home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21.

Иситрар стоял на берегу реки и был окружен высокой крепостной стеной. Воинственное королевство Тимман, что находилось неподалеку, было постоянной угрозой, и это превратило Иситрар в город-воин, создав в нем своеобразную культуру. Ближе всего это было к боевикам китайского производства, с тою лишь разницей, что бандитов и рэкетиров в городе не было. Как нам объяснили с улыбкой, они не выживали в городе, где боевые искусства начинали преподавать раньше, чем письменность, и каждый солдат мечтал стать генералом.

Центр Иситрара – крепость в крепости. Мы сняли гостиничный номер вне городской черты, именно потому, что закройся ворота города – и оттуда будет не выйти. Затем Джейн созвала совещание, на котором был поставлен вопрос о деньгах. Предстоящий нам переход через джунгли, к источнику, который должен был снять проклятие с Роджера, и затем – поиски моего Забытого Города, все это требовало припасов и снаряжения. Рассматривались различные варианты, однако в Иситраре только один вид деятельности оплачивался хорошо – вооруженное насилие. Наконец, я предложил себя и Роджера, в качестве контрактных солдат: свита Аритозы – принцессы Иситрара – добирала телохранителей для похода с дружеским визитом в близлежащий город-государство Лоас-А-Тур. Очень удобно – нам это все равно было по пути, так что, провожая принцессу, мы делали то же, что делали бы в любом случае – но за деньги.

Отбор кандидатов на работу проводился на конкурсной основе, и на десять мест в охране претендовало, наверное, с тысячу кандидатов. Не удивительно, что из этого отбора устроили шоу, собравшее полгорода.

Бой триста тридцать два: Роджер против Физури. Я сидел в выделенном участникам турнира секторе стадиона, а остальные места занимали зрители – люди стояли в проходах, сидели друг у друга на коленях, и «болели», хотя я и не знаю, что можно было рассмотреть с последних рядов. Пестрели разноцветные флаги и ленты – знаки различных школ рукопашного боя. Иситрар не имел классового деления, или почти не имел, великий воин имел здесь лучшие возможности для карьеры, чем сын вельможи… Хотя, конечно, деньги могли купить лучшего учителя…

Сам король сидел на трибуне не очень далеко от наших мест, в расшитом золотом одеянии, окруженный телохранителями. Принцессы на трибунах не было, правда, она была там вчера…

Роджер упруго вскочил, подмигнул мне, и направился вниз, и ограждению. Его противник, покрытый буграми мускулов атлет, с недоумением поглядел на мальчишку. Роджеру на днях стукнуло пятнадцать, и вид у него был далеко не самый грозный. Хотя я, помнится, в его возрасте, и вовсе был дистрофиком. Оружием выбора в этот раз оказался меч для Физури, и шест для моего ученика

– на мой взгляд, Физури крупно не повезло. Трибуны немедленно разделились на два лагеря – за «хиляка» и за «амбала», выражая две точки зрения на рукопашный бой – техника против силы. Крики, свист…

Гонг. Противники пошли навстречу друг другу, причем мне очень не понравилось, как ходит роджеров оппонент. Все эти плавные покачивания из стороны в сторону – они могут значить очень многое, если, конечно, я их правильно интерпретировал. Противники подошли на расстояние боя, и Физури взмахнул мечом, пробуя защиту противника. В ответ Роджер сделал низкую подсечку – хорошая идея, но атлет стоял как влитой, и мальчишке пришлось кувыркаться, чтобы уйти от меча. Бои на арене велись вполне серьезно, и с десяток кандидатов уже унесли оттуда вперед ногами.

«Дорожка» – три шага, три удара. Роджер отступил, блокируя все три. Шест он подставлял под удары наклонно, и чуть отходил в сторону, пропуская удары мимо. Вздумай он ставить прямой блок, и первый же удар вбил бы его по уши в землю.

