home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восьмая

«Луи 14» был точной копией корабля, который когда-то привез молодого человека в Цитадель. Правда, вместо рослых парней Индрогнира по кораблю расхаживали коренастые, необычайно широкие в плечах сородичи Торгрима. Сам Торгрим, поручив своему первому помощнику отвести священника и Охотника в отдельную каюту, забрал у того же помощника увесистый фолиант, окованный серебром, и потащил Сергея в капитанскую рубку.

– Бортовой журнал? – на ходу поинтересовался тот, кивнув на книгу.

– Что ты?! Это Книга Памяти, – объяснил гном. – Сюда десятки поколений гномов вписали своих врагов. Одна из моих обязанностей – хранить эту книгу. Поэтому и называют меня Злопамятный. Традиция, Магнификус, традиция! В этом мире традиция – это все и еще чуть-чуть. Как ты, кстати, добрался до Теклиса с Абхорашем?

Второй вкратце рассказал ему о своих злоключениях. Слушая его повествование, гном довольно кивал, разве что на эпизоде с эльф-ведьмой, певицей Лосми, нахмурился.

– Надо, мой чувственный друг, уметь держать себя в руках. По сути это трагедия, – буркнул он. – Будем надеяться, что скейвен успел за свою жизнь набрать нужное количество очков для перерождения.

– Кто-нибудь это может знать точно? – спросил Сергей.

– Сомневаюсь, – честно ответил Торгрим. – Героев не так уж и много. Сто, максимум двести. Не знаю. Лучше посмотри, какая красота! Если бы ваш Людвиг Безумный увидел это, то от зависти выбросился бы из окна своего «Лебединого замка», – он показал Сергею на открывшийся впереди берег с городом на нем: – Лотерн – город-порт, город-чудо. И, конечно, его Сверкающая Башня! Смотри, такое стоит запомнить на всю жизнь!

Второй и без рекомендации спутника во все глаза смотрел на высоко возвышающуюся над узким проливом ослепительно белую башню. Словно цветок волшебного растения, она покоилась на широком основании, сужалась к середине и опять расходилась в самом верху. Что-то источающее невыносимый для человеческого глаза свет венчало ее вершину. У подножия башни находилось еще множество строений из того же белого материала, что и Башня.

– Непостижимо! – восхитился Сергей. – Кто это все построил?

– Эльфы, – продолжая любоваться видом Лотерна, тихо ответил Торгрим. – Никто на свете, даже мой народ, не смог бы создать подобный шедевр. Иногда мне ужасно хочется, чтобы кто-нибудь уничтожил весь материк эльфов, и это совершенство сохранилось только в моей памяти.

– У них все города такие красивые? – спросил Второй.

– Все, – кивнул гном. – Теклис утверждает, что Белая Башня Хоэта гораздо красивее Сверкающей Башни. Хотя я ему не верю, у него откровенно извращенный вкус. Впрочем, я надеюсь, что ты мне обо всем расскажешь, когда вернешься. Если, конечно, вернешься.

– Разве ты не пойдешь со мной? – удивился Сергей.

– Не могу, – сообщил Торгрим. – Лоцман проведет наш корабль в Лотернский Пролив, потом нас пропустят через Эмеральдские Врата, потом через Сапфировые Врата, и уже там, в лагуне, тебя заберет эльфийская баржа. Только эльфы имеют право пройти через Третьи врата во Внутреннее море. Честно говоря, меня устраивает такое положение дел. Если при взгляде на Лотерн меня посещают подобные мысли, можешь себе представить, что меня ожидает, окажись Теклис прав?

– А со мной? – задумчиво сказал Второй. – Мне спятить тоже не хочется.

– Не бойся, за время нашего знакомства мне удалось убедиться в наличии у тебя устойчивого иммунитета к прекрасному, – успокоил его гном.

– Ну, спасибо, – обиделся Сергей.

– Не обижайся, – похлопал друга по плечу Торгрим. – Все дело в том, что ты Древний. Высшее, можно сказать, существо.


Совершенно неожиданно корабль окутал невесть откуда появившийся туман и скрыл вид города. Небо так же стремительно потемнело.

– Все нормально, – заверил спутника гном, – Это своего рода защитный эффект. Сафери. Скоро мы будем у Эмеральдских Врат.

Корабль заметно сбавил скорость. То и дело за бортом проплывали острые концы подводных скал, способных распороть корпус любого корабля. Но лотеранский лоцман за штурвалом «Луи» умело маневрировал между скалами. Впереди, в пелене плотного тумана, блеснул свет. Корабль сбросил скорость до минимума и наконец замер на месте.

