодательство, они будут соблюдать российские экологические нормы – ну, насчет норм – кто бы сомневался, – они будут создавать рабочие места.

А если конкретней, то, конечно, рабочие места будут создаваться для китайский рабочих, Китай в этом крайне заинтересован. Что касается экологии, то если китайцы очень сильно загадили свою собственную территорию, хотя отдельные ее куски последние годы стали судорожно приводить в порядок и достигли определенных успехов: там, где на месте сплошных вырубок, где 20 лет назад одни пни гнилые торчали, сейчас опять поднялись леса – это с китайской стороны.

А с российской стороны, например, в Забайкалье – там выглядит несколько иначе. В Забайкалье тоже работает своего рода совместный леспромхоз, который на самом деле китайский. Каким образом сводят китайцы лес – это все совершенно понятно. И наши ребята, те, которые пристроились, умеют на этом зарабатывать деньги.

И вдруг оказывается – ах! – уже какое-то время назад приняли решение на Дальнем Востоке, ну и там рядом, в Приморье давать каждому гражданину Российской Федерации в безвозмездное пользование один гектар земли, то есть 100 на 100 метров. Как вы понимаете, когда эти китайские предприятия начнут строиться, то окажется, что эта земля – чья надо земля. Это в мире бизнес общепринятый. Это узнают, где там будет идти какая-то дорога, трасса, где будут строить аэродром – заранее покупают эту землю задешево, а потом передают в сто и более раз дороже.

Это везде. Но у нас это будет носить тот характер, который, знаете, нам привычней и ближе, так что можно понять, как будут скупаться на подставных лиц, получаться эти гектары, которые сложатся в квадратные километры. Там будут располагаться китайские предприятия, которые – уж будьте спокойны! – будут соблюдать экологические правила. В Москву на улицу в час пик выйдите, воздуху нюхните – и… у всех автомобилей есть справочки, что выхлоп соответствует техническим нормам, только дышать, знаете ли, вредно, особенно, ежели кто не совсем здоров верхними и нижними дыхательными путями.

Значит, что получается с приходом Китая на Дальний Восток и Приморье? Первое: государство получает в бюджет определенные деньги. Вот без всяких хлопот бумаги подписали, разрешение дали – и в бюджет пошли определенные деньги.

Второе: Конкретные лица, во-первых, отпиливают от этого бюджета, а во-вторых, берут элементарные взятки, как принято у чиновничьего сословия, которое имеет дело с какими-то денежными промышленными людьми, так что, получается, это выгодно.

Но, если посмотрим туда, вперед, в перспективу – китайцев, знаете ли, больше чем русских, а каждый комбинат является градообразующим предприятием, потому что, знаете ли, люди, они имеют обыкновение заводить семьи, а в семьях рождаются дети. В Китае, знаете, не так давно сняли ограничение «одна семья – один ребенок»: можно – два. Но можно обойти эти правила, но довольно сложно.

А если на российской территории у китайских семей не будет ограничений, то детей в семьях будет больше, и по прошествии 20 лет окажется, что китайцы, конечно же, окажутся этническим значительным, подавляющим большинством и встанет неизбежно вопрос о культурной автономии, и всё это явочным порядком перейдет в китайское ведение.

В общем, простите великодушно, это называется торговлей родиной, чем оно и является: торгуем территорией, почвой, водой, воздухом – но много лет без всякой пользы, без всякого смысла. Я говорил о том, что Южные Курилы – эти четыре несчастных острова – нужно отдать Японии при одном условии: пусть Япония вложится в Приморье и Дальний Восток своими деньгами, своими технологиями, своим оборудованием; а одновременно пустить туда же Корею, потому что корейцы традиционно ненавидят японцев, и все вместе они не любят китайцев.

И вот с ними гораздо легче работать, ими гораздо легче управлять, опять же: разделяй и властвуй! Пусть они бегают в Кремль ябедничать друг на друга, как японцы и корейцы притесняют друг друга, и вместе они явятся щитом против китайской экспансии, потому что с ними работать будет можно, а с Китаем работать будет нельзя.

Кроме того, еще одна страшная, убийственная вещь, в конечном итоге решающая все: средний китаец заметно лучший работник, чем средний русский. Он больше и тщательнее работает, он меньше пьет, и он готов удовлетвориться гораздо более скромным бытом.

Это огромная проблема. Своим детям и внукам мы оставляем в наследство большую головную боль. Но, чтобы не мелочиться – здесь вот в Москве, в столице, в сердце – Тимирязевская академия – поакадемила и хватит – у нее есть, в общем, в черте города опытные поля, такие, знаете, опытовые делянки. Они там, понимаете, занимаются селекцией, сорта выводят, студентов учат. Земли, между прочим, квадратный километр – 101 гектар. Разумеется, решили отобрать.

Сообщили: «Мы вам дадим в другом месте, подальше – сейте себе на здоровье, что хотите, а здесь мы будем это застраивать, потому что, сами понимаете, это выгодно». Академия Тимирязевская стала на дыбы, на свои очень слабые дыбы по сравнению с дыбами центральной власти, которая заинтересована в рубле, переводя его в доллары. И было собрание с замминистра сельского хозяйства. Фамилии не помню – помню, что, как модно сейчас: череп обритый, мужчина уверенный.

