home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

В воскресное утро дом Фрэнка был наполнен мелодиями в стиле диско. Постаревший певец наслаждался звуком собственного голоса, доносившегося из динамиков. Звучала одна из его любимых песен — «Когда ты уходишь», которую он сумел в свое время сделать хитом. Расчувствовавшийся Фрэнк лежал на диване, вытирая платком слезы умиления, и пил кофе из чашки, которая стояла у него на животе. Левой ногой он слегка притопывал в такт музыке.

— Неужели ты действительно сам себя слушаешь? — удивленно спросил Гуч. Он стоял возле маленькой фонотеки, в которой были представлены исключительно компакт-диски Фрэнка Поло.

— Это промоутерские копии, — ответил Фрэнк, едва не всхлипывая от нахлынувших воспоминаний. — Мы часто играем их в клубе, потому что эти песни до сих пор очень популярны.

— Фрэнк. — Уит присел у ног певца и убрал чашку с его живота. — Мне нужно, чтобы ты хорошенько подумал.

— Боже мой, думать — это последнее, что я хотел бы сейчас делать. — После небольшой паузы Фрэнку показалось, что ему удалось сказать нечто остроумное, и он нервно рассмеялся, но Уит и Гуч его не поддержали.

— Когда Пол был еще ребенком, он любил синхронно шевелить губами под мои песни, — сообщил Фрэнк. — У него были задатки исполнителя, но не более того. — В словах бывшего кумира поклонников диско прозвучала искренняя печаль.

— Теперь это уже в далеком прошлом, — заметил Гуч.

Фрэнк убрал с лица платок.

— Да, но он когда-то все же был хорошим ребенком.

— Пол порезал тебе руку и хотел убить нас с Евой, — напомнил Уит. — Ты что, сожалеешь о его смерти?

— Нет. Мне жаль, что он превратился в такого подонка. — Фрэнк сел. — Это совсем другое. Я должен позвонить его матери, но не представляю, как сказать ей об этом. — Он отбросил платок на кофейный столик и пригладил волосы. — После Евы и Пола в организации Беллини не осталось никого из старших руководителей, кроме Бакса, но он ведь предатель.

— Откуда он мог узнать о моей встрече с Полом? — спросил Уит. — Правда, сейчас он на стороне Кико. Но тогда откуда Кико об этом узнал?

— Все очень просто — Пол сам рассказал Баксу. — Гуч пожал плечами. Вид у него был ужасный: он осунулся, кожа приобрела восковой оттенок, под глазами появились темные круги. Гуч, который никогда раньше не жаловался на здоровье, спал беспокойно, урывками, а по утрам его тошнило и периодически бил озноб. На все уговоры Уита обратиться к врачу Гуч упорно отвечал отказом.

Сообщение о перестрелке в доме Бакса и ночном убийстве, в том числе и Пола Беллини, было во всех утренних новостях, а сам Бакс считался пропавшим.

— Люди Кико убрали Пола, а затем отправились к Баксу, — произнес Уит. — Лихо зачищают, ничего не скажешь.

Фрэнк встал.

— Мне нужно поехать в дом Пола. Необходимо посмотреть, кто из команды Беллини остался, чтобы вести войну с Кико. Честно говоря, это не в моем стиле и у меня нет никакого желания этим заниматься.

— Фрэнк, если я правильно понял, ты не намерен возглавить клан Беллини, поскольку тобой сразу же заинтересуется Кико?

— Лидерство никогда не было моей целью, — подтвердил Фрэнк.

— Мы должны вычислить, где Кико прячет маму. — Уит умоляюще посмотрел на друга Евы. — Думай, Фрэнк, прошу тебя.

— Мне тоже хотелось бы верить, что она еще жива, Уит, — грустно произнес Фрэнк.

— Но, если Кико убил Пола, Гэри и Макса, а также пытался убрать Бакса, зачем ему оставлять в живых Еву?

— Хотя бы потому, что она может привести его к счетам Беллини, рассказав о механизме перемещения денег. Сейчас уже никто не помешает ему прибрать все к рукам. Получив необходимую информацию от Евы, Кико, возможно, заставит Мэри Пет передать ему контроль над бизнесом и всеми активами. За одну ночь он уничтожил власть Беллини.

Фрэнк наконец встал.

— Бакс и Пол знали, где живет Кико, но я не имел об этом понятия. Поэтому мне пришлось пустить слух по улицам, пообещав, что я хорошо заплачу, если узнаю, где остановился Кико. Ничего другого мне в голову не пришло.

— Я сойду с ума, если просто буду сидеть здесь и ждать, — сказал Уит.

