home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12.

Новое утро и новый переход. На самом деле это больше напоминало неспешную прогулку. Чего я никогда не смогу понять. Эти люди знали, что их окружает опасность, знали они также, что в скорости, возможно, их единственное спасение… И все равно – почти никто не пытался выжать из себя хоть немножко.

Не все, конечно. Вокруг нас – Джейн, Роджера, Кирка – его познания в военном деле, похоже и вправду были выдающимися, а его упрямство гарантировало, что люди станут его слушать – сформировалось небольшое ядро. Шейла – она оказалась снайпером в стрельбе из арбалета, а сейчас, на ходу, Тиал объясняла ей, как пользоваться луком… Ну и десяток других. И сто семьдесят человек балласта.

Почему они считают, что раз мы лучше деремся, то значит нам о них и заботиться? Я поговорил на эту тему с Джейн, но ни я ни она так и не сумели придти к определенному выводу. Самое смешное – мы оба безоговорочно признавали, что сильный должен заботиться о слабом. Но вот должен ли этим пользоваться слабый – мы решить не сумели.

– Может быть, нам и вправду следует от них оторваться? – спросил наконец я.

– И оставить их умирать?

– У меня такое впечатление, – возразил я, – что они умрут и так. А наше присутствие лишь откладывает неизбежное.

– Это заставило Джейн задуматься. Она вообще, на мой взгляд, старалась поступать «правильно», то есть так, как диктует логика. Разумеется, пока эта логика не шла вразрез с ее капризами и эмоциями, как в случае с Тиал. И все же… Бросить людей на произвол судьбы… Спор разрешила Шейла.

– Зачем вы себя мучаете? – спросила она. – Ясно ведь, что никого вы не бросите, так и будете всем сопли вытирать. Идут, спорят…

Мы с Джейн посмотрели друг на друга и расхохотались.

Проблема номер два – Тиал. Точнее пара Джейн – Тиал. Отношения между ними все ухудшались, и в результате девушка просто старалась не показываться Джейн на глаза. Причем, если сначала я думал, что причина только во мне, то теперь начал сомневаться. Похоже, было тут что-то еще…

Самое главное – мне нужна была эта эльфийка, точнее ее необычная медицина, и магия тоже. Я ничегошеньки не мог сделать из того, что она показывала, но зато все запоминал. А чтобы учиться, невольно приходилось идти с ней рядом, разговаривать… И Джейн лезла на стенку. Приходилось изображать раскаяние, спорить, ругаться. Затем Тиал находила новую лекарственную пакость – цветок, корень, лепешку чего-то, напоминающего… ну вы поняли. Я подходил к ней, слушал объяснения, воспроизводил заклинания. Затем заверял огорченную девушку, что ее вины здесь нет… Ничего, я упрямый. Рано или поздно я намеревался понять, что это такое, чтО мы, люди, делаем неправильно. К тому же Зирт ведь сумел меня проклясть. А он был человеком… Кстати, вот с кем не мешало бы потолковать.

Это было моей проблемой номер три. И я очень надеялся, что сумею ее разрешить при помощи гнома и эльфийки – двух нечеловеческих существ в нашем отряде…

– …Попробую поставить вопрос иначе – почему мы с Роджером были единственными, кто почувствовал исходящую от озера угрозу?

Гном заложил большие пальцы за пояс и вытянул губы трубочкой, что, как я уже успел убедиться, являлось у него выражением крайней задумчивости. Тиал контролировала себя лучше, она лишь наморщила носик. Синяки и ссадины, лишь день назад делавшие ее лицо похожим на сплошную кровавую маску, сейчас почти исчезли, отчасти под влиянием ее странных лекарственных трав, отчасти же потому, что, как она объяснила, на эльфах вообще все быстро заживает. Здесь, в Кристалле, не говорили «заживет как на кошке». Говорили – «как на эльфе». Она была красивая девочка, эта Тиал, а лет ей было шестнадцать. Важный момент, особенно учитывая, что эльфы живут практически вечно. Или пока их не убьют.

– Повтори слово в слово, что он тебе сказал, – потребовал наконец гном.

– Кто?

– Зирт Смертоносный.

– Не знал я, что он Смертоносный, – усмехнулся я. – Что же, слушай… – Я повторил слово в слово всю историю моего визита в пещеру. Разговор с оракулом очень рассмешил Тиал, однако гном лишь хмурился, и то принимался теребить бороду, то барабанил пальцами по поясу.

