home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16.

Сон про лес понравился Лерке гораздо больше, чем сон про горы. Во-первых, тут было красивее. Лерка перенюхал с полсотни цветов, в тарелку величиной, пока один из них не шарахнулся от него в сторону. Оказалось – зверь. Бабочек ловит. Решив, что следующий точно также может ловить маленьких мальчиков, Лерка стал осторожнее.

Во-вторых, во сне про лес лучше кормили. Тут все было большое – орехи, ягоды и главное – грибы. Лерка долго решался, потом наконец отошел в сторону от дороги и развел костер. Шашлык из грибов… Он только начал есть, как из ничего, из лесной чащи выступили пятеро эльфов. Как они подошли – непонятно. Даже меч прозевал опасность. Лерка вскочил на ноги.

Что это были эльфы, он понял сразу – ростом чуть ниже человека, стройные, глаза большие, но не желтые, как у орков, а нормальные. Одевались эльфы в серо-зеленное, и были вооружены длинными луками и мечами.

– Здравствуйте, – сказал Лерка по-эльфийски. Это был тот эльфийский, земной. Из словарика, который отдолжил ему «хоббит» Сева. В ответ последовала длинная певучая фраза, в которой Лерка не понял ни слова. Оказалось, с ним никто и не разговаривал – просто эльф гасил его, леркин, костер. Если не считать спорных случаев полета дракона и поймавшей гобблина скалы, это был первый случай магии, который он видел. Костер просто погас, словно на него направили струю углекислоты из огнетушителя. Впечатлительно…

– Угощайтесь, – мальчишка поднял с земли прутик с шашлыком, и протянул эльфам. В ответ эльф показал пальцем в сторону. Куда уж яснее – «пошел вон», оно на всех языках одинаково приятно звучит. Лерка подобрал остальные три шампура, и молча зашагал прочь. А чего он хотел? Скажем, в парках жечь костры воспрещается. Ты жжешь… Из лесу выходит лесник, гасит костер… Ты предлагаешь ему свой шашлык, мол, не вредничай, мужик… Спрашивается – что сделает лесник?

– А ведь они и вправду добрый народ, – подумал Лерка. – У нас бы дали по шее, да крепко…

Он попытался вспомнить фразу, которой эльф погасил его костер. Сложная фраза, восемь слов… Ну-ка, как нас учили вспоминать… Затем Лерка понял, и тихонько засмеялся. Это было знакомое уже ему заклинанье огня, только произнесенное задом наперед, и соответственно – с другими ударениями. Вот так-то…

Он все также крался вдоль дороги, выложенной желтым кирпичом, и следящая за ним пятерка эльфов все никак не могла понять, на чьей же стороне этот странный ребенок с черным мечом. Он одинаково залегал при появлении всех – служивших ли Добру, Злу ли, или просто – путников, не имевших отношения ни к тому ни к другому. В конце концов эльфы оставили загадку неразрешенной и вернулись к нормальному патрулированию. Рано или поздно, к хорошему, или к плохому, все разрешится…

Доев шашлык, Лерка повеселел. Что там не говори, а грибы, жаренные грибы, лучше чем орехи. А орехи… А это еще что?!

«Это» было компанией орков, десять штук, которые развлекались – привязали к дереву девушку-лера, и собирали дрова для торжественного костра. Эти не скрывались, эти чувствовали себя дома. Здоровые мужики, и у каждого на поясе

– черный меч. И что теперь прикажете делать?

Магией орки не владели, по крайней мере, костер они развели при помощи здоровенной кремневой зажигалки. Это, наверное, и подсказало Лерке план действий, это, да еще мысль, что жечь на кострах людей и леров – нехорошо. Он произнес заклинанье, гасящее огонь.

Самое удивительное, что заклинанье сработало. Может быть, от неожиданности. Крохотное пламя, созданное орком, дрогнуло и погасло. Орк буркнул что-то недовольное, а его товарищи разразились невежливым хохотом. Вторая попытка. Лерка тщательно проверил, чтобы убедиться, что его спиной нет одиннадцатого орка, и снова произнес заклинанье. Неужели все так просто? Хохот теперь был не просто невежливым – он был оскорбительным.

