home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

– Боюсь летать! – признался Сергей своему спутнику, устраиваясь в кресле у иллюминатора.

– Не проблема, – успокоил его тот.

– Кто такой Нахтрагент? – спросил молодой человек, невольно время от времени продолжая разглядывать украшения на своих руках.

– Я, – спокойно признался Торгрим.

– Значит, у вас и фамилия другая?

– Признаться, Маннбарт – это фамилия моего близкого родственника, но я решил пока пользоваться ей, потому что, кроме вас, мою настоящую фамилию еще никто нормально здесь не выговорил. А казалось бы, чего проще – Нахтрагент! Скромно и понятно.

– Я бы еще добавил – изящно. Вы очень многоликий адвокат. Короче, это ты мне обещал три миллиона?

– Короче, можно так сказать, что я, или, если быть совсем точным. через меня.

– Тогда зачем мы куда-то летим, отдали бы мне деньги и все?!

– Поймите, я только адвокат, я только представляю интересы своего клиента.

– Это опять про мебель?

– Да, будем пока придерживаться официальной версии.

– Ладно, – отчаявшись что-либо выведать, откинул голову молодой человек.

Самолет качнуло, за иллюминатором потянулась череда огней взлетной полосы.

– Я боюсь летать, я очень боюсь летать, у меня может сердце не выдержать, – опять пожаловался Сергей.

– Не бойтесь, – улыбнулся Торгрим, протянул руку и легонько нажал большим пальцем на какую-то точку за ухом попутчика.

Последнее, что запомнил Сергей, было участливое лицо бортпроводницы, укутывающей его ноги в полосатый плед.


Его разбудил толчок – шасси коснулись взлетной полосы.

– Мы прилетели, – поспешил сообщить адвокат и показал на иллюминатор, за которым активно светлело.

– Слава богу! – потянулся со сна Сергей.

Пассажиры начали выстраиваться в проходе, бортпроводница щедро одаривала каждого улыбкой и неким ободряющим пожеланием, правда, лишь по-французски.

– Что она говорит? – спросил молодой человек у своего спутника.

– Общий смысл – не советует задерживаться, – растолковал Маннбарт и сам что-то сказал девушке, протянув визитку, отчего та зарделась, невинно отвела глазки и сунула предложенную карточку в кармашек униформы.

– А ты что сказал?

– Общий смысл – все зависит от вас.

– А не общий?

– Это личное.

– Дорого?

– Как все во Франции: дорого, но доступно.

– Одно слово – свободная страна! – констатировал Сергей, вышел на трап и с удовольствием полной грудью вдохнул свежий воздух.

– Два слова, – поправил его спутник.


У трапа их уже ждал бронированный лимузин и два черных джипа сопровождения.

– Все-таки мы кого-то боимся, – подметил Сергей, садясь в машину.

– Это обычай. Французы патологически гостеприимны, – хмыкнул спутник.

– Обычай, наверное, как все во Франции, дорогой, но доступный?

– Увы! Страна с такой пышной историей должна знать себе цену.


Кортеж тронулся с места, беспрепятственно миновал пост охраны на въезде и помчался по широкому шоссе на восток, в сторону разливающейся зари.

– Будем жить в отеле? – заинтересовался Сергей, разглядывая мелькающие за окном дорожные указатели на французском.

– Нет, у нас недалеко отсюда есть приличный дом, – спокойно ответил ему Торгрим. – Кстати, там нас уже ждет портной. Он подгонит под вас гардероб.

– Чужой чей-то гардероб?

– Почему же чужой. Ваш. Но кое-какие поправки нужно внести.

– Я начинаю привыкать ко всей этой истории, – признался Сергей. – Не могу точно определить, нравится она мне или нет, но в любом случае она интереснее всех предыдущих.

– Гораздо интересней, – кивнул адвокат. – Жизнь Магнификуса Второго – это сплошное приключение.

– Кто такой Магнификус Второй?

– Вы, мой друг.

– Почему второй?

– Потому что первый умер.

– Давайте угадаю. Умер насильственной, мучительной смертью?

– Его убил предатель.

– Значит, мы все-таки относимся к хорошим, у нас есть противники – плохие, меня не распилят на запасные части для больных богатых дядек, я очень важная особа и, само собой, за мной идет нешуточная охота?

– Совершенно верно! – еще раз кивнул его спутник.

– Может быть, вы мне расскажете все в прямой последовательности, а то как-то неловко чувствовать себя дураком, – попросил молодой человек.

– Пока это нецелесообразно, тем более я сам всего не знаю, – мягко отказался Маннбарт. – Почему бы вам просто не расслабиться и не получить максимальное удовольствие?

– Я не очень представляю, что такое – максимальное удовольствие, – вздохнул Сергей. – Последние пять лет, стыдно сказать, но я получал удовольствие только от компьютерных игрушек, кальвадоса и ежемесячной перестановки мебели в квартире.

– Зачем так часто?

– Поиск себя в пространстве. У меня есть дурная манера: стараюсь сделать еще лучше, поэтому ничего не довожу до конца. В детстве на одном празднике я очень захотел в туалет, а когда вернулся, Дед Мороз уже все подарки раздал. Остались только два зеленых воздушных шарика. Я их на улицу вынес, но они от холода сдулись.

– Ну и что? – не понял адвокат.

