home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15.

Эльфы навестили нас через два часа, и сказали, что нас желает видеть Совет. Стены нашей клетки волшебным образом раздвинулись, и мы направились за нашими сопровождающими. Сопровождающих было двое, и они нас не охраняли – просто показывали дорогу. Я решил, что это хороший знак. При этом они не обратили ни малейшего внимания на тот факт, что мы больше не связаны. Право… я чувствовал нечто вроде обиды.

Совет проходил в шатре, самом большом из замеченных мною по дороге, а всего я заметил пять. Либо этот лес был не очень густо заселен, либо эльфы вообще не любили скученности.

В шатре находился длинный стол, за которым с одной стороны и лицом к нам сидели пятеро эльфов. Спинка среднего из стульев была больше, а сам он – больше, откуда я заключил, что в этом кресле сидит председатель. Все пятеро членов Совета были на вид лет сорока, что для эльфа могло означать как триста лет, так и тысячу.

– Мы прослушали рассказ Тиал, – сказал председатель, и по его голосу, а также по глазам, встретившимся на мгновение с моими, я понял, что он стар, безумно стар.

– Что вы хотите сказать Совету?

– Гоблины готовят большую атаку, – сказал я. – Это главные новости.

– Гоблин солгал тебе, – усмехнулся эльф, сидящий слева от председателя, – никогда нельзя верить гоблинам.

– Это все, что вы хотите сказать Совету?

– Да, – сказал я.

– Кроме разве что того, что нам понравился ваш лес, – проронил Роджер. Председатель нахмурился – намек был ясен, однако формально придраться он ни к чему не мог.

– Вы свободны, – сказал он, расслабленно махнул рукой, – поскольку Тиал поручилась за вас. Но в нашем лесу не место демонам – покиньте его. Это не относится к почтенному Кирку, – заметил он. – По договору между нашими государствами, он может гостить у нас сколько захочет.

– Мы планируем дойти до озера Язорок, – сказал я. – И если мы не найдем того, что ищем, то хотели бы еще раз пересечь ваш лес – в сторону Илинори.

– Согласны, – кивнул председатель. – Однако за вами будут следить. Не задерживайтесь дольше необходимого в Великом Лесу.

– Мы не задержимся, – пообещал я, чем вновь заставил председателя нахмуриться.

Нас вывели из палатки и проводили туда, где на куче наших вещей и вооружения, сидела расстроенная Тиал. Ее первыми словами было «простите меня».

– Мы идем к маяку, – прервал я ее извинения. – Не стоит сердиться на твоих… Они правы, такое время, что надо быть подозрительным.

– Тогда почему они не поверили мне, когда я сказала про гоблинов? – чуть не плача произнесла девушка.

– Как это – не поверили? Так они что – не будут готовиться к отражению вторжения?

– Они послали несколько патрулей, – сказала Тиал. – И это все. Если патрулям повезет, и они встретят гоблинов, и переживут эту встречу…

– Мы же пережили…

Мы относительно легко прошли по лесу до озера Язорок. Путь занял неделю, и всю неделю в кустах то и дело мелькали наши сопровождающие. Председатель сказал правду – за нашими действиями следили. Чего они боялись – что мы осядем здесь лагерем?

Тиал метала в чащу гневные взгляды, но идущие за нами эльфы их игнорировали. На третий день мы на найденной у берега эльфийской легкой лодочке переправились на другой берег довольно большого лесного озера и заночевали на том берегу, и это заставило наших сопровождающих попотеть. Затем они нас догнали, и с тех пор шли за нами как приклеенные. Наконец утром седьмого дня мы вышли к озеру Язорок.

– Это была деревня, – сказала Тиал, глядя на пепелище. – Большая деревня. Кто мог это сделать?

– Даю подсказку, – сказал я. – Был бой, на земле полно следов крови, но нет ни одного трупа.

– Гоблины…

– Похоже, Сержант был прав, говоря, что остров с маяком будет первое, что они захватят.

– Ну до острова еще добраться надо, – заметил я, разглядывая пятнышко на горизонте. – Как же мы тут поплывем?

– Сделаем лодку, – ответила Тиал. – Это просто.

– Никогда раньше не делал лодок.

– Сделаем. Из бересты.

– Простите, – перебила нас Джейн, – но к нам гости.

Я резко обернулся. Восемь здоровенных гоблинов стояли, скаля зубы, между нами и лесом. Говоря «скаля зубы», я имею в виду именно это, гоблины умеют смеяться, но такого понятия, как улыбка, у них нет. Они воспринимают взгляд в упор как угрозу, равно как и улыбку.

