home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9.

Прямо от ворот к главной площади города, находящейся в его геометрическом центре, вела широкая дорога. Раньше, как нам рассказал словоохотливый прохожий, старичок, худой и словно высушенный, но очень живой и бодрый, на площади стоял дворец, и по дороге к нему ездил сам Король. Затем короля свергли, и город стал республикой. Власть в нем перешла к купечеству, и все бы было хорошо, да вот соседи все норовили разрушить этот райский уголок. Поэтому армии ничего не оставалось делать, кроме как взять власть в свои руки. Для всеобщего блага.

– Когда это произошло? – поинтересовалась Джейн.

– Три дня назад, – ответил ей старичок. Мы с Джейн переглянулись. Слишком хорошее совпадение, для того, чтобы быть совпадением. Скорее уж взгляды обитателей Аталеты освободились от навязанного программой ограничения.

Я посмотрел на стоящую посреди улицы виселицу. Армия взяла власть.

– Не подумайте, – добавил старичок поспешно, «неправильно» истолковав мой взгляд, – при перевороте не погибло ни одного человека. Все было мирно.

– А это в таком случае?..

– Это демон.

Я сделал заметку на будущее, что демонов тут вешают. Лучше, на мой взгляд, было промолчать с умным видом. Однако Роджер рассудил иначе.

– И за что же его? – спросил мальчишка.

– За то, что он демон. – Наш гид непонимающе посмотрел на своего собеседника. – Приказ по городу, если демон пригоден к работе – в рабство, а если нет …

Тут его взгляд сделался подозрительным.

– А разве вы не испытываете ненависти к этим тварям? – поинтересовался он. – Они оплели своей колдовской паутиной полмира…

Однако Роджера было не так просто поймать на слове.

– Я думал, тех кто не может работать продают гоблинам, – сказал он. – Разве не так?

– Так было, – сомнения, похоже, оставили нашего гида. – Да только пару дней назад гоблины с Суриади и со Страж-горы объединились и вторглись на наши земли. Мы с ними больше не торгуем.

– Вторглись не только гоблины, мы видели с ними людей и орков…

– И троллей не забудьте, – кивнул старикашка. – Но мы все равно с ними справимся…

Мы заверили его, что не имеем ни малейших сомнений по поводу исхода предстоящей битвы. Затем мы расстались, вручив нашему гиду за труды серебрянную монету.

– Проще было спросить у этого старикашки, – заявил Брайен, после того, как мы обошли полгорода в поисках системных ворот.

– И иметь дело со стражей? – фыркнула Шейла. – Не смеши народ, приятель. К тому же их можем видеть только мы.

– Мы их найдем, – сказал я с уверенностью, которой на самом деле не испытывал. – Куда им деться, я помню фото в проспекте – здоровая арка, и стоит прямо на улице.

Систематически обойти город, пусть даже не очень большой, пусть даже лишь центральную его часть, находящуюся внутри защитного периметра, это далеко не простая задача. Я мысленно рисовал карту этого места, и по моим расчетам, большая часть пути была уже позади.

Патрулей на улицах было немного, да и зачем патрулировать улицы? Враг уже подошел к стенам, и основные силы защитников Аталеты были там. Тем же патрулям, которые нас все-таки останавливали, Роджер преподносил красивую историю о том, что мы составляем для командования план ведения уличных боев

– на случай если враг войдет-таки в город. Вообще, мальчишка оказался на редкость сообразительным, я подумал, что стоит, пожалуй, и правда чему-нибудь его поучить.

Свободный город Аталета. Любопытно было наблюдать, как город готовится к войне. В богатых купеческих домах широкие окна закрывали наспех сколоченными из досок щитами с узкими бойницами, и рассыпали по крышам какой-то порошок. Как выяснил Роджер – огнезащитный. Также они снимали с домов вывески, это тоже понятно – богатая вывеска – богатый дом, хорошая добыча.

Магии защитники города использовали мало, что было вполне понятно. Конечно, разбросай они по улице вокруг дома магические ловушки, типа того колючего куста, что прорастает в человеческом теле, и нападающие вынуждены будут подолгу задерживаться, занимаясь «разминированием». Однако – судя по рассказу Тиал – местные жители ухитрились поссориться не только с «демонами», но и с эльфами и гномами, что сильно ослабило их возможности в плане магии. Люди – маги никудышные. Тиал, к слову, мы спрятали в роще неподалеку. Может быть, думал я, она была права… Идти в город и вправду опасно…

Ворота стояли на одной из многочисленных маленьких площадей, которыми был богат город. Как успел нам объяснить все тот же старичок, прежний король любил вешать своих подданных, но не любил, когда повешенные висели у него под окнами, собирая ворон. Поэтому в дополнение к главной площади, Аталета имела множество «вспомогательных», снабженных, как правило, столбами с перекладинами.

