home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

Лодка ждала его. На веслах сидел сам Фунибар.

– Думал, что ошибся местом, – поприветствовал он Сергея, – решил вот руки размять.

– Рад вас видеть, Ваше Величество! – забираясь в лодку, ответил молодой человек. – Как мои спутники, Кастор и Поллукс? Не наделали глупостей?

– Вилли и Йохан? Нет, что вы! – успокоил его Король Феникс. – Давно не получал такого удовольствия от общения. Мы с ними обошли все городские музеи и выставки, были в зоопарке и пересмотрели треть королевской библиотеки. Совершенно удивительные люди. Сейчас они спят на гномьем корабле. Жалко было расставаться, однако взять их с собой не представлялось возможным – во внутренние моря могут попасть только эльфы. Вилли прочел мне несколько глав из своей «Либер Демоники». Попомните мое слово – придет время, и эта книга станет украшением любой библиотеки. Я приказал выдать им немного денег на издание первого тома.

– Да, Вилли времени зря не теряет, – усмехнулся Сергей и осторожно спросил: – Мне сказали, что я должен плыть на Остров Мертвых.

– Мне тоже сообщили, – погрузил весла в воду Король Феникс. – Большая честь для меня. На Остров Мертвых много веков не ступала ничья нога.

– Это опасно?

– Пока еще оттуда никто не вернулся, так что у меня ответа нет.

– Простите за глупое любопытство, но как вы общаетесь с Древними?

– Обычно как с богами.

– То есть как?

– Через жрецов. Приходит жрец Азурана и сообщает его волю.

– Откуда вы знаете, что это точно их воля?

– Жрецы не лгут.

– Выходит, я первый и единственный Древний, с которым вам приходилось встречаться?

– Выходит, так.

– А другие Короли Фениксы и Вечные Королевы общались?

– Я не слышал. Хотя, по-моему, лормастер Теклис имеет непосредственную связь.

– Давайте я помогу вам грести, Ваше Величество, – предложил молодой человек.

– Не надо, мне нравится, – отказался венценосный эльф. – Вы еще успеете поработать веслами.


Лодка подплыла к барже, и Сергей с Фунибаром поднялись на борт. Строгие телохранители правителя Ультуана рассосредоточились по бортам. Король пригласил гостя присесть за стол на носу баржи.

– Трапезничать будете? – спросил он.

– Пожалуй, позже. Сыт, – рассказал Второй. – Мой провожающий на берегу нашел раненого оленя и приготовил из его мяса суп.

– Как странно, – удивился Фунибар. – В окрестных лесах Лорейна запрещена охота. Тем более на оленей. Из чего его ранили?

– Три стрелы в животе.

– Жалко, что вы не прихватили их с собой. По оперению стрел можно было бы определить, кто нарушает приказы короля.

– Неужели и эльфы могут нарушать приказы?

– Могут, но для природы эльфов это крайне губительно. Эльфы – существа, склонные к радикальным решениям. Если они нарушили один приказ, значит, они автоматически не подчиняются всем остальным.

– Люди тоже такие.

– Для людей на такое изменение нужно время, для эльфов нет. Послать в стрелу в оленя или в короля – одно и то же.

– Может быть, вы драматизируете, Ваше Величество?

– Я слишком хорошо знаю свой народ.

– Но это могли быть и не эльфы.

– Это невозможно. В наши леса нет доступа чужим.

– Почему невозможно?! Меня этой ночью хотел убить посланник Хаоса.

– Посланник Хаоса?!

– Кхорна.

– Еще хуже.

– Почему?

– Во внутреннее пространство нашего материка официально ведет только один путь – Лорентийский пролив. Там птица не пролетит.

– Официально. А что, есть и неофициальные лазейки?

– Да, но о них знают только несколько представителей высшей знати. Получается, опять предательство. И не подумайте, что это моя больная фантазия.

– Я и не думаю.

– Думаете. Однако, уверяю вас, что в своих домыслах руководствуюсь только принципами Королей Фениксов – разумом, способностью понимания, способностью суждения и рассуждения. Хотя, конечно, это ничего не гарантирует, – печально вздохнул Король Феникс. – Наше место назначения.

Вдали над морской гладью появился туман. Очень странный туман – не расстилающийся, как обычно, сплошным фронтом, а состоящий из тысяч полупрозрачных колонн, в промежутках виднелась темная прибрежная полоса.


– Туман Острова Мертвых, – тихо сказал Фунибар, не отводя от приближающегося берега глаз. – Еще немного, и вы поплывете на лодке один. Нас не пустят.

– Мы быстро добрались, – заметил Второй.

– В этой части моря свое время и свое пространство, – загадочно заявил Король Феникс. – По моему ощущению, наша короткая беседа заняла не больше пяти минут, но внутренний берег материка от берега Мертвых отделяют сутки плавания. При попутном ветре – сутки. Убежден – вас ждут там.

