home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

Наггарот показался путешественнику похожим на центр ночной Вены – многоэтажные старинные здания, украшенные многочисленными барельефами, изображающими диковинных зверей, сцены сражений, хмурые профили неизвестных героев. По стенам домов тянулись длинные, ухоженные клумбы, засаженные изумрудным макодесом. Сергей машинально, на ходу сорвал большой лист растения, похожий на клочок старинного пергамента, и начал мять его в ладони. Ему раньше, в своем магазине, нравилось подолгу разглядывать причудливые узоры на листах макодеса, вычерченные тонкими золотыми прожилками.

Вскоре путникам начали встречаться пешеходы. В основном воины. Наверное, это были местные блюстители порядка или солдаты караула, упомянутого Дироном. Женщина им встретилась только одна – высокая, черноглазая красавица в облегающем ее стройное тело плаще из тонкой кожи и высоких сапогах на высоком каблуке. Второй не удержался от взгляда на нее, она ему ответила столь же заинтересованным взглядом и, кажется, даже улыбнулась.

– Это эльф-ведьма, она голодна, – не поворачивая головы, остудил интерес гостя дручий. – Не смотрите на них. Могут быть неприятности. Лучше ускорим шаг, вот-вот откроют ворота в Сладкий квартал.

– Сладкий?! – не понял тот.

– Слишком сладкий для многих, – хмуро усмехнулся ДрагЛорд.

Они перешли небольшой каменный мост и остановились у кованых ворот высотой в два человеческих роста. Ждать почти не пришлось – ворота открылись через минуту, и дручий провел Сергея в следующую часть города. Света здесь было гораздо больше, как и пешеходов. Судя по всему, местные жители избрали это место для ночных развлечений. То и дело из открытых дверей раздавались взрывы хохота, женский довольный визг, звон бокалов и брошенных монет.

– Местный Стрэнд, однако, – пробормотал Сергей.

– Мы дождемся утра в трактире у следующих ворот. Там безопаснее всего, – подал голос Дирон. – Ведите себя как можно величественнее, на вас форма ДрагЛорда. Нас здесь уважают.

Он подвел молодого человека к дверям трактира и пропустил вперед.

Зал оказался полупустым. За длинным столом в ближайшем углу, переговариваясь и потягивая из высоких хрустальных бокалов вино, устроилась компания парней и девиц. Чуть поодаль, также с бокалами в руках, тихо беседовали трое мужчин в военной форме, но без оружия. В глубине зала, на стуле с высокой спинкой, дремал мужчина в балахоне из грубого сукна, с вышитой золотом на капюшоне стрелой, перед ним на блюде лежал большой недоеденный кусок мяса. На барной стойке сидела хрупкая девушка в весьма откровенном костюме и лютней в руках. Она, не обращая внимания на окружающих, пела.

Дручий сел за стол, максимально отдаленный от посетителей, и предложил Сергею последовать его примеру. К ним мгновенно подошел трактирщик.

– Воды, мяса, хлеба, сыра и чтобы все было свежее, – заказал Дирон.

– Табак? – спросил трактирщик.

– Да, просто табак, – кивнул ДрагЛорд.

Когда трактирщик удалился выполнять заказ, Второй тихо полюбопытствовал:

– Что значит – просто табак?

– Без травы озарения, – ответил тот.

– Трава озарения здесь обычное дело? – еще больше заинтересовался Сергей.

– Обычнее, чем просто табак, – безучастно сообщил дручий и взглянул на гостя: – Что, у Древних трава озарения запрещена?

– Конечно, – стараясь быть столь же немногословным, ответил тот.

– Правильно, – сказал ДрагЛорд, – от нее глупеют. Гоблины любят траву. Древние мудры.

– От большинства удовольствий глупеют, – кивнул представитель мудрых.

– Кроме риска, – уточнил Дирон.

– Кроме риска, – согласился Сергей, начиная понимать жизненную позицию своего нового проводника.

Трактирщик принялся накрывать на стол. Прежде всего, он выложил перед посетителями две дымящиеся трубки с длинными чубуками.

ДрагЛорд взял одну из них и глубоко затянулся. Второй поднял свою трубку, тоже с удовольствием вдохнул в себя табачный дым и прислушался к пению девушки, сидящей на стойке с лютней. Родители наградили поющую на редкость высоким, но в то же время нежным голосом. Она пела о странствии какого-то рыцаря по волшебному лесу, где плачет ребенок. Рыцаря туда посылает цыган, нагадав ему на картах, что там он изменит свою горемычную рыцарскую судьбу. Однако впоследствии оказывается, что в лесу плачет и не ребенок вовсе, а злобный демон. Рыцарь из леса с трудом уносит ноги, брошенный им демон вселяет в него другого демона, не лучше первого.

В общем, эта сентиментальная чепуха совсем не подходила мелодии. Однако Сергей больше смотрел на девушку, чем вникал в мытарства суеверного рыцаря. Огромные карие глаза, чувственный рот, миниатюрный курносый носик, ниспадающие на острые плечи пряди густых темных волос, вздымающаяся при каждом вздохе, крупная для такой худенькой фигуры грудь, длинные подвижные пальцы, перебирающие струны, и белая бархатная кожа.


– Насыщайтесь, – предложил ДрагЛорд, когда трактирщик поставил перед ними блюдо с кусками жареного мяса.

– А вы? – спросил у него Второй.

– Я пойду, проверю готовность моих людей, – он поднялся из-за стола и шагнул к входной двери. – Ни в коем случае никуда не выходите из этого трактира. Я скоро вернусь.

Дирон выпустил сизое облако табачного дыма и вышел на улицу.

– Елки-моталки, – сердито подумал Сергей, оставаясь наедине с новой реальностью. – Пройду, проверю!..

– Вы скучаете? – раздалось сзади.

Сергей обернулся и обнаружил, что только что сидевшая на стойке с лютней в руках девушка стоит у него за спиной.

– Да, собственно… – неопределенно протянул он, не зная толком, как следует в таких случаях вести себя почтенным ДрагЛордам.

– Это большая честь для нашего заведения, – без приглашения присаживаясь рядом, заявила девушка.

– Что именно? – не понял ее слов Второй.

– Посещение аристократа, тем более вашей касты, – пояснила она и добавила. – Мы не позволим вам скучать.

– Я думал, – признался Сергей.

– О своем драконе? – загорелись неподдельным интересом глаза девушки.

– Почему обязательно о драконе? – попытался достойно поддержать разговор мнимый аристократ. – Может быть, я думал о вас. У вас прекрасный голос.

– Какое совпадение! – звонко засмеялась певица, – А я почему-то думала о вас с того мгновения, как вы появились здесь. Может быть, мы где-нибудь встречались раньше?

– Вряд ли, – растаял Второй. – Если бы мы встречались, то я бы не смог этого забыть.

– Вы умеете покорять женские сердца, – еще проникновенней сказала девушка и представилась: – Меня зовут Лосми Норх, или просто Лосми.

Не уразумев толком, чем именно так поразил воображение новой знакомой, он охотно подался ее бесхитростной лести и предложил:

– Я могу вас угостить?

Девушка опять рассмеялась, но, заметив недоумение в глазах посетителя, объяснила:

– Это местечко принадлежит моему отцу, поэтому угощать должна я.

– Ну все-таки! – смутился Сергей. – Сочтите мое предложение за жест приличия и знак восхищения вашим талантом.

– Я и не представляла, до какой степени могут быть галантны настоящие аристократы, – призналась Лосми и спросила: – Это страшно – лететь на драконе?

– Это. – замялся Второй.

– Возбуждающе? – помогла ему найти подходящий термин она.

– Очень, – согласился он.

– Как любовь? – не унималась девушка.

– Практически это одно и то же, – соврал Сергей, все больше больше входя в роль драконьего наездника.

– Жаль, что мне никогда не удастся испытать это чувство, – вздохнула Лосми.

– Зато все остальные переживания вполне доступны вам, – попытался ее утешить Второй.

– Доступны, – согласилась она и спросила: – Вы хотели бы увидеть мою комнату? Она здесь, на втором этаже.

– Естественно, – неестественно быстро ответил Сергей, сам удивляясь быстроте своей реакции.

Только когда он уже следовал по резной лестнице за Лосми в ее комнату, он внутренне «декодировал» мыслительный всплеск своего сознания, предшествующий скоропалительному ответу на неожиданное предложение новой знакомой:

«Все может случиться. Наола? А где гарантии? Певичка – редкая красавица, для нее честь с аристократом, никто не узнает, другой мир, никакой заразы по возвращении. Наола. А может, это любовь?». Впрочем, последнее он мог и не подумать, но было глупо заниматься самопознанием, когда перед глазами двигалась крепкая девичья попка, обтянутая полупрозрачной кружевной материей.

Убранство девичьей комнаты одновременно шокировало и взволновало молодого человека.

Стены, обитые алым шелком, громадная кровать со множеством маленьких подушечек, разбросанных по ней, два горящих масляных светильника, столик у кровати с серебряным кувшином и двумя высокими фужерами на нем, резной секретер в одном углу и розовая фарфоровая ванна в другой. Лосми подошла к секретеру, открыла его, извлекла оттуда курительную трубку, ловко прикурила ее от светильника, глубоко затянулась сама и протянула трубку Сергею.