Затем Физури сделал выпад, и Роджер, шагнув вперед и влево, развернулся, выпустив один конец шеста. Очень красивая концовка боя – получив по затылку, его противник разлегся на песке арены, так что персоналу пришлось оттаскивать его за ноги. Впрочем, полагаю, через полчаса он должен был вновь придти в норму. Зрители взорвались приветственными криками. Реши я остаться в этом городе, подумалось мне, и блестящая карьера учителя мне гарантирована…

– Неплохо, – сказал я, когда мальчишка присоединился ко мне. – Молодец.

– Спасибо. – Роджер вытер пот со лба, и признался чуть смущенно, – знаешь, я только сейчас осознал, насколько ты меня натаскал за это время…

– Только не зазнавайся. Я тоже думал, что мне здесь нет равных…

– И что? – изумился мой ученик. – Неужели…

– Один из черных эльфов, там, на острове Маяка. Не вздумай он поиграть со мной в кошки-мышки, был бы ты сейчас его учеником, а не моим.

– «Ха!» как сказал бы один мой знакомый гном.

Бой тысяча тридцать восемь: Том против Илиси. Я направился вниз, сопровождаемый свистом и аплодисментами. Зрители, в целом, были настроены против меня, поскольку в первом бою я выиграл, по их мнению, нечестно. Мой противник «поскользнулся». То, что я ему в этом слегка помог, заметили далеко не все.

Илиси был невысок – моего роста – и принадлежал к одной из «техничных» школ. За то время, пока шли бои, я успел выяснить, что из себя представляет почти каждая из восьмидесяти выставивших своих кандидатов школ, благо, боевые искусства были любимой темой для бесед в этих краях. Каждый готов был просветить чужеземца.

Мой противник принадлежал к школе Света. Зачем он при этом носил черный балахон, я не знал, но смотрелся он в нем здорово. Суставы – локти и колени

– были у него забинтованы черными же бинтами. Обуви мой противник не имел, что указывало – даже если бы я не выяснил этого заранее, путем расспросов – что он собирается применять ноги, наравне с руками.

Оружием выбора оказался трехзвенный цеп для него и сеть с кинжалом для меня. Я никогда не имел дела с сетью, и учиться на ходу не собирался. Я сделал так, как подсказал мне внутренний голос – отбросил бесполезную игрушку в сторону. Трибуны словно сошли с ума, а мой соперник нахмурился. Он был озадачен.

Гонг. Мы двинулись вперед, и бамбуковые звенья цепа засвистели в воздухе

– он хорошо владел этим оружием, этот Илиси. Школа света. Впрочем, одно его слабое место я уже знал – раз бойца можно озадачить, значит он не опасен. Я словно снова оказался в прошлом, и Старик вбивал мне в голову очередную свою премудрость. Пока ты думаешь, ты не готов к бою. Но это не идет ни в какое сравнение с тем, насколько ты не готов, когда ты позволяешь себе эмоции. Разозли противника, и он станет слабым, как ребенок. Еще сто отжиманий…

Я повернулся и побежал неспешной трусцой – прочь от противника. Бой проходил без времени и без вмешательства судьи – все решала победа. Я имел право бегать, прыгать, прятаться за кочками – все, что угодно.

Трибуны завыли и завизжали, теперь против меня болело подавляющее большинство. Трус. Здесь очень не любили трусов. Пробегая мимо королевской ложи я заметил, что сам король не вопит и не визжит – он наблюдал за «боем» очень внимательно, слегка подавшись вперед.

Мой оппонент замешкался на мгновение, смущенный новой, невиданной техникой, затем пустился в погоню. Его положение было хуже моего – он не умел крутить свои палочки на бегу, я же не позволял ему приблизиться. Больше всего это походило на виденную мною однажды сцену «ворона против собаки». Наглая ворона садилась на землю метрах в пяти от афганской борзой, и та азартно бросалась в атаку. В последний момент ворона отлетала еще на пять метров, причем в сторону, так что взять разгон по прямой собаке не удавалось… Помню также, что на проводах сидели еще три вороны – зрители.