Тут одна наглая второкурсница говорит: «А вы, господин заместитель министра сельского хозяйства, вообще, знаете, чем, например, отличается кормовая свекла от сахарной?» Но он сказал, что его это не касается, знать он этого не хочет. Чего? Нормальный министр! Его дело – руководить, а не в сортах свеклы разбираться. Назначат – будет завтра банями руководить. Своего рода номенклатура, прямо как советская номенклатура.

В этих условиях говорить о расцвете экономики немного трудно. Здесь, понимаете, какая штука: для того, чтобы выходить из кризиса, сначала нужно всем вещам дать правильные названия. Кризиса никакого нету. Кризис – это когда работали-работали – и вдруг оказалось, что в результате этой работы чего-то заклинило, чего-то перегрелось, какая-то диспропорция в разных отраслях, невозможно сбыть произведенные товары, рабочие не хотят работать за такую плату, короче, не получается.

В России: воровали, воровали – и разворовали! Кризис заключается в том, что реальной промышленности нету, нефтяные и газовые деньги временно или навсегда кончились. Одни говорят – 2,5 триллиона долларов, а другие говорят, всего 1,5 триллиона долларов – это мелочь – слиты за бугор от всего этого газонефтяного изобилия «нулевых» и начала 2010-х, а больше ничего и нету.

И когда говорят, что вырос ВВП… Выращивание ВВП – это интереснейшее занятие. Это вам не для Тимирязевской академии, которая там может из лейки поливать какие-то растения…

ВВП можно увеличить так. Ты произвел какую-нибудь фиговину – не знаю – дуршлаг ты произвел, и ему цена – 100 рублей. А на следующий год ты поставил цену – 110. И в результате у тебя ВВП вырос на 10 %. А еще лучше вариант: ты производил 10 дуршлагов по 100, и у тебя получалось ВВП – 1000. А теперь ты стал – 5 по 250. Это получается – 1250. Это получается, что реального продукта вдвое меньше, а ВВП на четверть больше.

Это, смотря как считать. Так что, если ВВП считать по штанам, по туфлям, по домам, по шарикоподшипникам и прочему, то не верьте, когда вам скажут, что он вырос. Он упал так, что ему уже просто трудно встать. Для того, чтобы встать с колен, ему сначала – ВВП в реальном исчислении – надо встать хотя бы на четвереньки, а он лежит, но слабо шевелится. Как справедливо сказал президент по поводу рубля – мне очень понравилось, – что «если шевелится, значит, живой». Живой-то он живой, но что от него толку – это следующий вопрос.

Так вот, чтобы создавать рабочие места, от государства требуется одно – чтобы о нем на местах забыли, чтобы оно со своими комиссиями и проверками исчезло с глаз долой! Пусть оно не вкладывает ни одной копейки – пусть оно только убедительно изобразит, что его нету. А занимается только одним – соблюдением закона. Вот как закон нарушен – так государство говорит: «Простите, вы нарушили закон. Пожалуйте посидеть».

Только на самом деле, а не вранье, когда отбирают какое-то предприятие средь бела дня. Красивое нерусское слово «рейдерство», хотя вполне русский вид такого русского пиратства.

Понимаете, если все начнут – мелкий бизнес, средний бизнес – артели организовывать, кооперативы в правильном смысле слова изначальном организовывать, и работать сами, и платить при этом налоги, разумные налоги, а не черт знает, какие, когда тебя грабят до нитки, как разбойник на большой дороге: выходит разбойник из кустов на большую дорогу, а на нем надпись: «Я государство» – вы что, с ума сошли, что ли? – так вот, если вот вырастет, образуется очень быстро, в несколько лет тот самый класс самостоятельных работников, самостоятельных производителей, самостоятельных предпринимателей, которые еще будут создавать рабочие места и нанимать работяг, а работягам они будут платить зарплату, потому что нужен закон о минимуме зарплаты, чтобы не за гроши работали, а бабло за бугор угоняли, – то окажется, что эти экономически состоятельные люди не нуждаются в чиновниках, вот в том количестве, которое есть – никак.


Для того, чтобы выходить из кризиса, сначала нужно всем вещам дать правильные называния.

А кроме того, а что конкретно чиновники будут с них иметь? Вы предлагаете чиновникам жить на зарплату? Простите великодушно, многих уже закатали в асфальт за то, что они предлагали чиновникам жить на зарплату. Ну, есть такое мнение, скажем так, что есть такое мнение.

Таким образом, чиновникам, всему административному аппарату выгодно, чтобы все податное сословие было от него совершенно зависимо, чтобы это податное сословие можно было стричь, а оно никуда не могло бы деваться.

Таким образом, выйти из кризиса, а на самом деле создавать рабочие места и позволять людям работать – вот ничего не надо, только отстань от них, вот позволь им спокойно работать – это означает, подпилить сук, на котором сидят расплодившиеся, как кролики в Австралии, чиновники, только, понимаете, зубы у чиновников не такие, как у кроликов, сами понимаете, сравнение очень сильно хромает на все четыре лапки.

