home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19.

Пошли мы с Джейн. До Новой Америки была неделя пути, по безопасным и красивым местам, вдоль реки Озилинори. Мы шли по степи, затем вошли в лес и наконец добрались до реки Иртики. Лес был в основном лиственный, и представлены были в нем как гигантские, так и нормальные виды деревьев. Первые пять дней пути мы с Джейн наслаждались обществом друг друга, на шестой поссорились, и теперь дулись друг на друга.

– Стой! – Мы засекли эту засаду первыми, но решили показать свои добрые намерения. Теперь же вышедшие из кустов лучники держали нас на прицеле. Луки были не натянуты, что и понятно – долго ли его удержишь, натянув тетиву? Я дал себе слово напомнить им потом, что лук – не самое скорострельное оружие, и пять метров, разделяющих нас, можно пробежать быстрее, чем натягивается боевой лук.

– Мы с Земли…

Фраза эта оказала волшебное действие – луки опустились, а на лицах появились улыбки. Мы пожали друг другу руки, и направились вдоль речки, туда, где находился основной лагерь.

По пути, то тут то там, я замечал следы человеческой деятельности – свежая вырубка, несколько бревенчатых избушек, поле, чем-то засеянное, и стены – частоколы из бревен…

– Зачем вы строите в лесу линию обороны? – поинтересовался я.

– Заметил! – усмехнулся один из наших сопровождающих. – Это хорошо. Большинство не замечает…

– И много у вас тут народу?

– Человек с тысячу.

– Мало.

– Ну почему же мало? – удивился мой собеседник.

– Помните рекламу Кристалла, – сказал я. – Десять тысяч входов, и все, как правило, заняты. Значит, девять тысяч человек потеряно в этом мире…

– Да ничего они не потеряны, – возразили мне. – Они пашут где-нибудь на плантации… Мы копим деньги и рассылаем перекупщиков, выкупать их обратно. Медленно правда.

– А если силой? – поинтересовалась Джейн, за что была удостоена одобрительного взгляда.

– Четыре отряда по двадцать человек обходят города и плантации.

– Вот как… – Я вспомнил встречу на берегу озера, с отрядом, «составляющим карты». Теперь понятно…

– Вот мы и пришли…

Не знаю, чего я ожидал. Американского поселка, с супермаркетом посередине? Супермаркета на месте не оказалось. Вместо же американских коттеджей, стояли рядами бревенчатые бараки, десять бараков, по пять с каждой стороны широкой площади. На площади никого не было, зато на венчающих угловые бараки вышках стояли часовые.

– Похоже на тюрьму…

– Ну извините… Что есть…

– Да это я так… Пошутил… А где народ?

– В поле, – усмехнулся сопровождающий. – Мы засадили поле здешней гигантской пшеницей, но оказалось, что и сорняки к ней тоже прилагаются… гигантские.

– Эльфы могут заговаривать сорняки, – сказал я.

– Мы не доверяем эльфам.

– Почему? – удивилась Джейн.

– Они чужаки. Вот и все. Когда Кристалл отделился от нашего мира, помните, что они с нами делали?

– Эльфы?

– Все. Гномы, эльфы, люди… У нас тут есть группы из Аталеты и Джиу, так они …

– Мы были в Аталете.

– После отделения? – уточнил мой собеседник.

– После.

– Ну тогда вы знаете…

– А что будет, – спросила Джейн, – если сюда придет эльф, или скажем, гном, и захочет остаться?

– Эльфа – можно поменять на одного из наших рабов. А что касается гнома… У нас с ними очень натянутые отношения. Так что, наверное, стазу, – он чиркнул ладонью по горлу.

– Натянутые отношения – почему?

– У них был рудничок в верховьях Иртики, – последовал ответ. – Ну и они не пожелали уйти с миром, когда мы их попросили. А родичи – с горы Нахарал, решили отомстить. И началось.

– Ясно. А как насчет гоблинов, и прочих «плохих»?

