home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14.

Этот лес был похож на тот, что встретил нас близ устья Риры, те же лиственные и хвойные вперемешку, те же торчащие среди леса скалы, те же заросшие цветами поляны. Отличие заключалось в том, что этот лес на сто процентов состоял из деревьев-гигантов. Березы, дубы, ясени, осины, ели… Иногда сосны. Вскоре я обнаружил, что грибы тоже бывают гигантскими, и Тиал с улыбкой подтвердила, что да – их можно есть.

Тиал была счастлива. Она была в своем лесу – в своем доме. Деревья, трава, птицы – это были не пустые слова – я видел, как она погладила греющуюся на солнце гадюку, и как та лишь тихо зашипела ей вслед. Что озадачило меня больше, так это то, что Жанна тоже погладила змею, и та тоже не отреагировала. Похоже, подумал я, что я в нашем отряде не единственный учитель, а Роджер – не единственный ученик. Тиал, по крайней мере, отвлекала девочку от мыслей о потерянных отце и сестре.

– А что едят эльфы? – спросил Роджер.

– То же, что и вы, только мы стараемся не есть мясо, – ответила девушка.

– Это если есть выбор.

Вечером мы остановились на берегу быстрого ручья, в самой чаще соснового бора. Ручеек бежал, огибая лесных исполинов, а то и промывая себе дорогу под их корнями. В нем водилась рыба, а Тиал, которая на своей территории предпочитала быть вегетарианкой, набрала орехов, ягод и даже ухитрилась уговорить лесных пчел поделиться с нами медом. Именно уговорила – ни одна пчела даже не попыталась ее ужалить. Чистый воздух, пение птиц, вечерняя прохлада. Если эльфы и вправду так живут, то им можно только позавидовать… У костра Тиал до ночи учила Жанну разжигать огонь при помощи магии, и в какой-то момент девочка заставила-таки вспыхнуть сухую травинку. Я запомнил заклинание, хотя и не очень верил, что смогу его когда-либо применить.

Наутро мы двинулись в путь – просто удивительно, насколько быстрее можно двигаться, если идти, не ожидая засад. Точнее, я-то ожидал всего, чего угодно, поскольку не верил, что происшедший в программе Кристалла сбой оставил в стороне этот райский уголок. По этой причине мы с мальчишкой шли чуть в стороне, и отрабатывали бой без дыхания, обычную «дорожку» с мечом, но без вдохов, на одном долгом выдохе. Когда мой ученик начал натыкаться на деревья, я решил, что на сегодня хватит.

– Вы ухаживаете за этим лесом? – поинтересовался Роджер, когда дыхание наконец к нему вернулось.

– Мы воспитываем его.

– Как это?

– Мы учим лес и лесных жителей жить в гармонии.

– А что же едят хищники? – усмехнулся мальчишка.

– Гармония – это не значит всеобщий мир. Это скорее… ну гармония. Хищники едят то, что им и положено – мясо.

– Ясно. А где твой народ?

– Не торопись, – улыбнулась Тиал. – Будет тебе и мой народ.

Однако получилось так, что первыми нам встретился не лесной народ, а гоблины. Их было четверо, и они свежевали только что убитого оленя. Почувствовав у спины клинки, они поднялись на ноги, и неохотно отдали оружие. Мы их связали, и собрали военный совет.

– И что нам с ними делать дальше? – поинтересовался я.

– Конечно, убить! – воскликнул Кирк. – Какие могут быть сомнения?

– Я предпочла бы узнать, что они делают в моем лесу, – заметила Тиал.

– Ха! – пренебрежительный возглас вырвался одновременно у Кирка и у одного из гоблинов. Роджер поспешно отвернулся, Джейн фыркнула, а Тиал закусила губу.

– Я думаю, они нам все расскажут добровольно, – сказал я, и принялся собирать валяющийся вокруг хворост. – Они будут умолять, чтобы мы спросили еще.

