home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Я медленно открыл глаза и увидел над собой солнечное небо. Сколько длился мой сон? И почему я здесь? События прошлой ночи начали восстанавливаться в моей памяти. После того, как Свенсен произнес заклинание, все начали падать на пол и я упал. Затем эта дикая боль в голове. И эти странные сны, где я почувствовал себя другим существом из другого мира…

Вокруг меня никого не было. Я лежал на каменной плите, поверхность которой была нагрета солнцем. Рядом находились такие же плиты, но они пустовали. Это было похоже на огромный комплекс из каменных сооружений непонятного предназначения. В сотне метров от меня была расположена круглая площадка, состоящая из громадных ровных камней, плотно подогнанных друг к другу. Все обозримое пространство вокруг густо поросло высокой травой, и было видно, что эти места сейчас никто не посещает. Но как я оказался здесь? Я вспомнил плотную темноту, по которой мне пришлось идти и звук морского прибоя, но сейчас я находился в степи, и она простиралась далеко за горизонт. Если бы не эти каменные плиты, то можно было бы подумать, что и людей здесь никогда не было. Но меня больше всего волновало отсутствие моих товарищей. Неужели один я попал под воздействие книги? Но ведь я отчетливо видел, как все остальные также лежали на полу и корчились от боли. Или книга на всех действует по-разному? Мне абсолютно не хотелось оставаться в чужом мире одному. В том, что это был чужой мир я, почему-то, был уверен. Вдали находился высокий холм, и я решил подняться на него, чтобы осмотреть местность. Спрыгнув на землю, я направился по направлению к возвышенности, которая была единственной в этом месте. По моему телу ползали мелкие насекомые и заползали прямо под одежду. Мне пришлось раздеться до пояса, чтобы от них избавиться. Было очень жарко. Градусов под сорок. И если в ближайшее время я не найду воду, то буду мучиться от жажды. Солнце и вправду нещадно палило и находилось сейчас в самом зените. Я по пояс проваливался в траву и медленно приближался к холму. Мне пришлось соорудить из своей рубахи подобие головного убора и этим самым я смог защитить голову от высокой температуры. Странно, что в таком жарком климате смогла вырасти такая буйная растительность. Видимо, ночью здесь по – прохладней, чем днем, и наутро образовывается обильная роса, которая и питает всю эту траву. Наконец, я добрался до подножия холма и стал карабкаться наверх. Нелегкое это было дело. Через несколько минут я совершенно выбился из сил и улегся прямо на землю, чтобы немного отдышаться. Меня полностью скрыла трава, и ее приятный запах окутал меня со всех сторон. В небе порхали мелкие птички и, то и дело, ныряли вниз, издавая веселое чириканье. Дул легкий ветерок и со своей высоты я увидел зеленое море травы, колышащееся волнами по степи. Каменная площадка издали казалась совсем маленькой, чем была на самом деле. Кто ее построил? И для чего? Сколько нужно было потратить сил, чтобы притащить сюда эти громадные плиты и расчистить для них место?! Ничего, похожего на скалы, я не видел. Значит, все эти камни были доставлены сюда издалека. Какой в этом смысл? Здесь нет ни дороги, ни чего-нибудь похожего на нее. Или она была раньше? Но тогда, сколько же прошло времени, чтобы природа смогла скрыть все следы деятельности людей? Внезапно страшная мысль пришла мне в голову. А что, если я попал в совершенно безлюдное место?! Как же в этом случае, я выберусь отсюда? У нас не было плана по обратному возвращению назад. Мы целиком полагались на книгу. Но теперь у меня книги нет. Даже если бы она была, то без Свенсена я ничего не смогу сделать. Один он разбирается во всех этих шумерских премудростях и понимает их язык. Невеселая вырисовывается перспектива. А если добавить сюда то, что у меня нет ни воды, ни еды, ни малейшего понимания, где я, то шансы на благополучное возвращение домой, равны нулю. Но и просто так сидеть на месте мне не хотелось. Я уже хотел было встать на ноги, как вдруг краем глаза ощутил какое-то движение у себя над головой. Инстинктивно я прижался к земле и это меня, возможно, спасло. Скрытый травой, я оставался невидимым для посторонних глаз, но сам мог отчетливо все видеть. И то, что я увидел, заставило мое сердце замереть от ужаса. Высоко в небе, расправив огромные крылья, парило какое-то чудовище. Его острые когти и пасть, утыканная клыками, говорили о том, что это существо травой явно не питалось. Я сразу подумал, что это дракон. А кто же это