– На другом празднике, через год, я опять захотел в туалет, но терпел, пока в штаны не навалил, а Дед Мороз подарки в машине брата забыл. Так началось мое падение в бездну.

– Очень поучительно. Извините, – Торгрим снял с инкрустированной деревом панели перед собой телефонную трубку, что-то сказал по-немецки, потом повернулся к молодому человеку и показал в окно – Магнификусхолл.

– Типа мой домишко? – спросил тот.

– Именно, – подтвердил Маннбарт.


Размеры как самого здания, так и прилегающих к нему территорий ошеломили новоиспеченного домовладельца. Дом, внешне напоминающий старинную английскую усадьбу, находился в нескольких десятках метров от моря. Дизайн был выполнен в псевдояпонском стиле – аккуратные брусчатые дорожки шли вокруг бесконечных композиций, сложенных из валунов. Все это окружал каменный забор, оплетенный плющом. По дорожкам неторопливо расхаживали крепкие молодые люди в хороших костюмах, придерживая нервных доберманов на длинных поводках.

– Что ж, миленько, – огляделся по сторонам Сергей и спросил, – но почему ни одного дерева?

– Стратегически неверно, – невнятно объяснил адвокат и жестом пригласил к дому.


Внутри, как и ожидалось, дизайнеры постарались не меньше – огромный холл с закопченным камином и огромным обеденным столом, заблаговременно сервированным. Из холла наверх поднималась мраморная лестница, устланная бордовым ковром. Массивные дубовые двери украшали кованые узоры с изображением мифических чудовищ и неизвестных символов.

– Тоже симпатично, – кивнул молодой человек, но добавил: – Я бы заменил ковер на бежевый.

– Утром так и будет, – послушно согласился Маннбарт.

– А что за транспарант? – ткнул пальцем в алое полотнище над камином новый домовладелец. На полотнище красовалось изображение дракона, сжимающего в лапах кованое число 14.

– Четырнадцатый принцип, – торжественно сообщил адвокат. – Ваш герб.

– Величественно, – буркнул Сергей, уже начинающий уставать от обилия впечатлений.

– Наверное, вы хотели бы принять ванну и переодеться? – деликатно поинтересовался Торгрим.

– И поспать, – добавил молодой человек.

– Нет проблем, но еще десять минут на портного, – согласился адвокат, – я же пока, с вашего разрешения, удалюсь ненадолго.

– Валяйте, – махнула рукой жертва неожиданной роскоши.


Десять минут затянулись на добрых сорок. Беспрерывно что-то бормочущий по-французски пожилой господин сто раз обмерил молодого человека с ног до головы, попутно записывая полученные данные в блокнот. Когда модельная экзекуция закончилась, молчаливый дворецкий препроводил Сергея в его апартаменты, где тот, на ходу сбросив ботинки, рухнул на огромную кровать под балдахином.

– С кальвадосом стоит вести себя дипломатичней – уже засыпая, пробормотал молодой человек, рассчитывая проснуться дома в Москве.

Но, пробудившись, он обнаружил, что злоупотребление спиртным здесь ни при чем. Все осталось тем же – кровать, балдахин над ней и прочие атрибуты новой жизни.

Сергей посмотрел на свои руки – кольца тоже были на месте.

Устало вздохнув, он стянул украшения с рук и положил на резной столик у кровати. Потом встал и подошел к окну. За ним в лучах заходящего солнца переливалась бескрайняя морская даль.

– Мы будем жить в большом доме у моря, вечерами пить зеленый чай на веранде и смотреть в телескоп на созвездие Стрельца, – вспомнил он слова милой девушки с гигантскими карими глазами, обещавшей ему научиться готовить лазанью и родить троих детей, но спустя несколько дней сбежавшей от него с уже женатым владельцем универсального магазина.

– Бывает и такое! – сам себе прошептал молодой человек и пошел искать ванную комнату, на ходу прихватив из вазы со столика желтое яблоко. Ванная комната оказалась за ближайшей дверью. Мало того, неведомый благодетель успел развесить на вешалке у зеркала отутюженный костюм, другие полагающиеся детали туалета, включая нижнее белье и выставив целую галерею пузырьков с мужскими одеколонами.

Приведя себя в подобающий вид, Сергей пошел бродить по дому. Торгрима он обнаружил в холле у пылающего камина с мандолиной в руках. Адвокат мастерски владел инструментом. Он играл что-то похожее на средневековую балладу.

– Браво, – присаживаясь рядом с ним в кресло, похвалил молодой человек.

– И у адвокатов бывают слабости, – улыбнулся тот.

– Где вы этому научились?

– Это обычный для моего народа инструмент, гораздо привычнее гитары, – ответил тот.

– Что за народ? – беря со стола графин с вином, уточнил Сергей.

– Гномы, – просто ответил адвокат.

– Ах, гномы! – понимающе вздохнул Сергей-Магнификус. – Я так и предполагал. Как же гномы и без домры?! Ни один уважающий себя гном на улицу без мандолины не выходит.

– Напрасно утрируете, – спокойно усовестил его Маннбарт, – не у всех гномов есть музыкальный слух. Кстати, кольца вы напрасно сняли.