– Тогда я пойду, – согласился Сергей, понимая, что особого выбора у него нет.

– Моя личная просьба, – попросил Фунибар, – вернитесь.

– Я постараюсь, – пообещал Второй.

– Вот еще, – остановил его Король Феникс и достал из кармана золотую монету. Он подкинул монету в воздух, и она зависла над столом, медленно вращаясь вокруг своей оси.

– Понимаете? – спросил Фунибар.

– Нет, – честно признался Сергей, наблюдая за монетой.

– Здесь все так, – сказал Король Феникс и взял монету. – Очевидно, многое и не нужно стараться понять, нужно принять все как есть.

– Постараюсь, – снова пообещал Второй и спустился в лодку.


Проведя лодку сквозь туманную колоннаду, он вышел на песчаный берег и огляделся. Пышной растительностью Остров Мертвых не отличался. Отовсюду из земли торчали невысокие кустарники омелы. Под ногами хрустел крупный желтоватый песок. Второй попытался запомнить расположение кустарников в качестве ориентиров для возвращения обратно и медленно пошел вперед. Впереди лежала равнина, бескрайняя, поросшая все той же омелой. Сергей шел и шел, но ничего не происходило. Неожиданно под ногами что-то хрустнуло. Он опустил глаза. Кости. Непонятно, кому они принадлежали – людям или эльфам, но костей становилось все больше и больше. Вскоре на земле не оставалось свободного от них места. И если прежде Второй пытался переступать через истлевшие останки, то теперь у него просто не было выхода, и он шел прямо по костям. Они с треском рассыпались в пепел под подошвами сапог путника. Стало быстро темнеть. В считанные минуты наступила ночь. В небо, будто брошенная рукой великана, взлетела полная луна. Взлетела и застыла на одном месте. В ее свете Сергей различил очертания какого-то строения впереди. Подойдя ближе, он понял, что это трехметровые каменные стелы, вкопанные в землю кругом и сплошь исчерченные рунами. Руны светились в темноте мягким, голубоватым светом.

– Не ищи и не потеряешь, потому что твои поиски только уводят от истинной цели, твои победы станут твоими поражениями, твои надежды приведут к разочарованиям, – прочел он на одной их каменных глыб, прочел и лишь потом осознал, что читает на языке, которого никогда не знал.

Второй отвлекся от надписи и заметил впереди фигуру. Некто стоял в центре окруженного стелами пространства. Сергей шагнул к неподвижно стоящей фигуре.

По мере его приближения фигура начала поворачиваться к нему лицом. Путник уже различал вытянутый, бледный овал лица, прямую линию носа, темные глаза, пристально смотрящие на него.

За несколько метров до незнакомца Сергей остановился.

– Ты Каледор Пророк? – спросил он, точнее, даже не он, а какой-то «второй» Сергей, вынужденный вступить в лишенный смысла разговор, чтобы Второй не остался один.

Незнакомец едва заметно кивнул.

– Я знаю, что хотел спросить? – продолжил тот, кто спрашивал для Сергея, и даже не он, а уже «третий» Сергей, помогающий «второму» сформулировать вопрос.

В ответ последовал еще один кивок.

– Я знаю ответ? – поддержал «третьего» «четвертый», просто сочувствующий «третьему», находящемуся в нелепом положении из-за «второго».

Опять кивок.

– Все-таки одного ответа у меня нет. Что такое четырнадцатый принцип? – наконец, перехватил у самого себя инициативу Сергей.

Фигура подняла руку и показала на стоящие вокруг камни.

Руны на плитах сверкнули, и многотонные стелы бесшумно приподнялись над землей. Они закружили вокруг, пока одна из них не оказалась за спиной молодого человека. Он обернулся и прочел на ней одно слово: «Ничто».

Сознание Сергея наполнило ошеломляющее чувство простора, бесконечно опасного, но столь же бесконечно желанного и предопределенного. Озарение длилось всего долю секунды, но когда он взглянул на место, где только что находился Каледор, его уже там не было.


Впереди, освещенная лунным светом, петляла узкая тропа. Второй интуитивно пошел по ней к возвышающейся впереди черной пирамиде. Он был готов поклясться, что раньше ее не было.

Добравшись до верхней площадки, Второй остановился у кубической формы камня, из которого торчал темный клинок. На нем переливались алым огнем четко выгравированные руны.

– «Я – твоя победа и гибель», – прочел вслух Магнификус и так же вслух добавил: – Надеюсь, что это так. Победа и гибель, в итоге – ничто.

Он взялся за рукоять, легко вытащил меч из камня и зашагал обратно.