– Почему ты его не убил? – спросил он наконец. Только тут я понял, что соль истории до гнома не дошла.

– Я не собирался его убивать, – сказал я. – Мне просто надо было как-то провести полдня, вот я и решил поразвлечся…

– Поразвлечься?! – Кирк подскочил так, словно его шилом кольнули. – Ты пошел к оракулу, нанес ему смертельную обиду, избил их священного тигра, вломился к величайшему магу из числа людей… ради забавы?

Я посмотрел на Тиал – девушка кусала губу, но в остальном внешне оставалась серьезной.

– Позволь мне напомнить тебе, Кирк, – прервал я наконец его словоизлияния, – что тогда я был бессмертен. Помнишь? Никакое проклятие не могло мне повредить.

Кирк опять заложил пальцы за пояс.

– Хорошо быть бессмертным, – сказал он наконец со странной интонацией.

– К сожалению, похоже, что это позади.

– Да…

– Тут не о чем думать, – подала голос Тиал. – Тебе надо поговорить с магом, причем если ты не найдешь ойта, то с лером, а если не найдешь лера, то с эльфом. Мы с Кирком не настолько сильны, чтобы видеть сквозь проклятия. Но вы оба прокляты – ты и Род.

– Что возвращает нас к моему первоначальному вопросу, – сказал я. – Почему мы с ним почувствовали змею, до того, как она поднялась из озера, а остальные, включая и вас, магов – нет.

– Я бы сказала, что это проклятие, – неуверенно произнесла Тиал.

– Ха! – усмехнулся гном. – Уж не хочешь ли ты сказать, что дух озера не может справиться с простым проклятием, наложенным к тому же рукой человека?

– Роджера прокляла бэньши.

– Ха и ха!

– Я понял, – сказал я со смирением. – Есть в жизни тайны, разгадки которых мы не узнаем никогда. Куда ты собрался, Кирк?

– Вон та роща внушает мне опасения, – ответил гном. – Хорошее место для засады.

– Возьми с собой людей, – сказал я механически, думая о другом.

– Нет!

Я удивленно посмотрел на него, и понял, в чем дело, лишь когда за спиной у меня прыснула Тиал. Право, иногда я бываю на редкость туп.

– Тиал, девочка, поговори со мной по-эльфийски, – попросил я.

Рира течет по трем климатическим зонам, и не спрашивайте меня, почему так получается. Верховья ее находятся севернее ее средней части, и тем не менее, там сплошь джунгли, а в средней части – лес. Низовья же реки проходят, правда чуть-чуть – по пустыне. За исключением леса, растущего на острове бэньши. Я думаю, теперь, когда Кристалл принялся избавляться от навязанных программой ограничений, джунгли переместятся южнее, где, на мой взгляд, им и надлежит находиться.

Если идти вдоль левого берега, а затем, когда в верхней своей трети река разделяется на два истока, следовать опять же вдоль левого из них, то как раз в этих джунглях и окажешься. Карту рисовали, ссорясь, споря и вырывая друг у друга уголек, Кирк и Тиал. Рисовали на плоской поверхности валуна, так что с собой я ее брать не стал, однако этого и не требовалось. Большая часть мира Кристалла, исключая, конечно, Черный Берег, Странный Континент, Бегущие Острова и Пещерный Край, была на этой карте, а карта навечно – в моей голове. Джунгли, да…

Я не особый поклонник джунглей, поскольку мой опыт путешествия в Бразилию в свое время едва не кончился катастрофой. Старик хотел посмотреть, как я проживу, один, без еды, в тенниске и кроссовках, среди этого влажного кошмара. Я прожил, да… Чего мне это стоило…

Так что при обсуждении я стоял за правый исток Риры, что брал начало в горах Казатасонди, в этом случае наш путь по джунглям сводился к необходимому минимуму. Будь я один, я вообще бы эти джунгли обошел – для бешенной собаки сто километров – не крюк. Но вышло не по-моему.

Здешние джунгли отличались от тех, в дельте Амазонки, причем в худшую сторону. Размерами деталей. То, что по веткам в Бразильских джунглях ползают гусеницы длиной в ладонь, и норовят сорваться с ветки тебе за шиворот – пустяк, по сравнению с гусеницей размером с овцу, которая – свались она не вовремя с ветки – просто сломает тебе шею.