– Мне надоело звенеть, я наигрался, и, признаться, восьмидневник «Эберхарда», мне нравится больше, чем «Филипп Патек». Алчность подвела, – налил себе из графина в бокал вина Сергей и сделал глоток. – Хорошее «порто». Минимум сорок лет.

– Совершенно верно, но кольца придется опять надеть, причем немедленно, – продолжал настаивать адвокат, откладывая в сторону домру. – Вы должны их носить. В том же комплекте. Я так радовался, когда вы сами нашли эту комбинацию. Ваш предшественник оценил бы по достоинству такой выбор.

– Расскажите мне о нем, – попросил Сергей.

– Только если вы наденете кольца, – категорично заявил Торгрим.

– Надену, надену, – недовольно крякнул молодой человек, поднялся с кресла и пошел наверх, в свою спальню.


Когда он вернулся, адвокат стоял посреди холла в окружении четырех охранников и что-то им энергично втолковывал. При появлении гостя адвокат жестом приказал охранникам разойтись и шагнул навстречу Сергею.

– Я надел все колечки, часы с каменьями и взял золотой телефон. А где мандолина? – показал тот руки.

– Боюсь, что с музыкой придется повременить, – сообщил гном. – Нам предстоит очень беспокойная ночь.

– Кто-то сюда приедет? – еще не проникшись серьезностью интонаций в голосе Маннбарта, спросил Магнификус.

– Уже приехал, – серьезно ответил тот. – Шесть человек охраны исчезли совсем, у двоих исчезли головы, подземный ход завален, вертолет выведен из строя.

– Головы?! – не понял Сергей.

– Да, скорее всего, он отрубил их.

– Он?

– Слаанеш.

– А Слаанеш – это кто? И чего он хочет?

– Слаанеш – это плохой, и он хочет вашего немедленного уничтожения.

– Плохие новости. Но зачем?

– Потому что вы Магнификус – потенциальный обладатель четырнадцатого принципа.

– Не понимаю.

– Пока и не нужно, – взмахнул рукой Торгрим и протянул молодому человеку пухлое портмоне. – Здесь кредитные карточки, код для всех – четыре семерки, документы и визитная карточка одного хорошего человека, на ней же ваш счет в банке и название самого банка. А теперь бегите вон в ту дверь, через кухню, потом к морю, – он указал на боковую дверь, – переплывите заграждения и бегите дальше.

– Здесь весело, – пряча портмоне в нагрудный карман, сказал Сергей.

– С вами не соскучишься, – подтолкнул его к двери адвокат и крикнул напоследок в спину: – Не снимайте кольца. Пока кольца на руках, Слаанеш вас не видит. Вашего лица не знает. Позвоните по визитке. Быстрее.

События последних двух дней убедили нашего героя в том, что может случиться все что угодно. Вариант закончить жизнь именно сейчас его не прельщал. Поэтому он послушно старался выполнить все рекомендации Маннбарта: промчался через кухню, оказался с другой стороны дома и, пригибаясь, побежал вдоль забора к морю. По дороге ему пришлось перепрыгнуть через разрубленное пополам тело собаки и еще что-то, очень напоминающее алый футбольный мяч. Это настроило его еще серьезней. С ходу он бросился в море и поплыл мимо проволочных ограждений. Когда ограждения закончились, беглец поплыл обратно к берегу. Задыхаясь, выбрался и побежал дальше. Только у деревянной смотровой вышки пляжного надзора он позволил себе перевести дыхание и оглянуться назад. Вдали, во дворе дома раздавались характерные хлопки одиноких выстрелов и стрекотание автоматов. После секундного размышления Сергей полез по шаткой лестнице вверх. Там он обнаружил доверчиво сложенный набор спасателя, включая простенький бинокль. Беглец взял его, приложил к глазам и направил на дом. Первое, что он разглядел, был один из охранников дома, с обеих рук стреляющий из массивных револьверов по воротам. Сергей перевел объектив туда и увидел сползающего по стене мужчину в пятнистой униформе с базукой в руках. Он снова перевел объектив на охранника, но того уже не было, а на его месте стояла изящная девушка в облегающем костюме и с окровавленным мечом варварской формы. Неожиданно у ее ног взметнулись фонтанчики песка. Девушка ловко отпрыгнула назад. Молодой человек сдвинул объектив в сторону и обнаружил источник ее неприятностей – самонаводящийся пулемет разворотило взрывом. Сергей посмотрел в сторону ворот. Там перезаряжал базуку один из нападавших в униформе. Перезарядить он ее не успел, потому что его грудь пробила автоматная очередь. Стрелял Торгрим. Гном стоял на пороге дома с автоматом в одной руке и огромным топором в другой. К нему приближалась девушка с мечом. Торгрим нехорошо улыбнулся, отбросил в сторону автомат и положил на рукоять топора вторую руку. Девушка прыжком преодолела расстояние, разделявшее их, и напала на адвоката. Тот легко взметнул своим причудливым оружием, и мощный удар отбросил нападавшую через всю лужайку к воротам. Бездыханная, она упала к ногам высокого мужчины в холщовом плаще, со свисающим сзади капюшоном. Мужчина равнодушно перешагнул через тело и неторопливо направился к адвокату. Сзади к нему подбежала еще одна девушка, точная копия первой, и подала широкий двуручный меч с волнообразным лезвием. Мужчина одной рукой принял его и сделал им круговое движение над головой. Торгрим в точности повторил такое же движение топором. Когда они сблизились на расстояние удара, между ними произошла какая-то заминка. Пришелец что-то спросил адвоката, тот ему что-то ответил, и только после этого пришелец нанес первый удар. Отраженный топором Маннбарта меч противника перерубил одну из каменных колонн крыльца. Адвокат взмахнул топором, но пришелец ловко перевел удар, и лезвие топора пробило стену дома. В то же мгновение пришелец перехватил свой меч другой рукой и нанес колющий удар в грудь адвоката. Торгрим умер не сразу. Он взялся левой рукой за лезвие меча противника, с усилием вытащил его из своей груди и только после этого рухнул назад. Дальше произошло совсем странное – тело адвоката просто растворилось в воздухе, так и не успев коснуться земли. Сергей готов был поклясться, что он видел, как душа Торгрима призрачным силуэтом взлетает над крыльцом и исчезает под сводами крыльца. Но пришельца этот факт, кажется, не удивил. Он отдал свой меч девушке и вошел в дом. Девушка начала бережно оборачивать оружие тканью и отчего-то взглянула в сторону вышки, откуда молодой человек вел наблюдение за происходящим на крыльце. Сергею показалось, что их взгляды встретились. Он одновременно поразился совершенной красоте этой варварки и до смерти перепугался от того, что она его заметила.