– Врата, – показал рукой наверх Торгрим.

Второй поднял голову и действительно разглядел поверхность гигантских вратных створок, обитых металлом и украшенных зелеными камнями, размером с человеческую голову.

Внизу раздался шум воды, створки начали расходиться, пропуская лучи яркого дневного света. Только сейчас Сергей обнаружил, что со всех сторон на него смотрят сотни пар глаз. Их корабль покачивался перед раскрывающимися Вратами, окруженный со всех сторон оборонительными конструкциями, из которых на корабль было нацелено несколько десятков угрожающего вида орудий, заряженных огромными стрелами с медными наконечниками. Рядом с ними неподвижно, как каменные изваяния, стояли несколько сотен лучников, вооруженных арбалетами. Именно их ничего не выражающие, кроме холодной решимости нажать на спусковые крючки, глаза и наблюдали за кораблем.

– Серьезная охрана, – поежился от их внимательных взоров молодой человек.

– Пока лучше молчать, – посоветовал гном и глазами показал наверх.

Сергей взглянул туда же и понял, что оборонительные сооружения состоят из семи-восьми ярусов, каждый из которых представлял серьезную угрозу для любого корабля, осмелившегося подплыть к воротам.


Пространства между створками стало достаточно, чтобы корабль мог проплыть дальше. Впереди тянулся широкий канал с нависающими над ним утесами. К каждому из утесов еще крепилось несколько многоярусных оборонительных сооружений. Канал был хорошо освещен солнечным светом, и Сергей с огромным интересом разглядывал окованные серебром Сапфировые Врата, распахивающиеся заранее перед кораблем. За Вратами показалась лагуна, окруженная башнями и прибрежными городскими строениями из уже знакомого белого камня. У пологого берега пришвартовались сотни разнообразных судов – рыболовецких шхун, торговых галер, боевых кораблей и просто длинных, прогулочных лодок. С противоположной стороны лагуны кораблей не было, разве что две лодки под треугольными парусами выплывали из-под арочных мостов над городскими каналами.

– Эльфийская Венеция, – охарактеризовал представшую их взору панораму Второй.

– Воистину, – согласился с ним Торгрим.

Сзади к ним подошли Йохан и Вилли. С раскрытыми от восхищения ртами они долго озирались вокруг, пока священник не совладал с чувствами и не спросил у гнома:

– Нас на берег выпустят?

– Чуть позднее, без оружия и под моим присмотром, – сказал тот. – Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы вы устроили какой-нибудь бардак.

– Мы обещаем молчать, как рыбы, – клятвенно заверил его сигмариот, – но посмотреть очень хочется.

– Посмотрите, – заверил его гном.

– Что, и покушаем? – вступил в разговор ван Хал.

– Еще как! – улыбнулся Торгрим, – я отведу вас в мое любимое местечко. Кстати, может, по музеям побродим?

– И музеи есть? – едва не задохнулся от радости Вилли.

– Еще какие! Лотернский музей общей истории, Музей искусств, Королевская галерея чудес, Ультуанская кунсткамера, зоопарк в конце концов!

– А помолиться? – не сдержался священник.

– Это в каюте, – строго осек его порыв Торгрим. – Эльфы не признают чужих богов. Они со своими до конца не разобрались. Сигмар тебя и так услышит.

– Можно хотя бы нашу книгу с собой взять? – попросил сигмариот. – Йохан обязан записать все увиденные нами языческие чудеса.

– Не уверен, – задумался гном, – советую об этом попросить Фунибара. Тем более что я уже вижу его баржу, – и он показал на приближающееся к «Луи» белое судно без парусов.

– Короля?! – опять в один голос воскликнули Охотник и Вилли.

– Короля, – подтвердил Торгрим.

– Так, я обязан привести себя в порядок, – заявил ван Хал, большими шагами направляясь к своей каюте.

– И я! – последовал за ним священник.

– Какие воспитанные у тебя спутники! – с улыбкой заметил гном, поворачиваясь к Сергею. – Теперь в двух словах о ситуации в государстве Азуров. Иначе можно попасть в конфузное положение.

– Полон внимания, – заверил его Второй.