– Гоблины давно усвоили, что к нам лучше не соваться. Но если у них появляются рабы из числа наших, они везут их сюда. На обмен, или за деньги.

– Ясно.

– Орки – злобные тупые твари, с ними не договориться. Что касается троллей, то я вообще не понимаю… – он надолго замолчал.

– Три дня можете отдыхать, – дежурный по лагерю протянул мне руку. Я ответил на рукопожатие. – За эти три дня вам придется решить, хотите ли вы здесь оставаться. Мы никого силой не держим. Удачи.

Мы вышли из барака, и побрели по улице. Комендант показал мне на карте возможные маршруты, мимо садов, полей, мастерских и зоны отдыха. Однако при этом я запомнил всю карту, и сейчас размышлял, что такое «каменоломня». Кроме того, оставался тот рудник в верховьях Иртики, оставшийся от гномов – там добывали изумруды. Впрочем, пути туда было – дня три. Мы решили начать с каменоломни.

– Каково твое первое впечатление? – поинтересовалась Джейн.

– Что-то не очень это все похоже на Америку, – признался я. – Где горячая вода, где сотовые телефоны? Право, я до сих пор не встретил ни одного Макдональдса.

– А если серьезно?

– Они взяли слишком жесткий курс, – сказал я. – Если они его удержат, соседи просто объединят силы и дадут им по шее. Тысяча человек – это не сила.

– А если не удержат?

– Тогда начнется демократия, а дальше… Все возможно…

Джейн помолчала. То, что она, как мне казалось, собиралась сказать, было не очень-то приятно, так как ставило крест на нашей мечте номер два – раз не удалось вернуться домой, попробуем найти подходящий заменитель здесь. Не нашли, похоже.

– Мы попытались вернуться через ворота в Аталете, – сказала наконец Джейн. – И не сумели. Мы пытались использовать системный маяк – и тоже не смогли. Затем мы пришли в Илинори… Там можно жить, хотя он слишком близок и этому лагерю.

– Ты полагаешь, рано или поздно…

– Или Новая Америка нападет на Илинори, хотя вряд ли, у них мало людей… Или Илинори нападет на Новую Америку. И то и другое будет обидно наблюдать.

– Дальше?

– Мы можем пойти в Джиу, хотя судя по тому, что я знаю, это порядочный гадюшник.

– Прежде всего, – заметил я, – я намерен найти мага, и хорошего. На нас с Родом лежит по проклятию, и кто знает – что они нам сулят. А вот и каменоломня.

Это был небольшой карьер, где трудилось с сотню человек… Нет, не только, и даже не столько – человек, сколько эльфов, гномов, гоблинов, я заметил даже пару ойтов и лера. Все как полагается: тележки на одном колесе, жара, пыль… И надсмотрщики с плетками.

– Я не уверен, что нам позволят покинуть этот лагерь, – заметил я. – Скорее, мы кончим вот так… Пойдем, пока один из этих, с плетками, нас не засек. До темноты мы должны еще посмотреть сады и мастерские.

Сады были как сады, посаженные меньше месяца назад, деревья еще только приживались на новом месте, ни о каких «яблонях в цвету» пока не было и речи. Что касается мастерских – они были довольно посредственными даже по здешним меркам. В Илинори я видел лучше. Разговорившись с одним из мастеров, мы узнали, что первое, что они тут попытались сделать, был порох. Они нашли и смешали нужные компоненты – и потерпели неудачу. Порох горел, но медленно и неохотно, для оружия это совершенно не подходило. Значит, запрет на технологическое оружие остался в этом мире, что было странно. Очень странно.

Заодно мы расспросили работавших в мастерских людей об их жизни. Как я и ожидал, это общество походило на Америку только названием – никакой демократией тут и не пахло. По поводу рабов они тоже были в курсе, и считали, что так и надо. Если уж к тебе в руки попался эльф, то почему бы его не поэксплуатировать. А уж тем более – гном. Знаете, какие они работники?

