home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10.

Смысл пробежки был очень прост. Лес был вырублен на расстояние порядка километра от городской стены. Несколько отрядов осаждающих могли видеть, как мы покинули город, но не было ни одного отряда прямо напротив ворот, так что мы могли пробежать открытое пространство и скрыться в чаще. Затем, конечно, за нами могла пуститься погоня, но тот же Кирк, неожиданно оказавшийся знатоком военной тактики, заявил, что этого не произойдет.

– Кто, – говорил он, – посмеет погнаться за нами? На открытом месте нас не перехватить, а потом – они будут ожидать, что мы расстреляем их из луков из этого леса. Они же не знают, что вы ведете с собой женщин и детей.

– Верно, – согласился я. – И все же…

– Что – все же?! – воинственно задрал бороду гном.

– Не знаю. Предчувствие…

– Ты веришь в предчувствия? Ха!

Только когда мы начали свой прорыв к лесу, я осознал, что же было не так в моем плане, что занозой сидело, не позволяя мне расслабиться, и в то же время – на даваясь в руки.

– Ты был прав, человек, – выдохнул Кирк, смешно галопируя рядом со мной. Грудь его была выгнута колесом, руки согнуты в локтях и прижаты к бокам, борода задрана кверху, как впрочем, почти всегда, когда рядом находились люди, существа более высокого роста. Ноги гнома буквально сливались в колесо, делая его похожим на оживший рисунок из комикса. Впрочем, наверное те, кто программировал эту расу, взяли комикс за основу.

– Я ошибался, – Кирку нелегко давалось говорить на бегу, но он не сдавался. Скорость его почти равнялась моей, а это было хорошим показателем.

– Ты должен был поверить своему предчувствию. Мои извинения.

– Приняты, – отозвался я на бегу, – кроме того, другого выхода все равно не было.

Проблема состояла в нашей группе, в которой далеко не все были спортсменами. Проще говоря: возьмите двести пятьдесят средних граждан современного общества, из которых человек семьдесят детей, и заставьте их бежать кросс.

Первыми бежали мы с Кирком, за нами – Джейн, Роджер, и десятка три таких, которые «в прошлой жизни» занимались спортом. Километровая пробежка – пустяк. Отправляясь в Кристалл, человек обычно не получал новое тело, иначе ему пришлось бы потратить месяц, а то и больше на адаптацию. Исключения требовали существенной доплаты. Так что, если уж ты весишь центнер на Земле, то твой вес в Кристалле будет точно таким же.

Следом за первой группой бежали «середнячки», а также те из спортсменов, кому досталось нести на руках маленьких детей. Они также должны были показать неплохой результат, и достичь леса раньше любой из возможных групп преследователей.

В третью группу входили люди типа Брайена, и было их большинство. Наш отряд, начавший пробежку некогда компактной колонной, растянулся теперь на полкилометра, отставшие неудачники останавливались перевести дух, бросали оружие, пытались что-то кричать вслед колонне, и улыбаться – идиотская, если вдуматься, вещь – эта «американская улыбка». Старик отучил меня улыбаться просто так, в течение десяти минут – трудно улыбаться, когда разбиты обе губы…

– Надо быть идиотом, чтобы не понять, что происходит, – с досадой сказал я, останавливаясь в лесу, за первыми же деревьями.

– Ты о чем? – непонимающе поглядела на меня Джейн.

– Он о командирах этих трех отрядов, – ответил вместо меня Роджер.

Отряды двигались на перехват, с таким расчетом, чтобы отсечь хвост колонны, и в то же время сделать это на достаточном расстоянии от леса, чтобы мы не достали их из луков. Впрочем, луков у нас не было. Два арбалета

– вот и все наше стрелковое оружие.

– А тех, кто успел пробежать, но не добежал до леса, они расстреляют из луков в спину, – с досадой произнесла Джейн. – Мы потеряли пол-отряда!

Сделать мы ничего не могли. Гоблины – а первый подоспевший к месту действия отряд почти исключительно состоял из гоблинов, мигом положили лицом вниз тех, кто остался между ними и городом, затем часть из них развернулись и вскинули луки. Вот и все. И их было слишком много, чтобы мы хоть что-то могли предпринять.

По крайней мере, они не вошли в лес. Я и Кирк, как имевшие наибольший опыт стрельбы из лука, остались с арбалетами прикрывать отход колонны, возглавленной теперь Джейн и «полковником». Кстати, он действительно оказался полковником, звали его Олаф.

Мы прождали полчаса, и за это время было предпринято только две попытки подойти к лесу.

– Они больше не сунутся в лес, – довольно произнес гном, когда второй из выпущенных им болтов нашел цель, столь же точно, как и первый. – По крайней мере – по этой дороге.