– Главное божество – бог Азуран, Король и Королева живут порознь, они не женаты и не очень ладят между собой. Короля выбирают из Принцев Ультуана, Королева – не смещаемая фигура и всегда королева земли Авелорна. На данный момент королем избран Принц Итейна – Фунибар Мореход. Любит путешествия и небылицы. Тщеславен, но смешлив и щедр. Уши у эльфов не острые. Точнее, не у всех. У тебя, предположим, уши гораздо острее, чем у Фунибара. Пока достаточно, все остальное ты узнаешь потом. Больше молчи, если не сможешь молчать, то восхищайся.

– Чем? – уточнил Сергей.

– Всем, – коротко ответил Торгрим и склонился в полупоклоне, поскольку на палубу ступил худощавый, высокий мужчина с длинной копной абсолютно рыжих волос на голове.

– Наконец-то! – произнес он и также произвел движение, которое, очевидно, обозначало нечто вроде поклона. – Народ Ультуана подтверждает свое уважение Королю Торгриму и его народу.

– Мой народ заверяет народ Ультуана в своем уважении к нему! – не менее витиевато поприветствовал Короля Феникса гном и представил своего спутника: – Наш гость Магнификус!

– Добрый день, Ваше Величество! – смиренно поздоровался Второй, твердо осознавая, что уже не сумеет сплести подобающие словесные кружева.

– Как он прост! – улыбнулся Фунибар. – Даже не верится, что это тот, кого так ждут Древние!

Тут с грохотом распахнулась дверь ближайшей каюты и на палубу выскочили ван Хал и Вилли.

Встревоженные шумом, фигуру Короля Феникса тут же перекрыли два рыцаря азура с обнаженными клинками в руках.

– Прошу прощения, Повелитель, – закрыл их своим телом Торгрим, предотвращая наметившуюся резню, – это известные путешественники Йохан ван Хал и Вильгельм Харсбург. Они мечтали лично засвидетельствовать вам свою преданность и уважение.

– Путешественники?! – заинтересовался Фунибар, раздвигая руками своих телохранителей и выходя навстречу друзьям.

– Так точно, Ваше Королевское Величество! – как-то уж совсем по-солдатски отрапортовал Охотник, но его тут же перебил неугомонный сигмариот и затараторил, чуть-чуть подвывая на последних слогах: – О Великий Король Феникс, покоритель морей и сердце Ультуана! Слава о Вашей мудрости достигла самых отдаленных уголков Старого Света, и мы, скромные труженики науки, дерзнули отправиться в это опаснейшее путешествие, дабы преподнести Вам, в знак глубокого восхищения и нашей преданности, этот скромный дар, – Вилли протянул Фунибару «Поручи Солнца». – Среди ученых Нульского университета бытует благочестивое поверие, будто бы в крови Вашего Величества наличествует эссенция самого солнца, так же как в этих коллекционных предметах, именуемых «Поручи Солнца» и принадлежащих древней культуре Нехекхары. Мы искренне надеемся, что сей дар займет подобающее ему место в Вашей бесценной коллекции древностей, известной всему просвещенному миру.

Фунибар внимательно выслушал Вилли, дал знак одному из телохранителей, чтобы они забрали «Поручи» и довольно заметил:

– Вот что значит настоящий ученый! Каждое его слово на вес золота. Он сказал 89 правдивых слов и получит 89 золотых монет за каждое из них. Кроме этого, я повелеваю наградить этих людей пребыванием на праздничном ужине сегодня вечером в моей Лотеранской резиденции. Я хочу послушать их рассказ о путешествиях.

– Этот священник мог бы сделать неплохую карьеру при дворе, – шепнул на ухо другу гном. – Хорошо, что он не политик. На одного подлеца меньше.

– Вилли не подлец, он немного жуликоват, но… – возразил ему Сергей.

– Я и не утверждаю, что подлец, – оговорился Торгрим. – Я предположил, что мог бы.

– О чем вы там шепчетесь? – обратился к друзьям Король Феникс.

– Наш гость, господин Магнификус, переживает, что не догадался взять с собой ни одного подарка, – тут же среагировал гном.

– Пусть не переживает, у него будет время исправиться, – довольно заявил Фунибар. – Я обещал провести господина Магнификуса через Золотые Врата. К сожалению, дальше его повезет другая баржа. У меня неотложные государственные заботы. Пойдемте, господин Магнификус, – и царственная особа показала на трап.

Как молодому человеку ни хотелось остаться со своим бородатым другом, возражать королю эльфов он не решился.

– Мы будем тебя ждать, – пожал ему на прощанье руку Торгрим. – Молчи, гляди и запоминай.