Или будет экономически состоятельное, богатеющее, нормальное, укрепляющееся государство со свободными людьми, которые работают в свою силу, или будет чиновничество, которое будет рулить всем, но тогда государство будет схлопываться, и в конце концов, у чиновников тоже не останется кормовой базы, но тут уже действует старый советский лагерный закон: «Умри ты сегодня, а я – завтра». Понимаете, какая история…

Таким образом, Сергей Глазьев, экономист с огромным опытом, государственник, достаточно приверженный социалистической плановой системе хозяйствования, сообщил, что, если мы будем и дальше так, то мы движемся к катастрофе. Ну и мгновенно устами начальника пресс-службы президента Дмитрия Пескова Кремль отрекся от Глазьева, сказав, что нет, Глазьев нам не экономист, всё, что он говорит – это все ерунда. Я сейчас, на самом деле, отвечаю на довольно большое количество вопросов, которые были заданы по поводу экономического положения: Песков, Глазьев и так далее.

Видите ли, в обязанности пресс-секретаря верхнего лица государства входит вот имманентной, внутренне присущей чертой, без которой нельзя, оптимистический патриотизм (или патриотический оптимизм, называйте как хотите). То есть он может говорить только то, что «у нас есть, конечно, какие-то трудности, но мы работаем в правильном направлении, и трудности мы преодолеем и преодолеваем каждый день, и все совсем не так плохо и даже хорошо, а будет еще лучше». Потому что иначе совершенно нельзя, потому что иначе что, вообще, менять курс? Или менять правительство? Это не входит задачи правительства – чтобы его меняли.

Вот, что происходит, понимаете, сейчас.

Что касается экономики. Вот смотрите, что кругом видишь – то для тебя наглядней и понятней. В этом году в Москве большая замена дорожного покрытия. Если я не ошибаюсь, прошла цифра по прессе – 17 миллионов квадратных метров асфальтового покрытия. Какого? Которое испортилось? Ну не то чтобы вовсе испортилось – у которого кончился гарантийный срок. Я вам доложу, что если вы из своего личного домашнего хозяйства выбросите и снесете в ремонт всё, у чего кончился гарантийный срок, то это вас ударит по карману довольно крепко.

Если асфальт еще держится, то это не факт, что его нужно менять. Как у нас меняют асфальт… Да, кстати, везде будут менять бордюры, вот боковые. Также лично наблюдал, как меняют отбойники. Они были такие, полукругло-волнообразные, а стали такие… коробчатые, хотя эти волнообразные совершенно отлично держались. Но, понимаете, у нас много погонных километров таких вот дорог с отбойниками, ограничителями, разделителями. Это что? Это деньги.

Асфальтовое покрытие снимается: идет соответствующая машина и сдираем немножко верхнего слоя. За ней идет вторая машина и сыплет горячий асфальт, за ней идет каток и тут же его укатывает. Между катком и горячим асфальтом идут работяги, чаще всего таджики в оранжевых жилетах, и его разравнивают. Очень быстро. И на место хорошего асфальта положен следующий асфальт. Интересно, какой у него гарантийный срок? Я думаю, идеальный гарантийный срок – это один год, чтобы можно было менять каждый год. Но все-таки больше, чем один. Вот я так смотрю кругом: иногда меняют раз в три года, иногда – раз в четыре года. Причем меняют не там, где он прохудился, а подряд.

Что это есть? Это есть распил городского муниципального бюджета. Ну что еще непонятно-то? Так что, какой же кризис? У тех, кто эти деньги себе на карман кладет – нет, это не кризис.

Задаются вопросы многочисленные… Конечно же теперь у нас Национальная гвардия! И вот, скажем, в чем отличие российской Национальной гвардии от американской Национальной гвардии? И почему это либералы, которые вечно недовольны и которые кормятся печенками Госдепа – черт бы их всех побрал, понимаете, предателей, «пятую колонну»! – почему это они говорят, что в Америке Национальная гвардия – ничего, а вот у нас – плохо? Почему, в чем отличие?

Отличие, конечно, есть. Отличие в том, что у них там Национальная гвардия – это своего рода народная милиция, которая все время, вообще-то, живет у себя дома и чем-то занимается. То есть это взрослые люди, у которых есть свои профессии, которые ходят на работу, зарабатывают деньги, а на считанное количество суток в году отправляются на своего рода лагерные сборы. Причем, если работодатель им не оплатит эти дни, то работодатель может огрести вплоть до уголовного срока, потому что по закону Национальная гвардия – это закон, и вот работодатель обязан оплачивать, потому что это делается для блага родины.

И вот, когда происходит какой-то пожар, какое-то наводнение, какие-то массовые волнения, тогда их призывают. Они достают из сейфов оружие, они достают из шкафа форму, одеваются, собираются и куда-то идут или их везут. То есть, скажем, когда Джеймс Мередит, первый чернокожий студент – если я не ошибаюсь, по-моему, дело было то ли в Далласе, то ли где-то в южных штатах – поступал в университет и были страшные волнения (ну, расистское население было против), были задействованы не только войска, но и Национальная гвардия, чтобы был порядок. Когда чернокожие устроили огромные бунты в Лос-Анджелесе – ну, история про Родни Кинга отдельная, мы сейчас не будем к ней возвращаться – так вот там была задействована Национальная гвардия, так же, как во время потопа в Нью-Орлеане. В Нью-Орлеане – там за две недели агитировали народ, чтобы он уезжал, и были автобусы, были любые транспортные средства, но насильно, вот пихая автоматом в ребра, не депортировали, так что потом вопли «вот, они не вывезли!» – это которые, понимаете, не захотели.

