home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8.

Крепость – это не совсем то, что вы себе представили. В ней есть, конечно, элементы средневековой архитектуры, а как же иначе, если для строительства используется та же технология и те же материалы. Но Крепость строилась для защиты не только от мечей, но и от магии, и оружие защитников ее состояло не только из кипящей смолы и катапульт.

Крепость находилась на возвышенности, и все пространство, до горизонта, а кое где и дальше, было частью ее. Невидимой частью, я имею в виду. Магической. Крепостные стены то тут то там включали в себя защитные амулеты наряду с обычными кирпичами, а воды, что плескалась в крепостном рву, лучше было не касаться. Стены, стены. Много стен. Крепость была по сути дела серией крепостей, вложенных одна в другую, войди враг в один сектор, остальные держали бы оборону, оставшись непокоренными.

Добавлю к этому, что дома в Крепости тоже являлись частью общего оборонного замысла, и их стены были не менее смертоносны, чем крепостные.

Так мы и вошли в Крепость: Тир на осле, остальные скопом за ней. Входных пошлин здесь не было, так что стражники лишь бегло нас осмотрели, а дежурный маг помахал зеленой бутылочкой, проверяя, своя ли воля нас ведет. Оказалось, что своя. Затем мы направились к знакомому мне по предыдущим посещениям постоялому двору. Узкие улочки причудливо извивались, и не зная об истинной цели этих изгибов можно было подумать, что архитектор просто был не в себе. Это предположение немедленно высказал полковник, а Ли подхватил и развил. Мы с тимманцами переглянулись.

– Вижу, друг, у тебя на родине уличные бои не с чести, – сказал Сенни. Ли изумленно уставился на него.

– Ты хочешь сказать, что все эти изгибы…

– Созданы для того, чтобы сдерживать наступление врага, если уж он прорвется в город.

– Слушай его, – сказал я Ли. – Нет на свете более искусного в войне народа, чем тимманцы. Они возвели стратегию и тактику в ранг чуть ли не религии.

– Мы должны быть готовы, – с достоинством произнес Сенни. – Что бы ни случилось.

– Ну и что ты думаешь об этом месте? – поинтересовался я. – Как стратег?

– Я думаю, они ждут осады, – последовал спокойный ответ.

Крепость готовилась к осаде. Это было ясно и по полупустым торговым рядам на базаре, и по тому, чтО именно везли сюда те купцы, которые полагали, что выгода стоит риска, и продолжали дела в военное время. Количество патрулей на улицах было увеличено едва не втрое, по сравнению с прошлым разом, но они просто ходили, звеня оружием, и никого не трогали. Знакомый трюк – если в городе «вдруг» объявится враг, то распределенные по всему городу солдаты будут готовы.

Мои тимманцы оживились и завертели головами. Еще бы, полагаю, мысленно они возносили молитвы, прося богов войны, чтобы осада началась поскорее, и они успели бы тут порезвиться. Тимманец в мирное время – самое несчастное существо на свете… Тимманцу подавай подвиги…

– Здесь железная дистиплина, – объяснял я своим спутникам. – Солдаты буквально боготворят Коменданта, и обычно ведут себя так, как полагается. Если же нет, – я сделал паузу, поскольку мы как раз выезжали на Гостевую площадь, вокруг которой здесь традиционно группировались постоялые дворы, – то он действует примерно так. – Я указал рукой, хотя жест был излишним. Мои спутники и так глядели на виселицу. Ее нельзя было не заметить. Два человека и эльф раскачивались под порывами ветра.

– Это – урок остальным, – пояснил я. – И такое место выбранно тоже не зря. Приезжие сразу понимают, что здесь свои порядки.

– За что их? – дрожащим голосом спросил Марк.

– Скорее всего, за дуэль, – ответил я. – Дуэли запрещены. Или за драку. Ты можешь драться, но если патрулю покажется, что это была драка на расовой почве – тебя повесят. А ведь эльфы с людьми ладят очень плохо, гораздо хуже, чем гномы или даже гобблины…

– Почему?