– Подите прочь, – сказал я на лучшем гоблинском, какой только мог изобразить, учитывая, что свой первый и единственный урок я получил неделю назад. Правда, с тех пор я много тренировался, мысленно прокручивая возможные диалоги между мною и ими.

– Ты умрешь! – прорычал в ответ их вожак.

– Все мы когда-нибудь да умрем.

– Так, – вдруг согласился гоблин. – Но ты, проклятый, умрешь сейчас.

– Докажи это.

Он выхватил меч, такой же почти, как мой, только клинок его был не стального цвета, а черного. Мы медленно пошли навстречу друг другу, в то время, как остальные не вмешивались.

Я изучал меч. Это был хороший меч. Гораздо лучше моего нынешнего. Я хотел бы его иметь. С другой стороны, некоторое время назад между мною и Кирком состоялся разговор.

– Кирк, – сказал я, – это магическое оружие, как оно действует?

– Смотря какое, – ответил гном.

– Я разок дрался с противником, чей топор ожил…

– Это большая редкость, – гном затеребил бороду, – и большой риск.

– В чем же риск?

– В том, что взяв чужой меч, ты должен стать…

– Ну-ну?

– Я не знаю, как это объяснить. В общем, твой меч становится частью тебя.

– Это и сейчас так, я имею в виду, вот с этим мечом, немагическим.

– А что случится, если он сломается?

– Придется добывать новый. А что?

– А то, что если сломается магический меч, может статься, что придется добывать нового тебя.

– А можно ли не привязываться к одному мечу? Иметь несколько волшебных мечей, или скажем, пользоваться им как обычным, не обожествляя…

– Да, – медленно сказал Кирк. – Если ты – Великий Воин, то ты будешь владеть мечом, а не наоборот.

Сейчас мне предстояло доказать, что я – это Великий Воин. Я сделал выпад, и меч моего противника описал короткую дугу, блокируя мой удар, чтобы затем провести контратаку снизу, из неудобной позиции…

Я заставил время ускорить свой бег, и сквозь шум в ушах услышал брошенное в меня моим противником заклинание. Впрочем, что бы это ни было, оно не подействовало. Я проделал пару проходов, и он тоже, затем я начал чувствовать подвох.

Мы работали на равных! Больше того, в той технике, которую применял против меня гоблин, я узнал «секретные», стариковские приемы. Он выставил против меня моего единственного достойного противника – меня самого.

Сделав это открытие, я бросил короткий взгляд по сторонам. То ли гоблины, то ли мои спутники, кто-то из них начал бой, и теперь семеро гоблинов сражались против Джейн, Роджера… И еще пятерых эльфов – похоже, что наши сопровождающие нарушили, наконец, свой нейтралитет. Решив, что мои друзья в безопасности, я сосредоточился на поставленной передо мной проблеме.

Как победить самого себя? Что могу я сделать такого, чего не смогу сделать я сам? Две вещи. Во-первых, если гоблин еще хоть немножко контролирует свое тело, он должен хотеть жить. Меня же Старик научил хотеть смерти, технике «умереть дважды». Посмотрим, как далеко сможет пройти противостоящее мне тело по пути самопожертвования, прежде, чем сидящий в нем гоблин решит трубить отбой.

И во-вторых. Старик лично вынул мои кости из суставов, дабы придать им должную гибкость и вдоволь поиздевался над теми сустввами, которые в силу соображений безопасности калечить было нельзя. Интересно, как насчет этого парня? Что-то я сомневаюсь. А как насчет «дыхалки»?

Я бросил на него все приемы и техники, бывшие в моем арсенале, я не стремился к победе, а лишь к смерти, но перед смертью…

Он сломался через две минуты, когда я еще только входил в азарт, и развернувшись, бросился бежать.

– Стреляйте! – крикнул я, и один из эльфов «сопровождения» вскинул лук.

– Вот и мой новый меч, – сказал я, поднимая оружие своего поверженного противника.

– Берегись, – буркнул гном, – это сильное оружие.

– Поглядим.

– Мы приносим свои извинения, – старший следившей за нами пятерки подошел ко мне с понурым видом.

– Идите назад, – сказал я.

– Да.

– Скажите Совету, что гоблины заняли остров маяка и сожгли одну из прибрежных деревень.

– Слушаю.

– И еще – что то, что сказал тот гоблин про вторжение, видимо правда.

– Они знают.

– Хорошо.

– Они знают также, где спят гоблины, которых мы отловили для допроса.

– Я все передам.

– Что же, прощайте.

Они ушли, я же остался стоять на заваленном трупами гоблинов пепелище, сжимая в руках черный меч. Сцена, достойная полотна художника.


Глава 15. | Смерть взаймы | Глава 15.