home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13.

Ребята обступили его, едва он появился в школе.

– Ну?

– Я договорился, – сказал Лерка. – Будет инструктор по рукопашному бою и по технике выживания. Пока все. Я пытался убедить начать руководство… этим… Но нужно еще несколько дней, чтобы они собрали информацию.

– То есть, тебе не верят? – уточнил Андрей.

– Верят, похоже, – сказал Лерка. – Но что делать – еще не решили. А ты поставь себя на их место.

– Это точно… Ты еще в горах?

– Я там, по-моему, и сдохну… От голода.

– Надо терпеть.

– Терпим. И еще – сейчас осень, так?

– Да. Как и тут.

– Лучше бы весна, конечно. Холодно.

– На юге тепло, – возразил Андрей.

– На юг от меня дороги нет, так ведь?

– Там Джиу. Продадут, опомниться не успеешь.

– А в Илинори… Там рабство есть?

– Оно есть всюду. Просто в Джиу они… Ну, словом, сдвинуты на торговле. Ты что смеешься?

– Сегодня во сне… Группа людей напала на караван орков – кажется, орков

– и отбила его.

– Ну?

– И погнали по дороге в сторону Джиу… Я все думаю – это у них официально или как?

– Разбойники, они… – Андрей почесал нос. – Ну, в Илинори они в подполье. Их вешают, хотя, по-моему, тех, кто грабит орков за разбойников не считают. А в Джиу – они, по-моему, как наши воры в законе, даже лучше. Их все знают, и никто не трогает… Мы, вообще-то, мало про Джиу знаем.

– А из тех, кого в рабство продали, в Джиу никто не остался? – спросил Лерка.

– Нет, там не держат слуг – детей. Только взрослых.

– Почему, как ты думаешь? Мода?

– Какая мода! – фыркнул Андрей. – Ты представь – только такой слуга вышел на улицу без взрослого, как он ничей. Хвать – и ищи потом по рынкам! Невыгодно. А ты все агента хочешь заслать?

– Надо будет – сам пойду, – возразил Лерка. – Джиу, если судить по этой картинке, которую вы картой называете, это один из самых богатых городов. И самых сильных. И в стратегическом месте. Понимаешь?

– Да. Карта наша ему не нравится. Нарисуй сам… Только продадут они и тебя…

– Да ты подожди, я туда пока не иду…

– Ясно.

– Что ты после уроков делаешь? – спросила Лена.

– Так… Дела…

– Мы идем в цирк… Хочешь?

Лерка хотел.

– Во сколько?

– В четыре.

– Я буду. Скажите где.

– Да прямо там, у входа. А хочешь – поедем вместе, отсюда. Нас Бончик будет на топорах учить… По-гномьи.

– Не могу, – сказал Лерка. – Дело есть. И потом – в пятницу придет инструктор, он вас научит – и на топорах, и на пилах… Постойте, а Бончик-то – спал?

– Никто не знает, – отозвался Андрей. – Он из дома ушел рано. Ищем.

– Так он не пришел в школу?

– У них со второго урока начинается сегодня.

– Дела, – буркнул Лерка. – Хотя, по-моему, все уже ясно… Иначе он бы сказал…

– Не каркай! – оборвали его.

– Да поздно уж – каркать. Или – или… – Лерка посмотрел на поникших ребят, и поспешно сказал:

– Зато жить мы теперь будем – вдвое дольше.

– Это еще почему? – удивился Гена Колесников.

– А смотрите – мы спим тут восемь часов, в среднем.

– И видим сон, точно!

– И сон этот – длиной в среднем шестнадцать часов. Значит нам в сутки дали шестнадцать часов жизни дополнительно.

– И какой жизни! – с иронией сказал Генка.

– Брось, – заступилась за Лерку Лена. – Он прав, наша жизнь…

– Вот сварят тебя еще раз, – сказал Генка, и Лена сразу перестала спорить, словно лампочку выключили. Даже побледнела.

– Наша жизнь, – сказал Лерка. – Сделаем так, чтобы нас уважали – не будут варить, не сделаем – будут. Пошли, звонок.

С Леной он поговорил на первой перемене. Просто подошел и заглянул в глаза.

– Не бойся, – сказал он. – Я постараюсь, чтобы тебя больше не обижали. Ты только пожалуйста, не бойся. Ладно?

Идея была дурацкая, он правильно дяде Семе сказал. Но информация – есть информация, и если ее можно получить только дурацким способом, то значит так и надо действовать. И всему виной эта книга – «Хоббит». Слишком много совпадений, и в то же время – расхождений. И совершенно случайно, упомянув вчера за завтраком об этой книжке, Лерка узнал, что у нее есть поклонники. С тех пор она и возникла, эта идея, просто засела занозой.

