home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Взгляд за кулисы

К концу лета 99-го я совершенно официально работал на «фирме» у Юрия Даниловича. Фирма занималась продажей компьютеров, и это приносило определённый доход, на который можно было жить и снимать квартиру возле метро «Университет». Да-да, мой дорогой читатель, в 99-м это было абсолютно реально — снимать однушку возле метро «Университет».

Шеф наш исходил из принципа, что на пропитание мы сами должны зарабатывать, но крышу обеспечивал. Крышу — во всех смыслах. Кто помнит 90-е годы, тот поймёт, а иным лучше не знать.

Я чувствовал себя тогда на подъёме и рвался в бой, как Цербер на цепи. Должно быть, руководство заметило-таки моё нетерпение, и, в конце концов, решило привлечь меня к ответственным мероприятиям. А по всему видно было, что московский сектор Пирамиды (так мы называли наш офис на Мосфильмовской улице) готовится к какой-то операции высокого уровня вмешательства.

Комментарий В. Лаврова: автор Дневников нигде не поясняет, что такое уровень вмешательства, поэтому выскажу своё скромное предположение. Видимо, иерархия в Пирамиде была (и остаётся?) не только в чинах и званиях, но и во всех прочих делах. Любовь к порядку, как будет сксазано ниже, оставляет след на всех проявлениях этой таинственной структуры. Скорее всего, у них была определённая шкала оценок влияния проводимых операций на окружающий мир. Как уж они их вычисляли — для меня загадка. Может быть, по объёму вложенных средств, может быть, по каким-то политико-экономическим последствиям, а может быть, это были чисто субъективные нечисловые оценки. Так или иначе, операция высокого уровня вмешательства должна была быть весьма серьёзной операцией с внедрением, тайными агентами и тому подобной шпионской атрибутикой.

И вот, накануне Нового 2000-го года, то есть спустя десять с половиной лет, я вновь воочию встретился с Юрием Даниловичем. Собственно, эта встреча была весьма деловая, и потому оба мы держались совсем иначе, чем в прошлый раз. Я был напряжён и не склонен ждать от него какие-то сказочные подарки и рассуждения на отвлечённые темы об артефактах. Он же был подтянут, стремителен, одет подчёркнуто просто: чёрная футболка, светлая куртка, джинсы и кроссовки. И хотя он сидел за столом в своём знаменитом кабинете (где я, кстати, оказался впервые), по всему было видно, что он куда-то спешил. А это означало, что времени на пустые разговоры у нас нет, и мне следовало собраться с мыслями, отвечать коротко, ясно и по существу. Кроме того, нужно было с первого раза запоминать его инструкции, если таковые будут. Впрочем, всё это я уже умел, и буквально за считанные секунды сбросил с себя напряжение и приготовился впитывать инструктаж.

Юрий Данилович поднялся навстречу, окинул меня оценивающим взглядом и протянул руку. Я приблизился и пожал её.

— Садись, — кивнул он на стоящий у стенки стул, и я сел.

— Перейду сразу к делу, — сказал он, возвращаясь на своё место за красивым дубовым столом, заваленным кучей разных книг, газет и двумя ноутбуками. Книги были либо открыты на каких-то страничках, усеянных текстами, насколько я успел заметить, на древнеславянском, греческом и латинском языках, либо были сплошь утыканы закладками. Ноутбуки — оба открыты и повёрнуты к хозяину кабинета. Газеты пестрели разноцветными пометками.

По тем временам ноутбук был некой особенной роскошью даже среди компьютерщиков, а тут я видел перед собой целых две штуки, и меня так и тянуло заглянуть в них.

— Хорошо выглядишь, — бросил он, глядя в один из ноутбуков, — десять лет учёбы не прошли даром!

Я кивнул. Сам он за эти десять лет вовсе не изменился.

— Настала пора заняться серьёзным делом, — сказал он, вытаскивая из компьютера диск.

— Вот здесь, — он покачал передо мной дискетой, — материалы о некоем очень известном и таинственном объекте. Возьми.

Я неуверенно взял дискету. Это был обыкновенный 3,5-дюймовый накопитель в пластмассовом корпусе ёмкостью 1,44 МБ. Его отличие от собратьев состояло лишь в едва заметном блестящем рычажке, умело спрятанном в корпусе. Юрий Данилович между тем продолжал:

— Тебе следует изучить эти материалы о так называемой библиотеке Ивана Грозного, запомнить их и уничтожить диск с помощью той самой блестящей кнопки, которую ты пристально изучаешь.

Должно быть, в моих глазах мелькнула некая растерянность, ибо он поспешил успокоить меня:

— Всё очень просто, Иван, мы хотим вернуть библиотеку на Родину. И займёшься этим ты.

С этими словами он встал, обошёл гигантский стол и остановился у противоположной стены кабинета. Нажал пару кнопок, и на стене высветилась карта Европы.