еще? Черно-зеленое туловище все в колючих шипах, остроконечный хвост, извивающийся во все стороны, большие красные глаза, холодно смотрящие на все вокруг и выискивающие внизу очередную жертву и пар, вырывающийся из ноздрей. А размеры этого монстра! Сейчас он находился в двух сотнях метров надо мной, но и с такого расстояния я мог составить впечатление о его габаритах. Его голова была размером с небольшой автобус, а размах крыльев был не менее тридцати метров. Хвост был еще длиннее. Какую нужно иметь силу, чтобы поднять такое многотонное тело в небо?! Дракон с легкостью выполнял плавные движения крыльями и, казалось, не испытывал ни малейших затруднений с нахождением на такой высоте. Его даже можно было назвать грациозным, если бы не раздутое брюхо, которое тряслось в такт его движениям и могло вместить в себя, наверное, с десяток коров. Прокормить такое чудище, наверное, задача не из легких. Пару тонн мяса в день ему должно было хватать. Хотя этот дракон может быть и не самым большим. И в таком случае, человек у него не должен вызывать аппетита. Но все дело в количестве. Поэтому я не рисковал подниматься из травы и продолжал наблюдать за ним из своего укрытия. Чудище немного снизилось и, как мне показалось, направило свое внимание на что-то за холмом. Я, конечно, не мог ничего увидеть за своей спиной, так как до вершины холма оставалось еще не менее двадцати метров, и мой обзор был ограничен. Дракон завис в воздухе и оставался в таком положении несколько секунд. Вдруг он резко взмахнул своими крыльями и стрелой понесся вниз. Через считанные мгновения я потерял его из вида, зато вскоре услышал яростное рычание и какое-то жалкое блеяние, которое быстро закончилось. Охотник выследил свою цель. Холодок пробежал по моей спине при мысли об участи несчастного животного, находящегося в когтях этого чудовища. Разве может быть шанс на спасение, если попасть в лапы к этой громадине? Ответ был ясен. Теперь, когда дракон был занят поеданием своей жертвы, я мог закончить подъем на холм. Не осмеливаясь подниматься в полный рост, я осторожно пополз вверх на коленях, не видя перед собой ничего, кроме высокой травы. Наконец, я добрался до вершины и медленно высунул голову из зарослей, чтобы осмотреться. И смотреть было на что. Впереди меня, на расстоянии около километра, находились жилища людей. Это походило на небольшой поселок или временную стоянку, состоящую из однотипных шалашей, собранных из сухой травы и связанной в снопы. Но самое главное, я увидел широкую реку, на которой сновали маленькие круглые лодки и люди в них занимались рыбной ловлей. Что-либо рассмотреть на таком удалении было трудно, но я заметил домашних животных, походящих на наших буйволов, только с длинной шерстью и большими острыми рогами на голове. Они паслись в стаде, но некоторые из них забрели очень далеко, и одно животное досталось дракону, который сейчас жадно его пожирал, громко чавкая и утробно урча. По сравнению с драконом, буйвол казался маленьким котенком, хотя и сам был размером с легковой автомобиль. Люди в деревне не могли не видеть, что произошло с их скотиной, но что они могли поделать? Вступить в бой с этим чудовищем было бы настоящим безумием. И расстояние, которое нужно было бы преодолеть от деревни до дракона было внушительным. Буйвол был уже почти съеден. Чудовище заглатывало мясо большими кусками, и я отчетливо слышал хруст костей бедного животного, доносящийся из пасти убийцы. Место пиршества было залито кровью и на ее запах начали слетаться голодные стервятники, которые трусливо кружили недалеко от дракона и пока не решались отхватить для себя кусочек плоти, оставшейся от буйвола. Я боялся пошевелиться. Дракона, явно, не могло удовлетворить то количество мяса, которое ему досталось, и я мог послужить добавкой к его трапезе. Более страшную смерть представить было трудно. Солнце продолжало нещадно палить и моя кожа начала краснеть от ожогов. Кровососущие насекомые начали мне серьезно докучать, но я не осмеливался делать резких движений, чтобы не привлечь к себе внимание дракона. Нужно дождаться пока он улетит и попытаться незаметно пробраться к людям. Сейчас я был готов попасть в руки к любому дикарю, лишь бы избежать когтистых лап летающего монстра. И в самом деле, вскоре дракон закончил еду и, сделав пару шагов, взлетел вверх, направившись к реке. Через несколько секунд на его место слетелись падальщики и яростно набросились на останки буйвола. Они дрались и клевали друг друга, пробивая себе путь к еде, и