– Запомню, – пообещал ему Сергей, спускаясь по трапу на королевскую баржу.


Когда баржа отплыла на достаточное расстояние от корабля, Фунибар насмешливо взглянул на своего гостя и совершенно другим тоном, спросил:

– Что, я по-прежнему слыву среди гномов и людей чванливым болваном?

Второй едва не поперхнулся от неожиданности.

Но Король Феникс, не дожидаясь ответа, продолжил:

– Уверен, что по-прежнему. Это хорошо! Это всем нравится. Знаешь, почему на самом деле я не провожаю вас к месту назначения, господин Магнификус?

– Почему? – озадачился откровенностью Фунибара Второй.

– Мне запретили боги, – признался тот, – запретили, и все тут. Вас проводит Вечная Королева. Ее баржа уже ждет за Вратами. Передайте ей, что я не сержусь. Я помню свое место.

– Ваше Величество! – сказал Сергей. – Теперь я действительно жалею, что не привез Вам подарка.

– Ничего, – махнул рыжей гривой тот, – тем более, что у меня нет, – и он имитировал восторженное завывание Вилли, – «Коллекции древностей, известной на весь просвещенный мир»!

Второй засмеялся и сквозь смех проговорил:

– Он старался.

– Я знаю, – заверил Фунибар, – Вильгельм отличный малый. Была бы моя воля, я бы присоединился к этой парочке и дописал пару глав к их «Либер Демонике». Идеальный образ жизни – быть ученым – искателем приключений и мужественным борцом со злом! Но увы! Сегодня и ближайшие лет триста меня ожидают отнюдь не приключения, а светские рауты и дворцовые интриги. В основном.

– Во! – Сергея озарила неожиданная мысль, он залез за пазуху, вытянул оттуда «Золотой Анкх» и протянул Королю Фениксу. – Мой подарок! Только не отказывайтесь. Считайте это волей богов. Вилли утверждал, что эта игрушка обладает способностью привлекать на сторону ее обладателя единомышленников.

Фунибар немного смутился, но «Анкх» взял, бережно повесил себе на грудь и снял с указательного пальца левой руки перстень из белого золота с изображенным на нем мифическим существом, похожим на дракона, но без крыльев.

– Тогда и вы смиритесь, – он взял левую руку молодого человека и надел кольцо на указательный палец, – «Перстень Корина». Я его нашел во время моего путешествия, еще в качестве посла, в Старый Свет. Точнее, мне его передал лесной эльф-отшельник. Он нашел его на дороге у Карак-Орруда и считал, что этот перстень принадлежал Четвертому Королю Фениксу – Каледору Воину, а тот его унаследовал от своего прадеда, знаменитого Каледора Пророка. Отшельник также предполагал, что эту вещь Каледор получил от Лизардов, и она наделяет владельца даром предвидения.

Второй совершенно растерялся от подобной щедрости коронованной особы.

– И Вам не жалко такую ценную вещь отдавать малознакомому человеку? – спросил он, разглядывая подарок. – Тем более что я не знаю ни одного из упомянутых господ и не помню, кто такие Лизарды. Кто-то что-то мне о них рассказывал, но за последние дни я узнал больше, чем могу запомнить.

– Лизарды – это первые обитатели мира, созданные Древними, могущественные волшебники. Они давно исчезли, а их помощники – Сланны, Скинки и Заурусы – одичали. Теперь они водятся только в экваториальных джунглях. Просто хищники. Хладнокровные. Впрочем, ваш друг священник должен знать эту легенду.

– Удобно этот перстень Королеве показывать? – посоветовался Сергей.

– Да, спрячьте-ка пока перстень в карман, чтобы не смущать красавицу Алариэль, – посоветовал Король Феникс, – наденете, когда с ней расстанетесь. Вот и Врата.

Их баржа действительно подплыла вплотную к таким же огромным, как предыдущие, Золотым Вратам. Солдаты на сторожевых башнях, вытянувшись по струнке, с обожанием взирали на своего повелителя. Створки Врат плавно расходились в стороны.

– Идите к лодке, – показал на спущенный трап Фунибар, – и ни о чем не думайте. Я развлеку ваших друзей, пока вы не вернетесь.

– До встречи, Ваше Величество! – простился с ним Сергей.

– До встречи, друг Магнификус! – кивнул на прощанье Король Феникс.