Мы опять же отвлекаемся – лирическое отступление. Мы говорим о Национальной гвардии. Вот Национальная гвардия боролась с этим наводнением. То есть Национальная гвардия исполняет те функции, которые у нас могут исполнять внутренние войска, может выполнять МЧС, а могут национальных гвардейцев в случае войн призывать в армию, как сражалось какое-то, и немалое, количество Национальной гвардии, переведенное в армейское подчинение во время войны во Вьетнаме, где были американцы. А так, вообще, они сидят дома.

А здесь это внутренняя армия в 400 тысяч человек. И высказываются разные точки зрения, с чего это ее сделали. Но главная, конечно, точка зрения – это подавлять бунты и революции. Невозможно отделаться от одного вопроса, который задали… Там было прекрасно, там цитирует задавший вопрос слушатель Талейрана, который говорит: «Революция – это сто тысяч вакансий!» Так что это к тому, что всегда есть карьеристы, которые мечтают поддержать революцию, чтобы занять соответствующие посты. Так вот это для подавления революций.

Вот в Подмосковье недавно были чудесные учения. Конечно же я это в YouTube посмотрел, как вот это вот бежит строй со щитами, в шлемах с забралами, с дубинками, а вот эта колонна, она изображает мирный митинг, который перерастает в не мирный. Вот эти – с российскими флагами, а кто-то – со спартаковским флагом – вот их теснят. А потом летит пожарный вертолет и выливает на них большой противопожарный ковш воды. По-моему, это уже наше ноу-хау – так вот полить водой. Вообще, еще холодно. Интересно, ребятам как-то потом платили за то, что водой сверху поливали? Этого я не знаю.


Кризис заключается в том, что реальной промышленности нет, нефтяные и газовые деньги кончились.

Высказывается точка зрения, что, таким образом, формирования СОБРа, ОМОНа, МВД, которые в Чечне и которые присягали лично Кадырову и Путину, теперь будут выведены из подчинения Кадырова, будут находится в составе Национальной гвардии, в подчинении Золотова, и, таким образом, не будет такой этнической чеченской 20-тысячной армии, преданной лично Путину и лично Кадырову, ну и, в общем, как бы всё. «Кто к нам залезет без разрешения – будем стрелять», как сказал господин Кадыров.

Но здесь, я думаю, это вряд ли, потому что тогда все они уволятся из Национальной гвардии и создадут какие-нибудь частные охранные предприятия, именно ту самую чисто народную милицию, или военно-спортивное общество, или еще что-нибудь. Не знаю, не знаю, пройдет ли это.

Есть еще одна группа мнений. Там говорят, смотрите: это же 400 тысяч человек, и у них есть самолеты, БТР и так далее, а в вооружённых силах мотострелков, понимаете, танковых, их же всего-навсего 770 тысяч человек. Соизмеримые силы. Им же надо где-то в гарнизонах стоять.

Это означает, что если кто-то, например, из генералов, из маршалов вздумает устроить военный мятеж и двинуть армию на Москву, на Кремль, чтобы устроить военный переворот – вот тут-то Национальная гвардия ему и воспрепятствует.

Ну и приводится мнение, что вот у генерала Лебедя бывали настроения такие, что, если все плохо – то армия может помочь. Но как-то упал вертолет с генералом Лебедем. Никто не виноват: катастрофа, авария, несчастный случай. Но вот упал.

У генерал Рохлина были настроения такие, что, если армия пойдет, если Таманская, Кантемировская за ним встанут, пойдут – как там, вообще, внутренние в Москве… как там дивизия Дзержинского, не будет против? Но вот такое несчастье: жена по смутному мотиву во сне застрелила генерала Рохлина. Ну мы это помним.

Так что, может быть, это с армией бороться? Трудно сказать, разные высказываются точки зрения.

И вопрос такой смешной: А за чей счет это будет? Ну, господи боже мой! За счет бюджета. Потому что сказано в законе, что это платежные, налоговые, финансовые обязательства государства, то есть за счет налогоплательщиков. Так что, если будете получать по головам, то, простите – любой каприз за ваши деньги.

Вопросы очень интересные. Разумеется, по поводу панамского скандала, офшоров, так называемых вбросов или не вбросов масса вопросов. Поэтому только кратко. Во-первых, я хочу напомнить, насчет Панамы. Я удивлен, что это не появилось. Лет уже чуть ли не 200 назад был огромный финансовый скандал с акциями Панамского канала, который никто не собирался строить. К этому восходит создание финансовых пирамид. Это была легендарная история. Слово «панама» стало синонимов слова «надувательство», «мошенническое предприятие» и так далее.