– Нет, на сегодня более чем… бинокль мог дать блик, явно не человек. при их скоростях. – бессвязно бормоча себе под нос, он спрыгнул с вышки на песок и помчался прочь, в сторону зеленеющего на откосе кустарника.

Сколько он бежал – неизвестно, но остановился только через два часа неподалеку от стройки на окраине неизвестного города. Впрочем, то, что это город, а не поселок, Сергей не мог определить доподлинно, потому что тут же залез в контейнер со строительным мусором и потерял сознание.


Сознание пришло к молодому человеку вместе со звонком его мобильного телефона. Сергея приятно порадовало, что, несмотря на импровизированное купание, дорогая игрушка по-прежнему работает, однако и отвечать на звонок он не торопился. События последнего времени убедили его в необходимости определенного рода осторожности, поэтому он не нашел ничего лучшего, как просто отключить телефон.

– Третий раз за рубежом – и такие беспокойства, проклятый мир наживы и чистогана. Нужно оглядеться, нужно подумать, крепко подумать, – сам для себя принял решение он, вылез из мусорного контейнера и взглянул на часы. Они, к счастью, тоже работали и показывали половину девятого утра.

Очевидность такова – это утро и, судя по надписям, это та же Франция. Одежда мокрая, он провалялся без сознания невесть сколько. Сознание молодой человек терял впервые в жизни, и ему не понравилось.

Сергей продолжил свои сумбурные размышления, неторопливо удаляясь от контейнера и стройки в сторону моря.

– Идти в полицию? – задал он сам себе вопрос и сам на него ответил: – Это всегда успеется. Там вариант развития простенький – меня забирают для выяснения личности, минут через сорок, а может и раньше, приедет этот недружелюбный типчик и его подружки, склонные к членовредительству, располосуют и меня и полицию в стружку и. Нет, в полицию всегда не поздно. Можно попробовать цивилизованно. Что есть? – молодой человек достал бумажник и начал перебирать кредитные карты. Нашел визитку, выданную ему Нахтрагентом перед бегством из дома. На ней по-английски было написано что-то вроде имени «Август», два номера телефона, название неизвестного банка по-немецки и длинная цифра. Еще были паспорт и деньги – около десяти симпатичных, влажных листов по пятьдесят евро.

Так, на ходу продолжая моделировать свои возможные поступки и сушить купюры, Сергей вышел на пляж. Там он тут же наткнулся на мирно спящую на расстеленном пледе парочку молодых людей. Это его немного успокоило. Молодые люди на бродяг не походили, скорее всего, что-то романтическое. Значит, уровень неуправляемой преступности здесь невысок и есть надежда на спасение. Значит. значит.

Через двадцать минут ходьбы беглый Магнификус подошел к пристани с пришвартованными к ней яхтами. Неподалеку впереди показались очертания трехэтажных зданий. Еще десять минут движения вплотную приблизили злосчастного к дверям ресторана. Он пока не работал, но сразу за ним Сергей обнаружил открытый магазин спортивной одежды. Пришлось импровизировать. Молодой человек заглянул внутрь и тут же натолкнлся на неприветливую пожилую француженку. Та ему что-то сказала скороговоркой, по общему смыслу – пока закрыты, и когда откроемся, тогда и откроемся. Спорить он не решился, но все-таки, пятясь назад, на ломаном английском пробормотал себе в оправдание: «Сори, ай дипломат, фуршет, пати, водка, шампанское, герлс, найт, презент», – и протянул одну из высушенных полусотенных купюр.

Купюра настроила женщину на приветливый лад. Она еще что-то прожурчала на родном языке, пропуская странного визитера внутрь.

– Велл, – оценил ассортимент тот. В этом магазине продавали одежду и снаряжение для любителей подводного плавания. Правда, ему повезло: кроме дорогущих ласт и маски, удалось купить шлепанцы, шорты и футболку с изображением большого листа конопли на спине. Общая стоимость составила солидную сумму, на которую в лучшие времена можно было бы позволить себе приобрести хорошую надувную лодку с мотором. Зато француженка милостиво разрешила беглецу переодеться в примерочной, а его еще влажную одежду сложила в огромный синий пакет. Сергей взял его, вышел из магазина и двинулся дальше. Вскоре он оказался на небольшой площади и опытным глазом тут же вычислил стоящее такси. Сам таксист, прислонившись к капоту автомобиля, читал газету.