Джунгли стояли впереди, как стена. «Лесостепь», как я про себя окрестил то, сквозь что мы шли до сих пор, кончалась в полукилометре от нас, там где громоздились друг на друга фантастические растения многоярусного тропического леса. Растения были в основном местных, то есть гигантских разновидностей. Они возносили свои кроны на сто, двести, триста метров, цветы, благоухание которых слышно было даже отсюда, были размером с полметра, а многие – и с хорошую клумбу. Тиал, которая рассказывала мне про этот лес, недолюбливала его – эльфы так и не смогли подружиться со всеми обитателями джунглей, а эльф, которого укусил комар, несчастен по определению. Не из-за зуда, а из-за самого факта укуса. Впрочем, это, конечно, преувеличение – в Кристалле нет кровососущих насекомых.

– Пошли? – сказал я, налюбовавшись сказочной картиной.

Мы осторожно двинулись вперед. Странное ощущение – лес все ближе, ближе, и затем – он вокруг тебя. К моему величайшему облегчению, здесь не было тропической влажной жары, скорее – нормальная лесная прохлада. Крики птиц, многочисленные ручьи, и чистый, сильный аромат цветов. Тиал говорила, что на Светлых Землях, там где правит добро, цветы всегда пахнут приятно. На землях же Зла встречаются и такие, что вместо бабочек и пчел приманивают мух – запахом падали.

Первые жертвы начались через десять секунд – кому-то захотелось понюхать цветок. Казалось бы – Тиал охрипла, проводя инструктаж, так нет. И ведь не дети – дети были под надзором взрослых – спасибо Кирку, организовал. Взрослая женщина, лет пятьдесят. Мы услышали крик ее подруги и бросились на помощь – но было поздно. То, что у нормального цветка является пестиком, у этого было жалом – цветок качнулся вперед, подобно атакующей змее, и женщина упала. Затем один из воздушных корней растения задвигался, подбираясь к добыче.

А цветок Тиал сорвала – на лекарства.

Поражали бабочки. Я знаю, что где-то близ Аталеты был даже создан кусочек «безопасных» джунглей – для детей. Хорошее, наверное место. Цветные хороводы кружились между деревьями, причем именно хороводы, бабочки очень часто летали цепочкой, одна за другой, и длинная лента извивалась над нашими головами, выписывая восьмерки меж древесных стволов. Такое впечатление, что тебя уменьшили до размеров муравья, и ты смотришь снизу вверх на колонны, которые где-то там, в недостижимой вышине, поддерживают зеленый свод неба.

По совету все того же Кирка – вообще все военное планирование в нашем отряде взял на себя незаменимый гном – мы шли на расстоянии друг от друга, и с мечами наголо. На расстоянии – потому что даже после двух преподанных Джейн уроков, почти каждый, отбиваясь от гигантской осы, вполне мог зарубить соседа. Я же использовал эту блестящую возможность, чтобы преподать Роджеру очередной урок. Быстрота выхватывания меча и точность последующего удара. За неимением ос – они пока что, к счастью, нас не трогали, я использовал дикие яблоки, и за час на лбу у моего ученика появились еще две шишки, в дополнение ко вчерашней. Впрочем… Кажется, ему нравилось.

– Что это? – вдруг спросила Тиал, шедшая рядом со мной во главе колонны, поскольку Джейн в данный момент была в группе, прикрывающей хвост.

– Что?

– Она права, – сказал я. – Впереди что-то не так. Нет, вокруг…

– Как?.. – начал было Роджер, затем, сообразив, видимо, что сейчас не время для расспросов, замолчал. Молодец, мальчишка, впрочем, на сей раз я мог ему ответить.

– Дело в звуках леса, – объяснил я. – Что бы там ни находилось, птицы его боятся. Слышишь – оттуда не слышно этих… которые трещат. А мартышки перекликаются реже, и как-то резче.

С минуту мой ученик вертел головой, прислушиваясь, затем заявил, что не слышит разницы – что здесь, что там.

– Правильно, потому что здесь птиц пугаем мы.

– Но тогда как?

– Слушай внимательнее. Чувствуй.

Еще минута прошла в молчании, затем он кивнул.