вскоре эта картина превратилась в копошащуюся массу из измазанных кровью перьев и резких прерывистых криков, доносящихся из зловонных глоток стервятников. Мне было противно на это смотреть. Беспощадные пожиратели мертвечины, не брезгующие ничем, ради насыщения своих животов. Но мешкать было нельзя. Пока дракон пил воду из реки, я мог пробежать расстояние до людей, скрываясь в траве. Не думаю, что он меня заметит. Я слишком мал для него и оттуда, где он сейчас находился, увидеть меня было трудно. Пригнувшись, я начал спускаться с холма. Двигаться в густой траве было нелегко, и я несколько раз упал прежде, чем смог пробежать половину пути. Дерущиеся стервятники на миг прервали еду, увидев меня, но затем вернулись к своему занятию. Я пронесся мимо них и вскоре находился на одной линии с драконом, который продолжал пить воду. Это место было достаточно открытым и сейчас не было смысла наклоняться к земле. Трава заметно поредела, и я был виден как на ладони. По всей видимости, растительность под моими ногами была выедена буйволами, и это было их пастбищем. Может, стоило дождаться того момента, пока дракон совсем улетит, но что-то мне подсказывало, что он постоянно здесь крутится, держась возле своей ежедневной добычи. Слишком много костей валялось на земле вокруг и это наводило на определенные мысли. Но как люди терпят такое соседство? Или потеря своих животных – это необходимая и вынужденная дань, чтобы не быть самим съеденными? Не хотел бы я такой жизни. Но факт оставался фактом. Дракон охотился в отдалении от деревни и к ней не приближался. Может он боится? С трудом верилось в то, что можно его победить. Здесь копья и луки не помогут. Здесь нужна, как минимум, пушка, а ее, как я понимал, у жителей деревни быть не могло, если судить по их способу жизни. Но сейчас и об этом думать не хотелось. Как мне показалось, люди в деревне меня заметили. Несколько человек остановилось, и один из них показывал на меня пальцем. Теперь мне оставалось преодолеть каких-то двести метров и я, собрав оставшиеся силы, прибавил скорость. Сердце мое бешено билось, и готово было выскочить из груди. Внезапно я услышал за своей спиной какой-то шум и оглянулся. За мной гнался дракон. Он быстро махал крыльями и от этого поднимался ветер. Силы были неравны. За один взмах он преодолевал по пятьдесят метров, и теперь ему оставалось несколько секунд, чтобы догнать меня. К своему ужасу, я споткнулся, и кубарем покатился по земле. Подниматься было бессмысленно. Дракон приземлился рядом со мной, и я оказался между его лап как в ловушке. Это был настоящий исполин. Я как букашка, по сравнению со слоном, лежал на спине и ждал скорой развязки. Его громадная морда приблизилась ко мне, и я ощутил жар, вырывающийся из его ноздрей. Он обнюхивал меня. Я дрожал всем телом. Два огромных клыка торчали из его верхней челюсти и были по два метра в длину. Этими клыками он смог бы в мгновение ока разорвать любое живое существо и никто не смог бы ему помешать. Удивительное по своей мощи создание. И я, к сожалению, попал к нему на обед. Сейчас я хотел только одного. Я хотел, чтобы мои мучения закончились как можно быстрее. Это чудовище без труда проглотит меня целиком, и я могу надеяться только на быструю смерть. Закрыв глаза, я не шевелился. На мое лицо из пасти дракона капала слюна. Он тихонько рычал и продолжал меня обнюхивать. Боже, сколько же это будет продолжаться? Но вдруг я услышал человеческие голоса. Мне это показалось или, это правда? Сюда направлялись люди. Неужели меня попытаются спасти? Но как? Как они собираются отобрать у этого чудища его добычу? Если это так, то это очень смелые люди. Я открыл глаза. Дракон по-прежнему высился надо мной, но теперь он смотрел в сторону. Ко мне приближалось двое мужчин. В руках у них не было ничего, похожего на оружие. Они что, с голыми руками собрались сразиться с драконом? Я ничего не понимал. Через минуту они остановились возле меня, и один из них что-то крикнул дракону и махнул рукой в сторону. Дракон взмахнул крыльями и поднялся вверх. Меня снова обдало горячим воздухом. Неужели это чудовище послушалось человека и не съест меня?! Но так и было! Дракон поднялся высоко в небо и улетел в сторону холма. Там он приземлился и стал бродить по траве, абсолютно не обращая на нас внимания. Но на этом мое удивление не прошло. Один из мужчин подал мне руку и помог встать. Он заговорил со мной, и мне стало понятно, о чем он меня спрашивает! Я понимал его язык! Но как такое может быть! Или это все книга?..