Сказать, что Илиси злился, было бы преувеличением. Все-таки, он был профессиональным бойцом. Однако он был выведен из равновесия, это точно. Противник бегал вокруг него, кругами, не позволяя подойти на дистанцию боя… Я очень надеялся, что ему надоест беготня, и он попытается метнуть в меня свой цеп, но он не был настолько самонадеян. Я же не хотел его калечить, а иного пути просто не было – если он не метнет цеп, я должен метнуть кинжал.

В конце концов, я так и поступил – подпустив Илиси слишком близко, я «осознал» свою ошибку и развернулся, чтобы побежать. Мой противник с ревом прыгнул вперед, и когда его правая ступня коснулась земли, в нее вонзился мой кинжал. Затем я отобрал у него цеп – это было уже несложно.

– Ты победил, – произнес Илиси, глядя на меня со странным выражением, – но это была грязная победа.

– У меня не было другого выхода, – извиняясь сказал я. – Ты перемолол бы мне все кости, подпусти я тебя чуть ближе.

– Точно! – признал мой противник после непродолжительного размышления, и захохотал, не обращая внимания на озадаченного лекаря, который вытаскивал из раны мое оружие.

– Со мной живет эльфийка, – сказал я. – Она хороший лекарь. Заходи сегодня вечером, это гостиница «Бронзовый Кулак». Может быть, тебе тогда не придется хромать весь остаток жизни. Она прекрасно разбирается в медицине.

– Я зайду, – кивнул Илиси.

Он зашел, и на беду подсмотрел кусочек нашей с Роджером тренировки. С тех пор он заходил каждый день, под разными предлогами, и в конце концов, похоже, подружился с Тиал. Я вздохнул бы с облегчением, стань эта дружба по-настоящему крепкой – эльфийка безусловно, нуждалась в защите, если мы с Джейн найдем дорогу домой.

Прошло три дня, прежде, чем были отобраны десять человек – я и Роджер в их числе. Принцесса не теряла даром времени – мы выступили тотчас же, едва успев собрать вещи. За все это время я видел ее дважды – девочка лет тринадцати, в золотом кимоно, если конечно, эту штуку можно было назвать кимоно. Что этому ребенку было делать на переговорах, я не представлял. Теперь мы тряслись по грунтовой дороге, ведущей из Иситрара в Лоас-А-Тур, карета принцессы, двадцать постоянных телохранителей, десять новых – то есть мы; свита, состоящая из десятка вельмож, и слуги.

Путь наш лежал вдоль границы с Тимманом, в обход горы Карисонди, в направлении тех самых джунглей, по другую сторону которых находилась Аталета. Круг, описанный нашей группой, таким образом, почти замкнулся. Не было ли это частью нашего проклятья? Кстати сказать, будь у меня голос при выборе маршрута, я предпочел бы обойти гору с другой стороны, нежели везти столь ценный груз по границе с враждебным государством. Неужели это столь сложно?

Посвятив в свои сомнения одного из постоянных телохранителей принцессы, я убедился, что он придерживается того же мнения. Поделать, однако, он ничего не мог – маршрут для принцессы выбирал Ор Сис, начальник охраны, рядовые же воины не имели в этом процессе никакого права голоса. Возможно, по ту сторону гор обнаружились отряды врага или просто банда грабителей.

Были у меня и сомнения насчет самого мероприятия. Объявив на весь Иситрар, что принцесса собирается в путь, мы практически обращались к тимманцам с предложением организовать засаду. Не самый умный подход. Однако у телохранителя на этот счет были другие взгляды. Они – народ воинов. Если кто-то хочет напасть на караван – пусть. Они будут драться. Прятаться же за дымовую завесу секретов – недостойно воина. Пусть так поступают жители Джиувери, говорят, они месяц держали в засаде целую армию, чтобы подготовить сюрприз гоблинам, когда те сунутся в гости. Тот факт, что подобная стратегия обеспечила Джиувери самую блестящую победу за всю историю Кристалла, нимало не трогал моего собеседника.