Едва его нога коснулись тропы, земля дрогнула, по темной стене пирамиды с хрустом поползла паутина трещин, над головой с оглушительными криками пронеслась стая птиц. Из образовавшихся в стенах ритуального сооружения трещин начала сочиться вода.

Второй повернулся и побрел к берегу.

По пути он старался не думать, потому что боялся утратить единственное знание, приобретенное на Острове Мертвых. Это знание не могло быть облечено в словесную форму. Это было странно, но абсолютно понятно. Ничто не могло быть ничем, в том числе и знанием. Ничто можно было выразить только с помощью тишины, абсолютной тишины.

«Ну что ж, – уже выходя на прибрежную гальку, решил путешественник, – так тому и быть».


Фунибар не стал досаждать Сергею расспросами, но тот первый завел разговор.

– Ваше Величество, – обратился он к Королю Фениксу, – вы хорошо знаете этот мир?

Повелитель Ультуана понял, что его собеседника коснулось какое-то значительное изменение. Это уже не был тот человек, которого он привез на Остров Мертвых.

– Немного знаю, – признался Король Феникс.

– Я тут поговорил сам с собой, на четыре голоса, и можно сказать, что в определенном плане достиг стадии имаго, то бишь – «зрелой» бабочки, – пояснил Второй. – И некто бесплотный, но удивительно конкретный любезно доверил мне этот превосходный клинок для военных забав. Что это за игрушка?

– Это не игрушка. Это потерянный во время первой войны с Хаосом меч Кхеине, – с опаской разглядывая оружие, ответил Фунибар. – Только он не для забав. Меч Кхеине погубил много жизней.

– Чем же он так опасен?

– В нем огромная сила, владеть такой силой и не лишиться рассудка – почти невозможно.

– Невозможно для тех, у кого этот рассудок есть, а я свой оставил на острове с еще одним мерзким названием, – возразил его собеседник, рассекая мечом воздух перед собой, – Это то, что надо! И форма мне нравится – классический фламберг! Смотрите, как грациозно извивается его лезвие!

Фунибар укоризненно покачал головой, осуждая такое легкомысленное отношение к легендарному и не менее зловещему оружию.

– Будьте почтительнее, – из самых лучших побуждений опять попросил он молодого человека. – Все-таки это меч бога Войны.

– Поймите, Ваше Величество, – объяснил ему Магнификус, – насколько я понимаю, Каледор Пророк сделал мне предложение. Весь фокус заключается в том, что каждый обладающий этим мечом, и есть бог Войны. На нем же написано: «Я твоя победа и гибель».

– Это вас не пугает? – поинтересовался Король Феникс.

– Наоборот – это меня вдохновляет, – ответил Второй и добавил: – Разве вы ожидали чего-то иного? Победа и гибель – сама суть войны.

– Конечно, я согласен, – вздохнул Фунибар, – но меня всегда больше интересовала первая часть.

– Без второй она не имеет смысла, – резонно заметил Магнификус.

Король Феникс, в свою очередь, задал вопрос:

– Так с кем же вы собираетесь воевать?

– Со всеми, – по-прежнему весело подкидывая меч в руке, сообщил молодой человек и добавил: – Со всеми, кому это нравится.

– Тогда я дважды с вами, – серьезно заявил Фунибар. – Потому что мне лично это не нравится.


Течение быстро несло баржу на север. Путешественники сидели за резным столиком на корме и потягивали из высоких чашек эльфийский кофе.

– Остров Мертвых, – повторял вслух Второй. – Какие же скверные названия придумали предки! Ваше Величество, давайте переименуем это место в Остров Надежды?

– Придется переделывать все морские карты, – засомневался Фунибар.

– Прекрасно! – улыбнулся Магнификус. – Этот титанический труд мы поручим Вилли. Он наймет в своем университете необходимое количество опытных картографов, и они все сделают. Представляете, морские карты до эпохи Короля Феникса Фунибара Морехода и после?!

– Умоляю, Древнейший! Не играйте лишний раз на слабостях друга, – засмеялся Король Феникс. – Вы же знаете, что все эльфы патологически тщеславны.

– Не буду, Ваше Величество, хотя страшно хочется, – засмеялся в ответ Магнификус. – Названия просто отвратительные. А представляете, как обрадуется Вилли?! Восторжествует, можно сказать, бродяга! На добрую половину выделенного бюджета он издаст свою «Либер Демонику». Уверен.

Где-то ближе к полуночи Король Феникс указал ему на свечение в ночном небе.

– Сияние Детских Снов, – объяснил Фунибар. – Не знаю, почему так называется, но очень красиво!

Второй взглянул наверх и невольно тоже залюбовался переливами света на небе. На неимоверной высоте, чередуясь, друг с другом, появлялись призрачные очертания фигур разных цветов. Изумрудные парусники сменялись алыми слонами, тех в свою очередь вытесняли оранжевые мячи, а сразу за ними из пустоты появлялись бирюзовые птицы, и так до бесконечности.