– Кто ты такой и куда идешь? – спросил у меня этот человек. Выглядел он совершенно непривычно. Густая борода скрывала его лицо, а на голове находился причудливый колпак из кожи. Ростом он был немного ниже меня, но коренастого телосложения и обладал, скорее всего, немалой силой. Его костюм также был из коричневой кожи, а на ногах были мягкие плетеные сапоги, наверное, из травы или камышовых листьев. Его спутник ненамного от него отличался, разве что, борода у него была поменьше и выглядел он помоложе.

– Меня зовут Майк и я ищу страну Нибиру.

Мужчины переглянулись между собой и тот, который был помоложе, сказал:

– Это очень странное имя. Никогда такого не слышал. Почему ты убегал от Гомидена?

Я сначала не понял вопроса, но потом сообразил:

– Я думал, что дракон меня съест.

Мужчины снова переглянулись, и теперь старший спросил меня:

– Дракон? Ты говоришь Дракон? Но ведь это Гомиден! Почему ты сказал Дракон?

Я пожал плечами. Что мне им ответить? Эти люди даже не представляют себе, откуда я появился.

– Я сказал дракон потому, что в том мире, откуда я пришел, это называют драконом.

– Но ведь Гомиден не похож, на Дракона!

– Мне он очень даже показался похожим на дракона.

Тот, который постарше, изобразил удивление на лице и сказал:

– Гомиден не похож на Дракона. Это ведь и так видно. Это самый обычный Гомиден. Драконы совсем не такие. Ты что, ни разу не видел Драконов?

Я предпочел отрицательно покачать головой. В моем нынешнем положении, спорить с этими людьми было бы большой ошибкой. После моих слов, мужчины странно улыбнулись. Они начали пристально меня рассматривать, а тот, что помоложе, даже дотронулся до меня.

– Ты, правда ни разу не видел Дракона?

– Правда.

– А на чем же тогда летают ваши Нифилимы?

– Я не понимаю, о чем речь. Извините. Если я правильно думаю, то вы спрашиваете меня о том, на чем летают наши Боги?

– Нифилимы.

– Ну да, нифилимы.

– У нас нет нифилимов.

Удивлению мужчин не было предела. Они так и застыли на своих местах, недоверчиво косясь на меня. Старший вышел из оцепенения и осторожно спросил у меня:

– Ты не боишься, что за такие слова тебя могут убить?

– Нет. Почему я должен бояться? У нас и вправду нет нифилимов.

– Но этого не может быть! Кому вы тогда служите?

Я задумался. Кому же мы служим?

– В моем мире на этот вопрос трудно ответить. И мне сложно вам это объяснить. Мы живем совсем по-другому. И у нас нет никаких Гомиденов?

– Нет Гомиденов? – старший растерянно посмотрел в мои глаза. – А кто же тогда охраняет вас?

– Охраняет от кого?

– От всех. От амореев, например.

– Но у нас нет и амореев.

– Нет амореев? А кто же тогда есть?

– Ну… Разные другие люди. А охраняем мы себя сами. У нас есть и полиция, и армия.

– У вас есть армия?!

– Конечно. И оружие у нас хорошее. Поэтому нам не нужны защитники.

– Но ведь самое лучшее оружие у Нифилимов! И только у них есть армия. Нам они никогда не разрешат иметь такое оружие.

– А что это за оружие?

Старший понизил голос и тихонько мне ответил:

– У них есть лучи.

– Лучи?

– Да, лучи. И они могут разрезать нас этими лучами на части.

– А зачем они вас разрезают?

– Как зачем? Они ведь Нифилимы! Наши отцы. И они могут делать с нами все, что захотят.

– Скажите, а могу я поговорить с вашими Нифилимами?

Мужчины снова удивились. Видимо, мои вопросы и ответы ставили их в тупик.

– Ты хочешь поговорить с Нифилимами?

– Хочу.

– Но, зачем? Мы, наоборот, стараемся не показываться им на глаза. Они могут запросто тебя убить. Или заставят тебя рыть землю.

– Рыть землю?

– Конечно. Когда Нибиру еще была, они получше с нами обращались. Мы рыли землю только три месяца в году, а теперь роем каждый день. Много людей умерло от этого. Их почти не кормят и не дают отдыхать. Зачем им теперь золото?..

– Простите меня, но я не понимаю, о чем вы говорите. Вы сказали, что Нибиру была. Ее что, уже нет?

– А ты что, не знаешь и этого?

Я покачал головой.

– Это ведь даже ребенку известно. Нибиру погибла много тысяч лет назад. Нифилимы погибли. Но выжили те, кто был здесь в это время. И они продолжают добывать золото. Раньше все было не так. Но теперь они построили свои города и живут в них. А нас сделали своими рабами. И никто не может ничего исправить. Они непобедимы. И их все боятся.