– Это «Сытая песня гарпии», – объяснила она, выдыхая ароматное облако дыма, – лучшая трава для любви. После этих слов она одним движением сбросила с себя платье прямо под ноги обескураженному такими скоростями молодому человеку. Оказавшись напротив обнаженной красавицы, молодой человек окончательно растерялся, принял трубку с наркотическим зельем у своей потенциальной любовницы и машинально сделал глубокую затяжку. «Сытая песня гарпии» не заставила себя долго ждать – через мгновенье окружающий мир показался Сергею значительно комфортнее, нежели прежде. Исчезли все нелепые противоречия, и мнимому аристократу представилось более чем естественным свое пребывание в спальне с абсолютно голой красавицей-эльфиной.

– Лосми нравится аристократу? – лукаво заглянула она ему в глаза.

– Лосми очень нравится аристократу, – охотно констатировал он, наблюдая, как ловкие руки спутницы расстегивают его брюки.

– Лосми хочет, чтобы аристократ чувствовал себя так же хорошо, как будто он оседлывает своего дракона, – продолжала девушка. – И приказывал так же властно и строго, как он приказывает дракону, и наказывал, так же безжалостно, как он наказывает дракона. Пусть это даже будет больно, очень больно. Лосми хочет, чтобы аристократ как следует приготовил ее к полету.

– Аристократ приготовит, можешь не сомневаться, – клятвенно пообещал Сергей. – Взметнемся бурей.

Девушка хотела ему еще что-то сказать, но внезапно ее лицо исказила гримаса боли и она кашлянула кровью.

– Тебе плохо? – забеспокоился Второй, наблюдая, как ее и без того большие глаза стали еще больше, а зрачки сузились до размеров двух чертежных точек.

Лосми так и не ответила ему и рухнула на пол. У нее за спиной стоял Дирон с окровавленным кинжалом.

– Какого хрена? – только и смог произнести Сергей.

– Вы же мне сказали, что Древнейшие не курят траву озарения? – вместо ответа сказал ДрагЛорд, обтирая лезвие о бархатную дверную портьеру.

– Да, но это еще не повод втыкать в наркоманов железки. У каждого есть право на ошибку, – сказал Второй, более чем внимательно наблюдая за тем, как Дирон убирает кинжал в ножны.

– Втыкать нет, но мне нужно вас доставить на корабль, а не к столу в качестве блюда, – криво усмехнулся тот. – Когда я поднимался сюда, местный повар протащил мимо меня двухведерную кастрюлю и разделочную пилу. Они собирались вас для начала мариновать. Наверное, завтра у кого-то праздник.

– Это прекрасно, но причем здесь я и Лосми? – не понял Сергей.

– Ее звали Лосми?! – удивился аристократ. – Интересно! Обычно эльф-ведьмы не любят представляться. Однако уверен, что ваше имя она не спросила.

– Не спросила, – кивнул Второй. – Кстати, почему?

– Потому что у бифштекса не должно быть имени, – ответил ДрагЛорд и предложил: – Пойдемте, иначе нас заметят и поднимут шум.

– Какой кошмар! – брезгливо перешагивая через мертвое тело девушки, возмутился Сергей. – Сначала «это», а потом «приятного аппетита»! Куда смотрят власти?! Питаться аристократами! Марксизм какой-то!

– Это закон нашей страны, – на ходу объяснил Дирон. – За ночь любви с эльф-ведьмой платят жизнью и простолюдины, и аристократы. Закон для всех один.

– Почему же вы меня сразу не предупредили? – спросил Второй.

– Мне отчего-то не пришло в голову, что вы сразу полезете в постель к незнакомой женщине, – резонно заметил аристократ. – Надо будет тщательно изучить нравы Древнейших, слишком много противоречий. Наверное, в вашем городе очень опасно жить.

– Ну, – не нашелся, что ответить, Сергей, шагая за Дироном вниз по лестнице.

Спутники вышли на улицу и зашагали по брусчатой мостовой прочь от трактира.

– Я надеюсь, что этот инцидент останется между нами? – виновато попросил ловелас-неудачник.

– Можете не сомневаться, – сухо ответил ДрагЛорд, даже не поворачивая к нему головы.

Позади них раздался какой-то шум. Они обернулись.

На пороге трактира стоял пожилой дручий и что-то оглушительно кричал, указывая на них.

– Он зовет стражу периметра, – объяснил Дирон.

Из дверей близлежащих кабаков начали выскакивать на улицу вооруженные люди.

– Это плохо, – сказал аристократ, – в это время очень много солдат. Скоро меняется караул. Если нас поймают, то сразу казнят за убийство эльф-ведьмы.

– Надо бежать. Точно сразу?

– Точно, – уверил ДрагЛорд. – Убийство эльф-ведьмы – страшное кощунство. Королева Морати тоже эльф-ведьма. Туда, – он показал на ближайший переулок. – Это в другую сторону от ворот, но выбора нет.

Спутники повернули в переулок и тут же нос к носу столкнулись с пятью стражниками.

– Стоять! – крикнул один из них, выхватывая меч. – Всем запрещено покидать Сладкий квартал до звука надвратных колоколов.

Дирон не снизошел до полемики со стражником и вытащил свой меч.

– Мы идем дальше, – грозно сообщил он.

– Нет, не иде… – начал было фразу солдат, но договорить не успел, потому что меч ДрагЛорда снес ему голову, и она поскакала по булыжникам мостовой.

Остальные стражники выхватили свое оружие и бросились на Дирона. Однако тот довольно ловко фехтовал, и через минуту еще одна окровавленная голова плюхнулась в дорожный водосток. Сергей внутренне возблагодарил небеса за такие вершины мастерства хмурого дручия. Но радоваться ему пришлось недолго, потому что сзади, громыхая доспехами, приближался целый отряд стражников – мечей на двадцать, не меньше. Судя по лицам и мерцанию клинков в их руках, намерения у солдат были нешуточные.

«Вот и конец игре, надо было сохраниться на эпизоде с Наолой», – мелькнуло в голове Второго, но тут откуда-то с крыши, подобно привидению, на мостовую спрыгнул Шарскун.

– Давно не виделись! – улыбнулся он Сергею и крикнул солдатам: – Цасшурск кух ли!

– Скейвен! Скейвен! Клич смерти! – остановились они в нерешительности, но скоро оправились от неожиданности и, явно осознавая свое численное превосходство, ринулись вперед.

– Хасу русу кух! – крикнул крыс, распахнул свой плащ и закружил с мечом в руке, сбивая с толку нападавших. На дорогу посыпались разрубленные доспехи и отрубленные части тел.

– Он великолепный воин! – удовлетворенно заметил ДрагЛорд, пронзая грудь последнему из встретившихся им стражников.

– Он великий воин, – гордый своим другом, кивнул Второй.

– Но они его все равно убьют, – безучастно сообщил Дирон, – скоро в него будут стрелять из игломета. Игломет – это конец.

– Ему надо помочь! – воскликнул Сергей, предпринимая попытку двинуться к сражающемуся скейвену.

– Тогда убьют всех, – остановил его жестом ДрагЛорд. – Твой друг выполняет свой долг, а мы должны выполнить свой. Пошли.

Он крепко ухватил молодого человека и потащил вперед по переулку. Последнее, что видел Сергей, был фирменный прыжок через голову нападавших Шарскуна, которому на лету удалось поразить двух противников.

– Прощай, Шарскун, – тихо сказал Сергей, увлекаемый прочь от места схватки Дироном.

Скейвен словно услышал эти слова и крикнул ему вслед:

– Хорошо – всегда вопреки! Человечек!


Дирон великолепно знал город, иногда он попросту без стука заходил в какой-то дом, проходил его насквозь, не встречая никакого сопротивления у жильцов, и выходил в другой переулок. Один раз спутники прошли сквозь некое странное, заполненное облаками пахучего дыма, заведение – то ли храм, то ли наркопритон. И так было, пока они не вышли к узорчатой, кованой изгороди, отделяющий трехэтажный особняк от переулка. На фронтоне особняка неизвестный художник искусно выложил разноцветной плиткой изображение парящего над землей дракона.

– Это дом моей бабушки, точнее, прапрапрабабушки, – объяснил Дирон. – Здесь искать не будут. Нам придется переждать день-другой. Солдаты видели на нас камзолы ДрагЛордов. Черная стража проверит дома всех ДрагЛордов.

– Но разве. – показал на дом Сергей.

– Нет, – понял его вопрос аристократ. – Бабушка не ДрагЛорд, бабушка – сама по себе. Ей четыре тысячи лет, и мы с женой отдаем ей на воспитание девочек. Мальчики остаются в усадьбе моего отца за городом, где с раннего детства привыкают обращаться с драконами.

– Понятно, – вздохнул Второй, наблюдая, как Дирон огромным ключом открывает массивную дверь, обитую железом.

Они вошли в темный дом, и ДрагЛорд, не зажигая свет, за руку повел своего невольного гостя в его комнату. Уже там, стараясь не шуметь, Дирон закрыл дверь и зажег свечу.

Сергей огляделся. Ему понравилось. Удобная, не слишком широкая и не слишком узкая кровать, небольшой стол у зашторенного окна, зеркало на стене, два кресла – одно у стола, другое у кровати, одну стену занимали книжные полки.