– Важная оговорка, – ответил я. – Будь я их командиром, я послал бы кого-нибудь пощупать наши фланги.

– Потому я и предлагаю отойти.

Я поколебался, и вынужден был признать его правоту. Тем более, что трава колыхалась уж больно не в такт порывам ветра справа и слева от нас, метрах в трехстах. Мы пошли по следам колонны… Следов хватало. Затем мы свернули – я решил, что негоже оставлять малышку Тиал одну в этом лесу. Гном выслушал мои аргументы и согласился. Однако на этом беседа не кончилась.

– Ваши люди никогда не бывали в лесу, – заметил гном. – Они оставляют больше следов, чем стадо троллей.

– Большинство из них – горожане, – согласился я.

– Демоны тоже живут в городе? – удивился мой собеседник. Не подумайте, пожалуйста, что мы остановились, нет, мы по-прежнему двигались и очень быстро.

– Демоны… – я поморщился. – Мы люди, Кирк, такие же, как и другие люди в этом мире… Теперь.

– И чем же отличается это «теперь» от «раньше»? – Ехидно заметил гном. – Не тем ли, что рухнули чары, заставляющие этот мир плясать под вашу дудку?

– Да, – просто сказал я. – Именно этим. Но теперь это просто люди, Кирк, больше того, они в худшем положении, чем просто люди – они не приспособлены к этому миру. Раньше это, как ты его называешь, заклинание, защищало их, давало им знания, просто могло помочь в трудную минуту.

– Ваши тела больше не исчезают после смерти, – заметил гном. – Куда они девались раньше?

– Они переносились в то место, где человек вошел в ваш мир, так что он весь путь должен был пройти сначала.

– Вы были бессмертны… – тихо сказал Кирк, – я так и думал. Один из ваших… Он пришел к нам, и вел себя нагло. Он оскорблял наше достоинство, и женщин… Пусть наши женщины – не красавицы, по вашим меркам, но и у них есть гордость.

– Вы убили его.

– Казнили, – возразил гном. – А неделю спустя он пришел опять, и не один, а с отрядом. И отомстил… Значит у нас с самого начала не было никаких шансов…

– Прости.

– Зачем вы пришли в наш мир? – почти выкрикнул гном. – Вы несли нам лишь горе, а теперь оно поразило и вас …

Я промолчал. Как объяснить, что этот мир был создан всего лишь в качестве игрушки? Развлечения? Гном бы меня не понял, да я и сам этого уже не понимал. Раньше же это не казалось неправильным – почему?

– Теперь стало лучше, чем раньше? – поинтересовался я вместо ответа.

– Честнее, – ответил гном. – Будет много зла, пока перекраиваются границы, распадаются и создаются вновь союзы… Но… Да, так лучше.

Тогда я вспомнил, что у меня остался один, последний вопрос к гному, равно как и к Тиал.

– Как ты узнал, что мы – не из вашего мира? – поинтересовался я. – Мы были одеты как местные, и акцента у нас нет…

– Это дано нам от рожденья, – отозвался гном. – Как… да, как запах. Вы пахнете этим… вашим миром.

– Эльфы тоже могут нас различать, – сказал я, – а почему не могли люди в Аталете?

– Люди! – презрительно усмехнулся гном. – Они никогда не были сильны ни в магии, ни в обонянии, ни… Прости, – прервал он сам себя. – Кажется меня занесло…

– Прощу, – согласился я. – Но при условии.

– Условии?

– Чтобы доказать, что раскаяние твое чистосердечно, ты научишь меня языку гномов.

Странно, ох странно поглядел на меня Кирк. Похоже, я, сам того не зная, оказал ему честь.

Тиал мы нашли там, где и ожидали, армия вторжения прокатилась мимо ее укрытия, не задерживаясь. Эльфийка не теряла времени даром – она уже могла ходить, и довольно быстро, синяки на лице и руках, конечно, остались, но крови уже не было видно.

– Пойдем, – сказал я. – Ты была права – в городе нас ждала ловушка.

– Ты не нашел путь в свой мир? – в голосе девушки звучало сочувствие.

– Нашел. Он закрыт.

– Что же вы будете делать теперь?

– Мы догоним наш… отряд, – ответил я, – и пойдем к озеру Язорок.

– К маяку. – Девушка, казалось, не была удивлена.

– Ты знаешь о маяке?

– Да. Я из этих мест.

– Прекрасно. Нам очень пригодится проводник.

– Я тоже буду рада компании, – девушка невесело усмехнулась собственной шутке.

Мы вышли из рощицы, я имею в виду, я и Тиал. Что касается Кирка, то он ждал снаружи, на тот вполне вероятный случай, если к нам пожалуют незваные гости.

– Кирк, это Тиал, Тиал – это Кирк.