– Ваше Величество, а у вас есть дети? – спросил Магнификус, очарованный небесной фантасмагорией.

– Есть, – ответил Король Феникс, – Девочка. Но я не могу с ней видеться.

– Почему?

– Сразу после моей коронации жена забрала ребенка и уехала к своей сестре на другую часть материка.

– Вы поссорились?

– Нет. Но вместе с короной мы получаем обязательства – зачатие с Вечной Королевой будущей наследницы и забота о благе народа.

– Ну и что?

– Моя жена – верная дочь Ультуана.

– Как я понимаю – она вас отпустила для выполнения королевских обязанностей?

– Совершенно верно.

– Так в чем проблема? С Вечной Королевой у вас не получается, вернитесь в семью.

– Я бы вернулся.

– Понял – жена не хочет.

– Да, она уверена, что у меня была связь с Вечной Королевой.

– А что, связи не было?

– Конечно не было! – вспылил Король Феникс. – Что я им, конь-производитель? Я не люблю Вечную Королеву!

– Так вот почему вас недолюбливает красавица Алариэль! – хохотнул Второй.

– Что вас так развеселило?! – раздраженно спросил Фунибар. – Да. Я не хочу вашу красавицу Алариэль! Я предупреждал об этом всех, кто участвовал в моем избрании! Но они посчитали, что трон вытеснит из моей головы мою семью. Переубедить их не представлялось возможным.

– Не хочу, конечно, критиковать благородные обычаи вашего народа, но эта история с зачатием наследницы от малознакомой гражданки – дикость какая-то!

– Объясните это Древним, – устало опустился в соседнее кресло Король Феникс.

– Попытаюсь, – пообещал Магнификус. – Хотя это бесполезно.

– Отчего же? – спросил Фунибар. – Устанавливать законы расы – привилегия Древних.

– Нет, – отрицательно покачал головой Второй, – это только моя привилегия.

Царственный собеседник недоуменно посмотрел на Магнификуса.

– Моя, – повторил тот, – но для этого мне нужно достать еще четыре такие штуки, – и он вытащил из кармана принципы.

– Где достать? – крайне заинтересовался Король Феникс.

– Они у Хаоса, – сообщил Древний.

– У Хаоса?! – оторопел Фунибар.

– У него, негодника, – кивнул Второй, засунул принципы обратно в карман и наугад полюбопытствовал: – Вы курите?

Король Феникс озадаченно крякнул, потом воровато покосился на стоящих по обоим бортам строгих телохранителей и шепнул:

– Пойдемте в каюту.


Освещенная со всех сторон невидимыми источниками, Белая Башня Хоэта показалась на горизонте задолго до рассвета. Магнификус и Фунибар вышли из каюты на палубу, когда металлическая дорожка уже примкнула к правому борту баржи.

– Вы не знаете, я здесь останусь или вы меня дождетесь? – спросил Второй и протянул Королю Фениксу руку.

– По-моему, мне надо дождаться, – пожал ее Фунибар.

– Тогда не прощаюсь, – кивнул Магнификус, вступил на дорожку и зашагал к Башне.

– Как прогулялся? – поинтересовалась у него Валайа, распахивая перед ним резную дверь Зала Решений.

– Отменно, – ответил Второй, проходя внутрь.

За столом его уже ждал Таал.

– Узнали что-нибудь новое? – даже не здороваясь с вошедшим, спросил он.

– Неприятное место, – усаживаясь напротив Древнего, пожаловался Магнификус.

– Это мы и сами знаем. Есть идеи? – нетерпеливо заерзал в кресле Таал.

– Мне сказали, что они есть у вас, – сообщил Второй и выложил на стол добытый меч.

Древний радостно хлопнул ладонью по столу и повернулся к женщине: – Меч Кхеине! Отличная добыча!

Валайа задумчиво погладила ладонью холодное лезвие и подняла глаза на Магнификуса.

– Ты уверен, что у тебя с ним получится? – спросила она его.

– Я не знаю, – честно признался он. – Но, если получится, какие дальнейшие планы?

– Отобрать остальные принципы и уничтожить Черный Портал. Потом ты можешь остаться с нами или вернуться домой. Ты же очень богат, – проинформировал его Таал, не отводя любопытного взора от зловещего клинка на столе.

– Это как – остаться с вами? – уточнил Магнификус.

– Капсулы с нашими телами опустят на дно океана, а шахту зальют бетоном. Отличным бетоном вперемежку с титановой сеткой. Жизнеобеспечения капсул хватит на двести лет с лишним, хотя я думаю, мы проживем не больше ста. Но сто лет там – полмиллиона лет здесь, – ответил Древний.