Эльфийская длинная лодка за несколько минут перенесла молодого человека с одной баржи на другую. Гребцы помогли ему ступить на трап. Воины с длинными копьями встали у него за спиной. Поначалу Сергей не обратил на хрупкие фигуры солдат должного внимания, и только когда один из встречавших его воинов повернулся к нему в полоборота, по характерным полушариям на серебристых кольчугах он понял, что это женщины.

– Королева ждет вас у себя, – сказала одна из них и показала на приоткрытую дверь впереди.

Второй переступил через порог и оказался в роскошно убранной каюте. В забросанном маленькими расшитыми подушечками кресле, с огромным цветком офриса хищной расцветки в руке, подобрав ноги под себя, сидела красивая барышня лет двадцати и насмешливо исподлобья смотрела на вошедшего.

– Вот, собственно, и я, – нахально заявил Сергей, скрывая таким образом смущение.

– Я вижу, – ответила девушка, понюхала цветок и добавила, – только вы не представились.

– Магнификус к вашим услугам, – приободрился гость.

– Алариэль, – в свою очередь сообщила она, – ваш новый друг. Если вы, конечно, не против.

– Очень приятно, – пробормотал Второй, начиная опять смущаться.

– Присаживайтесь, – предложила Алариэль и показала на пустое кресло рядом, – поговорим. Баржа двигается очень быстро, а мне бы так хотелось познакомиться с вами поближе.

– С удовольствием, – быстро принял ее предложение он и сел в кресло.

– Вам понравился Лорейн? – спросила девушка, отбросила цветок в сторону и взяла его руку. – Какая у вас красивая рука! Так понравился?

– Очень красивый город, – ответил Сергей, с удовольствием чувствуя, как тонкие пальцы Королевы гладят его ладонь.

– Говорят, что вам пришлось многое испытать? Схватки с чудовищами, путешествие через море на корабле корсаров? – продолжила она.

– Было такое, – довольно неуверенно согласился он, с удивлением наблюдая, как две служанки наполняют теплой водой внесенную ими же в каюту ванну.

– Расскажите что-нибудь, – попросила Алариэль, продолжая ласкать пальцами руку гостя.

– Это длинная история, – сказал Второй, абсолютно не представляя, как должен выглядеть его рассказ, и обуреваемый тысячей противоречивых предчувствий.

– Ну, тогда раздевайтесь, – согласно кивнула девушка.

– В каком смысле? – не понял Сергей, обратив внимание, как на створку приоткрытого окна опустилась крупная оранжевая бабочка.

– В том, что вы должны принять ванну. Не могу же я вас представить Древним в таком виде?!

– Но.

– Здесь никого не будет.

– Понятно.

– Кроме меня. Я приму ванну с вами. Это обычай. Вы же не хотите нарушить древний обычай и обидеть меня? – встала с кресла Королева. – Снимайте с себя эти тряпки. Я вам после ванны дам другую одежду.

– Я не могу, – признался Второй.

– Почему? – хитро наклонила головку девушка.

– Потому что я стесняюсь, – честно ответил Сергей.

– Не стесняйтесь, – приободрила его Алариэль, – я же не стесняюсь. А я королева!

И она начала раздеваться.

В своей предшествующей жизни молодому человеку часто приходилось раздеваться перед девушками. Мало того, как правило, инициатором в таких ситуациях выступал он. Но самим ситуациям предшествовали продолжительные ухаживания, ну, по крайней мере, не меньше двух часов. В данном случае предложение незнакомой красивой женщины снять перед ней штаны после трехминутной беседы, обескуражило путешественника. Хотя, с другой стороны, это действительно могло оказаться не более чем невинным обычаем ее народа. Нарушать невинные обычаи он не хотел, поэтому все-таки раздеваться начал. К моменту, когда дело дошло до нижнего белья, сама Алариэль уже успела раздеться и принялась пристально разглядывать его тело, иногда ласково проводя ладонью по особо понравившимся ей местам, из чего Сергей сделал вывод, что местные обычаи, может быть, и древние, но к невинности не имеют никакого отношения. Во всяком случае, с человеческой точки зрения.

Когда последний предмет туалета, наконец, был сброшен на пол, девушка взяла его за руку и повела к ванне.

Только погрузившись в теплую воду, Второй немного успокоился и привел мысли в порядок.

– Интересные у вас обычаи, – пробормотал он, потому что нужно было что-то сказать.

– И очень приятные, – согласилась с ним Королева, продолжая, уже под водой, поглаживать его тело.

– И древние, – вздрогнул от очередного прикосновения Сергей.