– Кирк к вашим услугам.

От меня не укрылось то, как изменилось выражение его лица при виде украшающих мою спутницу синяков.

Мы обогнули город, и направились по следам нашего отряда… Если можно назвать отрядом группу людей, способную так наследить. Кирк был мрачен как туча. Любой гоблин, говорил он, любой орк, да что там – даже любой тролль пройдет по этому следу с завязанными глазами.

Я возразил, что пока мы не встретили никаких намеков на то, что на отряд нападали. Действительно, зачем кому-то преследовать группу, идущую прочь от города? По логике вещей, осадившая Аталету сторона нуждалась теперь в каждом солдате.

– Пусть так, – согласился гном. – Но тем не менее – я хотел бы, – с вашего позволения, разумеется, дать вашим людям пару уроков.

– Спасибо…

Путь наш лежал теперь на северо-запад, вдоль Риры, к ее истокам в горах Казатосонди. Рира – полноводная в своих низовьях – здесь была непригодна для судоходства из-за частых порогов и водопадов. Вынужденная задержка – Тиал не могла пока двигаться быстро – привела к тому, что мы догнали отряд лишь часов через шесть, уже в сумерках. Мы не только догнали его… Они стали лагерем в лесу, и я предложил своим спутникам подойти к одному из костров незамеченными.

– Это плохие бойцы, – возразил гном, – но я не думаю, что они настолько плохи. Надо хотя бы проползти мимо постов, а не идти шагом… Через десять минут он вновь приносил мне формальные извинения. Мы прошли мимо постов. Мы прошли бы мимо них, даже будь у нас по барабану.

Рассудив, что перед дальней дорогой полагается хороший отдых, гном немедленно завалился спать. После недолгих поисков я разыскал костер, у которого сидели Джейн с Роджером, и присоединился к ним. Джейн косо посмотрела на эльфийку, но от замечаний воздержалась.

– Ты заметила, что мы прошли мимо постов? – спросил я.

– Да. И ничего не могу с этим поделать. Я не могу в одиночку охранять такой лагерь.

– Сколько их теперь?

– Около двухсот.

– Я думал, потери были больше.

– Они и были больше, – Джейн взяла палку, и принялась ворошить угли в костре. Огонь освещал ее с одной стороны, словно бронзовая маска вздумала со мною поговорить. – Их было сто сорок, Томми… Потом мы встретили еще два отряда.

– Ясно…

– Ты узнал что-нибудь о деталях маршрута? – Джейн отшвырнула ветку, и села, скрестив ноги по-турецки. – Я пыталась, но ты представляешь, ни один из этих людей не прочел достаточно, чтобы…

– Тиал знает дорогу, – перебил я. – По крайней мере, она знает дорогу до маяка, она живет в тех местах.

– Правда? – Джейн недоверчиво уставилась на эльфийку. – Ты знаешь дорогу?

– Да, – говоря, Тиал смотрела прямо перед собой, – Я провожу.

– Ты лучше расскажи все, что знаешь, – невесело усмехнулась Джейн. – На случай, если тебя убьют…

Сначала я подумал, что Тиал откажется. Эльфы очень щепетильны в вопросах чести, а предложение, сделанное Джейн, можно было истолковать как оскорбление. Однако я ошибся. Девушка заговорила. Приглядевшись повнимательнее к скупо освещенному костром, покрытому синяками лицу, я вдруг понял, что происходит сейчас у костра. Девчонка боялась. Она настолько боялась, что мы не возьмем ее с собой, и что из этих мест, где бродят страшные захватчики, тролли и прочая нечисть, ей придется выбираться одной, что была готова на любое унижение.

– Завтра, – прервал я ее. – Сейчас тебе надо поспать, иначе ты не сможешь идти с достаточной скоростью…

– Спасибо. Девушка отошла на несколько шагов, и свернулась калачиком. Знакомая поза – лежа на правом боку, подтянув колени к животу… Когда Старик приучал меня спать на снегу, я тоже ею пользовался. Я поймал взгляд Роджера, и показал ему на эльфийку. Мальчишка взял одно из «трофейных» одеял, и направился к девушке.

– Она могла бы все рассказать сегодня, – заметила Джейн.

– Она устала.

– Она не настоящая, Том.

– Джейн, – я сделал паузу, подбирая слова, – давай не будем больше касаться этой темы, ладно? Ясно, что нам друг друга не переубедить. Иди лучше сюда.

– Куда – сюда? Сейчас Род вернется.

Я посмотрел туда, где находились Роджер и эльфийка. Девушка больше не лежала, она сидела, закутавшись в одеяло, а мальчишка сидел напротив. Они беседовали.

– Он не вернется, – сказал я. – Идешь?


Глава 9. | Смерть взаймы | Глава 11.