home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27.

Остров был – просто кусок поросшей еловым лесом – нормальным лесом, не гигантским – скалы, и не было никаких сомнений, где прятался бессмертный маг. На самой вершине, конечно, чтобы ему, Лерке, было дальше добираться. В маяке.

Маяк, похоже, стоял тут еще до «сотворения мира», о нем упоминали в «Истории Новой Америки» как о чем-то очень важном, оставшемся от тех времен, когда тут еще играли в игры богатые бездельники, оставшемся, но переставшем делать то, что от него требовалось. Теперь же это была просто очень старая бурая башня.

Лерка привязал лодку к одной из стоящих у берега елочек, и призадумался. Как его встретит маг, да еще и «проклятый» – неизвестно, поэтому эльфийку надо бы развязать. Но если она убежит – как ее тут потом прикажете ловить? А не поймаешь – она угонит лодку. А потратишь время на погоню – глядишь, ее друзья найдут другую лодку и приплывут сюда сами. Ладно, будь что будет!

– Хочешь узнать, добрый я или злой? – спросил Лерка. Любопытной Варваре…

– Да.

– Пошли. – Он освободил девушку от веревок, и указал ей на маяк. Пошла. Лерка шел так, чтобы не выпускать свою спутницу из виду, мало ли, какие идеи могут ей внушить разбросанные под ногами булыжники…

Через четверть часа они вышли на лестницу. Это была узкая дорога со ступеньками, выбитыми в цельном камне, и она шла вверх, огибая скалу по спирали. По крайней мере, три витка. Час пути.

– Пошли, – Лерка сделал приглашающий жест, и они зашагали вверх и вправо, поднимаясь к маяку. Все это время меч тонко вибрировал в леркиной руке, словно предупреждая. За нами следят. Нас ждут. Берегись.

– Я берегусь, – сказал Лерка по-русски. – Спасибо. – Ика удивленно на него посмотрела, но промолчала.

Озеро и остров с высоты были прямо-таки сказочно красивы. Они были – как картинка, и конечно эльфийка не удержалась.

– Лес, – сказала она. – Для эльфов.

– Пошли… Нацистка…

Они подошли к воротам маяка, в которых красовалась аккуратная овальная дыра. Очень свежая, от нее даже пахло дымом. Лерка посмотрел на эльфийку, затем указал ей, мол, держись сзади. Судя по тому, что девушка не спорила и не бросала на него возмущенных взглядов, прожечь дыру в воротах такой толщины не было чем-то обычным и среди эльфийского народа.

В башне пахло дымом и сыростью, и царил полумрак. По каменной лестнице они поднялись на второй этаж, при этом меч передал своему хозяину очень забавную картинку. Там, за дубовой дверью с аккуратно выжженным замком его ждет не враг, нет – хищник. Меч азартно подрагивал, предвкушая битву. Да что там такое? Волк в эту дверь не пройдет, это точно. По крайней мере из числа здешних переростков…

Лерка почти было собрался войти, как вдруг Ика поймала его за рукав и что-то испуганно сказала.

– Повтори, – потребовал Лерка. В ответ девушка повела носом, как бы принюхиваясь, затем выразительно посмотрела на Лерку. – Роза, – сказала она.

– Смерть.

Лерка тоже понюхал воздух. Да, действительно, к запаху дыма примешивался запах цветов, причем довольно сильный.

– Яд? – спросил он.

– Нет. – Ика очень похоже изобразила рукой атакующую змею. – Смерть. Не ходи.

– Надо, – вздохнул Лерка. – Стой сзади.

Он открыл дверь, и шагнул в комнату. В следующий миг рукоятка меча врезалась ему под дых, отбрасывая обратно в корридор, перед самым лицом что-то мелькнуло, а затем Лерка с мечом разобрались что к чему, и нанесли удар.

Это и вправду была роза – точнее, вьющийся шиповник. Отрубленная клинком ветка корчилась на полу, как корчилась бы половинка червяка. Лерка подумал, и сказал заклинанье огня. Получилось – побег вспыхнул и опал невесомым пеплом.

