home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Гостей оказалось трое: представители Государственной комиссии по изучению внеземных технологий.

Старший по должности – зампредседателя Комиссии, биолог Крутов, членкор РАН. Кроме него строгая безликая женщина в очках, одетая в тёмный костюм, который неловко сидел на ней. Третьим был молчаливый мужчина с незапоминающейся внешностью. Во время взаимных представлений женщина назвалась Ириной Артёмовной, и только тогда Пивнев узнал её. Она равнодушно взглянула на Пивнева и подала вялую руку.

С Крутовым, оказавшимся ровесником Пивнева, быстро завязался профессиональный разговор. Крутов прилично для биолога знал теорию вероятностей и матстатистику. Они обсуждали разность подходов на Земле и на Вардемане, символику и аксиомы, с которыми Крутов познакомился по Энциклопедии, и успели поспорить и даже покричать друг на друга. После чего Пивнев затребовал в кабинет кофе и коньяк. Потом рассказывал гостям о работе над моделью атмосферы. Крутов был хорошим слушателем. Не специалисту, ему были непонятны и неинтересны детали, но он быстро схватывал суть и вопросы задавал по делу.

Потом Крутов рассказал немного, что им удалось вытянуть из Энциклопедии по биотехнологиям. По его узкой специальности – генной инженерии млекопитающих там ничего интересного. А Евгора прямо сказала ему, что они давно потеряли интерес к подобным исследованиям. Такие работы не запрещены, но… как бы не совсем приличны. Он встречался с ней, когда летал в Израиль к Ливни. Вирусология не совсем его профиль, но насколько он, как биолог, может судить, у них интересный подход, неожиданный, и солидные результаты. Сейчас они тоже шлифуют отчёт, но он привёз черновой вариант. Его группа штудирует отчёт, чтобы успеть задать вопросы.

– Извините, коллеги, – вмешалась Ирина Артёмовна, – но по утверждённому расписанию нас ждет Иула.

Стали прощаться. Следующим утром гости должны уезжать, а сегодня вечером у Крутова намечена встреча с биологами из университета. Пивнев и Крутов, которые незаметно перешли на ты, обменялись визитками и пообещали друг другу обязательно встретиться.

После обеда выяснилось, что Иула пригласила Ирину Артёмовну на вечер в гости.

– Не буду вам мешать, – сказал Пивнев Иуле.

– Мне было интересно, – сказал Иула, – и, думаю, вечером будет также.

За короткое время Ирине Артёмовне удалось очаровать Иулу. Пивневу это не нравилось, но тут ничего нельзя сделать. И не следует появляться в их обществе. Он боялся проницательности обеих.

В кабинете Пивнева собрались после обеда Алик с очередными главами отчёта, Ращупкин после урока с Иулой, и заглянувший за свежим номером американского «The atmosphere magazine» Юра. Пивнев полистал отчёт, сделал карандашом несколько стилистических поправок и сказал Алику:

– Начальник должен обязательно что-то выправить в документе, иначе какой он, к чёрту, руководитель.

Он расслабленно откинулся на спинку своего кресла «президент».

– Слушай, – сказал Юра. – Мы тоже, как негры на хлопковых плантациях, пахали на ваш проект. Может, поедем куда-нибудь, посидим?

– Так, – сказал Пивнев, – коллективу предприятия «Контакт-Сибирь» ещё предстоит достойно отметить окончание работы. Но посидеть в узком кругу было бы неплохо.

Некоторое время они с интересом обсуждали место назначения. Большие модные и дорогие кабаки единодушно были отвергнуты как не нашего круга. Стали перебирать ресторанчики и кафе, которых много развелось в последнее время.

– Поедем к Татьяне, – сказал Пивнев. – Хорошая еда. И потом, отдельный кабинетик и симпатичная официантка гарантирована.

Он достал мобильник.

Джина у Татьяны в буфете не было, и ей пришлось посылать в магазин. Все остальные не очень привередливые пожелания гостей были удовлетворены.

Выпили, поели, помолчали. Окно было открыто, ветерок шевелил штору.

