home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Пол Беллини с удовольствием наблюдал за тем, как в призрачном, тусклом от дыма свете танцуют полуобнаженные девушки, завораживая его своими движениями. Высокая Рыжая Робин, обладающая безукоризненной техникой танца, считалась одной из лучших стриптизерш клуба. Она нравилась Баксу, но у того не было в отношении нее серьезных намерений, так что Пол специально вызвал Робин в личные апартаменты, чтобы дать понять, кто вожак стаи. Ее напарницей была черная девушка с внешностью королевы, одетая в наряд на компьютерную тему и выступавшая под именем Гикгел. Она пользовалась неизменным успехом у публики и во время танца смотрела Полу прямо в глаза, возбуждая его своей яркой красотой и отточенными движениями. Когда Рыжая Робин сбросила верх своего бикини и швырнула его на ковер, Пол сделал очередной длинный глоток виски, а потом, расстегнув штаны, извлек свой пенис, мгновенно затвердевший в его руке.

— Подожди секундочку, — неожиданно сказала Гикгел. Она перестала танцевать.

— Продолжай свой танец, детка, — скомандовал Пол. — Через минуту ты станешь передо мной на колени и сможешь показать, на что способна.

— Вот как? А я так не думаю, — возразила она.

— Не будь такой пугливой, — смеясь, сказала Рыжая Робин. — Пол шутит.

— Это не для меня, — отрезала Гикгел, скрещивая руки на груди. — Можешь меня выгнать, но я не твоя шлюха. Меня не беспокоит, останусь ли я работать в подобном заведении, где процветает наглое воровство.

Столь решительный отпор вовсе не взбесил Пола. Ухмыльнувшись, он застегнул штаны и поставил стакан с виски на стол.

— Эй, Робин, выйди-ка отсюда на минутку. Позволь мне побеседовать с твоей подружкой.

Робин подняла кожаный топик, втиснула в него свои объемистые груди и молча вышла из комнаты. Чернокожая красавица осталась на месте, положив руки на свои широкие бедра.

— Ты знаешь, кто я?

— Разумеется. Вы Пол Беллини, — ответила она, нахмурившись.

Он хохотнул, но без особого веселья.

— Я — владелец клуба, и, если мне хочется, чтобы ты станцевала, а потом сделала мне минет, ты должна выполнить мою просьбу.

Она села в кресло напротив Пола.

— Повторяю, что я не буду этого делать. И если ты не вытащишь свою голову из собственной задницы, мой сладкий, то у тебя скоро не будет клуба. Я уже сказала, что тебя стригут, как барана, но, похоже, хозяина этого заведения волнует только такая чушь, как минет в качестве вечернего десерта.

Пол покачал головой и заулыбался. Через пять минут ей просто переломают руки.

— Как тебя зовут?

— Гикгел.

— Нет, настоящее имя.

— Таша Стронг.

— У тебя хорошо подвешен язык, Таша.

— Я использую его только для разговора, — мило улыбаясь, сообщила она.

— И кто же меня обворовывает? — произнес он с сомнением в голосе.

— Твой друг Фрэнк Поло.

— Вот как. И насколько примерно?

— До десяти тысяч долларов в неделю.

Пол облизал губы.

— Интересно, как же тебе удалось это разнюхать, мисс бухгалтер-ревизор?

— Большинство танцующих здесь девушек милашки, но они не заботятся о своей карьере и о будущем. Такие, как Робин, живут сегодняшним днем, а я думаю о том, кем буду завтра. Я держу глаза открытыми и стараюсь подмечать мельчайшие подробности. Например, когда я исполняла приватные танцы в номерах для компании подвыпивших юристов, Фрэнк снял с кредитной карточки пять штук баксов, а в книгах провел только четыре штуки. Одна тысяча оказалась в его кармане. Подобным образом он действительно делает быстрые деньги.

— Надеюсь, ты понимаешь, что говоришь, — Пол почувствовал, как к его лицу приливает кровь.

— Я заглянула в компьютер, — невозмутимо продолжала танцовщица, — и сравнила его данные с квитанциями, которые видела после своих танцев за последний месяц. У меня в голове сохранилась кое-какая информация.

— Но ведь доступ к этим файлам ограничен паролем, — заметил Пол.

— Так и есть, но меня это не остановило. — Таша пожала плечами. — Его пароль — это слово «привычка». Вот уж действительно было трудно разгадать! — Она указала на компакт-диски на своей груди и усмехнулась. Я неспроста играю роль Гикгел, поскольку неплохо умею обращаться с компьютерами.

— Почему же ты работаешь стриптизершей?