— По нашим данным, библиотека находится в Праге. По крайней мере, там был найден известный золотой тайник Гитлера. Как и почему он там оказался — не суть. Прочитав те материалы, которые я тебе дал, ты поймёшь, почему мы считаем, что библиотека находится в нём. Тайник этот довольно массивный и хранит в себе много интересных письменных свидетельств и вещей, но нам из него нужна только библиотека, которая занимает порядка двадцати кубометров.

Твоя задача состоит в следующем. Сначала нужно будет забрать в Питере третью часть ключа от тайника. Затем открыть тайник в Праге и убедиться в том, что там действительно находится искомая библиотека. В случае положительного ответа на данный вопрос нужно будет организовать вывоз объекта в Россию.

Я понимаю, что ставлю непростую задачу, поэтому у тебя будут помощники и все необходимые полномочия. В Питере ты встретишься с моим местным представителем, Графом, который поможет тебе получить третью часть ключа.

— С кем? — спросил я, не сдержавшись.

— С Графом, — улыбнулся мой патрон. — Он специалист по теории графов, и поэтому мы его так называем. Впрочем, у меня есть все основания полагать, что он самый натуральный петербургский граф, но об этом мы с тобой поговорим в какое-нибудь более подходящее время.

— Кстати, — он на долю секунды запнулся, — в рамках рабочих отношений меня все посвящённые называют Князь. Так короче и для многих понятнее. Но об этом тоже потом. К тебе вот пока никакое имя не прилипло, что довольно странно… Впрочем, это неважно…

Он повернулся к карте и указал на Санкт-Петербург, который тут же высветился золотистой точкой.

— Четвёртого января утром ты должен быть здесь. Адрес Графа я записал на диске, запомни. На получение третьей части ключа даю вам два дня, затем ты сядешь в поезд на Прагу. Самолётом ни в коем случае не пользоваться! Через сорок часов ты будешь в Праге, где встретишься с Марго.

Прага на карте Европы тут же сама собой загорелась новой золотистой точкой. А я, наверное, покраснел, и глаза мои засветились от счастья, потому что Юрий Данилович, он же Князь, мягко улыбнулся и сказал:

— Да-да, с той самой Ритой, которую ты знаешь. Она кратор и обладает необходимыми полномочиями в Пирамиде. Она поможет тебе там. Через три дня ты выедешь в Москву берлинским поездом. Вот все билеты.

Он протянул мне пачку билетов, затем порылся во внутренних карманах куртки и вытащил загранпаспорт на моё имя.

— Вот, чуть не забыл, без этого никак… Я вижу, у тебя есть вопросы, задавай.

Он прошёл на своё место и сел, уткнувшись в ноутбук. На стене с картой Москва засияла третьей золотистой точкой. Как он это делает, подумал я, вот это концентрация!

— Если я, — начал я и тут же поправился, — если мы извлечём библиотеку, как я её повезу на поезде?

— Резонный вопрос, — ответил Князь и постучал пальцами по столу. — Не ты её повезёшь. Твоя задача открыть, проверить и дать отмашку на вывоз. После этого тебя там никто видеть не должен.

Я кивнул.

— Вы говорили о третьей части ключа… А две другие?

— Их привезут из других мест. В целях безопасности операции, я, сам понимаешь, не могу тебе сказать, кто повезёт и откуда. Там на месте всё узнаешь.

— Тогда у меня ещё вопрос,… К-князь.

Он одобрительно кивнул, и я продолжил:

— Если Пирамида так велика и сильна, как нам рассказывают на лекциях в школе, то почему нужно красть библиотеку, а не использовать власть того же Вацлава Гавела, чтобы вернуть архив законным путём?

Юрий Данилович как-то грустно усмехнулся, чем насторожил меня на долю секунды.

— Иван, Пирамида не так велика и не так сильна, как нам бы того хотелось. К тому же не все апликаторы и даже когитанты являются Посвящёнными, некоторые из них служат… иным интересам. Увы. И ни Вацлав Гавел, ни его премьер-министр, ни вообще кто-либо в новой Чехии не является посвящённым, понимаешь?

Я кивнул.

— Я просто думал… — начал я неуверенно, но Князь меня перебил.

— Далеко не все главы государств — посвящённые, — усмехнулся он, — слишком велика честь! И есть много мелких стран, которые вообще не подозревают о существовании Пирамиды. Это выгодно, прежде всего, самой Пирамиде. Так безопаснее.

— А… «восьмёрка»? — спросил я осторожно.

— И «восьмёрка» не вся, — ответил он. Его лицо теперь было бесстрастным.

— Так. Понятно. Мы, как всегда, в пролёте, — с горечью выдавил я, не ожидая больше никаких уточнений. Но они, к моему искреннему удивлению, последовали.