Ворота… Это была каменная арка в три человеческих роста, невидимая для постороннего глаза. Видеть ее могли только «демоны», то есть гости Кристалла, пользоваться – тоже. Прочие просто прошли бы сквозь нее, как сквозь пустое место.

Брайен издал торжествующий вопль, и ринулся вперед, за ним, нестройной толпой, устремились остальные. Они еще не поняли, что произошло… Мы же трое уже стояли с мечами в руках, но нас было мало, мало…

Они смотрели на нас с крыш, с сетями, и ждали. Их товарищи прятались в подворотнях – и тоже ждали. Ждали, пока Брайен не пробежит с разгону, нелепо размахивая руками на ходу, сквозь каменную арку, и не выбежит с другой стороны на ту же площадь, в том же мире. Арка не работала, точнее, теперь она работала не как арка, а как западня. Сколько групп, подобных нашей, уже пришло сюда, чтобы попытаться покинуть Кристалл? С крыш нам на головы полетели сети…

Руки были связаны профессионально – не только кисти, но и локти. Я их почти не чувствовал. Ноги тоже были связаны, но так, что мы могли передвигаться, смешно семеня ногами и поминутно спотыкаясь. Всего в подвале нас было сотни две, «землян» всех возрастов, кроме пожилого. Пожилых вешали сразу.

Помещение было очень просторным, судя по всему, оно занимало все пространство под одним из королевских дворцов. Свет сюда проникал через два маленьких оконца в противоположных стенах, однако они были слишком узки, чтобы пропустить человека. В помещении стоял странный запах, который я для простоты окрестил «мышиным». Не знаю, был ли я прав – никогда в жизни не нюхал мышей. Кирпичные колонны поддерживали потолок, в остальном же зал был пуст – ни мебели, ни винных бочек, ни скелетов по углам. Только люди.

Они стояли, сидели и лежали на сыром каменном полу, они разговаривали, плакали либо молчали. Много было детей в возрасте от пяти лет – младше в Кристалл не пускали.

Я с трудом встал на ноги и просеменил в угол, где лежала Джейн. Без толку, она была без сознания. Тогда я громко выкрикнул имя Роджера и испытал огромное облегчение, когда тот откликнулся.

Я добрался до него, и встав на колени у него за спиной, принялся зубами развязывать веревки на его запястьях. Не думайте, что это было просто, они здесь использовали что-то вроде шелкового шнурка, а света в помещении едва хватало. Я потратил полчаса, прежде, чем узел развязался.

Роджер немедленно принялся массировать свои запястья, затем, повозившись еще четверть часа, развязал мои руки. Еще столько же времени ушло на узлы на ногах. За это время к нам в подвал запустили еще одну группу, и они поведали присутствующим, что город осажден и его вот-вот будут штурмовать. Люди восприняли эту новость молча, никто не знал, как поступят с нами победители.

Я освободил Джейн, и после недолгой возни привел ее в чувство.

– Я уже начал беспокоиться, – с упреком сказал я.

– Мне дали по голове, – ответила Джейн, таким тоном, словно это было оправданием. – Что происходит?

Я вкратще объяснил ей ситуацию. Вокруг нас люди развязывали друг друга, и , я полагал, через пару часов все будут свободны.

– Надо бежать, – заявил Роджер.

– Браво, Род! – Джейн захлопала в ладоши. – Из тюрьмы и из осажденного города.

– Есть лучшие идеи?

Лучших идей не было. Затем вдруг заговорил один из пленников, высокий мужчина с волевым «армейским» лицом.

– Слушайте все! – его голос легко перекрыл разговоры в подвале, и сразу наступила тишина.

– Сейчас мы отсюда уйдем, – продолжал мужчина. – Кто-то спасется, кто-то нет. Но главный вопрос – что делать потом? Поэтому я хочу, чтобы вы кое-что запомнили. Слушайте.

Теперь все молчали, он полностью завладел вниманием присутствующих.

– Недалеко от того места, где река Озилинори впадает в океан, есть лес. Направление отсюда – на северо-восток. Попасть туда можно, если идти от города Илинори вниз по течению. Там, в этом лесу, нет ни эльфов, ни людей – никого.