– А почему вы не попросите их о лучшем обращении с вами?

– Это невозможно. Они наши отцы и им решать, что с нами будет.

– И вы вот так терпите?

– Они наши отцы.

Я понял, что на эту тему лучше больше не разговаривать. Эти люди смирились со своей участью и другой жизни не знают.

– А кто такие амореи?

– Амореи? Это воры и убийцы. Но они не подчиняются даже Нифилимам. Они сами по себе.

– Но ведь и амореи были созданы Нифилимами?

– Да, но непонятно для чего.

– А почему Нифилимы не подчинят себе амореев?

– Не знаю. Может потому, что амореи кочевники и не сидят на одном месте. А мы – мирные земледельцы и рыбаки. Нам разрешают заводить скот и держать Гомиденов.

– И много у вас этих Гомиденов?

– По одному на деревню. Наш еще молодой. Ему чуть больше трехсот лет.

– Триста лет?!

– Да. Но они живут до тысячи. Некоторым удается даже больше прожить, но это редкость.

– Позвольте, но я только что видел, что он съел большого буйвола.

– Да, съел. Но он ест очень редко. Ему ведь нужно что-нибудь есть.

– Редко ест?

– Ну, да. Один раз в неделю, а бывает и реже.

– А как же он тогда летает? Откуда у него силы берутся?

– Он всегда сильный.

Я многого не мог понять. Этот мир противоречил моим представлениям. Здесь все было по-другому. Я всегда думал, что чем больше съешь, тем сильнее будешь. А сейчас я видел, что это необязательно.

– Скажите, а кто такие Драконы?

– Драконы очень старые. Нифилимы привезли их с Нибиру. Они слушаются только своих хозяев. Они летают быстрее Гомиденов и больше их. И они могут дышать огнем.

– Но мне показалось, что ваш Гомиден тоже дышит огнем.

– Нет. Гомиден только делает горячий пар и все. Он не может дышать огнем. У Дракона три головы и он постоянно голодный. Он намного сильнее Гомидена и ест людей.

– Ест людей?

– Да. Драконам отдают умерших под землей людей, и они их пожирают, а Гомидены не трогают людей. Убить человека Гомиден может, но есть не станет. Мы им не разрешаем.

– Не разрешаете? А почему они вас слушаются?

– А как может быть иначе? Они ведь нам служат. Без нас они погибнут. Кому они будут нужны?

– Вы говорите, что Гомиден охраняет вас от амореев. Они, что, нападают на вас?

– Постоянно. Они воруют наших женщин и угоняют наш скот. Иногда они убивают нас.

– Зачем?

– Все дело в Колдуне.

– В Колдуне?

– Да. Его зовут Аморей. Он колдует на крови и держит своих слуг в страхе. Для него они разоряют наши земли и убивают. И он ищет книгу. Если он ее найдет, то сможет победить Нифилимов и тогда нам будет еще хуже.

Я не верил своим ушам. Эти люди говорили о книге. Неужели, о той самой?! Но я не спешил ничего им рассказывать, а решил сам расспросить кое о чем.

– А что это за книга?

– Это Носитель Силы Нифилима. Он – все. Это то, что было, есть и будет. В нем заключены все тайны Нибиру. Он может все. Но, Нифилимы потеряли ее и теперь обречены на медленное угасание своей расы. Без Силы им не возродиться и они тоже ищут книгу. Но никто не знает, где она.

– А как она пропала?

– Была Великая Битва Нифилимов, которая длилась тысячу лет. Вся земля горела и дымилась и люди были вынуждены прятаться в норах, как черви. Когда Нибиру погибла, Нифилимы стали воевать между собой за власть на Земле. Именно книга давала такую власть. Один из Главных Нифилимов взял книгу и спрятал ее в Мирах, чтобы окончить войну. С его смертью тайна исчезновения книги осталась неразгаданной.

– Вы говорите в Мирах?

– Да. В других мирах. Их много, но только Сила может перенести кого угодно в Миры.

Было удивительным то, что люди, живущие на уровне чуть выше первобытного строя, были осведомлены о наличии параллельных миров. И самое интересное было в том, что они действительно существовали.

– Скажите, пожалуйста, а что за место находится за тем холмом. Я видел там большие камни и круглую площадку?

– Это ворота в Нибиру. Их много.

– Ворота?

– Да. Но они уже не нужны. Нибиру погибла и ворота теперь поросли травой. А как ты попал сюда?

Я напрягся. Срочно нужно было что-нибудь сказать в ответ, но о книге говорить было опасно.

– В моем мире есть такие устройства, которые помогли мне попасть в ваш мир.