Они были – дети и взрослые. Они играли в игры на основе этой книги, которая на самом деле была не одна, а четыре, связанные друг с другом, они делали себе мечи, придумывали имена и учили язык. Именно язык и интересовал сейчас Лерку больше всего. Зацепка. Нет так нет, а вот если да…

Университет большой, потому-то он выбрал именно его, хотя были еще возможности, скажем, Губкинский институт – тоже рядом. Но в Университете было больше шансов. Лерка честно обошел несколько факультетов, изучая доски объявлений, но не нашел там ничего путного. Оно и понятно – если эти «хоббиты» играли в свои игры, то играли они, наверняка летом или поздней весной – так теплее. А осенью старые объявления с досок снимали. Так как найти «хоббита» в толпе людей?

Лерка принялся расспрашивать – просто заготовил маленькую речь, и принялся приставать с ней ко всем подряд. Мимо. Затем он наведался в учебную часть, и там ему посоветовали – раз уж так приспичило – идти в общежитие. Хорошая идея. Лерка пошел.

Общежитие – это сложное дело. В Университете их было несколько, и Лерка в конце концов выбрал ближайшее – с учетом того, что ему предстояло еще оказаться около цирка. Несколько старых пятиэтажек. Далее – по лекции «проникновение на охраняемый объект», в роли охраны – злобная бабка на проходной. Пришлось обойти здание вокруг, и лезть внутрь по водосточной трубе, четез открытое окно на втором этаже. И вовсе, кстати, не в туалете.

– Ты что здесь делаешь, парень? – спросили у него. В комнате находилось двое парней, похоже, они собирались обедать.

– Я войти пытаюсь, – честно объяснил Лерка. – Там внизу бабка, так она хочет, чтобы я для этого сначала в ваш Университет поступил. По-моему, это слишком.

– Ну заходи, – легко согласились ребята, и Лерка зашел.

Жили ребята – не очень. По-походному. Хуже, пожалуй, чем в детдоме, ну и грязнее, это уж точно. На стене висела фотография – четыре орка в жуткого вида доспехах… Стоп! Да у них же гитары! Бредите, разведчик… «Эй-Си / Ди-Си»… Постараемся держаться подальше…

– Колбаски хочешь?

– Спасибо, – серьезно ответил Лерка. – Я на сытый желудок по трубам не лазаю. А мне еще обратно спускаться.

– А вообще – кого ищешь?

Лерка вздохнул и признался:

– Хоббита…

Хоббита нашли на третьем этаже, толстого, ленивого и немножко пьянного. Он с недоумением смотрел на доставленного к нему мальчишку, пытаясь уразуметь, что тому надо.

– Мы заклинанье будем читать, – повторил Лерка. – Сегодня ночью, все ребята уже готовы, все…

– Заклинанье? – «хоббит» оживился.

– Эльфийское. Костер зажечь.

– Ну, ну? Да ты проходи…

– Я на минутку, мне к четырем на электричку.

– Так… Ну?

– Надо бы подредактировать, – сказал Лерка, – а то у нас в эльфийском только одна девчонка разбирается, а хотелось бы, чтобы без ошибок…

– Давай!

Лерка вытащил из кармана заранее приготовленную бумажку с продиктованным Олей Гжель заклинанием огня. Хоббит прочитал – и принялся ржать.

– Ладно, парень, – сказал он, отсмеявшись, – я тебе помогу. Только…

– Я научусь, – поспешно сказал Лерка. – Честно.

К зданию цирка он успел вовремя, хотя и запыхался. Ребята уже ждали, человек десять.

– Билеты взяли?

– Взяли.

– Сколько… я вам должен?

– Нисколько, – отмахнулась Таня, – у Генки папа – богатый. Ты что – кросс бегал?

– Я боялся опоздать… А Витя… он появился?

– Появился, – сказала Лена грустно. – Видел он сон. Все как обычно. – Лерка молча погладил ее по плечу.

– А что за дело-то? – спросила Таня.

– Это секрет, – сказал Лерка, – поэтому пусть останется между нами, пока не прояснится. Я и вам-то говорю, потому, что помощь будет нужна.

– Ничего себе.

– Лена, ты в порядке?

– В порядке. Ну говори же! И вообще – пора внутрь.

Они пошли внутрь, и на ходу Лерка рассказал ребятам про свой визит в Университет и поиски «хоббита».

– На фиг тебе хоббит?! – изумился Андрей. – В нашем мире их и нет вовсе.

– Хоббит, это я так, – объяснил Лерка. – Как термин. На самом деле он – светлый и еще какой-то там эльф.