– Они слишком похожи внешне. Настолько похожи, что легко забыть, что разговариваешь с чужаком, и перейти границу. Помню, была любимая поговорка в Илинори: «за уши бы отодрать». Сколько народу из-за нее перевешали! Эльфы очень не любят упоминаний об ушах, я имею в виду, оскорбительных.

Тут я вспомнил историю моей собственной вражды с Торком, гномом, которого я – однажды и в шутку – спросил, чем он красит бороду. Произойди это в Крепости – висеть бы мне на перекладине, причем вместе с гномом.

Постоялый двор был не из самых дорогих. Полсотни лет назад его построил дед нынешнего хозяина, и не думаю, чтобы с тех пор его хоть раз ремонтировали. Раз в неделю здесь делали уборку, что сводилось к выметанию объедков и все, пожалуй. О влажной уборке тут, похоже, просто не знали. Да и зачем? Магия надежно держит тараканов на расстоянии от постояльцев, а что до того, что заезжий господин может испачкать штаны о пыльный стул… Пусть смотрит, куда садится.

Вообще-то говоря, денег у нас еще оставалось достаточно – спасибо проданному мною «золотому дну». Мы могли бы позволить себе местечко получше. Но я предпочитал знакомого хозяина, поскольку хотел быть уверенным, что если я попрошу его о чем-то необычном, то он все исполнит. Мало ли… Война на носу…

На постоялом дворе мы разделились. Тир и Марк, как люди к бою малопригодные, были оставлены в комнате со строгим приказом никуда не выходить до нашего прихода. Остальные же направились в Командный Зал, резиденцию Коменданта. Оформлять жалобу на похитителя Риты.

По дороге мы наблюдали, как гномы монтируют в стенах домов дополнительные магические ловушки, и это мне очень не понравилось. Пройти мимо такой ловушки можно лишь с охранным амулетом на шее, а ничего подобного нам не выдали. Либо Комендант рассчитывал узнать о вторжении заранее, чтобы иметь возможность выставить из Крепости всех гостей, либо же он просто относил их к неизбежным потерям… Что, впрочем, не походило на Коменданта, как его описывала солдатская молва.

Я подошел к гномам, представился и попытался завести разговор. Тщетно. Они извинились, и похоже – от души, но всякий может оказаться шпионом… А у них – приказ…

Внутренне негодуя, мы направились дальше. Так или иначе, я чувствовал, что было бы полезно знать, с кем собираются воевать горожане. Владелец постоялого двора свалил все на гобблинов, и тогда я это проглотил, но теперь, посмотрев на масштаб приготовлений, начал сомневаться. Между прочим, Крепость и без дополнительных укреплений считалась неприступной…

Проблема наша разрешилась очень просто. Минут через пятнадцать после моей «беседы» с гномами мои тимманцы увидели земляков. Ничего удивительного – намечающаяся война привлекла в Крепость наемных солдат со всей округи. В отличие от нас, эта группа носила эмблемы Крепости на рукавах, и охранные амулеты на шее. Кроме того, были они со своими знаменитымы щитками и наколенниками и в чешуйчатых латах из кожи дракона. Похоже, эти солдаты относились к высокооплачиваемой категории – такая амуниция не каждому по карману. Сенни и Висли немедленно завязали с ними оживленную беседу, в то время, как Дорри, старший в группе, просто стоял и слушал, в соответствии с традицией.

Крепость ждала Вторжения. Я просто не поверил своим ушам, когда услышал. Последнее Вторжение случилось более шести веков назад, причем даже не вполне понятно, было ли оно на самом деле, или это просто легенда. Те же сомнения высказал и Сенни, но тимманцы упорно стояли на своем. Вторжение с Черного Континента, и более того, два дня назад корабли якобы подошли к берегу и высадили десант. Так что завтра, а скорее даже – сегодня, Крепость будет осаждена.