– Большая цифра, – согласился Второй. – Не наскучит нам столько жить?

– Мне нет, – усмехнулся Таал, – я люблю жить. И здесь время по-другому ощущаешь.

– Мы скоро очень изменимся, – добавила Валайа, но Магнификус успел заметить в ее взгляде что-то похожее на растерянность или испуг.

– А я еще не уверен, – вздохнул Второй и встал. – Но делать нечего. Будем спасать миры изо всех сил. Какие наши действия?

– Не наши – твои, – поправил его Древний.

– Что значит твои?! – не понял Магнификус. – Вы не собираетесь присоединиться к компании?

– Нам нельзя, – грустно ответила женщина, – мы не имеем права.

– В смысле? – растерялся Второй.

– Игра рассчитана на двоих. Если к одному из игроков присоединяется третий, игра автоматически удваивает силы одиночки за счет свободного игрока, – сообщила Валайа. – То есть тогда либо я, а со мной гномы и люди, либо Таал и азуры станут вассалами Хаоса.

– Но как прикажете действовать? – раздраженно поинтересовался Магнификус. – Одному с мечом бегать за демонами?

– Почему одному?! – пожал плечами Древний, – Есть наемники. Золотом мы тебя обеспечим. Много золота дадим. Не сердись – это условия игры. Соберешь все принципы – изменишь.

– Можете не сомневаться, – серьезно пообещал Второй. – Где мне отдохнуть?

– Баржа ждет, – сказала Валайа, – плыви на корабль Торгрима. Он знает, что нужно сделать. Пойдем, я тебя провожу, – и она взяла Магнификуса под руку.


Во время путешествия вниз на диске женщина склонилась к молодому человеку и шепнула: – Найди Тордиона. Посоветуйся с ним и попроси научить сафери. Тордиона можно найти в Империи, в городе Нульне. Он преподает в тамошнем университете этику. Я тайком его иногда навещаю. Кстати, и эта взбалмошная революционерка, у которой ты с Ракартхом встречался, часто посещает его семинары. Очевидно, это Тордион ей и набивает голову всякой чепухой.

– Наола?!

– Да. Вижу, она тебе нравится. Хороший выбор. Я когда-то была такая же. Но об этом потом. Сначала война. По правилам игры, ее нужно официально объявить.

– Еще и войну надо объявлять? – удивился Магнификус. – Кому?! Демонам?

– Моору. Формально Хаос – все еще его сила, – ответила Валайа. – Только не пугай его.

– А где Моора искать, тоже в Империи?

– Нет. Моор давно не покидает свое королевство.

– Какое?

– Естественно – Смерти. Королевство Смерти. Он же бог Смерти.

– Но как я до него доберусь? – не сообразил Второй.

– Все очень просто, – улыбнулась ему женщина. – Третья смерть и направо.

– Мне это совсем не кажется простым. Что это значит?

– Сам поймешь. Программа в программе – третья смерть и направо.

– Кошмар! – тяжело вздохнул Магнификус. – Лишь бы мне до полной победы не свихнуться окончательно. Очень много вы тут напридумывали.

– Что поделаешь! – согласилась с ним женщина, выводя из башни к берегу. – У нас огромный мир. Миллионы жизней. Многотысячелетняя история. И это еще не все.

– Что может быть еще? – уже вступая на металлическую полосу трапа, полюбопытствовал Второй.

– Посмотри наверх, – попросила Валайа.

Магнификус поднял глаза к ночному небосклону, усыпанному звездами.

– И что?

Женщина хитро сощурилась и сообщила:

– Это реальные звезды.

– Как реальные? – не поверил он.

– Вот так – реальные, – подтвердила Валайа. – Видишь вон там созвездие – четырнадцать звезд крестом и одна в верхнем правом углу? Это созвездие Сафери. Три с половиной тысячи лет назад мне стало грустно, я обернулась искрой и стала со скоростью света подниматься к звездам. Через десять часов полета я добралась только вон до той планеты, – и она ткнула пальцем на одну из мерцающих сверху точек. – Планета оказалась чуть меньше нашей и без признаков атмосферы. Но реальной. У нее три спутника. Отсюда их не видно. Потом я испугалась, что не найду дорогу обратно, и повернула назад. По возвращении я отправила в небо два «умных» луча и приказала им вернуться, когда они доберутся до какого-либо предела. Они не вернулись до сих пор.

– Вы хотите сказать, что Корин создал вторую Вселенную? – удивился Второй.

– Так получается, – подтвердила женщина и на прощанье погладила его по плечу, – иди. Да, не забудь – найди Тордиона. По-моему, он разбирается в происходящем лучше, чем мы.


Фунибар ждал его. Как только Магнификус вступил на борт баржи, он тут же бросился к нему с расспросами:

– Что они сказали? Мы можем действовать?