– Довольно уютно, – сказал постоялец, чуть отодвигая кресло от стола.

– Мне тоже тут нравится, – кивнул хозяин и добавил: – За стеной точно такая же комната. Я лягу там. Утром я вас представлю бабушке и детям. Теперь ложитесь спать. Мало ли что может измениться, во всяком случае, свежие головы нам не помешают.

Сергей согласно кивнул головой и прямо в одежде растянулся на кровати.

– Азартных снов, – пожелал ему ДрагЛорд и не удержался от вопроса: – Чем вы так расстроены?

– Шарскун не знал, герой он или нет, – грустно признался тот.

– Скейвен был воином, – по-своему приободрил его Дирон. – Такая смерть – мечта воина.

– Само собой, – закрывая глаза, пробормотал Второй. – Но я сомневаюсь, что его семья будет счастлива.

– Перестаньте, это только крысы, – пожал плечами Дирон.

– Да, но они не поощряют праздность, – вздохнул Сергей и погрузился в глубокий сон измученного новыми ощущениями человека.


Ему снилась Наола. Прекрасная дикарка сидела верхом на седогривом волке перед воротами своей усадьбы и укоризненно смотрела на него.

– Да, да, да, – говорил он ей, – я действительно человек безнравственный, но мы не женаты. Потом, как я понимаю, я Древний, то бишь существо высшего порядка, а с тобой еще ничего не понятно. Может, нам и нельзя.

– Можно, милый, можно, – ласково отвечала она, – тебе же лучше будет. О такой, как я, ты совсем недавно мог только мечтать.

– Вот, что душа моя, – продолжал терзаться сомнениями он, – хорошо выяснить, как обстоят дела в целом. Иначе могут приключиться всякие неприятности. Я уже был однажды влюблен в дочь психопата и лет на десять разбил себе сердце. Так что уж прости – я немного покручусь еще на вольных хлебах.

Волк под девушкой оскалился и произнес человеческим голосом:

– Не дури, бестолочь. Сам же знаешь, ты влюбился.

– Это меня и пугает, – отвечал он.


Он проснулся от чьего-то взгляда. Поднял голову и обнаружил стоящую у изголовья высокую, красивую женщину лет сорока, над правой бровью у нее белел тонкий шрам.

– Хорошие сны, – сказала женщина и тут же представилась: – Я Радира – бабушка малыша Дирона.

– Но. – невольно удивился Второй.

– Сказал, что мне четыре тысячи лет? – улыбнулась женщина. – Он ошибается. Мне почти семь тысяч. Я воспитала такое количество внуков, что ими можно было бы заселить весь континент, но Моор не дал им жить больше трех столетий, а с ним невозможно спорить. Вставайте, пойдемте завтракать, мои внучки не могут дождаться, когда вы им расскажете какую-нибудь душещипательную историю.

– Боюсь, что мне и рассказывать-то нечего, – вскакивая с кровати, признался Сергей.

– Тогда соврите, – предложила Радира. – Не важно, какая история, важно – какую мораль можно из нее вынести. Мораль в вашем рассказе должна быть следующая: нужно хорошо учиться, тренировать свое тело и быть готовой пожертвовать собой ради мужа. Потому что высшая цель жизни женщины – доставить радость мужу.

– Если у вас так думают все бабушки, то я, наверно, хотел бы жениться в этой стране, – попробовал пошутить Второй.

– Не стоит, – искренне предостерегла его хозяйка дома, – я еще не определила понятие радости.

– Оно какое-то особенное? – заинтересовался Сергей.

– Слишком особенное, – еще шире улыбнулась женщина. – Вот предположим, мой второй муж получал радость, когда я приносила ему тушу лично задушенного мной медведя. А пятый муж просто блаженствовал, когда я сдирала с живого раба кожу или целиком глотала живую змею.

– Нет, боюсь, я не смогу придумать такую историю, – развел руками Второй, внутренне решив, что семь тысяч лет семейной жизни не лучшим образом сказались на рассудке благородной Радиры.

– Отнюдь, – озвучила своим объяснением его мысли женщина, ошарашив Сергея. – Главная задача – чтобы девочки никогда не забывали, что все мужчины неисправимые дураки. Так им легче будет смириться с менее заметными недостатками будущего избранника и прожить относительно спокойную и счастливую жизнь.

– Вы умеете читать мысли? – решился напрямик поинтересоваться Сергей, пораженный изощренной мудростью хозяйки дома.

– Нет, – еще больше удивила его та, на этот раз своей откровенностью. – Я учу своих внучек только тому, в чем уверена сама. Ладно, пойдемте кушать.

Посрамленный Второй покорно двинулся за ней. В коридоре они столкнулись с Дироном.

– Бабушка, ты успела уже нахамить нашему дорогому гостю? – целуя ей руку, спросил он.

– Во всей полноте аргументов, – гордо сообщила она. – Он держался молодцом. Я, пожалуй, не буду его травить.

– Ты превосходишь сама себя, – похвалил ее внук.

– Это невозможно, малыш, – вскинула голову женщина и пошла дальше.

По дороге Дирон попытался скрасить гостю подпорченное бабушкой настроение.

– Понимаете, – тихо шептал он ему на ухо, – бабушка не совсем эльф. Бабушка – сводная сестра нашей королевы-матери, она ехала в одном обозе с Морати, когда на них якобы напали орки, и Аэнарион освободил их и женился на Морати.

– Каком обозе? – не понял Сергей.

– Вы что, не знаете историю дручий? – на этот раз пришлось удивиться ДрагЛорду.

– Я в этом мире меньше недели, – ответил Второй, – я ничего не знаю.

– Тогда все понятно! – сказал Дирон и пообещал: – После завтрака я немного просвещу вас на этот счет. Мы выпьем вина в библиотеке отца. Все равно нам нужно его дождаться.

Завтрак прошел на удивление спокойно. Хозяйка дома практически все время молчала, правнучки оказались милыми белокурыми существами, которые хотя и поглядывали с любопытством на Сергея, но так и не решились задать ни одного лишнего вопроса, разве что деловито поинтересовались в самом начале трапезы, знаком ли он с теорией ледяных звезд и не оттуда ли он родом? Так и не получив от молодого человека вразумительного ответа на свой вопрос, девочки хихикнули и замолчали.

Поблагодарив благородную Радиру за завтрак, Сергей с Дироном поднялись по широкой мраморной лестнице в библиотеку.

ДрагЛорд тут же улегся на резную козетку у окна, а Второй принялся расхаживать перед стелажами с книгами, разглядывая корешки.

– Иоганнес Бехер, Рафаэль Кансинос-Ассенс, Юджин Джендлин, Дэвид Дойч, Карлейль, плюс мэтр Ассаджиоли, – бормотал он вслух имена авторов. – Прекрасная подборка! Очень специфичный выбор. У меня тоже есть «Сартор Резартус» Карлейля.

– У отца странный вкус, – согласился с ним дручий.

– Но по-своему изысканный, – констатировал Сергей. – Я даже не могу вспомнить, есть ли у кого-нибудь из моих друзей дома такой комплект? – он взглянул на ДрагЛорда. – Так что же там с вашей бабушкой?

– О! – протянул тот. – История моей прародительницы – это история дручий. Ну, очевидно, вам все-таки известно, что эльфы делятся на две противоборствующие стороны – Высшие эльфы, или Азуры, и Темные эльфы, или Дручии?

Второй кивнул.

– Так вот, – продолжил Дирон, – когда-то, до предательства Азуров, эльфы были одним народом и эльфами правил Король Феникс Элтарион. Однажды, объезжая свои владения, он стал свидетелем нападения сторонников Слаанеша на человеческий обоз. В нем-то и ехала Морати с бабушкой. Само собой разумеется, Элтарион, будучи незаурядным бойцом, легко перебил всех нападавших и спас двух прекрасных девушек. На одной из них он женился, другая нашла себе достойного жениха среди приближенных рыцарей короля. Это и была бабушка. Потом начался период внутреннего раскола среди эльфов, до их полного разделения на два лагеря. Многие до сих пор обвиняют в этом Морати и даже шепчут в свои длинные уши, что нападение было подстроено и спасенные девушки – посыльные Хаоса, в задачу которых входило очаровать Великого Элтариона, сделать его рабом Хаоса и уничтожить племя эльфов. Но, разумеется, это полная чушь, поскольку за прошедшие тысячелетия его сын и наш король Малекит так и не стал ничьим вассалом. Хотя, признаюсь, иногда, в особенности когда бабушка сердится, мне и самому кажется, что в старинной легенде есть доля правды.

– Надо же, – продолжая знакомиться с книжной коллекцией, согласился Сергей. – У вас тут орки регулярно похищают девиц. Поучительная история.

– Более чем поучительная, – раздался со стороны лестницы голос Ракартха. – Сын, ты забыл упомянуть о нынешней роли бабушки в жизни дручий, и особенно в жизни беаст-мастеров.

Через мгновение старший ДрагЛорд появился в библиотеке и сел в кресло, стоящее у стены.

– Приветствую тебя, отец мой! – поприветствовал его Дирон, поднимаясь с кушетки и почтительно склоняясь.

– Приветствую тебя, сын! – ответил тот и спросил у гостя: – Как вам моя библиотека?