– Толстый и пьянный? – уточнил Илья. – Да эльфы вообще не пьют!

– По игре – эльф, – ответил Лерка. – Не перебивай. Зато он знает эльфийский, так что я мог его попросить, якобы мне нужно подредактировать одну фразу, он и согласился. И еще разрешил заходить, если что.

– Ты же не знаешь эльфийского? – удивился Андрей.

– Восемь слов знаю, – возразил Лерка. – И ты знаешь, только забыл. Заклинание огня.

– А! Да… Знаю… Забыл, правда…

– Допустим, – сказал Лерка, – я говорю по русски «я хочу зажечь огонь». Так?

– Ну так…

– Теперь я скажу то же самое по-английски. «I want to set a fire». Такой же длины примерно. Сколько слов пересекаются в этих двух фразах?

Первой поняла, конечно, Таня. Она посмотрела на Лерку широко раскрытыми глазами, и спросила, чуть ли не с ужасом:

– И сколько пересеклись?

– Четыре слова, – сказал Лерка. – Это учитывая, что этот хоббит, простите, знает с полтысячи слов самое большее.

– Так вы что же – по книге путешествуете? – Семен Семенович недоверчиво посмотрел на Лерку. – То есть, молодец, Валера, очень… э… результативная разведка… Четыре слова из восьми – сомнений нет, это эльфийский… Дела…

Они гуляли в парке вокруг биологического факультета, где Лерке предстояло сегодня спать, затем перелезли через забор, и принялись осматривать ботанический сад.

– Все ударения не так, и все окончания, или что у них там в конце. – Лерка хотел было почесать в затылке, но сдержался. Разведчики так не поступают.

– Но миры не похожи, – уточнил Семен Семенович. Просто так уточнил, все было и без того ясно.

– Абсолютно непохожи, – сказал Лерка. – Карта – у этого парня была – хорошая карта, очень подробная – близко не лежало. Работорговли у Толкиена, автора этого, вообще нет, или по крайней мере, нет со стороны Добра… Там все такие… С достоинством ходят… А у нас об его Властелине никто слыхом не слыхал.

– Но все же – язык. Да, задачка. А скажи-ка мне, разведчик, – куратор, похоже, употреблял теперь это слово всерьез, – нет ли у них словарей других народов. Орков, там…

– А толку? – Лерка пожал плечами. – У меня на поясе Черный Меч, любой орк сразу поймет, откуда он взялся. Так что, кроме «умри, подлец», он мне ничего не скажет… А без меча я к нему, пожалуй, и сам не подойду. Побоюсь. Да и потом – ребята говорят, они вымирают – орки эти. Бьют их люди, и эльфы бьют. Один только лес остался, где они живут кучей. Язык такой… полумертвый.

– Народов в вашем мире много. Как ты этого назвал – лер?

– Лер. Похож на… Лерка вдруг остановился, раскрыв рот.

– Понял? – поинтересовался Семен Семеныч. – Молодец. Значит что – тоже люди называли? Так похож он на лемура?

– Похож. Ну и что? Я тоже Лер-ка. Это не доказательство. И тоже стриженный под ежик.

– А письменность?

– Я свяжусь с Севой, это мой «хоббит», как только получу образец их письменности. Ребят я уже озадачил.

– Меня ты тоже… озадачил. Что-то здесь неправильно…

– А может, все наоборот? – предположил Лерка. – Толкиен тоже там побывал, отсюда и его книга?

– Побывай он там – книга была бы другой, – возразил Семен Семенович, – более похожей была бы, разве что после своего визита он крепко получил по голове, чтобы все воспоминания перепутались… Но это уже – слишком много предположений.

– То есть – ждать?

– Ждать. И учиться. Я организовал к вам в школу учителя рукопашного боя и фехтования, не с завтрашнего дня, правда, с понедельника. Да ты его знаешь – Володя.

– Ребята готовы тренироваться по выходным, – сказал Лерка. – То есть, они все равно будут тренироваться – с инструктором или без.

– Крепко вас прижало, – с сочувствием произнес куратор. – Посмотрим, что можно сделать.

– А по основам сбора информации?

– Не все сразу, – вздохнул Семен Семенович. – Рукопашный бой – Володя мой друг, он поверил. Да он бы и без объяснений сделал, если бы я попросил. А вот разведка…

– А вы?

– Хитрец маленький… Я думал об этом. Может быть. Дай мне еще несколько дней. А пока что пойдем – нацепишь датчики и спать. Чего крадешься? За тем кустом засады нет, это я тебе точно говорю.

– Я просто…


Глава 12. | Смерть взаймы | Глава 14.