– Центр, – пытаясь придать своему голосу убедительную интонацию, брякнул он таксисту.

Тот лениво включил счетчик, и они поехали. Всю дорогу таксист косился на кольца, унизывающие пальцы молодого человека, и это немного смущало.

– Круазет, – наконец показал на широкую набережную водитель.

– Велл, – не стал особо выдумывать новые определения своих чувств пассажир, рассчитался с таксистом и вышел на набережную.

– Опять вода и французы, – сказал он сам себе. – Сто чего угодно, но не менее сорока.

Означало это только одно – хотелось освежить голову. Благо небольшой ресторанчик, в котором уже сидели первые посетители, находился неподалеку. Никого из обслуживающего персонала не смутил спортивный вид посетителя, и тому удалось быстро заказать жестом две рюмки «Столичной» и салат «Цезарь». Он здраво предполагал, что это меню звучит на всех языках одинаково. «Живая вода» тут же внесла необходимую коррекцию в строй мысли беглеца, и он взглянул на ситуацию значительно проще: «Продавщица могла, так, для себя, позвонить в полицию и рассказать обо мне, таксисту тоже скрывать особенно нечего. Плюс кольца. Полиция – это выяснение личности, а далее, как обычно… В живых остаться маловероятно».

По всему выходило, что надо путать след и выиграть время хотя бы еще на две по сто и кусок бифштекса.

Он рассчитался и пошел по перпендикулярной улице вглубь района. По дороге ему попался банкомат. Молодой человек наугад вытянул одну из кредитных карт, сунул в приемное отверстие и набрал указанный предусмотрительным адвокатом код. Машина обогащения не сопротивлялась и легко выдала ему тысячу. Сергей значительно повеселел и побрел дальше.

Город постепенно оживал, машин и людей становилось больше. Это и вовсе обнадеживало. Вскоре ему удалось набрести на работающий магазин одежды, где он немедленно сменил имидж спортсмена на значительно менее привлекательный – молодежно-туристический. А в первой же подворотне синий пакет вместе с ластами и маской полетел в мусорный бак. Стало еще веселее. Следующие два часа он посещал небольшие ресторанчики и «обрабатывал» банкоматы. Благо в этом городе их было предостаточно. Насытившись и упрочив наличный капитал на пять тысяч евро, молодой человек еще раз взял такси и покрутился на нем по городу. У какого-то музея он вышел и опять пошел дворами неизвестно куда. Так ему удалось продержаться до полудня. Очень мешали кольца, но, памятуя о предупреждении мудрого Торгрима, снять он их так и не решился. Приходилось все время держать руки в карманах. Наконец, дорога его вывела к какой-то гостинице.

«Пора рискнуть!» – сказал он себе, вошел в фойе и подошел к стойке администратора. За ней грустил субтильный юноша.

– Сорри, – вкладывая в свою речь все доступное обаяние, произнес Сергей, – ай эм рашн бизнесмен. Вояж, конферейшн. Надо транскрипшен.

Субтильное существо понятливо тряхнуло шевелюрой, на несколько секунд исчезло из-за стойки и вскоре появилось в сопровождении упитанной девицы в очках.

– Здравствуйте, – сказала она, и молодой человек понял, что это лучшее мгновение сегодняшнего дня.

– Вы говорите… – начал он, но девушка не дала продолжить и закончила сама: – Лучше вас, чего хотели?

– Фуагра, три мушкетера, Джо Дассен, – пронеслось в голове Сергея, но он не стал это озвучивать и, в соответствии с принятыми здесь традициями, сухо сообщил: – Мне нужен «люкс» на неделю, сейчас обед в номер, а через час экскурсовода-мужчину и хорошую машину. Надо съездить, проверить, что там с моей яхтой.

В соответствии с теми же вышеупомянутыми традициями, девушка моментально расплылась в улыбке и ласково уточнила:

– Рассчитываться будете картой или наличными?

– Как скажете, – ответил он.

– Одну секунду, – еще приветливей улыбнулась девушка. – Ваш паспорт, пожалуйста.

Молодой человек протянул ей еще влажный документ и пояснил:

– Бухой из яхты выпал.

– Я так скучаю по родине, – трепетно призналась девушка. – Меня зовут Оля. Я сама из Саратова, учусь в Париже, а здесь летом зарабатываю на учебу.

– Мое имя в паспорте, я единственный ребенок большого человека из правительства, а экскурсоводов пусть будет три, я из них выберу сам, – звякнул кольцами молодой человек.

– Как вам Франция? – участливо поинтересовалась русскоязычная студентка, протягивая назад паспорт и ключ от номера.

– Говно, – с удовольствием позволил себе правду Сергей и пошел к лифту.

– Что хотели бы на обед? – то ли не поняла, то ли приняла сказанное за разухабистую русскую шутку девушка.

– Бутылку водки, полкило жареного мяса, соленых огурцов и хлеба, – ответил он, внутренне осознавая, что, может быть, и переборщил с характеристикой родины Бодлера.