– Я могу, а вам, Ваше Величество, запретили, – разочаровал Короля Феникса Магнификус. – Они сослались на эти проклятые условия игры.

– У меня есть свое мнение на этот счет! – зло покосился на Башню Фунибар.

– Нельзя, – покачал головой Второй. – Если вы нарушите условия, Хаос станет сильнее.

– Что же делать?! – расстроился Король Феникс.

– Нагрузить корабль Торгрима до краев золотом. Мне нужно будет нанять целую армию наемников.

– Наемники всегда могут предать, – предупредил Фунибар.

– Ничего. Они мне нужны только для декорации. Как отвлекающий маневр, – приободрил его Магнификус. – И не забывайте, Ваше Величество, что меч Кхеине в моей руке! – и он поднял клинок к «реальным» звездам.


К полудню баржа Короля Феникса встала борт к борту «Луи 14».

– Дружище! – закричал со своего корабля гном. – Ты видел ее?

– Видел, – крикнул ему в ответ Второй.

– Ну и?.. – нетерпеливо поторопил с ответом Торгрим.

– Ты был прав – «Сверкающая» изысканней! – признался Магнификус.

– О чем вы говорите? – не понял Фунибар.

– О Сверкающей Башне и Башне Хоэта, – пояснил Второй, – Торгрим просил меня сравнить.

– Я не согласен, – высказал свое мнение Король Феникс, скрываясь от глаз гнома за раскрытой дверью каюты. – Белая Башня Хоэта имеет гораздо более изысканные формы.

– Не разочаровывайте его, – шепотом попросил Магнификус. – Он же никогда не сможет увидеть Башню Хоэта.

– Только ради вас, – смирился Фунибар. – Но и врать я не буду, я промолчу.

– Благодарю вас, Ваше Величество, – поблагодарил его Второй и крикнул Торгриму: – А где Вилли с Йоханом? У меня к ним есть несколько заманчивых предложений.

– Спят, – махнул рукой тот. – Всю ночь по местным кабакам шатались. Будить?

– Да нет, – решил Магнификус и обратился к Королю Фениксу: – Когда мы сможем подготовить корабль к отплытию?

– На доставку и погрузку золота потребуется не менее часа, – проинформировал он и вышел из каюты.

– Я приветствую вас, Король Феникс, Повелитель азуров! – поклонился ему гном.

– Я рад вас видеть, Верховный король гномов Торгрим! – в ответ поклонился ему тот.

– Может, скоро вы перейдете с ним от официальных отношений к дружественным? – предположил Второй.

– Пусть сначала гномы нам корону вернут, – сказал вполголоса Фунибар, продолжая вежливо улыбаться Торгриму.

– Какую корону? – спросил Магнификус.

– Пусть эту историю вам на обратном пути Вилли расскажет, – ответил Король Феникс.

– Все, я вспомнил о короне. Мне Ульрик рассказывал. Жалко, что вас не будет рядом, – грустно заметил Второй. – Но я обязательно еще вернусь к вам.

– Будьте осторожны с мечом, – посоветовал Фунибар и начал раздавать распоряжения своим телохранителям.


«Луи 14» давно плыл в открытом море, а Магнификус и Торгрим все еще продолжали, стоя на корме, смотреть в сторону, где раньше виднелся Лорейн.

Первым нарушил молчание гном.

– Как тебе земли эльфов? – поинтересовался он у друга.

– Слишком красиво для меня, – честно ответил тот.

– Для меня тоже, – разделил его мнение Торгрим и повернулся к горизонту спиной. – Хватит страдать от своих слабостей, пора начинать жизнь заново. Забыл тебе сказать – Абхораш тебя уже ждет.

– Он здесь? – удивился Второй.

– Здесь, – повторил гном. – Попал бедняга под поезд. Пытался спасти друга-алкоголика от самоубийства.

– А зачем ждет?

– Командирован учить тебя драться. Древние перебрали все кандидатуры и пришли к заключению, что Абхораш лучше всех владеет мечом. Если, конечно, не считать четырех демонов Хаоса. Так что…

Закончить фразу он не успел, потому что на палубу с шумом выскочили священник и Йохан.

– Это правда, что мы давно отплыли? – крикнул Вилли, но сам взглянул на пустующий горизонт и простонал: – Нет! Я ведь еще не успел посмотреть кунсткамеру! Почему нас не разбудили?

– Успокойся, – мягко осек его гном, – Фунибар нам приказал вас не трогать.

– Но почему?! – не унимался Вилли, – Мы же так ладили!

– Наверное, именно поэтому, – ответил Торгрим, – Король Феникс не хотел, чтобы его подданные заметили, как он расстроен разлукой с вами. Эльфы – невероятно горделивый народ.

– Понимаю его, – вставил Охотник. – Я и сам предпочитаю удаляться по-английски.