– И это – люди с Земли? – Джейн, похоже, была удивлена не на шутку. – И эти люди совсем недавно… Нет, послушай! – совсем недавно они считали себя лучшей страной в мире…

– Они и сейчас так считают.

– Но раньше у них были для этого основания!

– Верно… были…

– А теперь? Как это называется?

– Фашизм ближе всего, – заметил я, – хотя я не уверен в терминологии. Когда считаешь себя человеком, а остальные расы – нет.

– Нам надо будет забрать свои вещи из этого барака, который они называют домом.

Вещи мы забрали без шума. Вошли через дверь, мимо часового, поздоровались, и заперлись изнутри в своей каморке – весь барак изнутри был поделен на такие. Затем открыли окно и выбрались наружу, вместе с рюкзаками. Было уже темно, и можно было не опасаться, что нас заметит часовой на вышке. В конце концов, ему полагалось следить за внешними опасностями, разве не так?

Без приключений мы добрались и до окраины лагеря, а там нас уже ждали. Четверо вооруженных мечами громил и изможденный человек, лет сорока, со связанными руками. Одет он был в видавший виды черный балахон, живо напомнивший мне старину Зирта. Вне всякого сомнения, перед нами был маг.

– Далеко собрались? – поинтересовался один из четверки. Я посмотрел на мага.

– Простите меня, – пробормотал тот. – У меня не было выхода… – За что тут же получил тычок под ребра.

– Вас только четверо, – заметил я, – так что можете сложить мечи и встать на колени. Мы вас свяжем, но сохраним вам жизнь.

Вместо ответа они ринулись вперед, и я шагнул им навстречу, стараясь опередить Джейн. Звон мечей перебудит весь лагерь. Рукопашная – нет. Что же касается их мечей – мало иметь меч, надо еще знать, что с ним делать. Эти – не знали.

– Вот видите, – сказал я, – все равно вышло по-моему. Мы оставили их связанными, с кляпами во рту, и стали решать, что делать с магом. Не оставлять же его здесь!

– Мы идем в Илинори, – сказал я, разрезая веревки у него на запястьях. – Можете пойти с нами.

– Почту за честь, – маг поклонился. – Меня зовут Тибор.

– Рады познакомиться, Тибор, – сказала Джейн. – Идти-то сможете?

– Я маг, – с достоинством произнес он, и закашлялся. Мы пошли, а через десять минут маг принялся напевать себе под нос знакомую песенку – эльфийское заклинание от усталости. Если он уже устал, то один ночной переход его убьет. Просто убьет – он будет в порядке, пока поет заклинание, но потом вся накопленная усталость вернется к нему… Так что я взвалил его на плечи, и потащил дальше, не слушая возражений. Жанна была полегче, да…

Утром мы устроили привал, собрали грибов и приготовили из них и картофельной муки, захваченной в Илинори, неплохой обед. Тибор был голоден… Насколько я понял из его краткого рассказа, в плен его взяли больше месяца назад, выкрали прямо из его дома в Илинори, связали руки, чтобы он не мог делать магических пассов, и использовали – как дополнительную охранную систему. Кормили его хлебом и водой, если вовсе не забывали кормить. Беглецы из лагеря, вроде нас, кончали, по его словам, одинаково – в каменоломне.

Затем он извинился за свой вопрос, и поинтересовался:

– Скажите, Том, вы знаете, что на вас наложено проклятие?

– Знаю, – сказал я. – И еще одно – на нашего спутника, Роджера. Если вас не затруднит, мы хотели бы, чтобы вы посмотрели, что можно сделать.

– Я обязан вам жизнью, – серьезно сказал маг. – И я сделаю все, что в моих силах. Только, – он вздохнул и беспомощно развел руками, – не сейчас. Мне нужно хоть немного придти в себя.

– Приходите, – сказал я, и Тибор немедленно заснул.