– Что-то такое есть… – он не закончил.

Спереди донесся леденящий душу вой. Нет, не вой – это был плач, так мог бы выть волк, будь этот волк несчастен и обладай он при этом разумом. Но громче, и гораздо музыкальнее. Тоска. Жалоба. Боль.

Через минуту издалека донесся еще один вой, словно ответ. Да что там «словно», ясно же, что нас засекли, и теперь предупреждают своих. Еще один вопль донесся сзади, я оценил бы расстояние километра в полтора. Еще, и еще.

– Кто это? – спросил я у Тиал. Она пожала плечами. Затем сквозь толпу, сгрудившуюся у меня за спиной, протолкался Кирк.

– Распределитесь! – крикнул он. – Достаньте оружие. Их мало – кто бы они ни были!

– Я слышал истории, – сказал он, – про духов ужаса, обитающих в этих местах, но… ЭЙ ТЫ! КУДА ЭТО ТЫ СОБРАЛСЯ? – прервал он сам себя, останавливая паникера.

– Справимся. – утешил я.

– Ты можешь справиться с духом, после той истории с озером, я готов в это поверить. Но есть проблемы и посерьезнее.

– Например?

– Что это такое? – Джейн подошла к нам, шпага наголо, на голове венок из каких-то цветов. При виде венка Тиал сделала круглые глаза.

– Я кажется знаю, – сказала она.

Джейн непонимающе уставилась на нее. Я протянул руку, и снял венок.

– Это?

– Сколько еще таких венков вы наделали? – вместо ответа спросила Тиал.

– Делать мне нечего – вить венки, – возразила Джейн, – мне его какая-то девчушка подарила. Да в чем дело-то?

– Мы пропали.

– Тиал?

– Там никого нет, – сказала девушка, показывая рукой в сторону, откуда доносились крики.

– Как то есть – нет? – возмутился гном. – Ясно, что их шестеро, и они смыкают кольцо.

– Они здесь. – эльфийка коснулась двумя пальцами виска. – Это галлюцинация.

– Разделенная всем отрядом? – уточнил я.

– Да. Эти цветы, умирая… Их называют предсмертником… Я не уследила, а теперь мы все…

– Что случится?

– Страх. Он заставит людей потерять голову.

– Внимание!!! – заорал Кирк, словно проснувшись внезапно от спячки. – Всему виной венки из желтых цветов – они вызывают бред. В лесу никого нет. Выбросьте венки! И успокойтесь!

– Поздно…

– Скажи мне, Кирк, – спросил я, – у эльфов пощечина – это сильное оскорбление.

– Смотря за что?

– Чтобы привести девочку в чувство.

– А!

Я принял это как одобрение моего решения, и выдал эльфийке две хорошие пощечины. Она оторвалась от мыслей о смерти, и возмущенно уставилась на меня.

– Полегчало? – спросил я.

– Не бей меня больше, – этого я, признаться, не ожидал.

– Если это будет единственным способом сохранить тебе жизнь, то буду бить, – пообещал я. – Мне не нравится твое настроение.

– Они приближаются, – с опаской произнес Роджер.

– Еще один! Ты вчера справился со змеей, так?

– Ну так…

– Не нукай мне! Крики слышишь?

– Слышу…

– Что надо делать?

– Ну…

– Сто отжиманий, – веско сказал я. – Если крики не прекратятся – еще сто.

Мои спутники, кроме Роджера, уставились на меня, как на сумасшедшего, мальчишка же не говоря ни слова, принялся за работу.

– Это может подействовать, – задумчиво произнесла Тиал. Я сделал рукой приглашающий жест.

– Ну уж нет!

– Том, мне страшно, – тихо сказала Джейн.

– Отжиматься не хочешь?

– Том!

– Если ты убежишь, то пропадешь в этих кустах… Понимаешь?

– Понимаю, но…

– А когда ты пропадешь, мы с Тиал останемся наедине…

– Я не нуждался в пощечине, – заметил я ей вслед.

– Зачем ты так, Том? – жалобно спросила Тиал.

– Единственное, что в ней могло победить страх, это злость, – сказал я. – Я не хотел обижать тебя, девочка. Я по-прежнему твой друг, ладно? И как друг, я сделаю все, чтобы ты осталась в живых. Даже если придется заставить тебя отжиматься…

Тут я умолк, потому что Тиал больше не плакала – она кусала губу. Я резко обернулся. Красный от злости, пыхтя, надутый и несчастный, рядом с Роджером отжимался Кирк.