— Наберись терпения, если только ты не собираешься позвонить в полицию. — Фрэнк пригладил волосы. — Если ты найдешь Еву, то уедешь из города?

— Да. Она поедет к нам домой, по крайней мере ненадолго.

— Думаю, это превосходная идея, — одобрил Фрэнк.

— Спасибо тебе, Фрэнк, — сказал Уит.

— В вашем лексиконе слишком много «если», — заметил Гуч. — Сдается мне, что вы, парни, большие оптимисты.

— Не говори так, будто ее нет в живых, не надо, — попросил Уит.

Раздался телефонный звонок. Фрэнк взял трубку, поздоровался, послушал и несколько раз сказал «нет».

— Никто не видел Бакса. Оставшиеся в живых члены организации в доме Беллини не собирались. На Лейзи-лейн стоит патрульная машина. Вероятно, копы записывают номера приезжающих и отъезжающих машин. Знаете, я, наверное, уеду в Вегас.

Они сидели в тоскливом ожидании. Через два часа телефон снова зазвонил. Фрэнк снял трубку и тихо сказал:

— Да. Отлично. Стой на месте, и я привезу тебе обещанные деньги. — Закончив разговор, он оперся о небольшую стойку бара, не глядя на Уита и Гуча.

— Это мой знакомый дилер. Он сообщил, что Кико Грейс и его телохранитель Хозе живут в городском коттедже на Фаннин в центре города. У этого дилера работают три помощника. Один из них знает Кико по Майами и видел его на прошлой неделе, когда занимался ППО.

— Что это такое?

— Поставки подонкам общества, — пояснил Фрэнк. — Скорее всего, он держит Еву именно там.

— Дай мне адрес, — попросил Уит.

— Конечно. Но мне нужно будет съездить в «Топаз», — сказал Фрэнк. — Появиться там и успокоить девочек, сообщить им, что мы продолжаем работать.

— Нет, — сказал Гуч. — Фрэнк, ты поедешь с нами, на тот случай если приготовил нам западню.

— Гуч, я люблю Еву и не желаю смерти ее сыну. — Фрэнк прикоснулся к плечу Уита.

— Может, Уит тебе и доверяет, а я — нет, — твердо заявил Гуч. — Извини.

— Ты вполне можешь немного опоздать в «Топаз», — заметил Уит. — К тому же тебе безопаснее оставаться с нами.

— Хорошо, но что вы намерены предпринять? — поинтересовался Фрэнк. — Упросить Кико отдать вам Еву по-хорошему?

— Нет, я скажу ему, что если он ее не освободит, то я еду в полицию и выкладываю там все, что мне известно. Вот так.

— Тебе придется сделать это, если он ее убьет. — Фрэнк пожал плечами. — Для него разумнее всего избавиться от свидетелей. Возможно, он захочет избавиться и от тебя.

— Если он отпустит маму, я буду молчать о том, что он убил Пола.

Фрэнк покачал головой.

— Не думаю, что такой разговор пройдет гладко.

— Однажды я уже убил человека, Фрэнк, — признался Уит. — Он хотел расправиться со мной, и от его рук погибла женщина, которую я любил. Когда я уничтожил его, то думал, что чувство вины никогда не оставит меня, но, как ни странно, этого не случилось. Он был отпетый негодяй, такой же подонок, как Кико. Мне жаль, что пришлось поступить подобным образом, но я был вынужден.

Фрэнк открыл было рот, чтобы ответить, но потом передумал.

— Я не позволю ему убить мою мать, — заявил Уит. — Это не должно случиться.

— Обычно оптимизм окружающих людей меня восхищает, — сказал Фрэнк, — но сейчас все это похоже на элементарную глупость.

— Но ты ведь тоже едешь, — возразил Уит.

— Ну, значит, я тоже глупец, — ответил Фрэнк.

Они поехали в «БМВ» Фрэнка. Через пятнадцать минут возле парка Ривер Оукс появился побитый «ягуар», который трижды объехал вокруг дома Фрэнка и вскоре припарковался в двух кварталах от него.


— У него нет Евы, — констатировал Фрэнк Поло. — У него нет даже лица.

Они склонились над телом Кико Грейса, распростертым на полу столовой в городском коттедже. Всю дорогу сюда Уиту казалось, будто он весь горит изнутри. Он думал только о спасении матери, возможно даже ценой своей жизни. Она должна увидеть, что он не предал ее, не бросил умирать в одиночестве. Больше всего Уит боялся, что Ева подумает, будто сын оставил ее, чтобы она оказалась в руках врагов.

В доме никого не оказалось, а двери были не заперты, будто киллера вовсе не волновало, насколько быстро обнаружат труп Кико.