– Устройства? – мужчины непонимающе переспросили меня. – А мы думали, что только Сила Нифилима может такое.

– Нет, не только. В моем мире любой человек может свободно попасть в любой мир.

– А зачем?

– Ну, например, чтобы узнать, как живут другие люди.

– У нас тебе не понравится. Ты увидишь только смерть или ее ожидание. Если можешь, то беги отсюда, пока не поздно.

– Не могу. Мне нужно найти своих друзей. Их трое. Вы их не видели?

– Нет. Но можно спросить в других деревнях.

– А они далеко?

– Нет. Ближайшая, всего в трех днях пути.

– В трех днях?! Это же очень далеко. У вас есть лошади?

– Лошади у нас есть, но нам запрещают на них выезжать за пределы деревни. Только поблизости.

– А если полететь на Гомидене?

– Ты что?! На Гомидене летать нельзя! Если об этом узнают Нифилимы, то Гомидена заберут навсегда. И больше никогда не разрешат его держать.

– Так что же делать?

– Мы покажем тебе дорогу, и ты пойдешь сам.

– Сам?

– Конечно. Нам запрещают выходить за пределы деревни по несколько человек сразу. Только по одному.

– Почему?

– Не знаю. Но так хотят Нифилимы.

– Вам почти ничего не разрешают…

– Но нам разрешают ловить рыбу и держать скот.

– И чего это вам стоит?

– Один раз в год мы отдаем троих мужчин и одну женщину Нифилимам. Они попадают под землю и работают там до самой смерти, а потом их съедают Драконы.

– Они добывают золото?

– Да.

– А зачем Нифилимам золото?

– Не знаю. Но так было всегда.

– И много там работает людей?

– Много. Очень много.

– А сколько всего Нифилимов?

– Несколько тысяч, но точно не известно. Раньше их было больше, но они постепенно умирают.

– А сколько они живут?

– Некоторые по три тысячи лет, но большинство по две – две с половиной.

– А новые Нифилимы рождаются?

– Сейчас очень редко. Без Силы их раса все равно вымрет, но раньше можем вымереть мы. Нифилимы сделают все, чтобы выжить за наш счет.

– Почему вы не объединитесь с амореями?

– Это невозможно. Они кочевники и никогда не сидят подолгу на одном месте, а мы живем оседлой жизнью. Кроме того, их Колдун хочет абсолютной власти и нам с ним легче не будет.

– Понятно. А какие трудности меня могут ожидать в пути?

– Многие. Но самое страшное – это беглый Дракон.

– Как это понять?

– Беглые Драконы – это одиночки. Они разбежались во все стороны еще тогда, когда их привезли с Нибиру и расплодились. Нифилимы не всех Драконов смогли отловить, и теперь они постоянно нам угрожают. Иногда даже в деревню залетают и поедают наших буйволов. Убить такого Дракона практически невозможно. Но они подчиняются заклинаниям, которые знают только Нифилимы. Поэтому Нифилимы их не боятся, и они им не мешают. А мы постоянно страдаем от их налетов. Гомиден не может справиться с Драконом, если тот дышит огнем.

– А что есть такие, кто не дышит огнем?

– Есть и такие. Они самые старые и у них мало осталось сил, но и в таком виде они опасны. Даже если удается его смертельно ранить, он еще долго сопротивляется и успевает наделать много бед. Ведь у него три головы, а это втройне опасно. Но у него есть и одно слабое место.

– Какое?

– Драконы не любят яркого света. Им больше по душе вечер или ночь, в крайнем случае, пасмурный день. Поэтому, если на небе яркое солнце, мы знаем, что в это время Дракон не прилетит.

– Вы говорили, что Нифилимы летают на Драконах. Значит ли это, что днем их тоже трудно встретить?

– Нет. Я говорил только о Драконах – одиночках. А Нифилимы одевают на головы своих Драконов специальные шлемы, которые не пропускают солнечный свет.

– А как же они летают вслепую?

– Они все видят, только плохо. Зато у них отличный нюх. Поэтому тебе нужно обмазаться речной грязью, чтобы он тебя не унюхал. Но, если ты будешь неподвижно стоять, то Дракон тебя может и не заметить.

– Но, хоть какое-нибудь оружие у вас есть?

– Нам запрещают иметь оружие, но ты можешь взять хлыст для буйволов и выломать большую палку.

– Как – же я буду драться с Драконом палкой? Это же смешно.

Мужчина вздохнул и ответил:

– Ничего большего я тебе предложить не смогу. Советую полагаться на свои ноги и собственную осторожность. Только так ты сможешь выжить. Мы так живем постоянно. А теперь пошли в деревню. Ты, наверное, хочешь есть?