– Пошли мириться с Джейн, – сказал я Тиал. – Ты хоть и дрожишь, но по-моему, уже не боишься.

Мы потеряли почти всех. То, что нам удалось собрать хоть кого-то, было на сто процентов заслугой Кирка, точнее его луженой глотки. Он кричал около часа: «ау» и «сюда» и снова «ау». Если человек был жив – он его слышал и шел на зов. Выжило мало, большинство бросилось бежать, не глядя, и погибло в болоте, которое обнаружилось справа от тропинки, или от укусов змей, живущих вокруг болота, или…

Джейн мы тоже выловили из этой зловонной жижи – она не бежала, просто в трясину попала девочка, та самая Жанна, которую мы подобрали под Аталетой, и конечно Джейн полезла на помощь. Я швырнул в болото Тиал, взял ее за ноги, так что она смогла ухватить за руку Джейн. Второй рукой Джейн держала девчонку. Ну не было у меня времени рубить шест, потому я и использовал вместо шеста Тиал, в конце концов, Старик ведь переходил как-то по мне через трясину… Но Тиал обиделась, тем более, что смыть грязь было нечем, Джейн обиделась из-за Тиал, и в результате мы с Роджером могли сколько угодно упражняться под руководством Кирка в языке гномов.

Кроме меня, Тиал, Джейн, Кирка и Роджера, переживших «голоса» относительно легко, у нас было на попечении человек пятнадцать. Из них хоть какую-то помощь в бою могла оказать Шейла, ее способность поразить из лука любую цель, и это на второй-то день обучения, вызывала изумление. Вот только боевой лук, взятый нами в качестве трофея у гоблинов, был для нее туговат, так что на натягивание тетивы уходило слишком много времени. Зато она умела стрелять на слух, и подстрелила ночью парочку вомбатов, иначе к утру мы бы еще кого-нибудь недосчитались. В числе прочих было пятеро мужчин и восемь женщин.

– Жанна и Тиал, похоже, подружились, – заметил Роджер. Он уже научился разговаривать на ходу, после того, как я взвалил ему на плечи четыре рюкзака. В свои четырнадцать лет мальчишка не отличался особой силой, и хоть и получил коричневый пояс по каратэ, там на «Земле», но в основном за счет техники. Теперь же, по словам Джейн, я «издевался над ребенком как только мог». Ребенок не возражал, похоже, после тех двух случаев – на озере и с «голосами», он уверовал в своего учителя и был готов своротить горы. Это было хорошо, я наверное не сумел бы в случае чего пустить в ход палку, как не задумываясь сделал бы мой наставник.

– Странного мало, – возразил я, – в конце концов, обе они – еще дети.

Со стороны Джейн донесся сдавленный смешок, но реплики не последовало. Ну и хорошо. Жанна и эльфийка действительно стали неразлучны, и – что вызывало во мне двойственные чувства – некоторые из показанных Тиал трюков с травами и заговорами Жанна могла воспроизвести. Я очень много времени потратил, пытаясь от нее добиться, что же она такое чувствовала в этот момент, и о чем думала. Тщетно. Я пытался изображать из себя примерного ученика, проникаться гордостью за то, что Тиал доверила мне свои знания, даже воображал себя маленькой девочкой – но заживить словом пустячную ссадину не мог.

К полудню четвертого дня мы достигли Слияния, места, где два истока Риры соединялись в один, давая начало крупнейшей на западном побережье Континента реке.

– Послезавтра мы дойдем до Стены, – заметила Тиал.

– Если повезет… – добавила она подумав.

– Ха! – Кирк не боялся Стены, разделявшей, согласно легенде, владения добра и зла в этом лесу. Напротив, он мечтал ознакомиться с этим произведением древних зодчих. Дайте гному возможность изучить чужую постройку, и вы получите счастливого гнома, если, конечно, построено на совесть. В противном случае вы получите гнома возмущенного, гнома брызжущего слюной, и даже – гнома иронического, как бывало тогда, когда упоминалась архитектура Аталеты, или скажем, то, что понастроили у себя тимманцы.