– Слушай, Пивнев, – начал задираться Юра. – Твои друзья ПВЦ, похоже, не пользуются любовью народов по всему миру. Как говорится, они этим народам глубоко безразличны. А многим глубоко несимпатичны

– А ты что, соцопросы проводил?

– Социология соответствующая есть. Но лучшая социология – телевидение. А они уделяют всё меньше внимания ПВЦ. Значит, зрителям неинтересно.

– Ребята, экзистенциалисты это явление объяснили давно. Экзистенция, человеческая личность, не может выйти за свои пределы. Неспособна на трансдетирование, – сказал Ращупкин, отрезая ножом кусочек от свиной отбивной.

– Переведи.

– Чего переводить? Человек живёт в кругу повседневных забот, и выйти за его пределы человеку не дано. И даже те, кто ненавидит ПВЦ, не виноваты. Просто таким людям кажется, что ПВЦ вошли в этот внутренний круг и как-то создают дискомфорт. Очень немногие способны на трансдетирование. В библии таких называет пророками.

– А на Вардемане – ирзу?

– Может быть, я ещё не разобрался.

– Можно, я скажу, – вступил в разговор Алик. Он впервые был в их компании и до сих пор скромно молчал. – Что меня настораживает в Друнге, всё у него очень просто: террористы отвлекают ресурсы, которые нужны человечеству. А откуда берутся террористы? Нищета, унижения, голод. Вот чем надо заниматься, а не борьбой с террором.

– Ну, да, – сказал Пивнев, – никто у вас ни в чём не виноват, только семья и школа. С нищетой и голодом надо бороться не поясами шахидов, а работой и учебой. На твоей улице Элеваторной, Алик, сколько твоих ровесников сидит?

– Сразу не скажешь, но много.

– А ты, скорее всего, до Нового года защитишь докторскую. И это начало. Вот вам семья и школа. Отлично, что в нашей жизни стали различать всё больше оттенков. Но при этом как-то размывается, что, кроме оттенков серого, существует белое и чёрное. И между ними идёт война.

– Типичное манихейство, – определил Ращупкин. – Только кто возьмёт на себя определять, где белое, где чёрное? Старший по должности?

– Это, как его, Мани, кажется, был далеко не дурак. А определять должен каждый сам для себя. Человечество ещё до Маяковского определило для себя «Что такое хорошо, что такое плохо?». Ядро. Это есть во всех религиях. Не убий, не укради, не ври. Не делай другому такого, чего бы не хотел, чтобы сделали тебе… Взрывы в метро …

– А как насчёт «не пожелай жены ближнего своего»? – спросил Есин.

– Тут не так однозначно…

– Кеша, – продолжил Есин. – Джин оказался весьма и весьма. Я, признаться, недооценивал этот напиток, как класс. Но он плохо действует на нас, чего-то потянуло на теорию. Смотри, каких девочек показывают по ящику.

Звука не было, но видно, что девицы пели. Три загорелые блондинки в минимальных одеждах. Потом появилась заставка «Новости» и поясной портрет ведущего.

– Если потянуло на девочек – встреча удалась, – сказал Пивнев.

– Давайте следующий раз на природе. Вниз по реке, в район Ульяновки. С семьями и девушками, – предложил Ращупкин. – Рыбалка, грибы.

– Я шашлык буду жарить, – предложил Алик.

На экране телевизора появился Друнг. Рядом с ним упитанный китаец. Они улыбались и пожимали друг другу руку.

– Видишь, – благодушно сказал Пивнев, – телевидение не совсем потеряло интерес. Включите звук, пожалуйста.

– … Друнг заявил, – рассказывал диктор, – что Совет миров разума склоняется к решению передать землянам технологию производства энергии.

Таиланд. Здесь прозвучало штормовое предупреждение…

Пивнев выключил телевизор.

Собеседники быстро почувствовали, что Пивнев думает о чём-то другом.

Очередную бутылку джина допили быстро и начали прощаться. По просьбе Пивнева официантка принесла пластиковый пакет, куда поместили две резервные бутылки.