— Чтобы ты больше не мучился и не задавал дурацких вопросов, я скажу тебе чуточку больше, чем позволяет регламент. Ни США, ни Канада, ни Япония официально не представлены в Пирамиде. Италия — и то не на уровне президента. Правда, там у нас прочные позиции в католической церкви.

У меня, наверно, округлились глаза, потому что он улыбнулся и добавил:

— Россия входит в число посвящённых в лице главы государства со времён Ивана Калиты. — Он сделал паузу. — Я… сам его обучал. Несколько раз, правда, нашу страну исключали, вернее, просто не посвящали очередного правителя. Это было в смутное время в начале 17-го века и в начале 20-го. Пётр Первый тоже не был в наших рядах, и кукурузник Хрущёв не был. Но сейчас всё в полном порядке, несмотря на имидж президента Ельцина.

Англия посвящена со времён короля Артура, и, за редкими исключениями, является постоянным членом Правления, как и Россия. А вот Франция… да, у неё отношения с Пирамидой были и остаются очень непостоянными. Конечно, такие личности, как Жанна д'Арк, Генрих IV Наваррский, великий кардинал Ришельё, генерал де Голль и многие другие были Посвящёнными. А Наполеон хоть и не был, но знал о нас и пытался шантажировать. Его египетская экспедиция была нашим провалом, а его войны — нашей бедой. И Гитлер знал о Пирамиде, но, слава богу, не входил в неё, а вот до него Германия, как и сейчас, входила в Правление со времён Священной римской империи, что, конечно, тоже было наследством франков. Впрочем, все государства время от времени выпадали из Пирамиды. Как и люди, они непостоянны и переживают порой трудные времена.

— Но… — не удержался я, — если Пирамида способна так глубоко проникать всюду, почему идут войны?

Юрий Данилович покачал головой и ласково сказал, совсем непривычно:

— Со временем ты всё поймёшь сам, мой мальчик. Это долго рассказывать… Могу только добавить, что помимо Пирамиды есть ещё несколько крупных международных организаций и обществ, которые тщательно блюдут свои интересы. И далеко не всегда эти интересы согласуются с нашими представлениями о морали. Например, были всегда и остаются по сей день страстные любители золота, которые в сговоре с радикальными сионистами оккупировали деловые круги Лондона и Нью-Йорка. Их мы условно называем «банкирами». Эти алчные, влиятельные и абсолютно бессовестные люди владеют частной фирмой под названием Федеральная резервная система США, контролируют с помощью печатаемых ими долларов весь финансовый мир и мечтают о тотальном контроле над ресурсами всей планеты. Впрочем, алчность их до добра не доведёт, и мы ещё увидим великое крушение англо-саксонского капитализма, но… это в будущем. Так вот эти господа — наш враг номер один.

А ведь всё так безобидно было задумано! Хранить паритет! Во времена Египта и Месопотамии в хаосе древних царств и верований начали проявляться мощные мировые религии и складываться крупные империи. Возникла борьба идеологий. Хаос и свобода или порядок и диктатура? Что выбрать? Человечество мечется между этими полюсами всю свою историю, пытаясь найти компромисс. А мы стараемся держать равновесие. Качнутся весы в хаос — мы находим диктатора и возвышаем его. Качнутся в порядок — мы находим борцов за права человека и разрушаем диктат. Поощряем тех или иных писателей и философов, подталкиваем учёных.

Однако это лозунги, пригодные лишь для политиков. В реальности куда сложнее. То и дело возникают империи, «сеющие добро» по своему усмотрению другим народам — насаждают веру, обычаи, вкусы. И вовремя остановить их бывает не под силу даже Пирамиде. Вспомни Македонского, Чингисхана, Наполеона, Гитлера. А потом эти гигантские образования разваливаются на многие царства и тонут в хаосе войн. После крушения Византии, державшей мир в стабильности на протяжении тысячи лет, появились новые центры влияния, которые продолжили великую Игру за первенство своей идеологии и экономическое превосходство. Прежде всего, это Британия и Россия. Елизавета I и Иван IV.

Главное правило этой гонки — играй, но не заигрывайся. Обычно два сильных государства аккуратно ведут борьбу, не позволяя себе ни открытой уничтожительной конфронтации, ни пропуская друг друга в зону своего влияния. Никакой третий игрок им при этом тоже не нужен. Они балансируют как два полушария мозга. Ну, конечно, на их границах бывают кратковременные пожары, локальные войны, марионеточные правительства и прочие неприятности Большой игры. Но лучше так, чем война до полного истребления.