– Я уже высказывал свое мнение вашему сыну, – вежливо ответил тот. – Очень изысканно и прогрессивно.

– Я лично составлял ее, – кивнул Ракархт, натягивая на руку лайковую перчатку. – Так вот, наша прародительница – Повелитель Невест. С ее подачи все ДрагЛорды находят себе жен.

– Каким же образом? – не понял Сергей.

– Вы все сами увидите сегодня вечером, – ответил аристократ. – Ваша вчерашняя стычка с ночной стражей, в особенности драматическое участие в ней вашего друга скейвена, сильно взбудоражили городские власти. Еще ночью были обысканы все дома ДрагЛордов, живущих в Наггароте, и задержаны все корабли в бухте. Так что доставить вас на корабль раньше завтрашнего полудня не удастся. Хотя уже принята официальная версия о шпионах-азурах, переодевшихся в мундиры ДрагЛордов и скрывшихся в подземных лабиринтах.

– А что с Шарскуном? – осторожно спросил Второй.

– Расстрелян из игломета, а его тело вывешено ко всеобщему обозрению на площади у королевского дворца вместе с телами семерых стражников, казненных за нерадивость при поимке шпионов, – сообщил Ракархт. – Вы все сами скоро увидите. Мы проедем мимо.

– Куда на этот раз? – снова не удержался от вопроса Сергей.

– Чтобы хоть как-то скрасить ваше вынужденное пребывание в Наггароте, я решил вам показать то, чего не видел ни один человек в этом мире, – женитьбу ДрагЛорда. Кстати, бабушка занимает в этой процедуре центральное место. Гордитесь, вы станете свидетелем удивительного зрелища, даже обычные дручии не могут похвастаться такой честью. Никто, кроме аристократов. Если вы не против, то карета нас уже ждет внизу. А ты, Дирон, останься в городе и уладь вопросы с уцелевшими свидетелями. Вас видели какие-то молодые выпивохи в трактире, – и аристократ опять повернулся к гостю: – Вы готовы?

– Поехали, – махнул рукой Второй, более привлеченный возможностью не увидеть секретную церемонию, а взглянуть в последний раз на своего друга скейвена.


Он действительно вскоре увидел друга из окна кареты ДрагЛорда. Пронзенное множеством коротких стрел, тело скейвена медленно раскачивалось под порывами ветра на толстой веревке, перекинутой через стальную балку, которая торчала из обсидиановой стены королевского дворца.

Сергей отодвинулся от окна.

– Я слышал, что он мужественно сражался? – спросил сидящий рядом ДрагЛорд.

– Без его помощи мы не смогли бы уйти. Он задержал охрану, – признался Второй.

– Ваш друг убил одиннадцать стражников, – сообщил Ракартх. – Я договорился с одним из старших офицеров Черной стражи, чтобы меч вашего друга завтра с остальными вашими вещами доставили на корабль. Хорошее оружие. Его сделали сланны, и он стоит целое состояние. Где вы его нашли?

– На станции инжи в подземелье, – машинально ответил Сергей и вспомнил, как скейвен играл у порога своего дома со своим зубастым потомством.

Парню от этих воспоминаний стало совсем тоскливо, и он уткнулся в окно.


Их карета выехала за пределы города и покатила по дороге вдоль гавани. Вдали на волнах покачивались два десятка кораблей со спущенными парусами.

– Где мой корабль? – спросил Второй.

– Предпоследний справа, – показал на один из кораблей его спутник. – Это корабль рейнджеров.

– Пиратов? – удивился Сергей.

– Почти, – улыбнулся ДрагЛорд. – Но не волнуйтесь, рейнджеры-дручии еще более безнравственны, чем сухопутные.

– Вы не уважаете свой народ? – стараясь не обидеть собеседника, поинтересовался Второй.

– Я не уважаю его зависимости, – не совсем понятно ответил Ракартх и помрачнел.

– Я тоже не уважаю слабости своего, – пытаясь скрасить неловкость, признался Сергей.

– Да, – столь же мрачно кивнул аристократ, – только слабости вашего не были навязаны кем-то со стороны.

– Что вы имеете в виду?

– Об этом позже, это слишком серьезный разговор.

Какое-то время спутники ехали молча.

Впереди, за очередным поворотом, показалась крыша какой-то огромной постройки.

– Наша загородная усадьба. Когда моя супруга уезжает к своим родителям, я живу здесь, – сообщил ДрагЛорд. – Скоро я вас представлю своим подопечным.


Через несколько минут карета остановилась у ворот усадьбы. Из ворот к карете выскочили двое вооруженных пиками солдат в длинных зеленых плащах, распахнули дверь экипажа и помогли пассажирам выбраться наружу.

– Хотите отдохнуть? – предложил Ракартх. – Перекусить, вздремнуть часок?

– Я не устал, – отказался Сергей.

– Тогда я покажу вам свою гордость, – сказал аристократ и повел гостя петляющей тропой к длинному одноэтажному зданию в стороне.

– А что там? – на ходу спросил Второй.

– Драконы, – коротко ответил хозяин усадьбы и распахнул перед Сергеем дверь.

Внутри здание напоминало обычную конюшню, разве что загоны были огромных размеров и за коваными оградами находились не лошади, а настоящие драконы. Покрытые темной чешуей, с массивными, длинными хвостами, увенчанными на конце треугольными костяными пластинами, летающие рептилии мирно дремали.

– Дуонх, Пор, Дипос, Кантр, – представлял каждого из них ДрагЛорд.

– Почему они не красные? – вспоминая драконов Наолы, уточнил молодой человек.

– Потому что это черные драконы, – терпеливо объяснил хозяин.

– Чем они отличаются от красных?

– Цветом и родиной. Родина красных – вулканические горы Каледора, родина черных – западный склон Черного Хребта.

– Это единственное отличие?

– Нет, еще черных драконов не может оседлать никто, кроме дручиев, а красных – никто, кроме азуров. Хотя предок у них один – Великий Красный Дракон.

– Которого убил Абхораш?

– Да.

– Значит, черные драконы его недолюбливают?

– Тоже не любят, но не так, как красные. Великий Красный Дракон когда-то проклял черных драконов за то, что они начали охотиться на людей, с которыми у него был мирный договор. Не правда ли, ирония судьбы – быть убитым именно человеком?

– Абхораш не совсем человек.

– Он был им.

– Зачем вам эти знания? – поинтересовался ДрагЛорд, подходя к одной из клеток.

– Просто это единственный вариант узнать о драконах побольше. В моем мире их нет, – объяснил Сергей, заглядывая в полумрак загона, у которого остановился хозяин усадьбы.

– Нормил, – назвал тот имя лежащего за решеткой чудовища.

Дракон открыл глаза и поднял с земли морду.

– Сегодня вечером мы полетим на нем, – сказал Ракартх и позвал: – Нормил. Аи Нормил! Аи!

Дракон вплотную приблизил свою огромную голову к решетке. Своими огромными зелеными глазами посмотрел на хозяина и перевел взгляд на гостя. Открыл пасть и рявкнул столь оглушительно, что Сергея качнуло.

– Странно, – пробормотал ДрагЛорд, – он назвал вас по имени.

– Меня?! – переспросил Второй, оглушенный рыком рептилии.

– Да, по имени, – повторил аристократ.

– Что-то я не узнал своего имени, – пожал плечами Сергей. – Меня еще никто так громко не называл.

– Это все-таки дракон! – объяснил Ракартх.

– Но откуда он знает мое имя?

– Это значит, что вы с ним знакомы.

– Нет, нас друг другу не представляли.

– Нормил явно к вам неравнодушен, – еще раз взглянул на ящера ДрагЛорд.

Аристократ понял, что гость находится в затруднении, и засмеялся.

– Не бойтесь, – сквозь смех произнес он. – Благорасположение Нормила не означает, что он хочет вас скушать. Он просто симпатизирует вам, – аристократ перестал смеяться и добавил, с оттенком некоторой ревности в голосе: – Тем более что это дракон короля.

– Ничего не имею против, – кивнул Сергей, по-прежнему не зная, как следует себя вести дальше.

– Пойдемте, – предложил Ракартх и показал на дверь в стене между двумя загонами.

Они покинули драконью обитель и зашагали длинным полутемным тоннелем. Тот заканчивался небольшим залом, стены которого были увешаны подобием седел и разнообразным оружием. За этим залом последовал другой, с пустым бассейном в центре. Двое слуг скребли его стены металлическими щетками. При появлении хозяина они бросили свою работу и вытянулись по струнке, преданно глядя на аристократа.

– Байи. Мы здесь приводим себя в порядок после битвы, – объяснил он. – Бассейн наполняют из теплого горного источника. Пойдемте дальше.

За залом с бассейном они миновали еще несколько помещений, в основном это были однотипные залы, приспособленные для разного рода хозяйственных нужд. Миновав все помещения, спутники оказались у причудливого механизма, вмонтированного прямо в скалу и очевидно выполняющего функцию лифта. Механизм приводился в движение при помощи сотни противовесов. Под ногами Сергея звякнула металлическая площадка.

– Держитесь за поручни, – посоветовал ДрагЛорд, берясь за какой-то рычаг.