Номер действительно оказался «люкс» – две ванные комнаты, огромный телевизор в холле, большая кровать и широкая веранда с расставленными там шезлонгами и столом.

Стол сервировали ровно через пятнадцать минут, экскурсоводы-переводчики выстроились перед столом через двадцать.

Первый ему просто не понравился – он был точной копией Петра Алексеевича.

Второй знал по-русски только «На здоровье»!

Сергей и тому и другому дал по пятьдесят евро, и они удовлетворенно удалились.

Третий оказался что надо. Его звали Саша, он раньше служил в Иностранном легионе, был женат на бельгийке, имел двух детей и не отказался от предложенной рюмки.

– Александр, – наконец позволил себе человеческий разговор молодой человек, – мы в каком городе находимся?

Вопрос переводчика не удивил, он закусил выпитое огурцом и спокойно ответил:

– В городе Канны. Франция.

– Нет, что Франция – понятно сразу, приветливый народец, – кивнул Сергей, наливая по новой. – Машину заказали?

– А какую надо? – спросил экскурсовод. – Куда едем?

– В банк.

– Мне нельзя, у меня дети.

– Ты не понял, проблем с полицией нет, я хулиганов боюсь.

– Хулиганов не будет, – твердо заверил его переводчик.

– Тогда план такой: надо купить одежду, очень хорошую одежду, нанять двух телохранителей, кого угодно, но только не французов, и арендовать бронированную машину. Ты же хочешь меня спросить?

– Хочу, – признался экскурсовод.

– Я миллионер, но я хочу отдохнуть, еле сбежал от компаньонов. Бизнес легальный, – соврал Сергей, невольно наслаждаясь произведенным впечатлением.

– Телохранители для фасона или как? – напоследок уточнил Саша, поднимаясь из-за стола.

– Бери и видимое, и действительное, – решил собеседник. – Все бери!


Когда нанятый экскурсовод покинул номер, Сергей достал телефон и включил его. Что-то подсказывало беглецу, что не стоит пренебрегать инструкциями покойного адвоката.

Однако не успел он набрать номер, как телефон зазвонил сам.

– Алло! – рефлекторно ответил молодой человек.

– Молчи и слушай, – раздался на другом конце провода чей-то очень убедительный баритон. – Я не буду тебя трогать два дня. У тебя много денег. Уезжай домой. Так хорошо. Очень хорошо.

– Это кто говорит? – растерялся Сергей.

– Я Слаанеш. Два дня, – и на другом конце провода раздались гудки.

Хмель как рукой сняло. Тут же вспомнились и агрессивные девицы с саблями, и человек с базукой, и парящая водянистая субстанция над исчезающим телом Торгрима.

– Если честно, – наконец взял себя в руки молодой человек, срочно отключая телефон, – для такой страны и два дня чересчур. Надо заказать билет на утро.

Саша, как и обещал, вернулся ровно через час в сопровождении огромного негра и миниатюрного китайца.

– Это Доменик, – показал он на негра, – а это Ну. Вообще-то его зовут по-другому, но там три слова. Выговорить нереально. Лучше – Ну.

– Ну, поехали?! – предложил уже успевший принять ванну Сергей. Охранники кивнули, Ну кивнул дважды.

– Лучший магазин в квартале отсюда, – сообщил Саша.

– Вперед, – приказал молодой человек и первым покинул номер.

В холле, из-за стойки им помахала вслед многоликая Ольга. Сергей помахал ей в ответ, все остальные на всякий случай тоже. Доменик, кажется, даже подмигнул.


Покупки сделали стремительно, продавцы заметались по магазину, предлагая костюм за костюмом. Когда наконец определились с костюмом, Сергей уже мало что соображал и вместо наличных предложил карточку. Это не вызвало ни у продавцов, ни у хозяина бутика никаких возражений. Молодому человеку вскоре дали чек, он расписался и с величайшим облегчением покинул магазин.

– Как я выгляжу? – спросил он у экскурсовода, садясь в машину.

– Очень солидно, так здесь одеваются только самые богатые люди, – ответил он.

– Тогда это мне подходит, – улыбнулся молодой человек. – Теперь в надежный банк с многовековой историей. Желательно без обеденных перерывов.


До банка они добирались тоже недолго. Канны оказались небольшим городом.

– Мадмуазель, – обратился к служащей, естественно через переводчика, Сергей, – признаюсь, я полный дилетант в банковском деле, но на мой счет должны были перевести некие суммы. Вот телефон моего персонального менеджера и паспорт. Если это возможно, я щедро оплачу услуги, – он выложил перед миловидным менеджером визитку и паспорт.

Девушка что-то сказала Саше, взяла документы и удалилась.

– Что?! – не понял Сергей.

– Пошла выяснять, – объяснил тот, – сказала, что все возможно и у нас есть около часа.

– Этот город умеет тратить время и деньги, – вздохнул молодой человек.

– Да, – согласился экскурсовод, – любит, сволочь.


Менеджер не появлялась больше часа. Но когда она вернулась, то сообщенная ею информация с лихвой окупила моральный ущерб.

– Нет, другие деньги не поступили, на вашем счету по-прежнему та же сумма, – вернула она визитку.

– Какая? – деловито вскинул бровь клиент.