Ну, поистине все новое – хорошо забытое старое. Это вроде как вспомнили про 28 панфиловцев, хотя про 28 панфиловцев – я как-то уже говорил – писал «Новый мир» еще в 1969 году, и там уже все было сказано, как было на самом деле. Вот и про Панаму примерно то же самое. Может быть, место такое, может быть, там медом намазано, канал, понимаете, между двумя великими океанами.

– «Прокомментируйте, пожалуйста, ответ президента по поводу счетов виолончелиста». Знаете, я не возьму на себя ответственность комментировать ответ президента. Кроме того, публичные ответы президента меньше всего рассчитаны на комментирование. Что тут комментировать? У меня это не вызывало, скажем так, полного понимания. Я все-таки недопонял, для чего это все было нужно, какие там деньги…

Вот здесь еще один вопрос очень интересный: «Почему для покупки музыкальных инструментов недостаточно карты «Сбербанка», а нужны офшоры в Панаме и Белизе?» Не знаю. Я не знаю, зачем нужны офшоры, зачем нужны 2,5 миллиарда, зачем нужны огромные миллионные кредиты, который потом прощаются за доллар. Об этом обо всем говорили без меня. Латынина об этом прекрасно говорила. Это все примерно уже понятно.


Наши предки отдавали жизнь за свою стаю, но один не мог поступить против всех и не быть порицаемым.

Сам факт, конечно же, очень интересен. Ну что ж, в самом деле, офшор – это нормально. Есть такое оружие – офшор. Что означает офшор? Что человек не хочет платить налоги – вот и всё. Когда просто человек не хочет платить налоги – это одно. Когда государственное лицо, причастное к изданию законов и соблюдению законов, не хочет платить те самые налоги, за сбором которых оно – лицо – должно надзирать, то этому лицу не место… чтобы мы это лицо, вообще, видели, потому что это уже не лицо, а противоположная часть тела.

Так вот, когда начальник Исландии подал в отставку и очень правильно сделал, Камерону объяснили, что, конечно, на папашу записана фирма, но это все-таки не это самое… Камерон сказал, что ему мамаша 200 тысяч фунтов оставила. Но, в общем и целом, Камерон не очень доволен.

Что касается нас, то мы понимаем, что «нехай они клевещут – мы этих клеветников знаем!»

Проскочила еще одна очень интересная информация про то, что там нарыли в Панаме. Говорят: «Конечно, нет американцев – значит, это сделали американцы». Американцы, наверное, вбросили противоположную версию: «Нет, это сделала России, потому что с их президента все равно всё как с гуся вода, а наши будут страдать». Но согласитесь, это остроумно, в этом есть своя логика: нам-то пофиг все их разоблачения, а им потом отдувайся, отчитывайся перед избирателями.

И вот среди прочих есть такие документы, что у Хилари нашей Клинтон есть избирательный штаб, а у избирательного штаба есть начальник штаба, а у начальника штаба есть фирма – ничего страшного. Но фирма эта – лоббист «Сбербанка» Российской Федерации. И, таким образом, строго говоря, в юридически разрешенном, не уголовном смысле слова, начальник избирательного штаба Хилари Клинтон является агентом финансовых интересов Российской Федерации в Соединенных Штатах. Как вам это понравится?

Так что нет, они у нас демократы – им палец в рот не клади. Так что сегодня утопить Хилари Клинтон – это пара пустых. Посмотрим, что там будет дальше. Ежели она кому нравится, тогда, конечно, пожалуйста… В конце концов, мы живем не в Америке. Пускай они сами ее топят, какое нам до нее дело? У нее муж есть, в конце концов, бывший президент.

Вот совсем другой вопрос. Здесь два, но я буду читать только один: «С момента национального подъема, а точнее, с момента подъема пропагандистской риторики нас пичкают байкой про пресловутую русскую духовность. Как вы понимаете, этот термин? Разве может быть самой духовной нация, которая в лидерах по употреблению героина, абортов, разводам, беспризорным детям и прочим прелестям «эпохи вставания с колен»?

Вы знаете, вопрос, в сущности, риторический. Я не знаю, кто изобрел духовность, но изобрели ее отнюдь не в XXI веке, потому что еще в средней школе от своей замечательной учительницы русской литературы в старших классах, которой я очень многим обязан – она была человеком абсолютно искренним и очень образованным, но, разумеется, советским (А каким еще – американским, что ли?) – я слышал, что, конечно, западной литературе свойствен некоторый формальный блеск – причем под западной понимается и французская, и немецкая, английская, немецкая, испанская итальянская, любая – но зато русской свойственна именно глубина, психологизм и высокая духовность. Ее учили так, но она кончала университет в эпоху борьбы с космополитизмом и низкопоклонством перед Западом.

Так что здесь, понимаете, это все не ново. Вот одни считают, что Федор Михайлович Достоевский показал бездны духовности русского человека, а другие глубоко русские люди, скорее склонные к веселому цинизму и эпатажу, полагают, что, собственно, Федор Михайлович Достоевский был мракобес и большой циник. Так что как там у нас с духовностью… Какая духовность, когда мы первые по брошенным детям и на душу населения среди цивилизованных стран, первые по смерти от наркомании, первые по СПИДу? Какая духовность, когда у нас воруют больше, чем в любой западной стране, когда у нас пропасть между богатыми и бедными больше, чем в любой цивилизованной стране? О какой духовности вы говорите? Это все совершеннейшая глупость, это промывание мозгов. Забудьте вообще… «Следствие закончено, забудьте…»


В США Нацгвардия – это своего рода народная милиция, которая вообще-то, живет у себя дома и чем-то занимается.