Едва Второй последовал его совету и крепко ухватился за один из поручней, площадка стремительно помчалась вверх. У Сергея аж дух захватило от открывшейся картины. Перед ним простирался весь Наггарот, с бесчисленным количеством домов, остроконечных башенок, возвышающихся над ними, мрачной громадой королевского дворца, бухтой с пришвартованными кораблями и бескрайней равниной моря. У самого горизонта собирались тучи и сквозь них пробивались потоки солнечного света. Они пронзали морскую гладь и исчезали в бездонных ультрамариновых глубинах.


Площадка начала тормозить и остановилась у каменной площадки. Ракартх пересек ее и скрылся в овальном отверстии в скале. Второй пошел за ним. Когда он вошел в небольшую пещеру, ДрагЛорд уже сидел на одном из каменных кубов, лежащих у вырубленного в другой стене окна и поигрывал снятыми с рук перчатками.

– Здесь я размышляю, – без всякого предисловия объяснил он. – Здесь ничего нет, кроме камней и меня. Такое окружение очень помогает думать.

– Оригинально, – оценил место гость и сел на каменный куб напротив аристократа. – Я так понимаю, что вы хотите о чем-то со мной поговорить наедине?

– Не просто наедине, – улыбнулся тот, – а в единственном месте в Наггароте, действительно подходящем для разговора наедине.

– Так о чем же? – вопросительно взглянул на него Сергей.

– Не сочтите мой вопрос нетактичным, но мне необходимо его задать, – начал ДрагЛорд. – Давным-давно мне в руки попала часть библиотеки Древних. Это случилось во время Великого Раскола Эльфов. Я прочитал большую часть книг из этой библиотеки. Это были книги о жизни в мире Древних. И меня начал терзать один вопрос, на который я до сих пор не смог найти ответа.

– Так что за вопрос? – подбодрил его Второй. – Мне скрывать нечего.

– Вот это все, – Ракартх обвел рукой открывающийся с высоты вид, – вот это все и мы с вами – реальны?

– В каком смысле? – не понял Сергей.

– В прямом. Мы есть или это все иллюзия? – терпеливо уточнил Ракартх. – В книгах Древних ничего нет об эльфах, гномах, драконах. Точнее есть, но они бывают только в сказках.

– Если честно, – признался Второй, – я не знаю. В моем мире на самом деле нет ничего подобного.

– Тогда получается, что Наола права и мы – игрушки? – вздохнул аристократ. – Как это странно! Я помню, как моя жена родила моего первого ребенка, как умер мой дед. От старости умер. И это все игрушки?!

– Затрудняюсь точно ответить, – сказал Сергей. – Для меня ваш мир действительно сказка. Только спать, есть и пить я хочу по-настоящему. Может, я сплю?

– А может, я сплю, и вы мне кажетесь? – предположил ДрагЛорд.

– Давайте избежим примеров с бабочкой и обойдем стороной вопросы дзен-буддизма, – предостерег его гость. – В своем в мире я слишком часто задавал себе вопрос о реальности мира вокруг, и ни к чему, кроме запоя, это не приводило.

– Не нашли ответ?

– Не нашел.

– Плохо, – повернул голову так, что хрустнули шейные позвонки Ракартх. – Глупо жить на ощупь.

– Глупо, – согласился Второй. – Почему эльфы разделились?

– У нас есть одна процедура, – поведал ему аристократ. – Каждый новый Король Феникс обязан пройти Священный огонь бога Азурана. Малекит не прошел его, но он был законным наследником. Часть эльфов ушла с ним сюда, в Старый Свет.

– Почему не прошел?

– Поговаривали, что его мать, королева Морати, поклоняется Слаанешу.

– Ведь так и есть.

– Поздно заниматься просвещением, нужно думать о будущем. Я полагаю, что вас вызвали для больших перемен. Я поэтому и сотрудничаю с вами. Думаю о своих детях, даже если они нереальны. Не забудьте о нас, когда приметесь изменять мир.

– Каким образом? – растерянно пробормотал Сергей. – Мне совсем не по душе эти божественные полномочия.

– А у вас тоже нет выбора, – напомнил аристократ. – Древние не отпустят вас, пока вы не сделаете все, что они хотят.

– Тогда надо выяснить, чего же хотят ваши Древние, – решил молодой человек.

– Ваши, – поправил его Ракартх и выругался, – проклятье!

– Что случилось?! – испугался Сергей.

– Я забыл свои перчатки, – ответил аристократ. – Извините, пунктик.


Металлическая площадка подъемника с лязгом коснулась земли, и ДрагЛорд повел гостя обратной дорогой к драконьим загонам.

Внутри царила суета: шесть слуг в длинных кожаных плащах провели мимо них на цепях дракона к распахнутым створкам высоких дверей.

– Молодой дракон, – пояснил хозяин. – Сейчас мой беастмастер попробует его впервые поднять в воздух с наездником.

– Это опасно? – спросил Сергей.

– Довольно опасно, – кивнул Ракартх, – но за наездника можно не беспокоиться: они все оборотни.

Второй внимательнее пригляделся к существам, тащившим дракона, и действительно обнаружил, что из-под широких капюшонов выглядывают узкие морды каких-то существ.

– Где вы нанимаете их? – заинтересовался он.

– Беастмастеров? – пожал плечами аристократ. – Это рабы. Я их выменял у фон Корстейна на несколько легкомысленных книжонок.

– Так вы знаете отца Наолы? – удивился Сергей. – Из разговора с ней я понял, что Корстейн скрывается от властей.

– Скрывается, – согласился ДрагЛорд. – Бывает, его ловят, казнят, чаще сжигают, потом он опять скрывается, потом его опять ловят и так бесконечно, по кругу.

Второй, до сих пор еще не привыкший к возможности круговорота перерождений местных жителей, помолчал, обдумывая сказанное, и наконец предложил:

– Может, ему и скрываться не стоит? Сожгут разок-другой, потом надоест, все равно ведь перерождается, и отстанут. Будет себе спокойно, на легальных основаниях, сидеть дома, читать книжки.

– Манфред не хочет сидеть дома, – объяснил хозяин дома. – После смерти Оливии он помешался на потерянных свитках Нагаша. Ищет и не может найти. К тому же нельзя забывать, что он вампир.

Пока они разговаривали, оборотни вывели дракона наружу и освободили от цепей. Один из беастмастеров ловко вспрыгнул на спину крылатой рептилии, ударил ее каблуками по чешуйчатым бокам, и дракон расправил перепончатые крылья. Наездник еще раз пришпорил чудовище. Дракон издал недовольный рык и взмыл в воздух. Поначалу он поднимался неторопливо, но, едва достиг определенной высоты, принялся выделывать в воздухе разнообразные пируэты, пытаясь сбросить оборотня со своей спины. Однако наездник оказался на редкость цепким существом. Прижавшись плотнее к телу рептилии, он сильно заколотил каблуками той по бокам. И так продолжалось до тех пор, пока дракон не начал повиноваться его приказам.

– Быстро, – удовлетворенно кивнул Ракартх, – спокойный экземпляр. Его легко будет продать. Для войны этой особи недостает самолюбия.

– Я очень хотел бы так же, – признался Второй, невольно залюбовавшись величественным парением дракона над землей.

– Вам представится такая возможность сегодня ночью, – пообещал ему аристократ. – На свадебную церемонию мы полетим на драконе. Я должен присутствовать. Noblesse oblige.

– На Нормиле полетим? – уточнил Сергей.

– На Нормиле?! – задумался было ДрагЛорд, но тут же согласился: – Почему бы и нет? Нормил назвал ваше имя, а королю вряд ли потребуется дракон этой ночью. Он обычно не посещает такого рода мероприятия. Это будет забавно. К слову: полное имя Нормила – Аи Нормилготоссо. На языке эльфов это означает «Невидимая звезда Аи».


Остаток дня они провели в домике для отдыха, стоящего у самого края моря: обедали, обсуждали прочитанные книги, аристократ хвалился своей коллекцией трофейного оружия и точной копией ее, несколько часов спали в деревянных лежаках на веранде с видом на море.

С закатом солнца ДрагЛорд переодел Сергея в костюм плотной ткани для полета и подарил роскошные, расшитые рунами сапоги из кожи боевой гидры.

– Я сам сшил их, – признался аристократ, чем удивил молодого человека.

– Вы сами? – недоверчиво переспросил он, разглядывая переливающуюся зеленым цветом кожу высокого голенища.

– Слабость, маленькая слабость, – горделиво подтвердил Ракартх и приказал рабам вывести Нормила из загона.

Дракон оказался значительно крупнее своего молодого собрата. Он без всякого сопровождения сам выбрался из здания во двор, дал оборотням накинуть на себя седло и сладко потянулся. Завидев идущих к нему ДрагЛорда и Магнификуса, дракон лег на землю. Они уселись в седло. Сергей крепко ухватился за широкий кожаный ремень Ракартха.

– Вы готовы? – спросил его тот.

– Как никогда, – поторопился ответить Второй, чувствуя, как бьется его сердце.


И они поднялись в небо. Нормил явно берег своих наездников, его огромные крылья плавно подминали под себя теплый вечерний воздух, поднимая ДрагЛорда и Сергея все выше и выше, пока земля внизу не утонула во мгле. Стало значительно холоднее, но теплый костюм, выданный хозяином дома, надежно защищал гостя. Мерзли разве что нос и уши.