– Как ты думаешь, – посмотрев на спящего мага, спросила Джейн, – что будет, когда он объявится в Илинори, и расскажет о том, где он был все это время, и как к нему там относились?

– Надеюсь, – мрачно произнес я, – он не забудет также упомянуть, кто его оттуда вытащил…

Наши опасения оказались напрасны, Тибор повернул все дело таким образом, что жители Новой Америки представлены были жертвами кучки подонков, так что вместо того, чтобы идти громить это змеиное гнездо, горожане стали подумывать об освободительной миссии. Я только очень опасался, что они забудут дать «спасаемым» предварительные объяснения. Тремя днями позже Тибор решил, что оправился от плена в достаточной мере, чтобы «посмотреть» нас с Роджером. Он послал к нам одного из своих слуг с формальным приглашением на обед.

– Это здесь? – спросила слугу Джейн, с удивлением глядя на утопающий в зелени особняк. – Хорошо живут волшебники.

– И очень хороший сад, – заметила Тиал. – Ухоженный. Я думаю, у него больше, чем один садовник.

Особняк был белым, и белые стены прорезаны были сквозным узором. Нечто подобное можно видеть на востоке, но там тепло, а вот дырявить стены своего дома в здешнем климате…

Впрочем, внутри оказалось отнюдь не холодно, возможно, стены были двухслойными, или магия не позволяла сквознякам гулять в этом доме.

– Добро пожаловать! – хозяин, на сей раз в пурпурной мантии поверх нормального костюма, сбежал по широкой мраморной лестнице, навстречу дорогим гостям. По его виду и вправду было похоже, что он уже оправился от пережитого потрясения – я с трудом узнавал в нем того изможденного дистрофика, которого мы волоком вытаскивали из плена. Он поочередно пожал руку всем, включая Кирка и Тиал, а Жанну поднял на руки и поинтересовался, в каком кармане у него конфета. Девочка не отгадала, но конфету все равно получила. Да, Тибор действительно готовился к нашему визиту.

– Прошу к столу, – заявил он. – Дела подождут.

Стол был накрыт с перебором. Опять заметна была тщательность хозяина в деталях, например, зная, что в числе гостей – эльфийка, он не поленился включить в меню вегетарианские блюда.

– Вы ешьте, – сказал он, – а я пока буду к вам присматриваться. К концу обеда я думаю, буду знать о ваших проклятиях достаточно.

Мы не заставили себя уговаривать. Не знаю, к чему он там «присматривался», но о роли хозяина Тибор не забывал ни на секунду. Наконец большая часть обеда была позади. Слуги подали десерт, включая кофе – напиток, который в этом мире не пил никто, кроме нас, визитеров.

– Итак, – сказал Тибор, – начнем с вас, молодой человек. – Он указал на Роджера.

– С вами все гораздо проще. Вас коснулась умирающая бэньши – и передала вам свою миссию.

– Миссию?

– Нечто, что все бэньши должны выполнить в жизни, возможно, слово миссия неточно… Назовем это ритуалом.

– И что же я должен выполнить? Или не должен?

– Должен. Проклятие бэньши звучит примерно так: «не будет тебе покоя, пока не совершишь ты паломничество к священному источнику».

– Это где? – мрачно поинтересовался Роджер.

– Почти рядом с южным концом Великой Стены, – отозвался маг. – Я дам тебе карту.

– Не нужно, – сказал я. – Я знаю, где это находится. На северо-запад от Тиммана, в джунглях, там еще какая-то гора без названия – так?

– Да, – маг удивленно посмотрел на меня. – Вы хорошо знаете здешнюю географию, Том – даже для коренного жителя, не говоря уж о гостях.

– Гость, который остался насовсем…

– Да. Так вот, испив из источника, Роджер освободится от проклятия…

– Надо же, – мрачно заметил мальчишка, – мы прошли под стеной на севере, а пройди мы на юге – я может, уже бы отделался от этой мерзости.