А вот очень интересно про Национальную гвардию. Это заслуживает прочтения: «Какова вероятность следующего события, – такой маленький антиутопический роман, – Вохровец Золотов назначен главным гвардейцем. Проходит 6–12 месяцев – гвардия совершает фиктивный государственный переворот. Золотов захватывает власть в Кремле и объявляет себя президентом. Народ ликует. Через два дня Путина объявляют в международный розыск. Потом выясняется, что исчезла вся шайка «Озера». Покуда Интерпол ищет беглецов, они, нарядившись в приклеенные бороды и дамские платья с накладными грудями, спокойно и тайно живут себе под охраной этой самой гвардии в одном из многочисленных дворцов главного вора и в ус себе не дуют. Возможен ли такой сценарий? Сергей».

Я думаю, что такой сценарий невозможен к реализации в жизни, но как сценарий сатирического фантастического, но глубоко реалистического фильма. Это было бы прекрасно. Вот здесь все бы бросили ходить на голливудские фильмы. Это фильм снял бы максимальную кассу во всем российском прокате, я вас уверяю. Но «ТриТэ» Никиты Михалкова это, конечно, не возьмет. А если найти зарубежных спонсоров – объявят агентом Госдепа. Но, если бы сделать такой фильм… Вот они могут делать фильм, что президент – плохой, что Америка развалена, побег из Нью-Йорка, побег из Лос-Анджелеса, президент Америки – мерзавец, спецслужбисты – мерзавцы, преступник Курт Рассел совершает чудеса и спасает нацию. А у нас почему-то – ни фига. У них раз сто сносили Нью-Йорк разными катастрофами – от этого Нью-Йорка ровного места и то бы не осталось, под гладью океана он был глубоко. А если бы у нас в кино снесло Москву вместе с Кремлем… вы знаете, восторг публики был бы необыкновенен! Особенно нищих регионалов.

Не хотят. Я думаю, что высокая духовность.

Вот очень интересный вопрос, очень длинный, я не буду весь читать: «Стукачество в моем представлении – это сотрудничество с оккупационной, нелегитимной, незаконной властью во вред собственному народу». Я думаю, что нет, Александр Иванович. Я думаю, что, когда стыдно ученику доносить на другого ученика из своего же класса, который нахулиганил, учителю, его дразнят ябедой. Всегда дразнили ябедами всех, кто жаловался хоть старшим, хоть учителям. В этом было что-то нехорошее. Почему? Потому что человек – существо социальное. Человеку свойствен социальный инстинкт и социальная система ценностей. В социальную систему ценностей входит: верность своей группе, разделение ценностей своей группы, держаться свой группой и не поступаться интересами группы или одного члена группы, апеллирую к кому-то чужому.

Вот учитель не член группы «ученики». Жаловаться учителю… Знаете, если кто-то кого-то зарезал – это у нас, знаете, уже другая совершенно история. Сделать все, чтобы негодяя схватить, ну и в идеале, конечно, казнить. Но если кто-то разбил стекло или еще что-то такое, говорить учителю – это он – ну не принято это! Ну презирали всегда.

Почему предатель, даже если предательство диктовалось высшими и гуманными соображениями – почему предательство было презираемо? Потому что предатель – это человек второго сорта, потому что он способен из каких бы то ни было интересов пойти против интересов своего социума, который считал его своим, а интересы социума важнее интереса любого из его членов. Это вбито в инстинкт. Только так люди выжили. Наши предки отдавали жизнь за свою стаю, но никогда один не мог поступить против всех остальных и при этом не быть порицаемым. Поэтому стучать нехорошо.

Когда ты видишь вора и звонишь в полицию, ты эту полицию содержишь на свои налоги. Полицейский тебе улыбается и говорит, извините, если ты вообще не при чем. Он тебя знает давно, но ему надо проверить у тебя документы, если он получил такой приказ. А когда, знаете, смотрят мимо глаз и суют документ тебе не глядя, и выражение на лице: «Ну ладно, ходи пока. Это в моей власти, ходить тебе или нет» – ничего не доложат такому полицаю, потому что он из другой корпорации, потому что эта корпорация нам враждебна и ни фига она нас не защищает. Здесь, получается, доносительство носит иной характер.

Совсем не обязательно стучать оккупационным властям. Это уже совсем другая история. Поэтому все-таки быть стукачом нехорошо, но есть нюансы: смотря кому, на кого и на что ты стучишь, понимаете, какая история? Это заслуживает совершенно отдельного разговора. Но идти, я повторяю, против интересов группы, которая считала тебя своим, это всегда – унизить себя. Это нужно тогда переходить в другую группу, и трудно сказать, станешь ли ты там своим до конца. Это вопрос уже из области серьезной социальной психологии. Так что быть стукачом, в общем и целом, не надо.