«Как это все-таки необычно! – думал Сергей, глядя на крупные звезды, сияющие у него над головой. – Многие из моих друзей, не задумываясь, отдали бы все, что имеют, за один такой вояж. Интересно, что это за звезды? Если верить Ракартху, это только иллюзия, хотя в таком случае и он иллюзия, а я держу эту иллюзию за пояс. Наверняка не стоит глубоко задумываться над подобными парадоксами – свихнуться недолго. Пусть будет все как есть. Это же так просто – принять происходящее в том виде, в котором оно представлено в данный момент. Хотя у нас так живут миллионы, но как-то безрадостно живут. Видно, им просто необходимо покататься на драконе. Очень глубокая, а главное – практичная мысль. По возвращении в мебельный салон я обязательно поделюсь ею с директором. Уверен, его благодарности не будет предела».


– Караг-Азгал! – сообщил, обернувшись, ДрагЛорд и показал на заснеженный горный пик, промелькнувший в ночи у них под ногами.

Потом опять обернулся и крикнул, показывая еще на одну вершину, проплывающую мимо, – Караг-Хараз. Дальше будет Пустошь Нагаша.


Нормил издал рык и начал снижаться. Откуда-то снизу послышался ответный рев. Вскоре показались огни.

Дракон приземлился на большом горном плато, со всех сторон окруженном вершинами.

– Это место называется Плато Ущербного Пика, – проинформировал Ракартх, первым спрыгивая на землю. – Вокруг земли гномов. Но сюда они не заходят.

Второй огляделся. Площадка впереди была окружена сотней каменных столбов с привязанными к ним к ним факелами. В центре находился сколоченный из толстых, грубо обструганных досок круглый помост. Двое слуг устанавливали за ним высокое деревянное седалище наподобие трона, покрытое шкурами. За освещенной площадкой двигались тени. Судя по звукам, доносящимся оттуда, там находились не менее трех-четырех драконов и люди.

– Пойду посмотрю, кто уже прибыл, – сказал ДрагЛорд и направился туда. Сергей не дерзнул последовать за ним, решив, что находиться рядом с Нормилом – наиболее безопасный вариант в данных обстоятельствах.

Постепенно его глаза начали привыкать к темноте, и он обнаружил проглядывающие сквозь ночной сумрак очертания руин древней крепости.

– Прибыли четыре семьи, – сообщил Ракартх, вернувшись. – Жениха еще нет, но девушки уже здесь. Радиры тоже нет, хотя, думаю, она будет здесь через несколько минут, она никогда не опаздывает.

– Девушки? – удивился Второй. – Что, он сразу на нескольких женится?

– Нет, – коротко покачал головой аристократ. – Женится на одной. Не торопись, ты сам все скоро увидишь.

– А что за руины там? – ткнул в темноту рукой Сергей.

– Остатки города Аорутана, – ответил Ракартх. – Здесь когда-то жили эльфы. Давно, до Великого раскола. Теперь об этом месте все забыли, кроме нас.


Сверху раздался драконий рык.

ДрагЛорд поднял голову:

– Голос дракона Варонов – семьи жениха.

Действительно, через мгновение над площадкой промелькнула огромная тень. Пламя факелов качнулось.

Опять из поднебесья послышался рев.

– Вот и жених, – оповестил ДрагЛорд. – Ждем бабушку.

Радира появилась внезапно. Прошумел ветер, от факелов плеснуло зеленым отблеском, и в центр помоста опустился диковинный зверь, каких Сергей не видел раньше, – некая помесь дракона и коня. С его спины, звонко цокнув каблуками о доски помоста, грациозно спрыгнула Радира.

Ранее скрытые сумраком участники церемонии выступили на свет. Все поклонились прибывшей.

– Приветствую вас, благородные лорды, – торжественно провозгласила Повелительница Невест, проходя к трону и устраиваясь на нем. – Посмотрим девушек.

С разных сторон на помост вышли две худенькие девушки в боевых доспехах с кинжалами в руках. Волнообразные клинки мерцали в свете факелов.

– Ты, – ткнула пальцем в одну из них Радира.

Та поклонилась ей и произнесла «свадебную речь»:

– Я – Сино из рода Гарта Хладнокровного. Я готова стать женой, я готова забыть о своей прежней семье и ее законах. Я одна.

– Ты, – показала на другую девушку Радира.

– Я – Ткатль из рода Болиглава Черностражника, – сказала та. – Я готова стать женой, я готова забыть о своей прежней семье и ее законах. Я одна.

– Умирайте, – махнула рукой Повелительница и девушки бросились друг на друга.

Их клинки разрубали воздух и, скрещиваясь, высекали снопы искр. Сделав очередной выпад, Ткатль ударом ноги в грудь противницы отбросила ее в другой конец помоста. Однако Сино быстро вскочила на ноги и приняла боевую стойку. Ткатль прыгнула к ней и попыталась снова ударить ногой, но Сино ловко увернулась от удара и, в свою очередь, сделала подсечку. Ткатль упала, но тут же откатилась в сторону и поднялась. Девушки закружили вокруг друг друга. Сино первой нанесла удар кинжалом. Ткатль отбила лезвие металлическим щитком на запястье левой руки, присела на одно колено и ударила своим клинком в незащищенную грудь противницы. Лезвие легко пропороло кожаный жилет и по самую рукоять погрузилось в тело Сино. Та застыла на месте, выронила свой кинжал и с глухим стоном упала на помост. Ткатль воткнула окровавленный кинжал в помост, подошла к мертвой сопернице, перевернула ее на спину, аккуратно сложила ей руки на груди, встала, повернулась к наблюдавшей за поединком Радире и произнесла:

– Я победила. Жених мой. Я хочу на него посмотреть.

Повелительница Невест царственным взмахом ладони вызвала на помост жениха.

К девушке вышел высокий, крепко сложенный юноша в камзоле ДрагЛорда.

Ткатль внимательно осмотрела его с ног до головы и спросила:

– Что ты хочешь, чтобы я сделала для тебя?

– Мне не нужна рабыня, я мечтал о соратнице, так что ты задала вопрос сама себе, – уважительно склонив голову, ответил тот.

– Он неглуп, – констатировала Ткатль, обернулась к Радире и провозгласила: – Я согласна.

Повелительница Невест поднялась и приказала:

– Принесите Кубок Клятвы!

Тут же слуга вынес молодым людям высокий золотой кубок, наполненный каким-то напитком.

Жених принял его, сделал глоток и протянул невесте. Та повторила то же самое.

Радира обратилась к молодым людям:

– Вы будете менять друг другу имена? И какой клятвой свяжете друг друга?

– Я горжусь его именем, – отказалась девушка. – И выбираю клятву Продолжения. Если я умру, он должен жениться еще раз. Пусть род Варонов не зависит от моего времени.

– Я изменю ее имя, ей больше подходит имя Шагора – Неукротимая, и выбираю клятву Завершения, – сказал юноша. – Если я умру, она не должна больше иметь мужа. Ее клятву я не принимаю, у меня не будет жены, кроме нее, даже если мой род закончится.

– Некар из рода Варонов и Шагора из рода Варонов, мы гордимся вашим выбором, – объявила Повелительница, – мы объявляем ваш союз свершившимся.

Плато огласилось радостными выкриками людей и ревом драконов.

– Хороший парень, – шепнул на ухо Сергею Ракартх, – я воевал с его отцом. Пойду поздравлю его, а заодно поговорю с бабушкой. Стой здесь, рядом с Нормилом.


Он исчез в темноте, а Второй издали наблюдал, как к телу лежащей на помосте Сино вышел пожилой воин, судя по всему, ее отец и трое слуг. Воин снял с головы шлем, украшенный острыми золотыми пластинами, встал перед мертвой девушкой на одно колено, взял ее руку и прижал к своей груди.

У Сергея сжалось сердце от сострадания. Было очевидно, что, несмотря на внешнее спокойствие воина, он глубоко переживал потерю. Однако слуги быстро переложили тело на носилки, и сопровождаемый воином отец Сино растворился в темноте.


Вернулся ДрагЛорд и сообщил:

– Я вынужден отправиться в замок Варонов на праздничный пир, тебе там появляться опасно. Бабушка заберет тебя с собой в городской дом. Так будет лучше, дом ближе к бухте. Утром отплываешь. Дирон проводит тебя до корабля.

– Старик, который забрал тело, – отец Сино? – спросил Второй. – Мне его жалко.

– Нет, это дед Сино, – изменившись в лице, ответил Ракартх, – ее отец погиб. Их род относится к касте Хладнокровных Рыцарей. Мы женим своих детей только на отпрысках родов из других аристократических каст Наггарота. Мне тоже неприятно, что Сино погибла. У ее рода больше нет потомства. Но таков обычай.

– Мудрый обычай, – раздался женский голос рядом.

Ракартх и Сергей обернулись. Рядом, держа под уздцы своего летающего монстра, стояла Радира.

– Женщина сражается за мужчину, чтобы потом стать его рабыней.

– Странная мудрость, – не сдержался от реплики Второй.