Говоря так, я обкладывал хворостом одного из пленников, в то время, как остальные с интересом наблюдали за моими действиями. Я вспомнил, как с таким же интересом следили за смертью оборотня в объятиях розового куста солдаты армии вторжения. Беспокоился только тот гоблин, который находился в куче хвороста.

– Я скажу, – с ненавистью проскрежетал он. – Я все скажу. Мы – разведчики, а за нами идет армия с Суриади и Трудных гор. К концу месяца в этих местах не останется ни одной эльфийской собаки.

Тиал обеспокоенно посмотрела на меня.

– Мы должны поспешить, – сказала она, – надо предупредить наших.

– Хорошо, – согласился я, – завтра сделаем марш-бросок. Затем я посмотрел на гоблинов. Завтра их предстояло или убить, или отпустить. И то и другое – плохо.

– Тиал, – я отозвал девушку в сторонку, – ты можешь сделать что-нибудь такое, что бы надолго их усыпило? Мы дойдем до твоих соотечественников, затем они смогут послать за ними гонцов. Я боюсь, у твоих старейшин будут еще вопросы…

– Ты просто не хочешь убивать безоружных, – усмехнулась девушка. – Я сделаю смесь.

– Спасибо, – сказал я, возвращаясь к пленникам. – А теперь мы поиграем в маленькую игру. Я буду говорить слово, а ты – переводить его на ваш язык. Ясно? А если я скажу фразу – ты переведешь фразу.

Ответом мне выл недоумевающие взгляды – как гоблинов, так и моих спутников. Тогда я достал из кармана зажигалку, не земную, а сработанную гоблинами, и у них же только что конфискованную. Немедленно последовало горячее согласие.

– Разбивайте лагерь, – сказал я. – Род! Закончишь им помогать, иди сюда.

Можно ли за день выучить чужой язык? Нет, даже если у тебя абсолютная память. Но зато можно выучить как можно больше слов, и выражений, и затем мысленно повторять их, скажем, в течение месяца. Тогда ты и вправду заговоришь. Итак, мы начали. Роджер, которого я уже успел начать обучать, но не успел ничему толком научить в этой области, просто сидел рядом. Я мысленно открыл англо-гномовский карманный словарик, который составил, беседуя с Кирком, и пошел по списку, начиная с буквы «а». Всего там было чуть больше трех тысяч слов. Через час «беседы» и я и мой учитель вымотались почти до предела, а через четыре часа словарик закончился. Я мог бы отдохнуть, набраться сил перед завтрашним днем, тем более, что и Роджер, и все прочие спали, кроме несущей охрану Джейн, но нет, я имел глупость поинтересоваться, кто из гоблинов знает оркский. Оказалось – знали его все, так что я сменил «диктора» и начал все сначала. Где-то в полночь проснулась Тиал, чтобы составить и дать мне выпить настой от головной боли. Умница. Я галантно поцеловал девушке руку, поднял глаза, и увидел, что именно этот момент Джейн выбрала, чтобы подойти к костру за теплой накидкой.

Узнавать у пленных, владеет ли кто из них грамматикой языка, не имело смысла, поэтому я поступил так же, как в свое время с гномом – продиктовал с полсотни предложений в разных временах и с разными усложняющими оборотами, с тем, чтобы разобраться на досуге.

– Хорошо, – сказал я наконец. – А какие еще языки вы знаете? – На лицах гоблинов появилось выражение ужаса, но я настаивал, и они заговорили по-тиммански.

Марш-бросок – это обычно полушаг-полубег, причем кто-то в этом мероприятии должен быть лидером. Я отпадал автоматически, так как – даже после бессонной ночи – двигался быстрее, чем могли вынести мои спутники, так что мы бежали за Джейн. В качестве нагрузки на меня хотели было повесить рюкзак с Жанной, но я отказался, и девочку понес Роджер. Пусть привыкает. Мы шли уже достаточно долго, чтобы его мышцы окрепли немножко, и я планировал в скором времени научить его входить в состояние истерии, увеличивающей возможности человека, и очень привлекательной с точки зрения тренировок. В смысле замены их на медитации.