– Можно, – сказал меч, и Лерка прошел в комнату, по этому самому пеплу. Вот они зачем – перчатки, полностью закрывающие руку, от таких вот кустов… Зря, выходит, он их оставил в лодке… Ика предпочла остаться снаружи, только голову просунула внутрь. Затем – одновременно – они поняли, что же такое они видят, и одновременно охнули.

В кресле у окна, спиной к Лерке, сидел человек, из которого росла роза. Росла, шевелилась, тянулась к мальчишке, словом, это было растение-хищник, никаких сомнений. Человек умирал. Затем он вдруг заговорил, и Лерка вздрогнул. Это был стопроцентный, чистейший английский.

– Не подходи, Рыцарь, – сказал человек в кресле. – Сделать уже ничего нельзя. Ты опоздал со своей местью.

– Я…

– Я хотел извиниться перед тобой, рыцарь, – сказал человек.

– Вы – Зирт?

– Да… Был. Теперь, видишь ли, я – розовый куст… Тебе следовало убить меня тогда, тысячу лет назад…

– Расскажите по порядку, – Лерка решил не тратить времени на объяснения.

– С самого начала.

– С начала… Сначала было пророчество о моей смерти, рыцарь. Самое смешное пророчество на свете…

– Смешное? – удивился Лерка.

– Смешно, когда ты создаешь оракула, а он предсказывает тебе смерть, разве не так?

– Тысячу лет назад?

– Да. Кристалл тогда еще был игрушкой в ваших руках, о демон… Но смешнее стало потом – когда оно не сбылось, это пророчество…

– То есть?

– То есть ты меня не убил. Рассмеялся в ответ на мое проклятие и ушел, хлопнув дверью. Оскорбил оракула, – человек в кресле усмехнулся, затем застонал. – Избил моего священного тигра, как будто это был слепой котенок, и ушел…

– Дальше, – Лерка уже понял, что его принимают за другого, по крайней мере, он точно знал, что не бил никаких тигров тысячу лет назад. – Что случилось потом? Я думал – оракулы не ошибаются.

– Ты думал правильно, – человеку в кресле, судя по всему, было очень больно, но воля, звеневшая в его голосе была гораздо сильнее этой боли. – Оракул не ошибся. Он солгал.

– Солгал? Зачем?

– Чтобы в нужное время и в нужном месте прозвучало проклятие, которое сделало Кристалл настоящим миром, Рыцарь. Прости – я был лишь игрушкой в руках судьбы. Я знаю, что искалечил твою жизнь, лишив тебя всех, кого ты любил…

– Как сделало? – Лерка подался назад, когда очередной побег выстрелил в его сторону, махнул мечом. За его спиной Ика пробормотала заклинание огня. – Что случилось с Кристаллом?

– Не спрашивай, Рыцарь. – Зирт вздохнул. – Я потратил тысячу лет, пытаясь это понять, но сейчас знаю не больше, чем тогда. Просто – родился новый мир, взяв за основу вашу дурацкую игру.

– Вы знаете…

– Да. Мне рассказал смотритель маяка перед смертью. От старости, не подумай… Но теперь это настоящий…

– Что произошло со временем? – опять перебил его Лерка. Он торопился. Меч говорил, что к маяку приближается новый враг.

– Он ушел в прошлое, на тысячу лет, – отозвался маг. Ты не знал об этом, когда его покинул, а возвращаясь назад…

– Я смог вернуться…

– Это все из-за моего проклятия, – усмехнулся Зирт. – Ты можешь возвращаться, путешествуя между мирами, но только ты. Более – никто.

– Ясно, – сказал Лерка. – И теперь время Кристалла сдвинуто назад.

– Да… Прости…

– Не могу, – сказал Лерка. – Понимаете, Зирт… Я не рыцарь Света.

– Что?! – фигура в кресле попыталась повернуться к Лерке, но с громким стоном упала назад. – Как – так? Но ты говоришь на Древнем…

– Кристалл будет создан в моем мире только через пятьдесят восемь лет, – сказал Лерка. – Я и еще около двухсот человек оказываемся здесь каждую ночь, мы… Мы просто видим сны…

– Через полвека… – прошептал Зирт. – Как… как вы научились этому искусству – видеть сны?