Мы, то есть Пирамида, всегда считали себя только арбитрами в этой Игре, пытаясь сохранять паритет. Но один сильный игрок в последние пять веков стал требовать к себе особого внимания. Это Россия. Здесь во все времена рождались великие умы, способные предъявить миру нечто новое не в плане технического прогресса, а в плане прогресса социального, некую общемировую модель развития и сосуществования цивилизаций. Здесь, кроме того, находится место исторического основания Пирамиды на Земле — Русская возвышенность, окружённая с севера и востока древнейшими горами Меру и Уралом, а с юга и запада велики реками Доном и Ра (Волгой), где жил Пурва из рода Вестников. Отсюда Хранители пошли в мир создавать ковчеги знаний и здесь же они исчезли навсегда, выполнив свою миссию. Но меняющийся в сторону похолодания климат всё время мешал нормальному росту экономики на нашей территории, что приводило к росту напряжённости в обществе. Может быть, именно это обстоятельство и порождает у нас столь выдающихся людей?

Во всяком случае, чтобы не терять ценный генофонд, Пирамида вынуждена была (признаюсь честно, с превеликим удовольствием с моей стороны) уделять пристальное внимание нашей стране и поддерживать её в трудные минуты, дабы она не исчезла в пучине истории вместе с Византией, Персией, Римом и другими великими империями. Возможно, благодаря нашей помощи Русь так долго и продержалась, дольше Британской империи. Однако при этом мы ослабили свои позиции за океаном, где народился очередной гегемон — те, кого мы называем «банкирами». Почуяв успех после удачно проведённой операции по развалу Союза, они наплевали на правила Большой игры и кинулись грабить освободившиеся экономические просторы, которые раньше контролировал СССР. А теперь начался кризис падения спроса — грабить-то, по сути, некого. Но машина раскручена и хочет кушать. И тут уже все средства идут в ход. Даже разрушение понятия семьи поставлено в приоритет. Ведь очевидно, что индивидуалисты больше потребляют, чем семьи в пересчёте на одного человека. Им нужно больше жилья, больше техники, больше кредитов, больше услуг. Их отношения непостоянны и приводят к росту заболеваний и других проблем, которые также решаются за деньги. А это всё — новый спрос. Весы истории, таким образом, вновь качнулись в хаос.

Князь посмотрел на часы и заторопился.

— Резюме моей краткой лекции по геополитике таково: Пирамида хочет вернуть статус-кво Большой игры, то есть паритета хаоса и порядка. Будет ли это новая (третья) холодная война или что-то ещё — время покажет…

Он закрыл один ноутбук, потом второй.

— Так… Мне нужно срочно бежать, Иван… Ты вот что, — он пожевал губами, в последний раз взвешивая решение, — возьми печать Авесты и почитай историю, тебе пригодится.

С этими словами он протянул мне золотую монету размером с «пятак», на одной стороне которой был простенький двуглавый орёл без имперских символов, а на другой — арийский знак Ра — солнца.

Я взял монетку, которая на моей ладони будто бы ожила — потеплела и стала светиться едва уловимым солнечным блеском. Я сразу вспомнил тот мраморный крестик, который мне когда-то подарил Князь. Крестик до сих пор висел у меня на груди. Когда мне нездоровилось, я сжимал его, и боль уходила… Точно так же, как я сжимал в руке золотой бабушкин медальон всякий раз, когда на душе скребли кошки или сердце билось в предчувствии прекрасного. Теперь же я держал на ладони таинственную печать Авесты — ключ к великим знаниям древних ариев и египтян! Мне было позволено проникнуть в святая святых Пирамиды — в библиотеку знаний. Ведь Авеста на древнем языке означает Знание, отсюда и русское слово — весть. Отсюда и «невеста» — непознанная, незнающая.

Юрий Данилович поднял трубку телефона и произнёс:

— Семён, проводи Ивана к Авесте. Что? Да, я лично разрешил! Он придёт с моей печатью.

Затем он подошёл ко мне и похлопал по плечу, провожая до двери.

— Иван, тебе откроется многое, будь готов принять знания как должное. Это поможет и тебе, и всем нам! Только помни: времени мало. Третьего числа ты должен быть на «Красной стреле». А сегодняшнюю новогоднюю ночь проведёшь в хранилищах, это… символично, не правда ли? Ступай, и да хранит тебя Великий Ра!

— Во имя Пирамиды! — автоматически выпалил я нашу официальную формулу успеха, пожимая руку Князю. В коридоре меня ждал Семён…

Комментарий В. Лаврова: никаких сведений о том, где находится упомянутая в дневнике библиотека Авесты, и существует ли она вообще, мне найти не удалось. Все ссылки ведут лишь к древнеперсидским текстам, которые также не дошли до наших дней в полном объёме. Более того, автор дневников тоже ни единым словом не выдал того, что сам обнаружил в древней сокровищнице знаний. Так что мы не можем представить себе их объём и ценность.


Глава 7. Alma Mater | Дневники Пирамиды | Глава 9. Элементы прозрения



Loading...