Самый красивый лес немножко теряет, когда движешься по нему бегом, перепрыгивая через поваленные деревья, продираясь сквозь кусты и форсируя вброд небольшие ручьи и речушки. Роджер к исходу второго часа шатался как пьяный, а его дыхание было, наверное, слышно на другом конце леса. Затем звуки стихли, откуда я заключил, что либо к мальчику пришло второе дыхание, либо он умер. Поразмыслив, я отбросил версию о смерти, поскольку бежать-то он не перестал.

Я догнал Роджера, и понял, в чем дело. Жанна водила над головой своего транспортного средства ручкой, и напевала одну из эльфийских «волшебных рун», которым учила ее Тиал. Я помнил эту песенку, как помнил их все, в ней говорилось о силе и бодрости, вот только не знал, что она может быть использована на практике.

– Жанна, прекрати, – строго сказал я. – Ему нужно устать, иначе он не станет сильнее. Когда будет настоящий бой, сила поможет ему победить врагов, а если ты будешь ему помогать, как сейчас – то где он возьмет силу?

– Я поняла, – вздохнула девочка, – я просто хотела помочь…

– Молодец. Я не знал, что ты так многому научилась. – Девочка просияла, а Роджер опять переключился на дыхание умирающего астматика.

Затем мне пришла идея, и я запел себе под нос ту же самую руну. Они циклические, эти самые заклинания, не все, но многие, и их можно петь, начиная с любого куплета. Я хорошо запомнил эту минуту, потому что впервые за все время моего тут пребывания, магия действительно сработала для меня. Я перестал чувствовать усталость, и вес рюкзака за спиной… И вообще – я словно принял душ.

– Тиал!

– Я заметила, – отозвалась девушка. – Запомни, как это чувствуется.

А как это чувствуется? Я не чувствовал ничего. Может, в этом дело? Для проверки, я вообразил себя грозным магом, и пропел, подчеркивая ударениями выразительность стиха, руну Тиал – никаких результатов. Затем я настроился на бег, и равнодушно, как нечто не столь существенное, пробормотал себе под нос тот же текст. Тотчас же, как и в первый раз, усталость исчезла, уступив место легкости…

– Это ложное чувство, – предупредила меня эльфийка. – Усталость вернется, как только ты перестанешь петь.

– Главное – у меня наконец получилось, – сказал я, и рванулся вперед, чтобы поддержать падающего Роджера. Ничего страшного, мальчик просто споткнулся. Затем, просто чтобы она не чувствовала себя заброшенной, я побежал немножко рядом с Джейн.

– Я кажется, смог научиться своему первому заклинанию, – похвастался я.

– О?

– Смотри, – я попытался воспроизвести жесты, которыми сопровождала свое заклинание Тиал, когда направляла его действие вовне, начал читать руну… Затем споткнулся о корягу, и растянулся на земле.

– Это оно и есть? – поинтересовалась Джейн.

– Почти.

– Я хотела бы когда-нибудь этому научиться…

– Даже и не мечтай, – начал было я, но меня перебили.

– Мы почти на месте, – сказала Тиал, а в следующий миг из кустов впереди вышли пять эльфов – все как на подбор, в зеленной одежде, серых плащах и с луками. Последнее обстоятельство беспокоило меня больше всего – я не думал, что кого-нибудь из моих спутников учили ловить стрелы. Кроме, естественно, меня, Старик приволок откуда-то спортивный лук, объяснил мне, что такое «расслабленная готовность», и поставил к стенке. Наконечники стрел имели форму шарика, поэтому я дожил до сегодняшнего дня.

– Это мои друзья! – поспешно сказала Тиал по-эльфийски.

– Это демоны, – последовал ответ. Я заметил, что эльфы целятся только в нас, людей, Кирка же они держали в поле зрения, однако стрел на него не направляли.


Глава 13. | Смерть взаймы | Глава 15.