Эти новости заставили меня заторопиться. Мы поспешили по лабиринту улочек в сторону, где по моим рассчетам находилась Комендатура. Если начнется война, то Коменданту будет не до моих жалоб. По дороге я прочел лекцию для своих спутников, которые – включая Марка – мало что знали о Черном Континенте. Смешно конечно – уроженец другого мира рассказывает его жителям их же историю. Смешно также, что ее рассказываю я, а не Марк, в конце концов

– кто из нас ученый?

Черный Континент, безусловно, существовал, с этим трудно было спорить. Лежал он на юго-востоке, и был отделен океаном от прочих земель, как Злых, так и Светлых. Пару раз на моей памяти пираты острова Рталаг брали суда с Черного Континента на абордаж, и оба раза неудачно. Кто бы ни охранял груз, он умел сражаться.

В свое время люди Аталеты забросили туда с полсотни хорошо обученных шпионов – собрать информацию. Шпион из Аталеты – это мастер по гриму, актер, фехтовальщик, словом, их специалисты действительно были «стандартом индустрии». Они высадились на берег Черного Континента – и пропали. А месяцем позже черный корабль вошел в реку Лара и поднялся до самого Джиу. С него сгрузили пятьдесят корзин с телами и отдельно – пятьдесят поменьше – с головами. Вот и все, что доподнинно известно о Черном Континенте. К слову сказать, Джиу с Аталетой всегда были на ножах, так что поневоле задумаешься

– а случайно ли они доставили головы именно туда? Конечно, Аталета не стоит на берегу реки, как Джиу, но ведь могли быть и другие варианты. Аталета потом заплатила немало золота, дабы заполучить тела и похоронить их согласно традиции.

И еще было Вторжение, точнее, легенда о нем. Согласно легенде, Черный флот пересек океан и высадил смешанный десант, состоящий из людей, гобблинов и чего-то еще. Обе стороны использовали магию, и война затянулась, ибо магия… Не важно. Достаточно заметить, что лишь два года спустя незваных гостей удалось уничтожить. Руины десятка городов до сих пор украшают Светлые Земли… Если только это руины времен вторжения…

Согласно тому, что рассказали тимманцам их земляки, на этот раз подготовку к Вторжению обнаружил местный оракул, он же сообщил даты и места основных ударов. Точный текст предсказания держали в секрете – если бы о нем узнали враги, они могли бы изменить свои планы. Я уже высказывал свое мнение об оракулах, но что, если этот не врал?

Комендатура, или Командный Зал, была просто еще одной хорошо укрепленной крепостью внутри Крепости. Здесь архитектура была более современной, вместо напоминающей готическую, как в остальной Крепости. Здание было выполненно в форме гофрированной полусферы, и похоже, что все его кирпичи были магическими – у меня аж голова закружилась, когда я увидел. Доступ в здание охраняли гномы, и еще там было целых два мага, на случай если визитер возьмет одного из них под контроль. Мы опять прошли проверку без сучка без задоринки.

Мы оставили свое оружие при входе, и прошли в приемную. Комната с высоким потолком, облицованная красноватой каменной плиткой с таким мастерством, что казалось – она сделана из цельного камня. Дел у Коменданта было немного, я понимаю, поскольку он принял нас почти без промедления. Я даже не обратил внимания, что кроме нас в зале ожидания было полно народу, главным образом – купцов. Мы вошли в зал.

Это, несомненно, когда-то было трапезным залом, здесь можно было есть, танцевать, а при необходимости – держать оборону. Зал освещался через многочисленные узкие бойницы в стенах. Эти бойницы, к слову, не были просто декорацией, под каждой из них была полочка, на которой мог разместиться лучник. В дальнем конце зала возвышался трон. Вырезанные из нефрита чудовища, похожие на огромных бульдогов, охнаняли с двух сторон каменное же кресло с высокой спинкой. Я впервые видел подобное – магическая аура «бульдогов» была столь сильна, что я бы не удивился, узнав, что они могут двигаться и атаковать врагов человека, сидящего на троне. Правда, в данный момент кресло пустовало.

Затем я увидел Коменданта, и мысли об архитектуре здания разом вылетели у меня из головы. Я смотрел на Тимона Тала, вошедшего в зал в сопровождении десятка телохранителей, легендарную личность, которую я, оказывается, уже видел.