– Очень, – подтвердила девушка и поинтересовалась: – Хотите я кое-что для вас сделаю? Вам понравится. Я это делаю лучше всех. У меня трехсотлетний опыт.

Это откровение моментально отрезвило молодого человека, и его прежде одурманенный сложившейся ситуацией мозг тут же подсказал достойный выход из положения.

– Очень хочу, – серьезно заявил он, но добавил: – Только должен предупредить вас, что это навлечет на нас проклятие.

– Какое проклятие? – тут же отпрянула от него Королева.

– Когда Древние следуют таким вот древним обычаям с другими – не Древними, другие в течение пяти дней умирают мучительной смертью, а Древние на тысячелетие заключаются на дно Вселенной, где нет снов. Хотя ради вас я без промедления готов пожертвовать собой, – заговорческим тоном сообщил Сергей.

– Но я не готова, – сухо заявила Алариэль и в ее прекрасных голубых глазках блеснула ярость, но скоро она сумела совладать с собой. – Ах! Если бы я была обычной женщиной, и на моих плечах не лежала ответственность за судьбы моего народа, вы смогли бы испытать такое удовольствие! Но чтобы не разочаровывать вас окончательно, я сейчас прикажу самой красивой девушке из моей свиты удовлетворить ваши мужские желания. Любые самые диковинные желания.

– Вы обижаете меня, – придал своему лицу грустное выражение молодой человек, косясь в сторону бабочки на окне.

– Почему? – спросила его Королева.

– После того, как я был рядом с самой красивой женщиной мира, и она ласкала меня, предлагать мне другую женщину столь же унизительно, как предлагать мне для любовных утех лошадь, – как можно убедительней оскорбился Сергей.

Алариэль звонко расхохоталась. Ей явно польстила подобная логика.

– Вы просто чудо! – успокоившись, сказала она и невинно поинтересовалась: – И что же, у вас никогда не было любовной связи с обычными существами?

Для пущей убедительности он рискнул соврать еще:

– Была. Полтора миллиона лет назад. В другом, очень далеком отсюда мире.

– Полтора миллиона! – ахнула Королева. – Кто же была эта несчастная и что с ней случилось?

– Одна принцесса, выгорела изнутри, – печально произнес молодой человек, – я ничего не мог поделать. Но она сама виновата. Опоила меня сонным зельем. Контакт произошел во сне, я даже не смог предупредить бедняжку!

– Не корите себя, – стала успокаивать его Алариэль, – вы не виноваты. Как же у вас, Древних, все сложно. Нам значительно проще живется. Я могу насладиться любовью с любым мужчиной моей страны. Хотя, – и она нахмурилась, – вы же познакомились с Фунибаром?

– Да, – сказал Сергей, – он просил передать вам, что помнит свое место и не сердится.

– Не сердится! – воскликнула Королева, выбираясь из ванны и накидывая себе на плечи полупрозрачную накидку. – Не сердится! Подумать только! Еще неизвестно, кто из нас бесплоден, – он или я.

«Можешь не сомневаться, старая нимфоманка!» – подумал про себя молодой человек, но вслух говорить ничего не стал и полюбопытствовал:

– Мне сказали, что Король Феникс и Вечная Королева не живут вместе. Это так?

– Так, – буркнула Алариэль, – только год живут после коронации Феникса и зачинают следующую Королеву. Но у нас не получилось. У меня нет детей. Теперь развлекаюсь, как могу.

Сергею на мгновение стало ее жалко. Он понял, что венценосная развратница надеялась, что сможет зачать хотя бы от него. Этим объяснялась ее поспешность. Он взглянул на окно, бабочка исчезла.


После этого приступа откровенности Алариэль пригласила двух хорошеньких невозмутимых служанок. Второй был тщательно отмыт мягкими мыльными губками, переодет в элегантное мужское платье эльфийского дворянина, причесан, побрит и опрыскан с ног до головы духами.

– Неплохо, – констатировала Королева, осмотрев гостя со всех сторон, – вы похожи на азура.

– Мне говорили, что я похож еще и на дручия, – попробовал пошутить Сергей.

Но королеве его шутка не понравилась.

– Для дручия у вас слишком осознанный взгляд, – строго сказала она. – Пойдемте на воздух.


Берега еще не было видно, но уже над горизонтом впереди показался белый шпиль Башни Хоэта.

– Что это? – Второй показал на промчавшееся над поверхностью моря перед баржей разноцветное облако.