— Превратности конъюнктуры. Но, если честно, хочется немного пожить так, как мечтается. — Пол не заметил в ее словах сарказма. — Могу ли я сделать глоток твоего виски? — спросила она.

Пол протянул ей стакан и стал наблюдать, как изящно девушка пьет. Боже, да она просто великолепна!

— Значит, у тебя неожиданно возникла мысль заглянуть в компьютер, чтобы ознакомиться с бухгалтерскими данными?

— Пол… Можно мне называть тебя Полом?

— Да, разумеется. — Он решил пока подождать и не ломать ей руки.

— Я была уверена, что смогу это сделать. — Таша очаровательно улыбнулась и спокойно пояснила: — Поскольку твой отец так плох, а твоя голова слишком загружена множеством проблем, у тебя нет времени, чтобы разглядеть ухищрения тех, кто тебя окружает. Твои подчиненные так и смотрят, на чем бы тебя обвести и в чем, по их мнению, ты слаб.

— Я вовсе не слаб.

— Я не говорила, что у тебя есть слабости. Я только сказала, что некоторые из окружающих тебя людей думают, что ты слаб. — Она поднялась, поставила перед ним виски и присела к нему на колени. — А клуб как раз и является слабым местом. — Легкими движениями она начала растирать его виски, и Пол ощутил, как прикосновения этой загадочной красавицы, сидевшей у него на коленях, мгновенно вернули ему полную эрекцию, несмотря на разговор о потере денег.

— Клуб дает большой доход, — сказал он.

Она чуть поменяла положение.

— Да, разумеется. Он начинает привлекать широкое внимание. Каждый мальчишник в Хьюстоне неизменно заканчивается здесь. Тут тратят свои деньги многие обеспеченные люди. Самые привлекательные девушки в Техасе танцуют на твоей сцене и в приватных номерах. — Она одарила его мимолетным, нежным, как пух, поцелуем и тут же отстранилась, а он наклонился к ней, желая продолжения. — Но у тебя слишком большие затраты, чересчур много воруют и продается такое количество секса, что все это может… привести к взрыву. — Она наклонилась и снова поцеловала Пола, на этот раз дразня его прикосновением своего языка.

— Если я закрою клуб, ты вылетишь на улицу.

— Так дай мне новую работу, — сказала Таша Стронг. — Для начала я хочу еще раз станцевать для своего хозяина, а потом трахнуть его сегодня вечером. Но только потому, что сама этого хочу. Если же ты попытаешься дать мне денег, получишь пощечину. Просто ты мне нравишься. — Она провела пальцем по его губам и добавила: — И мне нравится твоя улыбка.

— Ты слишком много болтаешь, — проворчал он, стараясь придать своему голосу жесткость, как это делал отец, и схватил ее за руку. В действительности ему нравилось, как она с ним говорит. Точнее, ему очень понравилась ее манера разговора с ним, но он не мог позволить стриптизерше увидеть его восхищение. — Какие у тебя доказательства против Фрэнка?

— Я скопировала файлы в твоих компьютерах. Если Фрэнк и Ева действуют согласованно…

— Ева тоже в этом замешана?

— У нее мозгов вдвое больше, чем у Фрэнка, но она вряд ли знает, что он снимает сливки. — Таша Стронг притронулась к одному из компакт-дисков на своем наряде. — Я ношу доказательства на себе, детка. — Ее рука скользнула вниз, к его брюкам. — Не желаешь прокатиться домой вместе со мной, чтобы начать ночное представление?


Бакс внезапно осознал, что находится в меньшинстве. Выступить в роли шофера у партнеров из Майами не было для него проблемой, но, двигаясь в плотном транспортном потоке Вестгеймера, он понял, что для прикрытия тыла следовало бы прихватить с собой напарника. Теперь же их оказалось двое против одного. Правда, Кико и Хозе были навеселе, смеялись и обсуждали достоинства танцовщиц с таким азартом, будто речь шла об олимпийских соревнованиях. Он решил двигаться по длинному маршруту, надеясь, что они сболтнут что-либо в отношении сделки. Проехав по кольцевой магистрали, Бакс взял направление на восток, к мерцающим небоскребам центральной части Хьюстона. Он любил этот город, его оживленную неразбериху на дорогах, манеру вождения местных водителей, которые мчатся как угорелые, любил влажный воздух, в котором даже в плохие годы таятся бесконечные возможности. Хьюстон делает вас круче, помогает ухватить свой шанс и выстоять в этом враждебном мире.