– Семьдесят миллионов фунтов, – бесстрастно отчиталась менеджер.

– Жаль, – еле сдерживаясь от нервного смеха, посетовал Сергей и полез в портмоне.

Девушка что-то сказала.

– Не надо, ей уже заплатил ваш персональный менеджер, – перевел Саша и добавил: – Она просит, чтобы вы включили свой мобильный телефон.

– Можно, – подумав, решил Сергей, достал телефон и нажал нужную клавишу.

Звонок не заставил себя ждать.

– Сейчас эта девушка проведет вас в отделение персональных ячеек, идите за ней. Быстрее идите. Так мы выиграем время. Слаанеш где-то рядом, – раздался строгий мужской голос на другом конце провода.

– Постойте, у меня с ним договор, что он мне дает два дня, – попытался возразить молодой человек.

– Не смешите меня. Бегом вниз. Девушка знает, – приказал голос.

– Вот что, ребята, – обратился Сергей к своим охранникам, – подождите в машине, а я тут должен сходить к управляющему.

И он направился за уже ожидающей его девушкой. Недоуменно пожав плечами, Саша, Ну и Доменик пошли к выходу из банка.

Проведя картой-ключом перед инфракрасным датчиком, менеджер провела Сергея за тяжелую металлическую дверь, стилизованную под дуб, на ходу отдала какое-то распоряжение дежурившему в центре зала полицейскому и быстро зашагала по лестнице вниз. По дороге она еще трижды применяла свою карточку, чтобы пропустить молодого человека в следующее помещение, пока они не оказались в просторном зале, уставленном одинаковыми сейфовыми ячейками. На противоположной стене висели три монитора, с помощью которых просматривался весь банковский вестибюль. Девушка начала было о чем-то расспрашивать Сергея, но тот не мог оторвать взгляд от светящихся экранов. Он видел, как его охрана покинула банк, как к полицейскому подошел его напарник. Они начали о чем-то разговаривать, но тут же их внимание привлекла хорошенькая девица, вошедшая в зал.

– Начинается, – вздохнул молодой человек.

И действительно, в следующее мгновение две головы в фуражках уже скакали по отполированному полу вестибюля, а девушка обтирала окровавленное лезвие меча о китель мертвого блюстителя порядка.

В банк вошли еще двое – мужчина и женщина, в которых Сергей без труда опознал Слаанеша и его вторую спутницу.

Сопровождавшая Сергея банковская служащая, также ставшая свидетелем резни, проявила себя человеком, не подверженным панике. Она бросилась к пульту на стене под экранами, нажала какую-то кнопку и прокричала кому-то на французском.

Для слова «полиция» перевод не потребовался, только отчего-то Сергея это не успокоило.

– Есть запасной выход? – оглядываясь по сторонам, спросил он.

Однако девушка-менеджер не слышала его, она ожесточенно щелкала клавишами на пульте, но, судя по всему, у нее ничего не получалось. Разве что из динамиков зазвучали голоса посетителей, переговаривающихся на каком-то неизвестном языке.

Слаанеш словно почувствовал, что его слышат, он огляделся по сторонам, заметил камеру на стене и подошел к ней.

– Это я, мой изобретательный друг, – сказал он, глядя прямо в объектив. – Ты опять от меня убегаешь. Зачем? Ты же не знаешь, что я хочу тебе предложить.

– Но догадываюсь, – невольно вслух ответил ему молодой человек.

– Я много могу предложить. Предложить такое, о чем ты не можешь и мечтать. Наслаждение. Океан наслаждения.

Откуда-то сзади его спутница подтащила пожилого сотрудника банка в полуобморочном состоянии.

– Наслаждение – это не только слащавые игры изнеженных, лишенных всякой фантазии налогоплательщиков. Это еще и знание, значительно обостряющее все остальные чувства. Знание своего превосходства, в его самой волнующей форме – уничтожения любого, кого захочет остановить твой алчущий познаний разум. Без причин, без видимой пользы, без оглядки назад. Чувственно. И тру-ля-ля.

Слаанеш, даже не глядя на приведенного к нему мужчину, протянул к его горлу руку и легко, как нераскрывшийся бутон розы, сорвал ее с плеч. Голова несчастного покатилась вслед остальным. Спутница Слаанеша отбросила в сторону мертвое тело, а тот продолжил свой монолог.

– Вот и тру-ля-ля! А что тебе предложат твои друзья? Пустую, лишенную крови жизнь? Честолюбие, богатство, бессмертие? Да! О бессмертие! Может быть, ты не знаешь, так вот я тебе сообщаю: бессмертие делает все остальные чувства безвкусными. Наслаждение от жизни получаешь только тогда, когда можешь умереть. И чем ближе смерть, тем больше наслаждения.

– Восхитительный монолог! – кто-то произнес за спиной злодея.

Едва раздался его голос, спутница Слаанеша безжизненно рухнула на пол.

Сергей, зачарованный предыдущей речью, и не обратил внимания, что в помещении появились еще два персонажа. Один из них – богатырского телосложения брюнет с мертвецки бледным лицом и огромным двуручным мечом. Другой – сухопарый блондин среднего роста. Голос принадлежал ему.