– Не обращайте внимания, – объяснила ему Алариэль, – иллюзии. Сафери. Чем ближе мы подплываем к Башне, тем их становится больше. Но сегодня спокойный день. Иногда бывает просто страшно здесь находиться.

Словно в подтверждение ее слов из морских глубин появилась ладонь размером в пять этажей жилого дома, звонко щелкнула пальцами и скрылась под водой. За ладонью над баржей пролетела ветряная мельница, потом им навстречу по морской глади степенно прошагал носорог. Потом под баржей вода просто исчезла, и казалось, что они двигались в воздухе над обнаженным дном. Еще через минуту они встретили сами себя, плывущих сами себе на встречу. Сразу за этим видением Сергей обнаружил, что по небу справа от баржи тянется галактических размеров шов, стянутый суровой ниткой тех же пропорций. Общая картина дополнялась разлитым повсюду запахом жареного мускатного ореха и какофонией звуков. Иногда иллюзии исчезали, но вскоре опять возвращались. Так продолжалось, пока баржа не подошла к берегу на расстояние ста метров и не остановилась, повернувшись боком. От берега к барже беззвучно протянулась узкая металлическая полоса и легла краем на борт.

– Идите, – кивнула на полосу Королева. – Это уже не иллюзия, это дорога к башне.

Второй осторожно ступил на металл и, почувствовав под ногами твердую поверхность, зашагал вперед.

– Магнификус! – окликнула его Алариэль.

Он обернулся и увидел, что Вечная Королева приложила к своим устам указательный палец.

– Не в моих правилах, – заверил он ее, понимая, что она имеет в виду, и направился дальше.

Чем ближе Сергей приближался к Башне Хоэта, тем больше он осознавал величественность строения. Башня, словно игла, впивалась в ультрамариновый небосклон. Ее округлые стены отражали, как зеркало, солнечные лучи. Где-то совсем в вышине виднелись темные проемы овальных окон. Площадку огромного основания Башни устилали треугольные плиты из розового кварца или похожего на него материала. Перед круглым входом в величественное строение выстроились несколько рядов рыцарей в мерцающих белым металлом латах и с длинными, обнаженными клинками в руках. Их возглавлял командир с шелковой повязкой на глазах.

Когда Второй ступил на розовые плиты, командир шагнул ему навстречу и произнес:

– Мастера меченосцы Белой Башни Хоэта служат тебе, повелитель!

– Очень признателен, – сказал Сергей и спросил: – Куда идти?

Рыцари расступились в стороны, образуя узкий проход. Сопровождаемый командиром гость проследовал ко входу. Круглые створки двери бесшумно раскатились в разные стороны.

– Вперед, – показал на открывшийся проем командир.

Второй прошел внутрь и обнаружил, что Башня Хоэта полая внутри. Ее внутреннее пространство освещали мерцающие желтым цветом хрустальные шары, без всяких подставок висящие в воздухе.

– На диск, – услужливо подсказал ему командир.

И Сергей заметил круглую металлическую плиту, лежащую на полу в центре. Он вместе с рыцарем ступил на нее, и диск начал подниматься. Мимо них то и дело пролетали хрустальные шары разных диаметров.

Наконец, наверху гость заметил темный свод и отверстие под несущий их подъемник. Плита уверенно вошла в него и остановилась. Это пространство освещалось парящими зелеными кристаллами в форме кубов.

– Теперь туда, – командир показал на другую плиту, уже квадратной формы.

Она доставила их на третий ярус.

Кубические светильники, излучающие ровный голубой свет, указывали на приверженность архитектора Башни к правильным геометрическим формам.

Квадратная плита заняла подобающее ей место в ряду таких же, устилающих пол большого зала со множеством дверей из того же металла, что и доспехи меченосцев. Из одной вышел древний седовласый старец с повязкой на глазах, как у проводника, и обратился к командиру:

– Ты можешь возвращаться, сын мой. Древние благодарят тебя.

Рыцарь послушно развернулся и отправился назад. Когда квадратная плита унесла его вниз, старец жестом пригласил Сергея в одну их дверей.

За ней оказалась длинная галерея, полностью состоящая из состыкованных стеклянных блоков разных форм и размеров.

– Вам туда, – сообщил молодому человеку старец и захлопнул за ним дверь.


Сергей побрел по галерее вперед, пока не уткнулся в простую деревянную дверь и, толкнув ее, вошел в помещение. В лицо сразу дохнуло запахом старой бумаги. Это была библиотека. Обычная библиотека – большой прямоугольный зал, уставленный несколькими рядами книжных шкафов с книгами. У одного из шкафов на ступеньке невысокой деревянной лестницы, прислоненной к стене, сидела молодая женщина в кожаном охотничьем костюме. Она читала книгу.