– Если эта стена действительно делит джунгли пополам, – сказал я, – то как же мы через нее переберемся?

– Не через, – ответила Тиал. – Сквозь.

– ?…

– Для того, чтобы эта река могла спокойно течь своим путем, в стене сделан проход, – пояснила девушка. – Если долго нет дождей, а сейчас именно такое время, то река мелеет, и мы можем пройти по обнажившейся части дна.

– А если пойдут дожди?

– Здесь? В это время года здесь дожди – редкость.

– Ясно… Скажи, Тиал, а правда, что где-то в этих краях находится Забытый Город?

Ответом мне было два удивленных взгляда. Чего-то я опять сморозил некстати…

– Что случилось? – поинтересовался я.

– Но Том…

– Да говорите же!

– Послать человека искать Забытый Город, это все равно, что послать его за концом радуги, – мрачно сказал гном. – Никакого Забытого Города нет.

– Мы думали, ты знаешь, – извиняющимся тоном сказала Тиал.

– Значит, мое проклятие…

– Навсегда.

– Ну и ладно, – я пожал плечами. – Какая разница? Вон они, – я показал назад, через плечо, – тоже заперты в вашем мире, и безо всякого проклятия.

– А ведь верно! – удивился Кирк. – Пропало хорошее проклятие. Для него что домой попасть, что кусок Луны откусить… Все едино. – Гном расхохотался, не надо мной, полагаю, а над растяпой Зиртом, не сумевшим даже проклясть меня по-человечески.

Тиал молчала, ей, похоже, было меня жалко.

– Поговорим теперь на твоем языке, Кирк, – предложил я.

Стена… Это было покруче, чем Великая Китайская Стена, хотя и короче, если судить по составленной нами карте. Когда мои спутники, в основном Тиал, упоминали Стену, в голове у меня возникала картинка из букваря, этакая оплетенная плющом декоративная стенка, сложенная из красного кирпича, и высотой метра два. Действительность смеялась над моими представлениями. Я стоял под самым высоким сооружением, которое когда-либо видел, включая небоскребы Нью-Йорка. Я смотрел вверх, и мне становилось плохо, казалось, что эта невообразимая уходящая в облака плоскость падает, и сейчас сомнет незначительную букашку… Меня.

Стена была сложена из каменных блоков размером с дом, пригнанных так точно, что дотошному гному не удалось найти щели, достаточно широкой, чтобы просунуть туда древесный шип. Камень был красноватым, тот самый, который я видел по дороге сюда, а цемент между блоками был черным.

– Безумие какое-то, – тихо сказала Джейн. Я обнял ее за плечи. – Кто мог такое построить, Том? Сколько труда…

– Программист из «Вирта Турс», – ответил я, – а труда – часа два.

Джейн звонко хлопнула себя по лбу и расхохоталась. Кирк, в радостном экстазе кудахтавший около стены – он обмерял камни, используя в качестве меры длины рукоять своего топора – удивленно на нас посмотрел.

Стена. Просто очень большая стена, сказал я себе. Забудь про размеры, и это сразу станет скучно. Ее никто никогда не строил, просто сидящий за компьютером контрактный программист запустил программу, которая один за другим уложила рядами электронные образы кирпичей. Я снова посмотрел на стену. Ничего не изменилось. У меня снова закружилась голова.

Все это время мы шли параллельно Рире, но не по самому берегу, а километрах в пяти, глубже в лес. Причин было много, и все они сводились к одному слову: безопасность. Вдоль реки ждали в засаде хищники, туда ходили на водопой крупные травоядные, и там же охотились на этих травоядных местные жители с их отравленными стрелами. Проходящие по реке суда – хотя кому может потребоваться подниматься по реке дальше Аталеты? – приставали к берегу за свежим мясом и лесными фруктами. От всего этого лучше было держаться подальше.

Теперь, однако, мы впервые вышли к реке. Широкий мутный поток вытекал из-под стены, сквозь специально предусмотренный для него проход. Тиал была права, Рира обмелела, оставляя достаточно места для того чтобы пройти.

Проход был … Он был как тоннель. Глядя на Стену со стороны, я мог восхищаться ее величием, но лишь заглянув в тоннель, я осознал, что она еще и двухсот метров в ширину. Немыслимо!


Глава 11. | Смерть взаймы | Глава 13.