– Молчи, млекопитающее! – театрально обхватив голову обеими руками, простонал сигмариот. – Разве ты можешь понять чувства настоящего человека?

– Если ты сейчас же не заткнешь свою поганую пасть, я тебя пристрелю, – предупредил ван Хал и вытащил для наглядности один пистолет.

– Господа! – вмешался Второй. – На правах божества запрещаю вам ссориться. Лучше посмотрите по сторонам. Видите эти ящики?

Священник и Йохан повернулись назад и уставились на палубу, заваленную ящиками с гербом Итерна.

– На палубе пятьдесят ящиков, в багажном отделении еще триста, – продолжил Магнификус. – Двести пятьдесят из них наполнены эльфийским золотом, остальные – драгоценными камнями. Мало того, через несколько дней ровно столько же нам пришлют гномы. Но и это еще не все, – и он показал им меч Кхеине.

– Не может быть! Меч Кхеине! – безошибочно на глаз идентифицировал предмет Вилли. – Около восьми тысяч лет, гарантирует обладателю победу над любым существом, продать невозможно и в руки лучше не брать. Подчиняет себе обладателя.

– Предельно точно, – похвалил его Второй.

– Зачем нам столько золота? – озадаченно спросил Охотник. – Нам его самим не потратить.

– Мы позовем кого-нибудь на помощь, – усмехнулся Магнификус.

– Так, – наконец преодолел приступ клерикальной алчности Вилли. – Можно, я догадаюсь? Мы будем воевать и эти деньги для наемников?

– Правильно, – кивнул Второй.

– На такие деньги можно нанять очень большую армию, – заметил Йохан. – Выходит, и противник серьезный?

– Хаос. Весь Хаос, – сообщил Магнификус и вопросительно взглянул на друзей: – Итак? Вы готовы стать полководцами?

– Ну, если весь Хаос. – переглянувшись с ван Халом, начал священник, – если весь, только если точно весь, тогда мы готовы. Правильно, Йохан?

– Сжечь их всех! – взревел тот и взмахнул над головой своим посохом.


Вечером в каюте Торгрима они начали разработку операции. Для этого услужливые подданные гнома накрыли стол полотняной скатертью и заставили ее десятком пузатых бутылок с вином, четырьмя огромными блюдами с жареным мясом, двумя корзинами со свежеиспеченными булочками и пятью порезанными головками сыра разных сортов. Поскольку места для карты на столе не осталось, Торгрим пришпилил ее двумя кинжалами к стене.

– Выступать лучше отсюда, – ткнул пальцем в обозначенную на карте границу Сильвании ван Хал. – Отсюда, через Остерланд, до Северных Пустошей два дня ходу. Только надо договориться с имперскими властями, чтобы те пропустили через свои территории наши отряды. Незаметно нам не пройти.

– Сильвания! – ехидно отметил сигмариот, подтягивая к себе корзинку с булочками. – Твои родные места.

– Вилли! – укорил его Второй, – нельзя ли сразу по делу?

– Если по делу, – согласился бородач, – то к тому времени, как мы соберемся на границе, даже если имперцы нас пропустят, с другой стороны нас уже будет ждать противник. При таких размерах армии слухов не избежать. У Хаоса на каждом углу шпионы.

– Твои предложения? – спросил Торгрим.

– Надо дезинформировать противника, – предложил Вилли и показал на изображенные на карте горы, – здесь проход. По ту сторону земли орков. Вот если бы орки первыми напали на Сильванию, похитили бы что-то крайне важное и ушли с этим крайне важным обратно к себе, а графы Сильвании, охваченные праведным гневом, объявили крестовый поход и начали собирать армию…

– С орками я договорюсь, – заявил Йохан, дважды не сумев зацепить вилкой жирный кусок мяса. – Можно нанять того же Руглуда Костожуя. Ему все равно с кем воевать, лишь бы платили. А что это «крайне важное» будет?

– Свитки Нагаша, – после недолгого раздумья произнес Магнификус. – Все бредят этими свитками. Их может кто-то найти, в конце концов!

– Свитки Нагаша – хорошая причина, – согласился ван Хал. – Боюсь только, что, кроме наших наемников, в Сильванию сбегутся еще несколько тысяч неприятных существ. От Сильвании мало что останется.

– Прекрасно понимаю твое беспокойство, мой многоликий друг, – произнес священник, – только нам все равно придется чем-то жертвовать. Потом, даже если мы придумаем еще какую-то солидную причину, эти несколько тысяч неприятных существ все равно сбегутся.

– Что правда, то правда, – грустно вздохнул Охотник. – Жалко Сильванию, красивые там места.

– Йохан, – спросил его Второй, – Вилли мне говорил, что ты мечтаешь создать особое подразделение для борьбы со всякой нечистью?