Услышав хлопок двери, женщина поставила книгу обратно на полку, поднялась и приблизилась к гостю.

– Привет, – просто сказала она и протянула руку. – Я Валайа или Иши. Как больше нравится.

Второй с готовностью пожал протянутую ладонь:

– Магнификус.

– Знаю, – кивнула женщина. – Есть хочешь?

– Перекусил бы немного, – признался он.

– Тогда нам туда, – показала на другой конец зала Иши.

Сергей последовал за ней.

На ходу женщина сообщила:

– Я богиня Иши, я же богиня Валайа. Кстати, Валайа мне больше нравится. У меня еще пять имен, но это неважно. Важно, что я Древняя. В нормальной жизни у меня было другое имя, обычное, человеческое, но я не могу им называться, иначе у меня голова от боли лопнет. Одна из причуд Первого Магнификуса.

Они подошли к небольшому столу, на котором лежали нарезанные куски сыра, буженины и хлеба. Там же стояли две початые бутылки с вином.

– Бери, что пожелаешь, – предложила Валайа и отправила себе в рот кусок сыра.

Второй сложил вместе куски буженины, сыра и хлеба. Откусил. Ему понравилось, он быстро съел бутерброд и сделал еще один.

– У тебя отличный аппетит, – довольно заметила богиня и протянула ему бутылку. – Полусладкое. Компот почти.

– Много тут Древних-то? – продолжая жевать, поинтересовался Сергей.

– Трое, – ответила хозяйка, – Я, Таал, сейчас он весь в молниях прилетит, любит он эффекты, и Моор. Моора не будет, он нас игнорирует. А ты как добрался?

– Да ничего, – пожал плечами и с надеждой спросил. – Вы же мне расскажете, где я нахожусь?

– Ты еще не понял? – удивилась она и ответила: – Ты в компьютерной игре. И давай на «ты». Сколько тебе лет?

– Двадцать семь, – ответил перегруженный новой информацией молодой человек.

– А мне тридцать пять, – делая глоток из бутылки, сообщила женщина, – мы почти ровесники. Чего ты так на меня уставился? Да, это компьютерная игра. Что тут непонятного?! Стратегия.

Тут одно из мозаичных окон с грохотом распахнулось, повеяло холодом, и в библиотеку влетела шаровая молния.

– Вот и Таал, он же Азуран, он же еще штук семь божеств, – даже не оборачиваясь к огненному шару, объяснила Валайа. – Дурацкая любовь к эффектам. Ты его прости, за девять тысяч лет с мозгами всякое может случиться.

Шар завис над полом в нескольких шагах от них, потом растянулся в огненный диск, из которого появился среднего роста мужчина примерно того же возраста, что и они.

– Почему вы не пошли в Зал Решений? – с ходу спросил он.

– Чего там делать? – отмахнулась бутылкой женщина. – Пока я ждала вас, я хоть книжку дочитала.

– Ты что-нибудь ему рассказывала? – кивнул в сторону гостя Таал.

– Он, оказывается, так и не понял, что находится в игре, – ответила Валайа.

– Нет, что в компьютерной, не понял, – признался Второй. – Вообще-то первое время я был уверен, что у меня шизофрения.

– Так, здесь надо по порядку все рассказывать, – предложил мужчина. – Может, все-таки пройдем в Зал Решений. Рассказ долгий.

– Вот что, – сказала многоименная богиня, – ты, Таал, ему все расскажи, а я пока к своим гномам слетаю. У них там проблемы между двумя семьями. Один другому уже голову молотом пробил. Обойдетесь пока без меня?!

– Лети уж, – милостиво согласился тот, – только скорее возвращайся. У меня не больше часа.

– Буду вовремя, – уверила Валайа, последний раз отпила из своей бутылки, поставила ее на стол и, обернувшись сойкой, вылетела в окно.

– Веселая, да? – влюбленно глядя вслед женщине, сказал Таал. – Знаю Иши много тысяч лет, но не перестаю удивляться ее энергии. Хорошо. Перейдем в другое место. Ты должен услышать все с самого начала.

– О чем разговор, для этого и встретились, – принял его приглашение Сергей и прихватил с собой еще один бутерброд.


Глава седьмая | Магнификус II | Глава девятая



Loading...