Я начал понимать, куда он клонит. И точно.

– Если для нас нет выхода из этого мира, – продолжал оратор, то мы можем, по крайней мере объединиться, с тем, чтобы иметь возможность защищать себя от агрессора. Там, в этом лесу – идеальное место для колонии.

Кто-то попробовал возразить, но «полковник», как я мысленно окрестил этого человека, не дал ему закончить.

– Молчать! – просто сказал он. – Я не собираюсь ничего обсуждать. Решение принято. Все, что от вас требуется, это – если вы проживете достаточно долго

– идти в этот лес и создавать колонию. Не хотите – дело ваше, но по крайней мере, рассказывайте об этом плане всем нашим, кого вы встретите, чтобы они тоже знали, где можно искать защиты. Повторить?

Не слушая возражений, он трижды повторил свою речь, затем замолчал, игнорируя разгоревшуюся дискуссию.

– Я не намерена так просто сдаваться, – сказала Джейн. – Вторые системные ворота находятся в маяке, на озере Язорок, так?

– И что?

– А то, – она подняла кверху палец, – что там должен быть смотритель.

– Системщик? – Роджер удивленно на нее посмотрел, – разве они запускали сюда своих людей?

– Да, думаю, на маяке будет сидеть один из программистов компании, – подтвердила Джейн.

– Тогда чего мы ждем? Пошли отсюда.

– Есть еще один вопрос, – остановила меня Джейн.

– Какой вопрос?

– Вопрос о спутниках.

– Так…

– Джейн права, – вмешался Роджер, – мы не обязаны тащить за собой этих…

– Если ты хочешь когда-нибудь стать моим учеником, Род, – сказал я, – то ты должен научиться следить за своей речью.

– А…

– А в остальном я с вами полностью согласен, вот только…

– Только – что?

– Если мы пойдем на прорыв всей толпой, у нас будет больше шансов. Маленькие отряды нас просто не посмеют тронуть…

– Хочу напомнить, – возразила Джейн. – Это насчет маленьких отрядов. В бою один гоблин стоит полусотни необученных людей. Потом, конечно, он устанет махать мечом, но…

– Это точно, – я усмехнулся. – Ладно, пойдем все вместе, но не будем брать на себя ответственность за всю группу, и если они будут делать что-то не так, просто уйдем.

– Согласна.

– Согласен, – кивнул Роджер.

– Ну раз все согласны – как мы отсюда выйдем?

Молчание было мне ответом.

Когда вы заперты в подвале в числе двух с половиной сотен пленников и вам хочется выйти наружу, на пути у вас стоит дверь. Двери все равно, сколько вас, так как вы не можете толкнуть ее все вместе, и дверь эта прочнее, чем хотелось бы, а оружие у вас отобрали… Логическим – и единственным – выбором остается попросить стражников сделать вам любезность и отпереть дверь снаружи. Сначала мы хотели имитировать «драку среди заключенных», но затем склонились в пользу предложенного мной варианта. Мне же предстояло воплощать его в жизнь, поскольку я безусловно был сильнейшим в данной компании в области боевых искусств.

Я подошел к двери, поднял руку и вежливо постучался костяшками пальцев.

– Откройте пожалуйста!

С той стороны прозвучало пожелание заткнуться, которое я проигнорировал, равно как и три последующих. Уверяю вас, все это время я был отменно вежлив, говорил подобающим просителю тоном и не создавал лишнего шума. Поэтому осталось неизвестным, из-за чего стражник, открывший наконец дверь, был готов меня убить.

Когда дверь открылась, я шагнул навстречу появившемуся на пороге закованному в броню чучелу – лучшего противника трудно и пожелать, проскользнул к нему за спину, и ударом ноги направил беднягу прямо в руки ожидающих сзади пленников. Затем я осмотрелся, и мысленно поздравил себя с успехом. Стражников было двое, что оставляло мне одного противника, сидящего в углу маленькой каморки человека средней комплекции, на этот раз без лат. Осознав, что происходит, он выскочил из-за стола, за которым до этого сидел, и попытался выхватить меч. В ответ я метнул в него табуретку.

Когда Старик учил меня работать с предметами, я перепробовал практически все возможные варианты, включая и такую экзотику. Ножка табуретки вонзилась моему противнику точно между глаз. Я вооружился мечом, если можно применить благородное слово к тому куску железа, который мне достался, а второй меч взяла Джейн.