Держащий зажигалку орк позеленел от злости, и указал пальцем на девушку. Вот так дела – он, похоже, считал, что это она творит заклинанья. Он даже собрался было врезать своей беспомощной жертве палкой, но его остановили. Непонятно, о чем там шла дискуссия, но похоже, орки считали, что битье и костер совмещаются плохо. Попытка номер три.

Не дожидаясь, пока орк чиркнет зажигалкой, Лерка сосредоточился на нем самом, и произнес заклинанье, зажигающее огонь. Он и сам не знал, чего добивается. Хорошо бы, конечно, орку превратиться в пылающий факел, только вместо этого в висках у незадачливого чародея зашумело, и орки, поляна и пленница на мгновенье потеряли четкость.

– Доколдуюсь, – подумал Лерка, и решил не делать того, чему не обучен. Вместо этого он встал и метнул в орка шишкой. Хорошей шишкой, сосновой, еще не раскрывшейся… Граммов на сто. Затем начался марафон.

Орки бегали хорошо. Очень хорошо – Лерке никак не удавалось от них оторваться, а без этого – они могли взять его в кольцо, если бы он повернул назад. Ну хорошо, его, Лерку, учили бегать по пересеченной местности, каждый день по кроссу. А эти-то где научились? И что ему теперь делать? И еще – после последнего, неудачного, заклинанья его слегка подташнивало.

Наконец он хоть немного вырвался вперед. Через пни и коряги орки шли хорошо, сквозь колючие кусты продирались даже лучше него – потому, что тяжелее. Вот, кстати, где пригодились кожанные штаны и перчатки – продираться сквозь дикую малину – кусты были нормальной, так сказать, высоты, но ягоды и колючки были гигантскими. По выделанной коже, однако, они обычно скользили – а смотреть под ноги Лерку в свое время научили очень хорошо.

А вот по бурелому Лерка двигался гораздо быстрее. Оторвался, и пошел на круг – обратно к дереву. Овраг – откуда он здесь только взялся, овраг этот!

– опять приблизил к нему погоню, хотя орки уже начинали выдыхаться. Лерка – нет. Ага, вот и поляна. Меч не подвел – удерживающая пленницу лиана лопнула, а вот ее руки остались при ней.

– Беги! – Лерка сопроводил свои слова выразительным жестом – тем самым, что использовали шестью часами назад его друзья – эльфы, а сам рванул вбок, мимо первого из выбежавших на дорогу орков. Поверив, что добыча в его руках, орк сделал такой рывок, что Лерка и вправду едва не попался. Затем он выскочил на дорогу, выложенную желтым кирпичом – он уже прочитал «Волшебник Изумрудного Города» и знал, что это такое. По крайней мере – в сказке. Вот только в сказке по ней не бегали кроссы, да еще в такой компании.

И начался «кайф», как говорили ребята в школе. На прямой ровной дороге орки были не чета мальчишке, тем более – усталые орки. Надо будет запомнить, что у них дыхалка слабая… Несколько километров Лерка бежал, стараясь не подпускать преследователей близко, чтобы в него не метнули нож, но и не отрываться, чтобы не лишать людей надежды. Марафонцы хрипло дышали позади, но погоню не бросали. Настоящие спортсмены…

А затем Лерке повезло. Ох и повезло же ему! Он-то всего лишь собирался оторваться от погони, когда надоест бежать, но вместо этого – сразу за поворотом дороги – он увидел караван. Большой. Что сделают люди, если в опасном лесу на них из-за поворота вылетает мальчишка, и вид у него такой, словно за ним гонится по крайней мере тигр-людоед? Правильно – они вытащат оружие, и приготовятся, а мальчишку – пропустят, зачем он им? Через минуту Лерка трусил по дороге, приводя в порядок дыхание, и улыбался, слушая, как за его спиной колошматят его недругов. Хорошо получилось. Сначала – заклинанью научился, затем орки обеспечили охрану – почти десять километров пробежал, не прячась, а потом, когда орки надоели, пришли добрые дяди и дали им по шее. Хороший сон, приятный. Вот только искупаться бы… Эта кожа не только внутрь не пропускает воду, но и изнутри, оказывается, тоже…

Он уже собрался было купаться, подошел к ручью и разделся, когда его накрыло – ноги стали ватными, и в голове зажужжало также, как там, в лесу, когда он попытался поджечь орка. Неужели магия так влияет? Лерка сел на землю, и принялся делать дыхательные упражнения. Не помогает. Просто усталость – но какая! Тогда он заставил себя встать, забраться в воду, и смыть эту усталость прочь. Где-то на середине купания, он вдруг осознал, что вода-то не просто холодная – она ледяная. Выскочил на берег. Ага – ожил значит.

