home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4.

Болото… – Лерка рванулся, пополз как учили на спецкурсах, извиваясь ужом, ни от чего не отталкиваясь ни руками ни ногами, и смешно – для постороннего наблюдателя – выгибая шею, чтобы не ткнуться носом в грязь, и выбрался наконец на более – менее твердый участок. Что происходит?

Вокруг расстилалось болото, из которого торчали редкие елочки, осинки и сосенки, болото чавкающее, вонючее и издающее звуки. Вот опять – родился вдали, и поплыл над водой, мхом и грязью долгий протяжный стон. Инструктор объяснял им, откуда берется этот звук, но на том, подмосковном болоте, куда ребят забросили прошлой весной, никаких звуков не было, кроме шума далеких электричек да звона комаров… Кстати, а где комары? И как он все-таки сюда попал? Так, по порядку…

Одежда… Кожаная рубашка с длинным рукавом и косым воротом, водостойкая кожа, хорошая. Рукава завязаны тесемками, тоже, надо полагать, от воды. Перчатки из тонкой кожи – рукава завязаны как раз вокруг их отворотов, так что руки полностью герметичны. Это хорошо. Однако совершенно ненужно… Разве что эти перчатки – для чего-то другого. Штаны, та же кожа, стянуты кожаным же ремешком. Фасон странный. Рубашка заправлена в штаны, так что опять все получается вполне герметично. Штаны же в свою очередь заправлены в сапоги – сюрприз – из той же кожи. Сапоги с тесемочкой, так что опять почти не течет.

Лерка пошевелил пальцами ног. Да, сухо. Что еще? На шее веревочка – опять кожа, на веревочке – то ли стекляшка, то ли правда изумруд. Правильный кристалл. Висит в сеточке – никаких дырочек для продевания. Пускай пока висит. Карманы – пусто. Только грязь – Лерка вывернул карманы, и несколько раз их промыл, черпая горстью воду из лужи. А в перчатках и правда сподручнее. Затем он подумал, и занялся общим туалетом, смывая с себя то, что нахватал по дороге. На пол-пути он сообразил нарвать мха – что-то типа сфагнума, но не сфагнум, это точно, и сделать из него губку. Дело ускорилось.

– Что мы еще видим? – думал он. – Кочка, и я на ней. Болото, и кочка в болоте. Горы… Товарищи, это же горы там маячат… На севере… если это не южное полушарие. Если южное – тогда на юге. Ну вот, я и чистый. Теперь надо добраться до гор, потому что где горы, там обычно нет болота… Но сначала вопрос – как я сюда попал…

Лерка прищурился, прослеживая свой след от кочки. – Нет никаких сомнений,

– подумал он. – Вон там, в двадцати метрах отсюда, я возник в воздухе, и шлепнулся в грязь. До этого я в грязи, похоже, не был… Падал со сверхмалой высоты – не больше метра… Может меня с вертолета скинули?

Он не помнил вертолета, а такой грохот невозможно не запомнить.

– Падая, я уже был в сознании, грохота вертолета не было… Значит, не вертолет. И вот та птица не сидела бы на ветке, пролети тут вертолет. Что же остается? Парашют – а куда он делся? О! Аэтостат! Аэтостат мог зависнуть над болотом, сбросить меня, нет, спустить меня на канате, стряхнуть с каната в болото, а затем, так как вес уменьшился – улететь… Вот только – нет в небе никаких аэростатов… Были бы деревья погуще, а так… Нет.

Лерка обломал пару кустов, растущих на приютившей его кочке, и принялся плести «лапы» – их учили как это делается на курсах по основам выживания. Утро сейчас или вечер? Вроде утро. Это хорошо, только вот если это болото всюду такое жидкое – никакие лапы не помогут. Как же он сюда попал?

– Что я помню последнее? – спросил себя Лерка. – Я лег спать. Прекрасно. Значит во сне меня усыпили покрепче, и забросили сюда. – Он развеселился. Ай да Семен Семеныч с его «рутинным заданием»! А затем высадили в болото, закрепив под гипнозом приказ не видеть вертолета. Все просто. Если, конечно, он не утонет.

Он заканчивал плести первую лапу, когда услышал шум боя. Сомнений не было

– в километре, не больше, прямо за этим болотным туманом звенело железо и слышались азартные возгласы и крики боли. Ни выстрелов, ни шума моторов, зато – ржание лошадей. Они что – мечами дерутся? По звуку похоже. Или арматурой… Ничегошеньки не видно за этими дурацкими кустами. Зато можно будет идти в ту сторону, вместо того, чтобы пилить до гор – дураку же ясно, что там дорога, или поле… Словом, не болото. А, вот и замолчали. Интересно

– кто победил?

Лерка повеселел, и принялся плести вторую лапу. Он не ошибся насчет времени суток – стояло утро и солнце уверенно поднималось вверх. Будет жарко, а значит, будет больше вони от этой гнилой воды, а мокрая кожа – не лучший материал для костюма диверсанта… Интересно, а зачем такая сложная вводная? Будем-ка мы готовы ко всему… так… на всякий случай.

Лапы держали неплохо, и производили впечатление прочных. Может и не развалятся… Все равно лучше ничего нет. Хотя… Ладно, – решил Лерка. – Если там дорога, дойду и так, а нет – будем плести «болотное колесо», ничего не попишешь. До гор в лапах не дойти, по крайней мере в этих.

Осторожно, ощупывая болото перед собой длинной кривой слегой – а где тут взять прямую? – и стараясь ступать по кочкам, он двинулся к месту недавней битвы. Километр – это час, а то и два в такой-то обуви. Ага, а по мху можно идти быстрее. Так и сделаем… А вот и островок. Посидим.

Что-то все шло уж больно тихо, и это не давало Лерке покоя. Не похоже на вводную, слишком все растянуто, слишком… Если что он и узнал за это время об инструкторах – так это то, что они ненавидели зря тратить время. Три часа уже – картинка не меняется. Неужели правда – ждут, пока он доберется до гор? Но это же день пути по хорошей дороге!

И дорога появилась. Желтая лента из плотно пригнанных друг к другу кирпичей извивалась по болоту, и вела она в сторону гор. На дороге, прямо перед Леркой, лежали тела. Он постоял немного, переступая с ноги на ногу, чтобы не погружаться, затем осторожно приблизился и наконец вышел на дорогу.

Здесь действительно прошел бой, и бой жестокий. Шесть тел лежало на дороге в разных позах, и одеты они были в латы. Одно из трех – либо жертвы были только с одной стороны, либо те и другие одевались одинаково, а либо победители забрали с собой своих мертвых…

Лерка подошел поближе, хлюпая лапами при ходьбе. Латы, надетые поверх кожанного костюма. Мечи. Шлемы. Колотые и рубленные раны. Не очень-то это похоже на вводную, до сих пор им еще трупов не подбрасывали.

Лерка осторожно потянул приглянувшийся ему меч – похожий на японскую катану, но сильнее сужающийся к концу, тоже двуручный, из рук одного из покойников – хоть какая, но защита. Затем он увидел лицо владельца меча, и замер, не в силах пошевелиться. Кем бы ни был хозяин катаны – воином, разбойником, статистом в дурацком розыгрыше – ясно было одно – он не был человеком.


Глава 3. | Смерть взаймы | Глава 5.