Джейн, Тиал, Жанна и Кирк ехали следом, иногда общаясь со слугами из обоза, но к нам не приближаясь.

Первые два дня мы ехали порознь – я и Роджер. Причина заключалась в том, что к каждому из нас, новичков, приставили ветерана-охранника, который должен был объяснить особенности здешней караульной службы. Больше всего меня поразил тот факт, что в случае, если пленение принцессы было неизбежно, ее следовало убить – самим охранникам.

– Но это же ваша принцесса! – изумился я.

– В плену она будет оружием против нас.

– Неужели – настолько грозным оружием? Она – ребенок…

– Она знает план защитных сооружений, пароли, тактику… Что может быть хуже?

Я согласился. Убить – так убить, хотя я лично не собирался этого делать. Затем, через два дня, когда стало ясно, что я все понял и усвоил, мы с Роджером получили возможность наслаждаться общением друг с другом. Тренировки возобновились.

На засаду мы напоролись к вечеру третьего дня, когда подножье гор Карисонди почти что остались позади, и до Лоас-А-Тура осталось не более дня пути. Человек сто, в непривычного вида кожаных доспехах, выскочили из-за камней, и начался бой. Больше всего они походили на «плохих» из дешевого детского телесериала. Первое, что я сделал – слез с лошади. Если ехать на ней шагом я кое-как еще умел, то сражаться – увольте. Краем глаза я заметил, что Роджер поступил так же.

Затем в нас полетели стрелы. Я умел от них уворачиваться, в сложных случаях используя в качестве щита прихваченную на память при расставании с конем здоровенную деревянную флягу, а вот Роджера я к работе со стрелами еще не подводил. Поэтому я скомандовал ему «ложись», и продержал его так, пока телохранители не смешались с нападавшими и стрельба не прекратилась. Затем мы к ним присоединились.

Тимманцы – очень воинственная раса. И физические возможности их воинов также очень велики. На меня насели три двухметрового роста противника, и вооружены они были соответственно – двухметровой длины баграми. Я не мог их обрубать, так как они были цельнометаллическими, не мог я также и подойти близко к кому-то из них. Вскоре я понял – почему. Это не были просто три воина, это была тройка. Они были обучены сражаться вместе, как единое целое, и мои попытки выделить одного из трех были обречены на неудачу. Двигался я уже на пределе своих возможностей, время стало тягучим, как мед, и все-таки, двигаться быстрее, чем все трое вместе взятые, я не мог.

Тогда я пошел в атаку на всех троих одновременно. Я захватил багор, резко дернул его на себя, и шагнул вперед. Как и ожидалось, двое других противников двинулись на перехват, не позволяя мне атаковать их товарища, и были очень удивлены, когда я вместо него атаковал одного из них. Так их стало двое, и далее я мог работать свободно. Тройка не была готова к потере своих членов.

Я огляделся. Роджер, похоже, подобно мне, понял, в чем секрет нападающих, он встал в пару с одним из «старых» телохранителей, и противостоящей им тройке приходилось туго. Зато остальным было плохо. Нас превосходили численно, практически не уступая в умении, и мы проигрывали.

– Парами! – закричал я, – группируйтесь в пары! Они обучены работать против одиночек!

Подействовало, телохранители объединились, и принялись теснить своих противников, а мне – за проявленную инициативу – напарника не хватило. Зато я получил целых две тройки, и решил применить старый добрый прием, носящий название «камнепад». Я подобрал с земли булыжник и сбил «влет» первого из нападающих. Остальные резко остановились, и вскоре я понял, что причиной был не я. Принцесса. Ор Сис стоял у ее кареты, высоко подняв меч, и принцесса стояла перед ним на коленях. Затем меч резко опустился.

Не мешкая ни секунды, тимманцы пустились прочь. Их миссия была выполнена, девочка погибла. Мы остались – десятеро уцелевших и заваленная трупами дорога.


Глава 21. | Смерть взаймы | Глава 22.