Гуч ходил из комнаты в комнату, чтобы окончательно убедиться, что здесь никого нет.

— Кико мертв, Пол мертв, — подытожил Гуч. — Думаю, это не простое совпадение. — Его лицо побледнело, и он оперся о стену.

— Нет, — сказал Уит. — Просто мы живем в опасном мире.

— Ты думаешь? — спросил Фрэнк. Он толкнул ногой плечо Кико. — Ты, подонок, где Ева?

— Твой гнев несколько запоздал, Фрэнк, — заметил Гуч, но его голос прозвучал как-то вяло.

Уит, тревожно взглянув на друга, спросил:

— Ты в порядке?

— Все нормально. — Гуч отвернулся.

— Нужно все посмотреть здесь; может, что-то подскажет нам, где искать Еву, — предложил Уит. Он надел перчатки, которые использовал после ночной стрельбы, чтобы уничтожить в «порше» Пола отпечатки пальцев — свои и Гуча, когда они оставили машину на одной из улиц. Фрэнку и Гучу он тоже выдал по паре. — Постарайтесь не оставлять следов своего пребывания.

— Может, это она убила его, — предположил Гуч, — и теперь ожидает нас в доме Чарли.

Уит протянул ему сотовый телефон.

— Звони. Не исключено, что это Бакс, избавившись от боссов с обеих сторон, удерживает ее. Не думаю, что Пола застрелил Кико. — Он повернул тело дилера и оттянул его брюки сзади, чтобы посмотреть на трупные пятна. — Он мертв уже несколько часов и, возможно, был убит примерно в то же время, что и Пол.

— Ты можешь определить это, взглянув на задницу мертвеца? — спросил Фрэнк.

— Да, разумеется, — подтвердил Уит. Он не считал нужным объяснять ему, что он судья и коронер и неоднократно видел трупы застреленных людей, поэтому хорошо разбирается во внешних изменениях человеческого тела после смерти.

— Я всегда знал, что не следует брать в организацию посторонних людей, всех этих представителей корпораций. От них у меня мурашки по коже.

— Уит, если Бакс убил Кико, он должен был убить и Еву, — сказал Гуч.

Голос друга, казалось, окреп, но Уиту очень не нравилась бледность его кожи и дрожащие руки. Он следил за тем, как Гуч набирал номер, и был не в силах справиться с нахлынувшей на него волной отчаяния. Интуитивно он чувствовал, что Ева вряд ли сейчас сидит у телевизора в доме Чарли.

— Какого черта? — воскликнул Фрэнк, указывая на рот Кико.

Между губами мертвеца виднелось что-то зеленоватое. Почти все лицо Кико превратилось в кровавое месиво, но его рот остался нетронутым. Уит наклонился над телом, осознавая, что нарушает правила осмотра места преступления, но ему уже было не до этого. Он вынул изо рта Кико маленькую бумажную трубочку. Это была банкнота в двадцать долларов. Развернув ее, Уит увидел, что на ней черными чернилами написано: «Общественная служба».

Фрэнк заглянул через его плечо.

— И что это значит?

— Понятия не имею, — ответил Уит. Он аккуратно свернул банкноту и снова засунул ее между зубами мертвеца. — Не думаю, что Бакс оставил бы подобную записку на теле погибшего.

Никаких следов борьбы не было видно, не считая того, что лицо Кико дополнительно пострадало при падении. На автоответчике осталось два сообщения на испанском от молодой женщины. Она просила Кико перезвонить ей и сообщала, что этим утром чувствует себя лучше.

Мебели здесь было немного: несколько кожаных кресел и диванов, а также столик, на котором стоял телевизор с DVD-плеером. В кухне они увидели соковыжималку, тостер и кофеварку. Все это походило скорее на временный лагерь, чем на жилье. Уит обнаружил в кладовой за банками с пряностями два маленьких пакета с кокаином. Место было выбрано не слишком удачно. Он ожидал от Кико большей изобретательности. На одном из пакетов осталась липкая лента, будто раньше наркотик прятали в другом месте, а затем перенесли в кладовку.

Но зачем его перепрятывать? Для использования или для продажи? Но тогда они должны были бы вернуть его на место, ведь осторожность — неотъемлемая часть их работы. Это несоответствие беспокоило Уита.

Он попробовал использовать кнопку повторного набора домашнего телефона, но попал в местный китайский ресторан и положил трубку.

— Хозе здесь нет, — сказал Фрэнк. — А он — правая рука Кико.

— Вероятно, он сейчас рассылает резюме в поисках новой работы, — угрюмо пошутил Гуч.

— Так что будем делать? — спросил Фрэнк. — Уезжаем или звоним копам?