Я кивнул ему в ответ, и мы направились по направлению к шалашам.

Деревня состояла примерно из пятидесяти одинаковых шалашей, которые отличались только временем постройки. Почему люди здесь так бедно живут? Неужели, им и нормальные дома строить запрещают? Наверное, так и есть. Я проходил между этих убогих жилищ и видел, в какой нищете приходится проводить всю свою жизнь этим несчастным. Каждый шалаш кишел противными насекомыми, которые, должно быть, ночами не давали спать этим людям. Крыши шалашей зияли большими дырами, которые слабо защищали от дождя, а на полу вместо теплой подстилки валялись охапки полусгнившей травы. Лишь некоторые хибарки были обмазаны глиной, а в основном, это были продуваемые всеми ветрами халабуды. Хотя климат здесь был мягким, а днем и вообще было жарко, я не думал о том, что здесь все время так хорошо и уютно. Посреди деревни находилась широкая вонючая, лужа, в которой сидели голые дети и обливались водой. Рой комаров кружился над ними и пронзительно жужжал. Тощая собака лежала в тени большого глиняного кувшина и грустно на меня смотрела, даже не надеясь на вкусную подачку. Видимо, ей приходилось есть еще реже, чем Гомидену. Воздух в деревне пропах навозом, и это было просто невыносимым. Сточная канава, прорытая прямо через всю деревню, содержала в себе всяческие нечистоты и не добавляла хорошего впечатления от увиденного мной до этого. Большинство людей, даже не обращало на меня внимания. Они были настолько забиты и утомлены своим существованием, что их уже ничего не интересовало. Повсюду я наблюдал ноги, торчащие из шалашей, и слышал храп. Люди целыми днями просто спали. Их буйволы самостоятельно паслись по близости, и все текло своим чередом. Лишь немногие из них были заняты полезным делом. Одни ловили рыбу, другие следили за скотом. Женщины, при моем приближении, вообще старались быстро спрятаться, чтобы я их не увидел. Через несколько минут меня подвели к одному из шалашей и предложили в него зайти. Мне очень не хотелось этого делать, но нарушать законы гостеприимства я не стал. Внутри царил полумрак, и пахло чем-то кислым. Скудная глиняная утварь валялась на полу. Я уселся на кучу сухой травы и принялся ждать угощения. Мои спутники присели рядом и я сделал вывод, что это были отец и сын. Уж очень они были похожи друг на друга. Через минуту пришла пожилая женщина и принесла кувшин с молоком, а также черствую лепешку непонятного происхождения. Мне ничего не оставалось, как попробовать все это на вкус. Лепешка, и в самом деле, была не первой свежести, а вот молоко показалось мне довольно вкусным. Молча перекусив, я обратил внимание на свои обожженные солнцем руки. Они были ярко – красными и горели огнем. Перехватив мой взгляд, женщина вышла наружу и вскоре принесла какие-то лопухи, которые прилепила на мою кожу. Я почувствовал приятный холодок на руках и решил пока не выбрасывать эти чудодейственные растения. Так было легче. Теперь можно было подумать о дальнейших действиях. Есть – ли у меня шансы найти Стена, Свенсена и мистера Лири? Может они, вообще, остались в Чикаго?

Вполне вероятно. А может быть, они в каком-нибудь третьем мире и тогда мне придется остаться здесь навсегда. Об этом и думать было страшно. Этот мир пока мне совершенно не нравился. Здесь меня могли в любой момент съесть или я рисковал сгореть на солнце, или мог подцепить какую-нибудь инфекцию, от которой у меня нет никаких лекарств. Я буду вынужден в одиночку идти, не зная куда, без всякой надежды на благополучный исход. Но и сидеть без дела я не хотел. Оставаться в этой деревне на ночь нет смысла. Чем быстрее я начну что-то предпринимать, тем выше возможность разыскать своих друзей. А вдруг они где-то рядом?

Я повернулся к старшему мужчине и спросил у него:

– Могу ли я знать ваше имя?

– Меня зовут Кемельдеш, а это мой сын Мельдеш.

– Скажите, Кемельдеш, где ближайшие ворота в Нибиру, кроме этих, что рядом?

– Ближайшие ворота находятся как раз возле деревни, куда ты пойдешь. Возле каждой деревни есть ворота. Нас специально поселили возле ворот, чтобы мы встречали Нифилимов с Нибиру и поддерживали площадку в чистоте, но теперь этим никто не занимается.

– А люди из той деревни не прогонят меня?

– Не прогонят. Скажешь мое имя, и они тебе помогут. Но я должен тебе рассказать еще кое о чем.

– О чем?