– Мечтаю, – подтвердил тот, отказавшись от попытки поймать мясо вилкой и хватая неуловимый кусок рукой.

– А по какому принципу ты хотел набирать свою инквизицию?

– У меня есть несколько десятков единомышленников в Империи, из числа тех, чьи семьи пострадали от этой заразы. Только этого мало, – ответил Охотник, засовывая мясо в рот.

– Так пусть они станут офицерами, а солдат для них наберем из первой партии наемников и создадим своего рода полицию. Пусть она займется случайными неприятными существами. Закупим для них особую форму, нужное для истребления неприятных существ оружие, и пусть регулируют ситуацию, – предложил Магнификус. – После войны из них же можно будет создать костяк твоего ордена.

– Мне нравится, – воодушевился ван Хал, – война отберет лучших.

– Самых лучших! – также заразился идеей сигмариот. – Они все присягнут на «Либер Демонике». Надо немедленно составить соответствующий текст присяги. Пожалуй, Йохан, я это сделаю лично. При составлении подобных документов необходима соответствующая практика.

– Секундочку, – вмешался в обсуждение Торгрим. – Как лицо ответственное за судьбу своего народа, я обязан своевременно реагировать на любое важное изменение в судьбах мира. Что-то подсказывает моей гномьей душе, что может и получиться. Давайте заключим вневременный договор о дружбе и сотрудничестве между народом гномов и. Как это у вас будет называться?

– «Инквизиция Ордо Маллеус», – важно проинформировал вопрошавшего Вилли.

– …народом гномов и достопочтимой «Инквизицией Ордо Маллеус»! – закончил свою тираду Торгрим.

– Да будет так! – протянул ему руку ван Хал.

– До скончания мира! – добавил священник и тоже протянул гному руку.

Гном торжественно пожал протянутые руки.

– Друзья! – воззвал к собравшимся Магнификус. – Я очень рад вашим договоренностям, но хорошо бы вернуться к основной задаче.

– Конечно, – согласились с ним все.

– Мы остановились на том, как дезинформировать противника, упредить бардак в Сильвании, теперь оговорим сроки. Йохан, сколько времени потребуется на всю работу до первого шага в Северные Пустоши?

Охотник наморщил лоб, беззвучно зашевелил губами, очевидно, что-то рассчитывая в уме, пока не озвучил свои соображения:

– Не меньше четырех месяцев. Месяц нужно будет набирать людей. Не все для этого подойдут. Месяц с половиной собирать их в Сильвании и формировать орден. Плюс – эта шумиха со свитками Нагаша. Остальное время уйдет на сбор армии.

– Сколько уйдет на мое обучение у Абхораша? – повернулся к Торгриму Второй.

– От трех дней до бесконечности, – ответил тот и, заметив недоумение в глазах друга, объяснил: – Абхораш будет учить, пока не научит, либо пока ты ему не скажешь, что время вышло.

– Это подойдет, – сказал Магнификус и перевел взгляд на сигмариота. – Теперь с тобой. Помнишь, ты рассказывал о Нехекхаре? Еще сетовал на коллегу по музейной работе, который там и сгинул?

– Еще бы! – закивал священник.

– Иди туда, Вилли, найди этого Сеттру и предложи ему со мной встретиться. Торгрим будет всегда знать, где я нахожусь. Он будет нашим координатором, пока я официально не объявлю войну.

– В Город Мертвых! К Сеттре?! – испугался сигмариот.

– К нему родному, – подтвердил Второй. – Играть так играть! Несколько тысяч загробных головорезов нам не помешают. Ты же сам говорил, что Сеттра ждет меня?

– Ждет, – согласился бледный священник. – Но идти в Город Мертвых – что пинту яду болотной гадюки выпить!

– Чего тебе бояться? Ты же герой! Если они тебя там прикончат, максимум через полчаса ты опять будешь как новый, – напомнил ему гном.

– Это точно? – успокаиваясь, переспросил Вилли.

– Короли не врут, – усовестил его Торгрим, и вслед за ван Халом прихватил с блюда кусок мяса.

– Йохан, – постановил сигмариот, – эту главу в нашей книге мы назовем – «Мертвый сезон». Нет. Попахивает курортной суетой. Назовем – «Загробный сезон». Гораздо величественней.

– Давай так назовем, – не стал с ним спорить Охотник, а только протянул главному действующему лицу будущей главы початую бутылку и теплую булочку.

– Главное мы решили, – поднял свою бутылку Магнификус, – остались детали, но мы их решим по ходу дела.

И они звонко чокнулись.

В последующие два дня плавания заговорщики в деталях обсудили предстоящую операцию, тщательно распланировали каждый из этапов оной и наметили сроки исполнения.


Глава десятая | Магнификус II | Глава двенадцатая



Loading...