– Ну и что же это значит? – поинтересовался я.

Комендант – высокий смуглый мужчина атлетического сложения, кивнул мне, делая знак приблизиться. Теперь, когда он не носил походный шлем странствующего воина, видно было, что его голова обрита наголо.

– Я знал, что ты придешь, воин из другого мира…

– Где она? – устало поинтересовался я. Ловушка захлопнулась. Чего бы ни добивался этот Комендант, он это получил.

– Ваша спутница присоединится к вам с минуты на минуту.

– И все-таки – почему?

Я нарочно игнорировал этикет. Говоря с другом, полагается – по крайней мере, в этих краях – произносить определенные фразы, говоря с врагом – тоже.

– Ты веришь в предсказания, воин?

– Зовите меня Том. Нет, не верю.

– Я тоже не верил, – зло сказал Комендант. – Когда оракул предсказал, что исход боя за Крепость решит сила, которая была в нашем мире когда-то, и которая вновь в него вернулась, я только усмехнулся. Но потом я узнал, что есть другой мир, и есть ты. И вот ты здесь…

– Понятно, – сказал я. – Вы решили пригласить меня в гости… А оракул сказал, в чью пользу я решу исход битва за Крепость?

– Я полагаю, что если ты будешь биться на нашей стороне…

– … то, – продолжил я его мысль, – я могу совершить подвиг. И отстоять Крепость. Или, – я развел руки, – совершить ошибку, и погубить Крепость. Неужели ты до сих пор не понял, Комендант – оракулы не делают предсказаний, способных изменить будущее. Им это просто не дано.

– Он сообщил о готовящемся вторжении, – возразил Комендант.

– Это не предсказание, – отмахнулся я. – Это просто способность видеть то, что происходит за океаном в данный момент. Зря ты меня сюда притащил, Тимон. Я не шучу. Зря.

– Я слышу в твоем голосе угрозу, воин.

– Бросьте называть меня воином. Мое имя – Том. – Тут двое слуг ввели в зал Риту, и я сделал знак полковнику, чтобы он о ней позаботился.

– Прощайте, Комендант.

– Разве ты не останешься защищать Крепость от Вторжения?

Мне показалось, что я ослышался.

– Разве у вас мало наемников? – Хуже нет, когда человек вбивает себе в голову какую-нибудь дурацкую идею.

– И все-таки, лишний меч не будет помехой. Я прошу…

– Мы уходим немедленно. – Кожей я почувствовал, как напряглись тимманцы у меня за спиной.

– Вы остаетесь! – Комендант властно поднял руку. – Я так решил.

Вот и соглашайся носить к границе эльфийские амулеты. Я был более чем уверен, что вся эта идиотская ситуация – не более и не менее, чем побочный эффект того амулета, который я зарыл в песок, когда пересекал границу, разделяющую Светлые и Злые земли. Я имею в виду внезапную привязанность ко мне Коменданта. Серамуш, прежний Комендант, был умнее.

– Интересно, как вы собираетесь заставить меня драться?

– И что скажут тимманцы, когда узнают, что нас задержали силой у Коменданта крепости? – подал голос Сенни.

Комендант усмехнулся.

– Отвечаю на первый и второй вопрос одновременно, – сказал он. – Это не займет много времени, воин… Том. Враг УЖЕ на подходах к крепости, и покинуть ее вы не сможете. Не я задерживаю вас тут – это делает другая сторона. То же относится и к вам, о доблестные тимманцы. Я лишь прошу вас о помощи…

Я вздохнул. Похоже, что придется «расслабиться и получить удовольствие». А впрочем… Есть у меня любимая игра, она называется «достань полковника».

– Во сколько же вы оцениваете наши услуги? – спросил я с самой мерзкой улыбкой, какая была у меня в запасе. Сенни за моей спиной коротко хохотнул – моя шутка, похоже, понравилась тимманцу.


Глава 7. | Смерть взаймы | Глава 9.