home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11.

– Я так понимаю, что я ее открыл? – поинтересовался я, приходя в себя.

– Открыл, – согласилась Рита. – И потом закрыл. И наговорил такого…

– Это был не я… – неуверенно сказал я. Интересно знать, что именно я нес?

Я лежал в небольшом зале, где сходились три тоннеля – архитектура не гобблинская, а типично гномовская. Старые тоннели. Любопытно – а дверь делали гобблины… Наверно, сначала гномовскую сломали. Ну и хорошо, а то я постарел бы, пытаясь разгадать все их кнопки, скрытые пружинки и отравленные иголки.

Я попытался встать, и обраружил, что еще связан. Оказывается, даже связанным, я пытался доползти до полковника и укусил-таки его за ляжку. Меня развязали, только после того, как я заверил всех собравшихся, что этого больше не будет. Я даже вызвался поцеловать больное место в знак примирения, но не нашел понимания у пострадавшей стороны.

Следующий вопрос – куда дальше. Мы вошли через один из тоннелей, следовательно, оставалось два. Поколебавшись, я выбрал ведущий вниз. Мы пошли…

С той поры, когда эльфы изобрели вечные светильники, проблемы освещения тоннелей, в общем-то, не существовало. Но гобблины любят темноту, да и гномы тоже, так что света от налепленных на стену светящихся бляшек едва хватало, чтобы не наступать друг другу на ноги. Мы шли вниз, и через три часа я начал сомневаться, правильно ли мы выбрали тоннель. Компас в Кристалле не действует, однако у меня было врожденное чувство направления, развитое эльфами до довольно хорошей точности. Мы шли в нужном направлении. Вот только – все ниже и ниже, да и тоннель не ветвился. Я опасался, что мы придем в конце концов в заброшенную шахту, и вынужденны будем повернуть назад. И потом – как глубоко может вести ход? Мы спустились, по моим подсчетам, почти на километр – еще три – пять часов такими темпами, и мы будем на уровне моря.

– Здесь комнаты! – вдруг сказал шедший впереди Ли.

Мы решили задержаться, чтобы обследовать находку. Комнат было двенадцать, они располагались в тоннеле, отходящем от нашего под прямым углом. Для разнообразия, этот тоннель не вел ни вверх, ни вниз, а был горизонтален. Длины в нем было метров пятьдесят, и заканчивался он тупиком.

– Не знаю, – признался я, после того, как мы обследовали все двенадцать комнат, и не нашли ничего, кроме каменной мебели. – Похоже, здесь просто останавливались те, кто шел по главному тоннелю. Не забывайте, мы идем быстрее гномов, для них то, что мы прошли – это день пути.

– Значит, мы тоже можем переночевать здесь? – спросила Рита.

– Не вижу, почему нет, – согласился я.

– Еще это значит, что на таком же расстоянии дальше по тоннелю будет еще что-то, – заметил Боб. – Или еще одна… зона отдыха, или конец пути.

– Опять-таки, логично. – Я посмотрел на Ли. – Теперь твоя очередь.

– Я думаю, – медленно произнес китаец, – что этот ход не ведет в шахту. Если то, что мы прошли от входа, это день пути, то только порожняком. А с нагруженной тележкой – это два, а то и три дня.

– Верно. К тому же здесь нет следов того, что неизбежно из этих тележек просыпется, – подхватила Рита. – Разве что, уходя, они помыли за собой полы.

– Теперь вы, полковник, – сказал я, но похоже, тому сегодня ничего не шло в голову.

Мы заночевали в самой большой из комнат, прямо на полу. Гномовская мебель была для нас маловата, включая кровати, и к тому же, я не хотел распылять людей по разным комнатам – мало ли что. Утром мы возобновили движение.

Через четыре часа мы добрались до «поселка». Гномы любят строить такие штучки – корридор внезапно расширяется, образуя зал, и из зала ведут двери, а потолок взмывает на высоту двух-трех десятков метров, и там, на втором и третьем этажах, вы видите ажурные балкончики…

Здесь был бой, и бой жестокий. Судя по скелетам, гномы сражались с гобблинами, а судя по тому, кто строил двери в наш тоннель, гобблины победили. Ни тех, ни других не было видно – я имею в виду – живых. Ничего удивительного, я бы оценил возраст скелетов по меньшей мере в несколько десятилетий.

– Мы могли бы пошарить в комнатах на предмет летописей, – сказал я, – но поскольку ученых среди нас не осталось…

– Мы идем дальше, – поспешно резюмировал полковник.

Дальше, по продолжению тоннеля, мы вышли в зал. Тоннель здесь кончался, да и зал был естественным, не выбитое в скале помещение, а огромных размеров пещера, со множеством естественных неровностей и колонн. Всю дальнюю часть пещеры занимала вода, а начиная с середины и ближе к нам пол шел вверх. Подземное озеро. Все, что сделали с пещерой строители – налепили по стенам и потолку светильники. Так что света в пещере было достаточно, чтобы заметить стоящую у берега озера галеру.

Я негромко скомандовал «бежим», но было поздно. Мало того, что нас увидел часовой на галере, и поднял крик, но обернувшись, мы обнаружили, что путь назад уже отрезан десятком вооруженных головорезов. Людей, между прочим.

Я выхвалил меч, но они оказались проворнее, и в нас влетела семенная коробочка сторожилки, хищного растения с Бегущего Острова. Пол в пещере покачнулся, и я начал падать. Самое обидное – я знал заклинание против вызванного сторожилкой дурмана, но именно из-за дурмана не мог его вспомнить.


Глава 10. | Смерть взаймы | Глава 12.