– У! – нехорошо улыбнулся Слаанеш, поворачиваясь к ним и обнажая клинок «близнец», – Сам Абхораш и его веселый друг Теклис. Правду говорят, что только шутка Теклиса может заставить улыбнуться благородного монстра? Вижу в твоих руках, достопочтенный Лорд Вампир, прекрасный меч. И как ты нашел нас?

– Я позвал Теклиса, чья шутка действительно веселит меня, он умнее и умеет пользоваться компьютером, – глубоким басом ответил тот.

– Как вам Древние позволяют дружить? Вы такие разные, – продолжил Слаанеш.

– Единство противоположностей, дружище! Единство противоположностей! – за своего друга ответил тот, кого Слаанеш назвал Теклисом. – Мы прекрасно дополняем друг друга. Жалко, что у тебя нет друзей. Ты не поймешь нас.

– Что ж, я растроган! – серьезно согласился Слаанеш. – Но зачем вы мне мешаете? Если четырнадцатый принцип оживет, Древние закроют для нас этот мир.

– Это приказ, – просто объяснил Абхораш.

– Кто тебе может отдавать приказы?

– Тот, кто создал меня, – Древние. Мне нравится видеть мир.

– А мне никто давно не отдает приказов. Вот я убил своего создателя и стал свободен от приказов.

– Что он говорит? – брезгливо спросил у своего спутника богатырь.

– Все простенько. Говорит, что у него нет совести, – объяснил тот.

– Плохо. Очень плохо, – покачал головой Абхораш, – без совести нельзя жить. Это пакость какая-то.

– Как иногда ты умеешь попасть в самую точку, – похвалил его Теклис.

– Все! – взял во вторую руку меч Слаанеш. – Диспут закончен. Пора тебя прикончить. Время дорого. Меня и так долго путал этот гном со своими идиотскими камнями.

– Слава смерти, ты перестал болтать непристойности, – поддержал его намерение Абхораш, берясь второй рукой за меч.

– Ты отличный боец, я потрачу на тебя много времени, – зло констатировал злодей.

– Очень много, – флегматично согласился брюнет.

И они сдвинулись в самый центр зала, держа мечи на вытянутых руках перед собой.

Теклис отошел в сторону, достал мобильный телефон и набрал номер.

Телефон Сергея зазвонил.

– Это я, – сказал он в трубку, не дожидаясь вопроса.

– Передай трубку девушке, – приказал блондин.

Молодой человек передал телефон ничего не понимающему менеджеру. Та приложила его к уху и Теклис ей начал говорить по-французски.

– Ви, ви, – только и отвечала сообразительная девушка.

Когда блондин закончил свою речь, девушка схватила Сергея за руку и потащила к выходу.


Они поднялись в зал и последовали за Теклисом. Обошли так же неподвижно стоящих друг напротив друга Абхораша со Слаанешем и оказались на улице.

У порога банка их ждал серебристый «Порше» 911-й модели.

– А где эти твари? – садясь в машину, поинтересовался у своего спасителя Сергей, намекая на спутниц Слаанеша.

– Он еще несколько часов не сможет их вызвать, – ответил тот, помогая обессиленной пережитыми потрясениями француженке сесть на заднее сидение. – Когда я нахожусь рядом, дополнительное оружие не работает. Понятно?!

– Ви, ви и тру-ля-ля, – вздохнул молодой человек.


Следующий раз он решился заговорить, только когда «Порше» давно вывез их за пределы города, и они «летели» по шоссе вдоль берега моря.

– Можно спросить?

– Конечно, господин Магнификус, – согласился Теклис.

– Абхораш может победить?

– Нет.

– Почему?

– Разные уровни. Абхораш – лорд, бывший некромант, глава ордена Кровавых Драконов. Слаанеш – демон Хаоса.

– Абхораш погибнет?

– Не скоро и минут на сорок.

– На сорок, – пытался сосредоточиться Сергей, – А Вы кто?

– Эльф. Высший Лормастер Белой Башни Хоэта, по-вашему – добрый волшебник, – скромно проинформировал блондин и попытался объяснить: – Здесь Древние нам не разрешают пользоваться такими понятиями, как «магия», «волшебник». Они считают это отрицательными категориями. Вместо «магия» мы говорим «возможности», вместо «волшебник» – «мастер возможностей».


На одном из пустынных пляжей Теклис остановил машину. Тем же способом, каким Торгрим усыпил в самолете Сергея, эльф усыпил девушку-менеджера, и они с молодым человеком уложили ее на одном из пустующих лежаков в тени пляжного тента-зонта.

– Проснется через час, все забудет, я подчистил ей память, – сказал Теклис, возвращаясь к машине, – зато жива и не лишилась рассудка.

– Куда теперь? – спросил Сергей.

– В порт, – ответил эльф, включая в машине музыку. – Скоро откроется портал. Нам надо встретить Торгрима во всеоружии. Я имею в виду – одежду. В прошлый раз я ему взял туфли на два размера больше. Как он ругался!

– Торгрим жив?! – воскликнул радостный молодой человек.

– Естественно, – взялся за руль Теклис. – Что может случиться с этими сквалыгами-гномами? Представляешь, что говорит о нас их бородатый фольклор «На свете есть две истинные вещи – блеск золота и коварство эльфов»! На этот раз я ему куплю костюм на вырост, – он звонко засмеялся и со всей мочи нажал на педаль газа.


Глава первая | Магнификус II | Глава третья



Loading...