Затем он выстирал свою одежду, с грустью подумав, что до завтра он ее не оденет – мокрая, а разводить костры – не велят добрые эльфы. Что же – так и спать – голым? Осенью? Лерка развесил свои шмотки по кустам и принялся собирать хворост для костра. Пусть приходят эльфы, пусть приходят крокодилы

– насморк ему тут не нужен. А воспаление легких – тем более.

Костер зажигается так – из палки и лианы делается не очень тугой лук, тетива обматывается кольцом вокруг прутика – обязательно сухого, и прутик втыкается в сухую же корягу, обложенную чем-нибудь очень горючим – снизу, и в любой кусок дерева – сверху. Затем, удерживая верхний кусок дерева одной рукой, а корягу на земле – чтоб не елозила – ступнями или коленями, надо водить лук туда – сюда, вращая тем самым прутик. Можно держать лук двумя руками, а верхний кусок дерева – зубами, на результат это не повлияет. Не разведешь костра – так хоть согреешься.

Лерка только развел костер, когда ему – вдруг – захотелось взять в руки свой меч. С такими предупреждениями надо считаться – он выхватил меч, и только собрался отойти от костра, как из темноты выступила та самая девушка

– лер. Пришла она, скорее всего, для того, чтобы Лерку поблагодарить за свое чудесное спасение, но все, на что она была способна сейчас – это смотреть на черный меч в его руках полными не страха даже – ужаса – глазами.

– Проходи, – сказал Лерка, пряча меч. Девушка подошла к костру, стараясь, однако, держаться от меча подальше. Она была и правда похожа на лемура, но – трудно объяснить… Лемуры смотрятся жутковато, лер же была красива. Даже не красива – симпатична. Как котенок, или кто там у нас покрыт такой вот короткой шерстью? Бритый котенок… Лицо очень выразительное, живое.

Одета лер была в короткую полотнянную юбку и такую же рубаху, здорово разодранную на плече. Все, босиком, и без шапки. На Лерке, впрочем, вообще ничего не было. Ну и пускай – во-первых, в детдоме его так и не научили стесняться, девчонок там не было, а во-вторых, единственное, что было под рукой, это мокрые кожанные штаны. То есть совсем мокрые… Ну уж нет.

– Блек сод, – сказала девушка, показывая пальцем. Английский, если это был английский, явно не был ее родным языком.

– Лерка. Зовут меня так.

Девушка подумала немного, затем сообщила, что ее зовут Яла. Все-таки, леркин меч ее сдорово смущал.

– А что я теряю, – вслух подумал Лерка. – Кроме урока лерского?

– Домн, – сказал он, показывая на себя. Демон, то есть. Ну вот… еще новости…

Лерка видел, как люди падают в обморок – несколько раз, в детдоме, на марш-бросках. Но вот упасть в обморок, осознав, кто сидит с тобой у костра… Да… Неужели он, Лерка, такой грозный? А вот орки так не считали… Лучше бы, конечно, наоборот…

Он отложил свое ужасное оружие в сторону, и принялся приводить девушку в себя – просто махнул над ней пару раз мокрой перчаткой. Брызги оказали нужное действие – она очнулась и даже попыталась улыбнуться.

– Больше так не делай, – попросил ее Лерка. Девушка вроде согласилась. Она сказала что-то, из чего Лерка понял только «Яла» и «орк», и поклонилась. Благодарит.

– Я иду в Илинори. И-ли-но-ри…

– Азмарат.

Пришлось рисовать карту, и долго над ней жестикулировать, пока не выяснилось, что Азмарат – знакомое место, именно там жили леры в верховьях реки Лер. Тогда Лерка пустился в безнадежное предприятие, он принялся рисовать стрелочку, от острова Вонтала, через степь, и далее – три стрелочки, три возможные направления движущейся по степи армии. Девушка не поняла, но вид у нее стал озабоченный.


Глава 15. | Смерть взаймы | Глава 17.