Дальше события развивались как в анекдоте: «двести человек на цыпочках крались по коридору…» Заглянув в следующее помещение, я увидел там троих солдат и человека в штатском, сортирующих кучу вооружения, в которой я с радостью заметил и свой меч. Не было ни малейших шансов напасть на них и не произвести шума, однако нам повезло – на шум никто не пришел. Похоже, теперь мы были в здании одни.

Я сменил оружие, и теперь наслаждался чувством защищенности и силы. Хороший меч – это хороший меч. Старик, правда, выдал мне как-то, что «sword is useless if you have no pants», но я не хотел в данный момент применять к себе эту поговорку. Хотя положение наше было именно таким – мы были зажаты между армией вторжения и горожанами, и вполне возможно, что те и другие охотно отложат свои споры на время, необходимое, чтобы разделаться с нами.

Мы построились в колонну и двинулись в сторону, противоположную той, откуда доносились азартные крики и звуки боя. Колонна оказалась хорошей идеей, никому не приходило в голову, что мы только что сбежали из-под замка. Детей мы научили, как себя вести, и теперь они бежали рядом, подбадривая нас криками. Затем мы увидели казнь.

Казнили гнома, и ничего особенного в казни, самой по себе, не было. На перекладину, стоящую на одной из малых площадей, повесили петлю, а осужденный, с гордо поднятой головой, стоял на ящике, который из-под него вот-вот должны были выбить. Своим видом он напоминал Жанну д'Арк, идущую на костер во имя убеждений, а ростом он был мне по грудь.

– Отставить! – скомандовал я. Офицер, который руководил казнью, недоумевающе на меня поглядел, пытаясь, видимо, понять, почему одетый в штатское хлюпик отдает ему приказания. Меня все считают хлюпиком, методика Старика укрепляет мышцы, но не делает их больше.

Тогда мы напали на них, я имею в виду меня, Джейн и секундой позже – Роджера. Трое солдат, двое из которых не успели даже вынуть из ножен оружие. Впрочем, на этот раз обошлось почти без кровопролития, мы связали их шелковыми шнурками из нашего запаса, и спрятали в какой-то подворотне. Затем я снял с гнома веревку, и развязал ему руки.

Мой «спасенный» спрыгнул с ящика, мрачно поглядел на меня снизу вверх, затем вздохнул и произнес:

– Я благодарю тебя, о демон.

Опять меня раскусили!

– Меня зовут Том, – сказал я.

– Кирк, – сказал гном, не добавив подобающего случаю «к вашим услугам». Значит ли это, что и гномы на нас ополчились?

– Мы будем прорываться прочь из города, – сказал я, – и попытаемся дойти до Илинори… Или по крайней мере, до озера Язорок. Если нам с тобой по пути

– пойдем вместе.

Гном окинул меня задумчивым взглядом, в то время, как я изучал его. Он не был похож на человека, скорее на ожившую каменную статую, такой он был массивный и в то же время угловатый. Борода его была темной, но не черной, а пепельно-серой, в ней я заметил несколько седых прядей. Одет был гном в костюм из мультфильма про Белоснежку: зеленые трикотажные штаны, зеленый – кажется это называется сюртук, широкий кожаный пояс, и остроносые туфли. Картину довершал несуразный зеленый колпак, который был заткнут за пояс.

– Я пойду с вами, – медленно произнес гном, – да, пойду. Но это не значит, что мы друзья.

– Но мы – на одной стороне? – уточнила Джейн. – Мы будем драться вместе, и помогать друг другу в бою?

– Да. Но мы не будем друзьями.

Вот и пойми его после этого.

Мы вновь построились колонной, запрятав Кирка в середину, подальше от посторонних глаз, и промаршировали по городу в сторону западных ворот. Гном, как выяснилось, знал этот город, он прожил тут почти месяц, а потом горожане вдруг взбесились, и схватили его по обвинению в шпионаже. Он не стал уточнять, было ли обвинение ложным, а я не спросил. Однако данное гномом описание защитных сооружений и гарнизона западных ворот было необычайно подробным и точным.

Город был окружен, но как я понял, окружен неравномерно. Кирк предупреждал нас о такой возможности, более того, именно в ней заключался наш единственный шанс на успех. Напротив западных ворот почти никто не дежурил. Пока. По мнению гнома, враг собирался с налету ударить по восточным воротам, и если эта атака будет удачна, то тем осада и кончится. Так или иначе, мы обратили охрану ворот в бегство, и вышли наружу, потеряв лишь двоих. Затем мы побежали.


Глава 8. | Смерть взаймы | Глава 10.