Какая духовность, когда у нас воруют больше, чем в любой западной стране?

– «Вот мой вопрос. Хотел к вам пробиться еще на «Радио России». К нам из проклятой Америки сбежал с семьей ученый, бросивший дом, игрушки, пробирки, детей. Если вы знаете об их дальнейшей судьбе, при случае сообщите». Большое спасибо, дорогой друг, Туров1946. Я никогда не слышал о таком сбежавшем ученом. Был только один парень, который 6 месяцев голодал у фонтана в Вашингтоне, потом оказалось, что он все-таки пытался.

Вопрос: «Как вы думаете, сколько у нашего «гаранта Конституции» таких друзей-виолончелистов?» Вы знаете, мне очень понравились некоторые комментарии по этому поводу. Вот один из комментариев это: «Единожды «свиолончеливши» – кто тебе поверит?» Ну что тут добавить? Это всё просто так.

Вот идет литературный совершенно вопрос: «Замечательный слог в «Наш князь и хан, – спасибо за комплименты… идут комплименты, – прошу написать философский экскурс по эволюции человеческих цивилизаций». Вы знаете, прямо-таки так: философский курс по эволюции человеческих цивилизаций – это задача серьезная. Я за эту задачу никогда не думал браться уже по той причине, что в мире существует достаточное количество специалистов умных, истинно мудрых и образованных, которые как раз писали курсы по истории человеческих цивилизаций: и предпосылки, и зарождение, и пик, и так далее.

Но, если вам, действительно, интересны мои мысли по этому поводу, то есть книжка, которая называется «Социология энергоэволюционизма», а есть книжка, которая называется «Человек в системе». Вот там я изложил свои скромные взгляды и по этому предмету тоже.

Это у нас уже культура пошла сплошная, мы отошли от политики. – «В прошлом выпуске вы критически осмеяли альтернативную историю Чудинова и Фоменко». Уважаемый НРЗБ, очевидно, не Чудинова и Фоменко, а Носовского и Фоменко – будьте внимательны. «…Сославшись на тысячи документов, которые подделать невозможно». Ну, конкретно на тысячи я не ссылался, я привел только несколько, но подделать невозможно. «Но помимо документов существуют тысячи архитектурных артефактов, явно указывающих на несостоятельность академической истории, в том числе, и в вашем любимом Петербурге. Достаточно взглянуть на обилие колонн Эрмитажа, обработанных явно с помощью высокоскоростных станков».

Я хотел бы узнать, каковое обилие колонн Эрмитажа? Я помню те колонны, которые вместе с атлантами. Я помню еще несколько. Но в принципе Эрмитаж колоннадами не снабжен – это раз. Второе: поскольку он строился уже в новые времена, то эти технологии сохранились и известны.

Что касается высокоточных станков, то высокоточными технологиями обработки сборных колонн владели еще древние греки. Если кто заинтересуется этим, будьте любезны, почитайте что-нибудь по истории архитектуры, а еще лучше – конкретней по истории колонн. Вы узнаете, какие они есть, кем, когда, из чего и как они делались. И когда вы будете это знать, то вы не будете говорить таких вещей, насчет высокоточных станков, вот честное благородное слово. «Колонны весом в 600 тонн…». Много ли таких колонн в 600 тонн? «Двери в здании Адмиралтейства – трехмерный прямой угол в косяке…». А у вас дома четырехмерный прямой угол в косяке, родной вы мой?! Любой плотник в раме и двери делает косяки с трехмерными прямыми углами. Ну думать же надо! Извините, больше не буду читать такие вопросы.

– «Позвольте задать вопрос, касающийся литературы. Почему роман Михаила Булгакова «Белая гвардия» так незаслуженно отодвинут на второй план? В школах проходят роман «Мастер и Маргарита»». Вы знаете, в школе надо пройти, как вы удачно и стандартно выразились, довольно много книг. И если мы начнем изучать несколько книг – прекрасных и достойных – Булгакова, то что у нас останется на остальных? А как у нас насчет задвинутых на второй план романов Толстого и Достоевского. У Достоевского было сравнительно много романов, и любой из них заслуживает изучения в школе, правда, это, невозможно, понимаете ли. Так что уж тут надо выбирать что-то одно, что же вы… Это вынужденная вещь.

А, вот! «Что делал товарищ Сухов с оружием в руках на чужой земле? Зачем стрелял в чужих людей на их родине? Зачем освобождал чужих жен чужого мужчины у него дома? Вот уже сотню лет вы агрессоры».

Вы знаете, для этого необходимо заняться вопросом, что такое была Гражданская война в республиках – тогда их не было, республик – Средней Азии. В двух словах дело было так. Я об этом уже говорил, простите, повторю очень коротко. После отречения царя, после Февральской революции прямо в марте 17-го года Российская империя развалилась. Все национальные окраины, национальные регионы заявили о своей независимости. То есть они еще сохранялись в составе, потому что была одна денежная единица, никто не выгонял старое управление, экономически это был один организм.


Слово «панама» стало синонимом слова «надувательство», «мошенническое предприятие» и так далее.