– Это не такая уж и мерзость, – заметил Тибор, делая осторожный глоток из своей кружки. – Строго говоря, это и не проклятие вовсе. Оно не желает тебе вреда…

– …что резко отличает его от того, которое наложено на Тома.

– О? – я был польщен.

– Здесь все гораздо сложнее, – сказал маг. – Я примерно представляю себе, кем были гости этого мира, до того, как их здесь … заперло. Проклятие Зирта было бы безвредно, не останься ты здесь надолго. Но вот дальше – дальше начинаются нюансы…

– Какие нюансы?

– Очень интересные, – сказал маг. – Очень необычные. Я не уверен, но по-моему, такого не было за всю историю нашего мира.

– А именно?

– Зирт ожидал смерти, но Том его не убил. Это первый нюанс. Как поведет себя проклятие?

– Он выглядел очень удивленным, – заметил я.

– Еще бы! – Тибор усмехнулся. – Общеизвестно предсказание его оракула об обстоятельствах и даже дне его смерти, ты же все нарушил. Сломал такую красивую легенду – о маге, создавшем оракула, который и предсказал его смерть.

– Да…

– Это еще не все, – задумчиво произнес Тибор. – Как ты помнишь, тогда ты мог в любой момент попасть домой. Затем было произнесено заклинание, гласящее, что домой ты попадешь, лишь когда найдешь Забытый Город. То есть, то же самое, что и когда рак на горе свистнет.

– Ну-ну? – кажется, я начал понимать.

– Дверь закрылась, и никто из людей, пришедших из вашего мира, не может теперь вернуться домой.

– Так.

– Но вдумайся, а как теперь будет звучать проклятие?

– Как… ключ? – шепотом спросила Джейн.

– Как… Скорее, как обещание, что коли уж ты найдешь этот таинственный город, то дорога домой тебе обеспечена.

– Прекрасно, но города-то нет!

– Никто не знает этого наверняка, – возразил маг.

– Я знаю. Когда создавали этот мир… – я осекся.

– Я в курсе, – устало сказал Тибор. – Первое, что сделали взявшие меня в плен люди, это рассказали о том, что наш мир был задуман всего лишь как игрушка… Я очень долго привыкал к этой мысли.

– Теперь это не так, – сказал я. – Ваш мир – настоящий.

– Это недоказуемо…

– Доказуемо и уже доказано.

– Как?

Пришлось объяснять Тибору, что такое клеточное строение организмов, и как можно увидеть то, что невидимо невооруженным глазом. Наконец он понял – и просиял. Кажется, мы только что сняли с его души очень тяжелый камень. Затем мы вернулись к нашей дискуссии.

– Более того, – говорил Тибор, – если бы этот Забытый город существовал, и ты бы его нашел, проклятие могло бы стать обещанием – что ты сможешь не только вернуться, но и ходить туда-сюда.

– Вот этого я не уловил. Каким образом?

– Понимаешь, это все очень сложно, – словно извиняясь, сказал маг. – Если я начну давать объяснения, ты состаришься, прежде, чем мы сможем двинуться дальше. Но факт есть – заклинание, произнесенное к тому же в прошедшую эпоху

– а согласитесь, та эпоха кончилась – оно должно обладать колоссальной силой. Оно даст тебе силу попасть домой – столько раз, сколько ты захочешь.

– А как насчет – вернуться сюда?

– Чтобы ты мог попасть домой любое число раз, заклинание вынужденно будет дать тебе и возможность этот дом покидать.

– Однако кое-что еще я должен тебе сказать, – заметил маг.

– Что же?

– Это все-таки проклятие. Ты не можешь знать, где и как оно тебя ударит, но ударит оно обязательно.

– Ударит?

– Цель любого проклятия – сделать человека несчастным, – пояснил Тибор.

– Я переживу, – легкомысленно заявил я.

– Остался пустяк, – заметил Кирк. – Найти то, чего нет.


Глава 18. | Смерть взаймы | Глава 20.