– Ничего странного, – авторитетно заявила бабушка Ракартха. – Разве ученый добровольно не посвящает всю жизнь изучению науки, чтобы потом умереть от переутомления над своими формулами, разве солдат не отказывается от удобств и покоя, чтобы потом пасть на поле сражения от случайной залетевшей стрелы? Мы всегда насмерть сражаемся за свое рабство. Иди, Ракартх, тебя уже ждут.

ДрагЛорд поклонился своей прародительнице и удалился.

– Садитесь на моего пегаса, – приказала Повелительница Сергею, – дома побеседуем.

Он не решился перечить и вслед за ней забрался на спину животного. То взмахнуло крыльями и неожиданно быстро взмыло к небу.


Пегас летел быстро, очень быстро, то резко набирая высоту, то так же быстро снижаясь. Впрочем, эти перепады не особенно чувствовались, словно летающую тварь окружало какое-то энергетическое поле. Не прошло и десяти минут, как он уже опустился во дворе дома.

Радира помогла Сергею сойти на землю, хлопнула пегаса по боку ладонью, и он быстро исчез в вышине.

– Перекусим с дороги? – предложила женщина.

Второй кивнул. Радира подхватила его под локоть и повела к дому.

Накрытый стол уже ждал их. Хозяйка усадила гостя в центре стола, сама села напротив.

– Так вы, мой вдумчивый юноша, из Древних? – наливая ему в глубокую тарелку суп, спросила она и, не дожидаясь ответа, продолжила: – Давно мне не случалось беседовать с Древними. Вы не очень-то на них и похожи. Вам не хватает самоуверенности во взгляде. Хотя, я уверена, что вы скоро всему научитесь.

– Вам Дирон сказал? – принимаясь за еду, предположил Сергей.

– Да что вы! – улыбнулась Радира. – От наших вояк каленым железом не добьешься признания. Мне сказала королева.

– Она знает, что я здесь? – оторопел гость.

– Ни в коем случае, – успокоила его женщина. – Она знает только то, что один из Древних проходит через наши земли. Или прошел. Еще ее повелитель дал задание срочно найти вас и убить.

– Зачем? – испуганно спросил Второй.

– Кто знает?! – вздохнула Радира. – Приказы богов не обсуждаются. Но это приказ ее бога.

– Разве?

– Нет, – опередила его вопрос женщина, – у нас разные боги. Мой мне давно не отдает никаких приказов. Он слишком занят собой.

– Тогда все хорошо? – успокаиваясь, вернулся к тарелке с супом Сергей.

– Не совсем, – сообщила хозяйка. – Насколько я понимаю, по вашему следу пустили одного из лучших убийц Кхорна. Объясню, чтобы больше к этому не возвращаться. Тем более что скрывать особенно нечего. Кхорн – это бог крови, один из четырех богов Хаоса. Кроме него есть еще три: Тзинч – это мой бог, Нургл – бог разложения, мерзкое существо, и Слаанеш, но его давно никто не видел.

– С вашим богом и Слаанешем я уже встречался, – признался молодой человек.

– И остались невредимы! – довольно констатировала Радира. – Тогда можно особенно не бояться других. Кхорн – тупица, Нургл – лентяй.

– Можно вопрос? – спросил Сергей.

– Тысячу вопросов, – кивнула женщина.

– Как я понял, вы тоже из Хаоса. Тогда почему вы здесь?

– Хаос многолик. Кхорн и Нургл – уникальны в своей злодейской простоте, Слаанеш – сложнее, но тоже ничего интересного. Тзинч – уникален и не подпадает под обычное представление о зле. Он зло в той мере, в какой злом является перемена погоды. А я здесь, потому что была когда-то замужем за эльфом. Теперь они моя семья. Что-нибудь еще?

– Булочку, – попросил Второй, показывая на корзину с хлебом.

Женщина протянула ему всю корзину, чтобы он мог выбрать.

– Есть способ на сто процентов овладеть сердцем женщины? – отклонился от основной темы беседы гость.

– Не говорите глупостей, – укоризненно взглянула на него Радира. – На сто процентов можно овладеть только этой булочкой, и то, если вы ее проглотите и тут же покончите с собой. Гарантированно овладеть нельзя, но попытаться можно.

– Как?

– Спросите у нее сами.

– В смысле?

– В смысле – подойдите к ней и спросите, как сделать так, чтобы она вас полюбила. Потом четко следуйте ее рекомендациям.

– Но я же буду выглядеть в ее глазах полным идиотом! – воскликнул Второй.

Радира поманила его пальцем, и когда он, склонившись над столом, приблизился к ней, она прошептала:

– Именно это в вас мы и ценим больше всего.

– Идиотизм?

– Его признание.

Сергей рассмеялся. Ему определенно нравилась эта женщина.

– Одно не пойму, – сквозь смех проговорил он, – как человек. – и он осекся, вспомнив, что Повелительница не совсем и человек.

Радира, со свойственной всем женщинам интуицией, заметила эту заминку и успокоила:

– Человек, человек. Хаос в большинстве случаев набирает своих соратников из числа людей. Я, например, родилась в семье вождя одного северного племени и жила там до своего первого брака.

– А потом?

– Потом мой отец решил породниться с семьей вождя соседнего племени. Но у меня был любимый – молодой охотник, добрый, веселый юноша.

Женщина вытащила из-за пазухи кулон, сделанный из зуба какого-то животного, и протянула Сергею.

– Это его первая охота. Большой белый волк. Я любила его, но это чувство совсем не в ходу у северных племен. Отец заманил моего друга на край ледника к западу от деревни и скинул его вниз. Ночью сгорела его хижина вместе со спящими там родителями.

– Кошмар! – не сдержал восклицания Второй.

– Это еще не кошмар, кошмар начался позже, на свадьбе, – хозяйка скинула с ног сапоги, уселась по-турецки и взяла в руки чашку с теплым молоком. – В первую брачную ночь я перерезала горло своему мужу, а наутро, по традиции северных племен, меня изнасиловали все главы семейств нашего племени, а потом скинули в яму с голодным медведем. Неизвестно, повезло или нет, но это уже не имеет значения – следом за мной в яму скинули случайно забредшего в нашу деревню менестреля. Когда яму накрыли решеткой, странник засунул в глотку медведя руку и вырвал у того череп. Вырвал легко, как луковицу из земли. Потом он повернулся ко мне и спросил:

– Да?

И я согласилась.

– На что?

– На что угодно. Мне было все равно. Еще никто, кроме моего убитого возлюбленного, не спрашивал моего согласия.

– И потом?

– О! Потом менестрель пел на языке Хаоса. Я ничего не понимала, но с каждым звуком его песни меня наполняла сила. Дикая, свободная, жаждущая вырваться наружу. Так оно и случилось – утром я выбралась из ямы и стала убивать всех, кто попадался мне на пути. Мужчин я рвала руками на части, женщинам и старикам разбивала кулаками головы. Пока я уничтожала деревню, поэт сидел на пороге одного из домов и смеялся. Мой отец пытался убежать, но я поймала его, сломала ему руки, ноги, позвоночник и сбросила в тот же ледник, куда он сбросил мою любовь. Он визжал, как недорезанная свинья.

– Свою мать вы тоже убили?

– Нет, она прыгнула вслед за отцом сама, но перед этим поцеловала меня и шепнула: – Правильно, все правильно.

– Она не осудила вас?

– За что? Отец сорок лет издевался над ней.

– Так зачем она прыгнула за ним?

– Ее жизнь, пусть плохая, уже не имела смысла. Потом, она понимала, что я должна ее убить тоже. Она меня пожалела.

– Убили бы?

Радила задумчиво отхлебнула из чашки глоток молока и призналась:

– Не знаю.

– Что было потом?

– Потом я уничтожила деревню своего мужа. Менестрель запретил убивать только младшую дочь вождя – Морати. Что-то он в ней увидел.

– Королева знает эту историю?

– Эту историю знают только два существа на свете – вы и мой спаситель.

– Тзинч?

– Да.

– Почему вы мне все рассказали?

– Ты же Магнификус.

– Ну и что?

– Больше никто не мог ее услышать, а мне очень хотелось ее рассказать.

– Я вас понимаю, – Второй вернул хозяйке ее кулон, и она бережно спрятала его на груди.

– Испугала? – спросила она.

– Нет, хотя должны были, – честно ответил Сергей. – Расскажите, что было потом?

Радира поставила чашку на стол и продолжила:

– Потом Тзинч оживил моего возлюбленного. Я видела, как со дна ледника поднимается его истлевшее тело и принимает форму огромного белого волка.

– Волка? Такого же, как он убил на охоте?

– Совершенно верно.

– Но почему волка?

– Тзинч сказал, что это все, что он может для него сделать. Хотя теперь я понимаю, что он просто не хотел меня ни с кем делить.

– Разве Тзинч интересуется женщинами?

– Нет, он не имеет пола. Тзинча интересуют только изменения. Я была его шедевром на тот момент, потом ему требовалась моя помощь. Я должна была вырастить Морати и сделать ее королевой эльфов.

– Тогда почему у Морати – бог Кхорн, тупица и живодер, по вашим словам?

– Это моя ошибка. До ее совершеннолетия я таскала Морати за собой, она познала только вкус крови и физического удовольствия, но не познала чувства преданности и любви.

– Тзинч не рассердился?

– Его это даже рассмешило. Это тоже было изменение, пусть не запланированное, но изменение.