В соседнем большом зале Володя невозмутимо пил кофе. Видно было, что он поужинал и расплатился. Увидев Пивнева, поднялся и двинулся к входной двери.

Пивнев сел не по правилам, на переднее сидение машины, и, едва отъехали, сказал:

– Володя, я понимаю, у тебя инструкции, но мне не нравится, что нельзя с вами по-людски посидеть. Выпей сам джина, потом скажешь авторитетное мнение.

Ночью Пивнев ничего не сказал Иуле и не расспрашивал о встрече с Ириной. Да им было не до этого.

Интернет


Выступление ПВЦ Друнга на приёме, устроенном в его честь, Председателем Всекитайского Собрания Народных Представителей


Уважаемый господин Председатель! Дамы и господа! (Далее читает с большого листа). Для меня большая честь быть гостем вашей великой страны. Я хочу воспользоваться интересом, который вызывает во всём мире ваше государство, чтобы ответить на вопросы и сомнения, с которыми мне чаще всего приходится встречаться. Первая задача всякой планетной цивилизации – сохранить свою планету пригодной для жизни, сохранить для себя и для множества последующих поколений. Многое из того, что происходит на вашей планете, угрожает, мешает, препятствует этому. Истощение природных ресурсов, ископаемых, почв, океанов. Загрязнение планеты. Исчезновение лесов. Повышение температуры атмосферы, чем бы оно ни было вызвано. Эпидемии и пандемии. Повреждение генофонда наркотиками, алкоголем, загрязнениями продуктов. Всё это происходит на фоне быстрого роста плотности населения. Кроме того, опасность разрушительных войн и катастроф на объектах, созданных человеком, всё время возрастает.

У человечества ещё есть резервы для того, чтобы попытаться остановить эти процессы. Огромные затраты ресурсов на армии и вооружения, на борьбу с террором, на охрану. Растрата средств на роскошь для немногих и на массовое сверхпотребление.

Кроме того, наука может решить большинство проблем. Но для этого нужны ресурсы и способность их сосредоточения в масштабах планеты.

Единственный способ, как мне кажется, задействовать резервы – создание сильной, влиятельной, авторитетной межгосударственной организации. Основные принципы такой организации были сформулированы в документе под названием «Концепция», разосланном правительствам всех стран мира. Мы обсуждали сегодня «Концепцию» с руководителями вашей страны, и обсуждение было откровенным и полезным.

Есть ещё одна сторона у проекта. Совет миров разума очень осторожно относится к передаче технологий. Опыт показал, что такая передача почти всегда непродуктивна и даже опасна. Я не говорю о технологиях, принятых, скажем, у нас на Вардемане. Их передача невозможна из-за несовместимости. Однако существует банк промежуточных решений, которые земная техника способна адаптировать.

Как правило, Совет выбирает одно критическое направление, по которому может быть оказана помощь. По мнению Совета, для условий Земли таким направлением является энергетическое.

Передача способа производства дешёвой электрической энергии в больших количествах позволило бы решить одновременно экономические и экологические задачи. Кроме того, высокие доходы от продажи энергоносителей часто идут на накопление оружия и поддержку террора, что усиливает нестабильность на планете. Решение энергетической проблемы должно благоприятно сказаться и на этой стороне жизни Земли.

Но здесь возникает проблема. Кому именно передавать технологию? Организация Объединенных Наций в качестве реципиента определённо не подходит. Развитие проекта требует сосредоточения значительных ресурсов, что под силу только мощной межгосударственной организации или двум-трем самым крупным странам.

Меня часто упрекают, что я пытаюсь навязать планете мировое правительство. Это неверно. Мировое правительство возникает на гораздо более позднем этапе истории каждой цивилизации. Существование различных правительств, различных систем управления, конкуренция между ними позволяет отобрать наиболее успешные, наиболее эффективные.

Благодарю за внимание. (Вежливые аплодисменты).


Глава 20 | Контакт – Сибирь | Глава 22



Loading...