— Может быть, здесь еще есть наркотики? — предположил Уит.

— Спасибо, я завязал, — проворчал Гуч.

— Или же деньги, какие-нибудь записи? Что-то, имеющее отношение к их дилерской деятельности.

— Я не нашел никаких денег, хотя, правда, искал не особо тщательно, — сообщил Гуч.

— Давай еще раз посмотрим, но только быстро.

— Вы собираетесь прихватить деньги мертвеца? — удивился Фрэнк.

— Да, Фрэнк. И я попрошу тебя обыскать его, — сказал Уит.

Фрэнк в нерешительности застыл над телом, будто не до конца понимал, говорит Уит серьезно или шутит.

Уит внимательно осмотрел стенной шкаф в спальне. Шелковые рубашки, выглаженные льняные брюки, стильные пиджаки. Понятно, что под ними легче спрятать кобуру. Тут же стояло несколько пар дорогих туфель, вычищенных до блеска. Похоже, что Кико выбрасывал обувь при первых же признаках износа. Создавалось впечатление, что он или любил таскать с собой огромное количество одежды, или же собирался задержаться в Хьюстоне надолго.

Уит обыскал остальную часть спальни. Постель была не убрана, белье валялось в беспорядке. Под кроватью ничего не было, кроме пары пыльных игрушечных зверьков. Уит ожидал, что в них что-то спрятано, но ничего не обнаружил.

— Во второй спальне пусто, — сообщил Гуч. — Вся одежда оттуда исчезла.

— Значит, Хозе уехал своим ходом, — сделал вывод Фрэнк.

— Тогда весьма вероятно, что Хозе его и убил, — сказал Гуч.

— Но зачем ему расправляться с собственным боссом? — спросил Уит.

— А почему бы и нет? — возразил Гуч. — Хозе думает, что деньги у Евы, и решил их присвоить. А Кико стоял у него на пути.

Уиту очень не понравилась простота и очевидность такого объяснения, поскольку оно возвращало их в исходное положение.

— Но ведь у нее нет этих денег.

— Ты абсолютно в этом уверен, Уит? — спокойно спросил Гуч.

— У нее их нет.

— Предположим, что Бакс доставил деньги для Кико, — сказал Фрэнк, — а Ева улучила момент, пристрелила его и сбежала с деньгами.

— Нет, — возразил Уит, — она бы позвонила мне. Она не захотела бы снова скрыться от меня.

Фрэнк ничего на это не ответил, повернулся и поплелся обратно в столовую.

Уит отправился в ванную. Он осмотрел содержимое шкафчика, но ничего необычного не обнаружил. Средство для полоскания рта, антиаллергические препараты, набор для бритья. Он открыл туалет, полагая, что там тоже может быть спрятан кокаин. В фильмах туалет всегда был классическим местом для тайника, но Кико вряд ли был настолько туп.

Нет, оказывается, все-таки был! Внутри бачка виднелся приклеенный лентой пакет, герметично упакованный в пластик.

Уит аккуратно вытащил его и положил на пол. Он казался слишком плоским, чтобы быть набитым порошком. Разорвав его, Уит обнаружил цифровой видеодиск без маркировки.

— Давайте убираться отсюда, парни, — предложил Фрэнк, когда Уит вернулся в столовую.

— Подожди минуту. — Уит поставил диск на плеер.

Гуч и Фрэнк стояли позади него и следили за экраном.

Изображение было затемненным, очевидно, скрытая камера располагалась под определенным углом. Четверо мужчин приехали ночью в какой-то дом, причем в одном из них они сразу узнали Бакса. Все мужчины были хорошо одеты, молоды и имели вид типичных корпоративных сотрудников. Прошло две минуты. Появился Бакс с телом в руках, которое он засунул в багажник «БМВ». Он проделал ту же операцию со вторым телом, а потом и с третьим и через некоторое время сел в машину и уехал.

— Вот оно, наше карающее оружие! — воскликнул Фрэнк. — Спасибо тебе, Господи.

— Если Кико убил Бакс или Хозе, зачем же оставлять такую улику? — Уит извлек диск из плеера.

— Бакс не знал, что диск спрятан здесь, — пояснил Гуч. — Он вдруг сел, потер грудь и нахмурился. — И какое дело Хозе до того, что Бакса задержат за убийства?

— Бакс знал о существовании этой записи, — сказал Уит. — Кико намекал мне, что Бакс у него в кармане. Вот на чем он его подцепил.

— Уит. — Гуч захрипел, держась за грудь. — Уит, парень… — С этими словами великан свалился на пол, застонал, его глаза закатились, а изо рта потекла струйка слюны.


Глава 39 | Хватай и беги | Глава 41