– А что стало с Белым волком?

– Надеюсь, он ждет меня где-то в Северных Пустошах, – сказала женщина, – но мы встретимся только после смерти Тзинча, а он бессмертен.

– Грустная история, – вздохнул Второй и пристально взглянул в темные глаза Радиры. – И все-таки, причем тут я? Вы надеетесь, что я убью Тзинча?

– Кто знает?! – поднялась со своего ложа женщина. – Ведь что-то заставило Магнификуса вернуться!

– Да я не тот Магнификус! – воскликнул Сергей. – Тот, насколько я понимаю, уже никогда не вернется. Я только по имени Магнификус! Слово, не больше!

– Слово Древних определяет реальность! – весомо изрекла хозяйка. – Твое имя – это надежда для очень многих существ этого бедного мира.

– Я вас честно предупредил, – повторил Второй, – это только имя.

Радира подошла к окну, сквозь створки которого уже пробивались слабые лучи восходящего солнца:

– Пора, Магнификус. Тебя ждет корабль, когда-то я его капитану выпросила у королевы жизнь. Пора Дейдвуду вернуть должок. Слышу, Дирон уже идет за тобой.

В дверь постучали, и на пороге возникла фигура младшего ДрагЛорда.

– Корабль готов, все прибрежные караулы возглавили мои люди.

– Подождите, – сказала Повелительница. Она подошла к столу у дальней стены, открыла стоящую там шкатулку и достала из нее медальон из желтого золота в виде фигурки дракона.

– Наденьте это себе на шею, – протянула медальон Сергею. – Эта милая вещица поможет вам.

– Знак прадракона! – благоговейно произнес Дирон. – Он же принадлежит королеве!

– Он принадлежит мне, – сурово отрезала Радира, – я его дала Морати на время. Теперь я его отдаю этому симпатичному человеку. К тому же Морати все равно не может использовать знак. Только Древние.

Сергей послушно повесил медальон себе на грудь, рядом с флаконом Шарскуна, и хотел поблагодарить хозяйку, но она уже покинула зал.

– Что это значит? – имея в виду подаренный медальон, спросил у ДрагЛорда Второй.

– Это значит, что вы можете повелевать любым драконом. Получается, что вы первый из ДрагЛордов, – ответил тот и встал перед ним на одно колено.

– Здравствуйте! – укоризненно покачал головой Сергей. – Этих реверансов еще не хватает. Побежали лучше к берегу.

– Как прикажешь, Первейший! – поднялся с колена Дирон и распахнул перед Магнификусом дверь.

– Да! – огорченно крякнул Второй, внутренне сетуя на пристрастие местных жителей к чрезмерно возвышенным эпитетам.

– Отец просил предупредить вас, что ни капитан, ни кто-то другой на корабле не должны знать, кто вы, – на ходу инструктировал Дирон, – официально вы – инжи. Врач. Капитан думает, что вы направляетесь на Тилею лечить местных аборигенов. Он должен пересадить вас на другой корабль, рядом с морской границей азуров. Не забудьте переодеться. Ваши вещи уже в ящике.

Они вышли во двор и оказались у запряженной двумя вороными конями повозки. В повозке стоял большой раскрытый ящик. Рядом прохаживался сухопарый воин в плаще с плетью за поясом.

– Капитан Дейндвуд, – представил его Дирон, – его корабль заберет вас. К сожалению, до выхода из бухты вам придется спрятаться в этот ящик.

– Ящик так ящик, – спокойно согласился Сергей. – Сколько нам плыть, капитан?

– Два восхода, – нехотя ответил тот и поторопил: – Скорее на корабль.

Второй с пониманием отнесся к его пожеланию и полез в ящик. Перед тем как над ним захлопнулась крышка, внутрь заглянул ДрагЛорд и шепнул:

– Никому ни слова! Вы врач. Инжи. По имени Кварк. Отец сказал, что это позабавит вас.

– Очень позабавило, однако хотелось бы более подробных инструкций, – признался «врач», но крышка над его головой уже захлопнулась.

Потом ящик качнулся, и деревянные колеса повозки загромыхали по брусчатке. От мерных покачиваний и монотонного звука вымотавшийся за эту ночь Сергей уснул.


Неизвестно, сколько времени он спал, но когда открыл глаза, его по-прежнему окружала тьма. Справа доносились голоса – один скрипучий, как старая лодочная уключина, второй – глухой. Потом кто-то кашлянул, и Второй явственно услышал:

– Проклятые эльфы! Я уверен, что нас давно уже можно было выпустить из этого гроба.

– Успокойся, будем сидеть сколько надо, – послышалось в ответ, и раздался звук губной гармошки.

– Сигмар накажет нас за то, что мы воспользовались услугами дручий, – не унимался первый голос. – Всем известно, что они еретики! И перестань ты наяривать на своей дудке!

– Перестань, Вилли, – отозвался второй, – это не дудка, а губная гармоника «Меско Таббо» с очень чистым звуком, а дручии не могут быть еретиками, потому что они никогда не поклонялись Сигмару. Они язычники. Ты для них тоже язычник.

– Я?! – еще громче взвизгнул первый голос. – Это мне говоришь ты, безыдейный гробокопатель?!

– Не могу с этим согласиться, – миролюбиво возразил второй голос. – Просто я делаю свое дело и не лезу в чужие.

– Это не чужие! Это вопрос истины!

– Вилли, успокойся, будущее за монотеизмом. Это очевидно.

– Совершенно очевидно! Культ Сигмара, подобно солнечным лучам, заполнит мировую тьму!

– Тебя надо лечить, Вилли.

– А тебя, Йохан, сжечь на костре!

Тут сверху что-то грохнуло, и сквозь щели закрытого ящика начали пробиваться лучи света. Голоса тут же стихли. Заскрипели доски, крышка отвалилась, и в ящик заглянул капитан.

– Можно выходить, – сообщил Дейндвуд. – Корабль далеко за пределами акватории Наггарота.

Сергей не замедлил последовать его совету. Выбираясь из своего тесного укрытия, он случайно попал правой ногой в открытый бочонок со смолой, отчего его роскошный сапог, подарок Ракартха, был безнадежно испорчен. Второй, сердито крякнув, вытащил из бочонка ногу и потянулся, разминая затекшие суставы.

Рядом с его ящиком стоял еще один, чуть больше. Из него карабкался наружу невысокого роста бородатый человек с ротанговой палкой в руке и широкополой шляпой на голове. Стряхнув с себя стружку, он сунул в ящик руку и помог вылезти высокому мужчине атлетического телосложения с толстой книгой в кожаном переплете под мышкой.

– А где мой кол и мои таблетки от изжоги? – озабочено спросил он и полез обратно в ящик.

Тут Второй вспомнил о своем посохе, мече Шарскуна и плаще инжи. Пошарив в ящике, он нащупал сверток и извлек его наружу.

– Посох Звездного дерева и меч сланнов с рунами отражения! – раздался скрипучий голос у него над ухом. – Посох Звездного дерева и меч сланнов у «черного ездока». Ты, видать, братец, чужое берешь!

Сергей обернулся и обнаружил, что мужчина в шляпе подозрительно заглядывает ему через плечо.

– Отстань от него, Вилли, – сказал его спутник, и Сергей узнал второй голос, – он инжи. Мне капитан сказал, что мы берем еще одного врача с собой.

– А! – понял обладатель шляпы, но все-таки спросил: – Надеюсь, братец, ты веришь в могущество верховного бога Сигмара? Ты вообще верующий?

– Христианин, – честно признался Сергей, предпочитавший незамедлительно оговаривать вопрос вероисповедования, во избежание последующей путаницы.

– Христианин? – озадачился вопрошавший и повернулся к своему спутнику. – Йохан, что такое христианин?

– Наверное, это культ инжи, – пожал плечами тот, – какая разница! Ты неправильно задаешь вопросы. Спроси лучше, живой ли он, пьет ли он кровь, служит ли он Хаосу?

Второй поспешил ответить сам:

– Живой, не пью, не служу и меч не мой, моего друга. У меня нет меча. У меня только посох.

– Тогда нам по пути, брат! – громогласно провозгласил высокий и хлопнул Сергея по плечу с такой силой, что у того чуть ноги не подвернулись.

– Я Йохан ван Хал, Охотник за ведьмами, – представился здоровяк и показал на своего прилипчивого друга. – Со мной мой любимый сумасшедший друг Вильгельм Харсбург, священник Сигмара.

– Неизвестно, кто еще из нас безумнее, – сердито цыкнул на него священник и протянул молодому человеку руку: – Вильгельм. Очень приятно.

– И мне очень, – Сергей пожал его маленькую, но крепкую ладонь. – Кварк. Врач.

– Больше походит на собачью кличку, но все равно звучит воинственно! – рявкнул Охотник. – Немедленно на палубу. Там воздух и солнце!

Новые знакомые поднялись по скрипучим ступенькам трюма на борт корабля. Солнце стояло в зените. Перед глазами со всех сторон простирался бирюзовый горизонт. Трехмачтовая каравелла быстро скользила по зеркальной морской глади, подгоняемая легким ветерком с запада.

– Мы плывем! – радостно заявил Йохан, хотя это и так было очевидно.


Глава пятая | Магнификус II | Глава седьмая



Loading...