Но они заявили о своей независимости. И временное правительство уговаривало их только подождать осени, Учредительного собрания, которое это решит и утвердит. Но вместо Учредительного собрания, хотя оно имело место, но это отдельная краткая история – один день: разогнали, повесили замок, произошла Октябрьская революция. И далее. Белые выступали под лозунгом «За единую и неделимую Россию!» То есть никому не сметь от нас уходить. А большевики сообщили – буквально Ельцин сказал то же самое много лет спустя: «А берите все суверенитета сколько хотите!» И таким образом, все национально-освободительные движения Российской империи были союзниками красных и врагами белых, потому что за национальную независимость. Когда разбили белых, то красные по одному притащили их обратно, и все это был Советский Союз.

Другое дело, что тот темный средневековый феодализм, который имел место в Средней Азии до вступления войск генералов Черняева и, по-моему – могу сейчас перепутать фамилию – и Кауфмана всё это рабовладение, вся эта нищета и абсолютное бесправие практически всей части народа вот кроме богатых – это уж лучше было жить по законам Российской империи все-таки цивилизованным.

Что он делал? Вот это вот и делал – мировую революцию устанавливал ради счастья всего трудящегося человечества. А что, этим женам было – всем горло себе перерезать по приказу Абдулы, что ли? Ну уж не надо так, понимаете. Это нужно же смотреть с разных сторон на предмет.

Вот прекрасный вопрос, прекрасный! – «Дядя Миша, здрасьте! – Здрасьте! – Я вырос на ваших книгах в прямом и переносном смысле…». Вот насчет прямого смысла – это интересно. Читал и рос, а в переносном тогда как? «Особо клевый роман про мента…». Милый Жуков. ру, может быть, ты вырос на чем-то другом? У меня нет ни одно романа про мента. Обидно страшно. Если это имеется в виду «Приключения майора Звягина» – он и не майор, и не приключения и не мент, понимаете. «Есть, чего новенького почитать?» Ну конечно же новенького у нас почитать… просто, вы знаете, чего угодно! Вот берите, открывайте рейтинг книг за последнюю неделю – там их иногда 10, иногда 20 – и читайте подряд. Они, правда, не мои, но в значительной мере они тоже хорошие. Если интересуют мои, то у меня вышла книжка «Бомж» весной и «Наш князь и хан» осенью. Но тоже можно читать, если кто хочет.

А вот это вот прекрасно! От Александра Котикова, биржевого спекулянта: «Господин Веллер, вы любите порассуждать о космических кораблях, бороздящих просторы вселенной…». Это прекрасная цитата из «Операции «Ы» и других приключения Шурика», фильм первый: «Напарник». Но я не помню, чтобы я рассуждал о космических кораблях, бороздящих просторы вселенной. Я понимаю, что быть спекулянтом на бирже – дело нелегкое: иногда могут и мозги перегреться.

Есть прекрасный рассказ О’Генри «Роман биржевого маклера». Вот прочитайте, пожалуйста – перечитайте, если читал – рассказ О’Генри «Роман биржевого маклера» – очень интересно. «Однако простой вопрос о том, за какую партию вы бы проголосовали сегодня и стоит ли ходить на выборы, ставит вас в тупик, я извиняюсь, – я тоже извиняюсь, а почему в тупик? – Вы интеллигент?»

Ну, вопрос об интеллигенции мы сейчас в миллион стотысячный раз решать все-таки не будем. Как это чисто русское явление появилось после реформ Петра, как люди набирались образования за границей одновременно с чувством собственного достоинства и с сознанием гражданских прав личности за границей; и как чувство собственного достоинства, чувство социальной справедливости и образование оказались у русских людей в одном пакете.

Вот тогда и возникла интеллигенция, ну а потом, когда пришли уже разночинцы, то интеллигенция оформилась уже в какое-то такое, знаете, сравнительно большое осязаемое и зримое сословие. Так вот, я не знаю, интеллигент ли я. Я как-то, знаете, сам по себе, хотя слово когда-то было глубоко достойным, потом оно стало ругательным. Но не хочу иметь к этому отношения.

Так вот: «За какую бы партию вы проголосовали сегодня и стоит ли ходить на выборы?» Знаете, они занимают не так уж много времени. Сходите! Ну сходить лучше, чем не сходить, чего уж там! Вот если все-таки партии ПАРНАС и «Яблоко» толком объединятся и перестанут считать кто за что, я думаю, что за них стоит голосовать, потому что у них есть хоть какие-то намерения, хоть какие-то подвижки сделать чего-то получше.

Хотя, конечно, если представить себе – как тут недавно писалось на сайте «Эхо Москвы» – как происходят выборы в США… Какие закрытости? Какие удостоверения наблюдателей? Какие запреты на съемку? Приходи, смотри, снимай – да ради бога! – всё открыто. И представляешь, какой у нас… какой-то туземный африканский лицемерный спектакль!.. Ну, посмотрим, может, когда-нибудь будет лучше. А пока стоит ходить на то, что есть. Потому что из всего, что можно, нужно делать хоть минимум – но то, что можно.


Экономика, правда и война | Подумать только!.. | Трагедия или традиция?



Loading...