home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7.

Место было – круг радиусом метров пять. Лерке показывали фотографии мест, куда ударила молния – похоже, но не то. Слишком ровный круг, а от молнии остается клякса. Земля на этом месте превратилась во что-то вроде стекла и потрескалась.

– Я вижу, – сказал Лерка. – Пошли, мне уроки делать…

– Я могу помочь, – сказала Лена.

– Да помогать там…

– Ну как знаешь…

– Не обижайся. Мне бы все это переварить… Перед сном.

– Меч выбрось. Серьезно говорю.

– А без меча – что я смогу сделать, если на ваших орков налечу? Или – кто там еще плохой бывает – гобблины?

– Тролли. Драконы. Люди. Дзай. Леры, но редко. Ойты. Черные гномы…

– Остановись. Я просто так спросил. В том смысле, что меч – это риск, но без меча – мне со взрослым не справиться.

– А ты фехтовать-то умеешь? – спросил Колокольчик.

– Получше тебя – двух девчонок не смог одолеть.

– Когда это?!

– Сегодня утром. Перед школой.

– Они нечестно… – обиделся Женька.

– Ладно, это я так – пошутил. Не обижайся, – сказал Лерка. – До завтра, ребята.

Он повернулся и поспешно направился к дому, но затем передумал. Дом – не убежит. Сходим-ка мы еще раз к Университету – эту охрану разрешено обойти, а значит – можно будет на Москву посмотреть. Сверху.

– Сон, сон, вижу я сон… – Лерка брел по дороге выложенной желтым кирпичом, старательно избегая встреч со всеми, шедшими по дороге. Потом разберемся, сейчас лучше двигаться к этому самому … Илинори.

Пока что у Лерки получалось избегать встреч. Заслышав в тумане – а над этим болотом, похоже, всегда стелился туман – приближение очередного отряда, он надевал лапы, и топал от дороги по прямой. Залегал. Ждал. Один раз пришлось-таки поволноваться – отряд одетых в черное низкорослых существ его засек, причем засек совершенно неожиданным способом – по запаху. Шедший впереди дядька – если он был человеком, в чем Лерка сомневался – вдруг грохнулся на четвереньки, и принялся нюхать землю. Понюхал, поднял голову, и все также стоя на четвереньках, посмотрел на Лерку – прямо сквозь туман посмотрел. И опять, как пол-года назад, Лерка почувствовал то же самое – дрожание рук. Только тогда на него шла овчарка, обученная убивать, а теперь…

– Неужели я – трус? – с ужасом подумал Лерка. – Такого просто не может быть! – Он посмотрел на свои пальцы в кожаных перчатках – пальцы дрожали – и разозлился.

– Тут я, – крикнул он в туман. – Иди сюда, если смелый!

Ответа он не понял, ясно было одно – это не был ни русский ни английский, ни немецкий. Мог бы быть японккий, но обычно японцы так не рычат и не завывают. Потоптавшись перед расстилающейся перед ним трясиной, противник плюнул на затаившегося в болоте мальчишку и пошел своей дорогой. А если бы не плюнул? А если бы расплавил эту кочку, как расплавленно было место битвы этих двоих, там, в обычном, ничем не примечательном московском дворике? Лерка поежился.

Горы вроде стали ближе, хотя насчет дня пути это он вчера недооценил. Сгоряча. С другой стороны, оценивая, он подразумевал марш-бросок, без этого напряженного вслушивания в тишину, и без залегания в болоте каждые пять минут.

Горы назывались Трудными, потому, что пройти их было трудно. И вовсе не из-за непроходимых перевалов. Вчера, разузнав, куда Лерку выкинуло в первом сне, Андрей рассказал ему все, что мог, про эти горы. Главным образом – что там жили гобблины, и ходить через них мог только ненормальный. Опасно.

– А куда еще? – поинтересовался тогда Лерка. – Я могу на юг…

На юге, сразу за болотом, лежал город работорговцев Джиу, и именно там казнили Лену, на потеху публике. К счастью, казнили почти что в первый день «снов», не зная еще, что она – «демон», и вообще, что «демоны вернулись». Так что, когда она проснулась на страшной площади вторично, там была ночь, и народу почти не было. Удалось убраться из города.