– Когда наша степь закончится, начнется Старый Лес, в котором живут Нелюди.

– А кто это?

– Это первые дети Нифилимов, которые у них не получились. Они полулюди – полузвери. Мы появились позже, а сначала Нифилимы пытались приручить этих тварей. Но они оказались слишком прожорливы и тупы, чтобы быть полезными. Нифилимы их частично уничтожили, а другая их часть сбежала в леса, где живет и по сей день. Они роют норы и живут в них, вылезая только чтобы чем-нибудь поживиться. Даже амореи обходят эти места стороной, а Драконы им в лесу не угроза. Дракону нужно открытое пространство, а летать между деревьев они не могут.

– А нельзя ли обойти этот лес вокруг?

– Нет. Во-первых, он очень большой, а во-вторых, соваться на территорию амореев все равно, что идти на смерть.

– Но что же делать? Днем идти опасно потому, что можно нарваться на Нелюдей, а ночью – на беглого Дракона.

– Ничего сделать нельзя. Нифилимы намеренно ничего с этим не делают, чтобы лишить нас возможности объединиться. Мы живем маленькими группами на большом пространстве среди всех этих ужасов и не видим никакого выхода. Я сам только несколько раз выходил из деревни. И дважды чуть не лишился жизни. С тех пор я отсюда ни ногой. Мой сын, вообще, еще ни разу отсюда не выходил. Какой смысл рисковать? Хорошо, что его до сих пор не забрали рыть землю, а ведь могут сделать это в следующем году.

– К вам прилетают Нифилимы?

– Да. И довольно часто. Они ведут учет людей и если им кто-то нужен, забирают его с собой. Кроме того, мы выращиваем для них буйволов.

– Разве это не ваш скот?

– Наш, но большую половину приходится отдавать. Нифилимы едят втрое больше нашего, а сами ничего делать не хотят. Но ведь это они нас создали и научили всему, что мы умеем.

– Это так, но они вас создали для рабства. Для того, чтобы самим не работать. Как вы это все терпите?

– Но, ведь нас для работы и создали…

– Правда. Но зачем создавать такие невыносимые условия? Ведь вам все запрещают.

– Потому, что они наши отцы.

Похоже, у Кемельдеша на все был один ответ. Ему это вдолбили с самого детства, и теперь он по-другому думать не мог. Но есть ли в нем хоть капля гордости?

– А если кто-нибудь поможет вам освободиться от Нифилимов, вы пойдете на это?

Мужчина тоскливо посмотрел на меня и в его глазах я прочитал немой ответ. Он даже и мысли не допускает о том, что как-то можно свергнуть тиранию Нифилимов. Для него это было очевидным. Тысячелетиями люди подвергались издевательствам над собой и убили в себе веру в свободу. Они воспринимали очевидное, как должное, и другого не знали.

– Без книги это невозможно. Нифилимы очень сильны, а мы очень слабы.

– Но если вдруг книга все-таки найдется? – осторожно спросил я.

– Тогда другое дело. Но где нам ее взять? Она навеки спрятана в Мирах.

Я выдержал короткую паузу, раздумывая, а затем тихо прошептал:

– Я знаю, где она.

Мужчина недоверчиво посмотрел на меня и сказал:

– Если это правда, тогда я согласен на войну с Нифилимами. Вот только я тебе не верю.

– Я говорю правду. Именно при помощи книги я оказался здесь. Другого способа нет.

Кемельдеш и его сын подсели ко мне поближе, и я продолжил:

– Книга у моих друзей. Но я не знаю, где они. Они могут быть в этом мире, а могут быть и в другом. Если я их найду, то обещаю, что помогу вам. Но и вы помогите мне. Я думаю, что если я попал сюда через ворота в Нибиру, то и мои друзья могут попасть сюда так же.

Кемельдеш задумался и сказал:

– Если Нифилимы узнают, что кто-то помогает тебе, то уничтожат всю деревню, а нас скормят своим Драконам, но я помогу тебе. С тобой пойдет мой сын Мельдеш. Он уже сталкивался с Драконами и знает, как от них спрятаться. Кроме того, я найду для тебя оружие. Но никому здесь его не показывай. Один раз я убил аморея, который ночью напал на моих буйволов. Я ударил его камнем, и он свалился замертво. Возле реки у меня есть тайник, в котором я спрятал все его оружие. Думаю, оно вам пригодится. Но знай, если тебя поймают, и ты назовешь мое имя, то обречешь на гибель всех людей, живущих в этой деревне. Нифилимы такого не прощают.

– Клянусь, я не выдам тебя.

– Тогда дождемся ночи и пойдем к реке.


Глава 5 | Нифилим | Глава 7



Loading...