– Что-то, связанное с вашей магией. В нашем мире был убит маг отсюда. Он еще носил на шее изумруд…

– Изумруды… – Зирт осторожно рассмеялся. – Не зря Гевол боялся магов Зеленого Сна. Скажи, Рыцарь… кем бы ты ни был… Есть ли у вас …

– На шее. – Подтвердил Лерка. – Изумруды. Что с ними делать?

– Ничего. Они свою роль уже сыграли. Ах, как же ты ошибся Гевол…

– Мы теперь всю жизнь будем видеть эти сны?

– Нет, – с некоторой жалостью ответил умирающий. – Заклинанье продержится еще месяц – два, и развеется.

– Всего два месяца… Почему? Так мало!

– Заклинанья сна всегда непрочные, – объяснил Зирт. – Это оказалось долговечнее других, просто потому, что на него наложилась смерть мага.

– Я… – Лерка подумал, что он и сам мог бы повторить заклинанье, если знать как. – Почему у меня получаются только заклинания «зажечь» и «потушить»? – спросил он.

– Потому, что магию надо изучать веками, – отозвался Зирт, и леркина надежда угасла.

– Люди не живут веками…

– Некоторые живут, как видишь… Если бы не Гевол…

– Это он вас так?

– Да. Он. Он ждет тебя внизу, Рыцарь. Но поскольку ты не рыцарь… Наверное, тебе удастся уцелеть…

Что-то такое он понял, этот Зирт, что-то, что, похоже, доставляло ему радость, несмотря на разрастающийся розовый куст.

– За что они так не любят рыцаря Света? – поинтересовался Лерка.

– Пророчество, – сказал Зирт. – Главное пророчество, самое важное за всю нашу историю. Когда через двадцать восемь лет умрет нынешний король Черного Острова, на престол поднимется Орта Грозный, черный маг… Сильнейший из сильных.

– Ну и что?

– Он умрет еще через сорок лет, – сказал Зирт. – И следующий претендент на трон не попадет, его остановит рыцарь Света.

– Ясно…

– Поэтому они и …

– Расскажите мне побольше об этом Рыцаре, – попросил Лерка.

– Не успею. – Зирт попытался указать на полку в углу. – Так как ты – не рыцарь Света, то там… письмо… Я думаю – для тебя… Его занес сюда один странный эльф, несколько дней назад. Очень странный. Я думаю…

– Эльф?

– Он… знал… – Зирт вдруг разом обмяк, а роза наоборот, зашевелилась быстрее.

– Ты готов? – спросил Лерка у меча.

– Наконец-то!

– Ну пошли…

Осторожно, угрожая мечом растению – людоеду, Лерка направился к полке. Что бы ни писал ему этот эльф, это наверное было важно. Главное – добраться. Подхватив со стоящего на пути стола скатерть, Лерка метнул ее в розу, и произнес заклинанье огня. Получилось. Скатерть и роза запылали, и угрожающих мальчишке побегов сразу поубавилось. Затем он атаковал разлегшееся у него на пути зеленое щупальце, и поджег обрубок. Использовать заклинанье против неотрубленных побегов он боялся – а вдруг они считаются живыми, и Лерке опять станет плохо от собственной магии?

Конверт лежал на полке, и Лерка схватил его и почти бегом направился к двери. Затем подумал, и произнес заклинанье, глядя на большой, во всю стену, гобелен. Если уж жечь, то дотла, а не то эта дрянь разрастется по всему острову. Затем они выскочили на лестницу и пошли вниз. На пол-пути Лерка вспомнил, что его, вроде, ждет снаружи Гевол, и решил прочитать письмо заранее. Он остановился у одного из похожих на бойницы окон башни, и вскрыл конверт. Посмотрел на листок, содержащий лишь имя, год и место рождения, и подпись, и опустился на каменные ступени, пытаясь унять вдруг забившееся сердце.

– Если я прав… – подумал Лерка. – Господи, если я прав… – Посетившее его откровение было настолько нелепо, и в то же время – настолько просто…

Ика заглядывала ему через плечо, но Лерка был спокоен за свои тайны. Этого языка эльфы знать не могли, будь они хоть трижды мудрыми…


Глава 26. | Смерть взаймы | Глава 28.