Во сне не было комаров – совсем, зато были метровые пиявки в болоте, и тогда-то Лерка впервые пустил в ход черный меч. А что делать – эти похожие на широкие черные ленты звери вели себя очень агрессивно. Высосет насухо… Меч работал прилично – по крайней мере, пока никаких «поединков» между Леркой и мечом не происходило. Еще были на болоте птицы и что-то вроде гигантских рыб… Или, может, головастиков. От одного такого – со слона величиной – Лерке пришлось час прятаться в болотной жиже. Он знал, где уязвимые места у человека, у овчарки тоже… Но головастик такого размера был неуязвим. Движется под слоем грязи, с треском выдирая кусты и оставляя за собой борозду, затем вдруг выныривает, блестя черным, скользит по поверхности, и снова проваливается в трясину…

И еще тут были драконы. Это потрясло Лерку больше всего, хотя казалось бы

– куда уж больше. Дракон пролетел вдали, тяжело взмахивая кожистыми крыльями, усталый и какой-то печальный, что ли. Огромный бурый дракон. Интересно, дышат ли они огнем?

Сегодня он знал о подобных вещах гораздо больше, чем вчера – почитал в энциклопедии, кто такие гобблины, тролли, и прочие. Большая часть не совпадала, троллю, например, полагалось быть маленьким и хитрым. По словам же Андрея, получалось – большие и тупые. Впрочем, Андрей не был уверен – за тот месяц, что они провели в мире снов, ребята успели собрать не так уж много информации. Окружающие не стремились им все рассказывать, как понял Лерка, скорее наоборот, и хорошо, если не гнали в три шеи.

Еще через час он попался. Это была классическая засада, хотя – ну кому придет в голову устраивать засаду на мальчишку? Двое. Люди. Один вышел из росших в этом месте погуще кустов прямо перед Леркой, второй – сзади.

– Ди домн! – сказал тот, что вышел сзади. Лерка удивленно посмотрел на него, но промолчал. Язык, по утверждению Андрея, у людей был похож на английский, но только похож.

– Ну? – сказал Лерка, пытаясь одновременно угрожать мечом обоим противникам одновременно. Они же явно не принимали его угрозы всерьез.

– Блек сод домн! – тот, что вышел на дорогу спереди оскорбительно расхохотался.

Они собирались напасть на него – это было ясно, но вот зачем… Блек – значит черный. Черный… меч? Меч – по английски – сорд… А этот – он сказал «сод». Неужели все так просто?

– Блек сод нот майн! – сказал Лерка, но его, похоже, не поняли. Или не захотели понять. Первый из противников атаковал Лерку, точнее, его меч, своим оружием – идиотской палкой с лезвием и крючком на конце. Меч у него, впрочем, тоже был – в ножнах на поясе. Сделанный «под Европу».

– Да он меня в плен взять хочет! – Лерка метнулся назад, красиво сблокировал меч того, второго дядьки, который был не готов к атаке, и поэтому все проморгал. Затем Лерка от души рубанул его по заднице.

Это было ошибкой – черный меч в его руках почуял кровь и ожил.

Пораженный пониже спины, Леркин противник взвыл, и отступил, зажимая «рану» свободной от меча ладонью. Крови было – море. Его товарищ шагнул было к Лерке, но был остановлен резким окриком. Тот, раненный, сказал длинную фразу, в которой Лерка различил только слова «домн» и «сод». Ему было не до того – оживший меч хотел идти в атаку, и Лерка даже сделал шаг вперед. Противники – кто бы мог ожидать – бросились наутек. К сожалению – в направлении гор.

– Ты – мой! – сказал Лерке меч. Не словами сказал, а как бы внутри головы.

– Нет, – сказал Лерка, – это ты – мой!

Меч не удивился, вместо этого он как бы сжал леркину голову железным обручем – обручем с шипами.

– Ты – мой!

– Дурак ты! – Лерка упал на колени, по прежнему держа клинок двумя руками. Он бы и рад был его выпустить…

– Ты – мой! МОЙ! – боль становилась все сильнее, и Лерка каким-то образом знал, что ее можно остановить одним-единственным словом. Согласием. Просто сказать – да.

– Мой!

– Да отвяжись ты! – Лерка попытался разжать пальцы, но вместо этого проснулся. Звонил будильник. Утро.

– Бой откладывается, – пробормотал мальчишка. – Здорово. Ну и что мне теперь делать?


Глава 6. | Смерть взаймы | Глава 8.