Кико наклонился к передней панели, манипулируя с магнитолой, и неожиданно пространство салона наполнилось самоуверенным голосом Чеда Ченнинга:

— Сделайте поставленные вами цели своими союзниками, а не врагами. Их не нужно преследовать или обходить. Нужно только раскрыть им навстречу свои объятия. Полюбите цели своей жизни так, как любите себя.

— Что это еще за мир, любовь и понимание? — поинтересовался Хозе, ерзая на заднем сиденье.

— Это Чед Ченнинг, — коротко ответил Кико. — Парень, ты разве никогда его не слышал? Он продает тысячи таких лент для тех… — Он сделал паузу, как бы подыскивая более мягкое выражение, и продолжил: — Для людей, которым нужно слегка подстегнуть себя.

— Найдите в себе цели так, как вы находите свою любовь, — поучительно вещал Чед. — В сущности, они где-то рядом, прямо под кожей. Даже те цели, которые мы еще не раскрыли для себя и не сформулировали, уже дают нам нужную мотивацию.

— Это взбадривает меня лучше крепкого кофе, — признался Бакс. Но, почувствовав на себе удивленный взгляд Кико, внезапно ощутил легкий дискомфорт и, тяжело сглотнув, выключил кассету.

— Эй, старина, я хочу еще послушать, — заявил Хозе. — У меня уже давно не было хорошей фор-му-ли-ров-ки цели.

— Пойми, Хозе, эта лента — секретное оружие Бакса, — пояснил Кико с неприкрытой иронией. — Именно поэтому он всегда остается таким хладнокровным и крутым.

— Это верно, — Бакс старался говорить спокойно, но в его голосе зазвучали тревожные нотки. Гнусные мерзавцы. Он ненавидел их обоих до боли в груди. Считают себя большими умниками, хотя не стоят даже грязи с подошв его обуви.

Выезжая на трассу, Бакс почувствовал легкое прикосновение к шее. Он глянул в зеркало заднего вида и заметил кривую улыбку Хозе.

— Поскольку ты настолько хладнокровен и крут, мистер Тугая Исполнительная Задница, то, разумеется, не начнешь делать глупости, — неожиданно произнес Кико.

Ствол пистолета. Именно он вызвал неприятное ощущение в затылке. Хозе держал его так, чтобы Бакс смог увидеть, а затем прижал дуло к горлу.

— Мы не причиним тебе вреда, понимаешь?

— Парни, но мы ведь друзья. — Бакс был больше удивлен, чем напуган. Выстрелить в него на скорости в семьдесят миль было бы не самой разумной мыслью.

— Ты прав. Мы действительно друзья. И я не намерен куда-нибудь врезаться прямо на дороге, — заверил его Кико.

Он осторожно извлек «беретту» из потайной кобуры Бакса, а тот даже слегка наклонился, чтобы облегчить эту задачу, поскольку решил вести себя покладисто.

— На дорогах Хьюстона полно выбоин, парни, так что нужно быть очень осторожным. Боже, убери пистолет, — попросил Бакс. Он стал внимательно наблюдать за дорогой, чтобы избежать рытвин. — Вы ведь не собираетесь отменить свою сделку с Полом?

— Нет, разумеется, нет, — сказал Кико. — Но мы хотим побеседовать с тобой наедине, поскольку ты нам нравишься.

— У тебя хорошее имя, — добавил Хозе. — Его голос был низким и уверенным, будто у победителя в единоборстве. В зеркало Бакс увидел, что простецкая физиономия Хозе расплылась в ухмылке. — Бакс, такие люди, как ты, заставляют мир крутиться.

— Поверни на следующем спуске, — приказал Кико.

— Это плохая идея, парни… — начал было Бакс.

— Промедление может иметь опасные последствия, — важно произнес Хозе. — Вилли Шекспир был прав, приятель. Делай то, что тебе говорят.

— Поверни на следующем спуске, — повторил Кико.

Бакс свернул на выезде из Шеферда. У него оставался маленький пистолет двадцать пятого калибра, закрепленный на лодыжке. Это, конечно, не пушка, но, если попасть Кико в глаз, дело будет сделано. Правда, тогда Хозе прострелит ему голову. Эта скотина еще имеет наглость цитировать Шекспира и претендовать на интеллектуальность.

Бакс выполнил команду Кико.

— Поезжай к Вафельному дому, — продолжал распоряжаться Кико. — У них здесь фруктовые салаты посвежее.

— Моя бабушка их обожает, — ерничая, согласился с ним Хозе.

Бакс свернул к стоянке, расположенной у Вафельного дома. Он решил, что они не станут убивать его возле людного ресторана. Хозе действительно убрал пистолет, нацеленный в его голову, но Кико тут же прижал «беретту» к животу Бакса.

Бакс объехал стоянку и припарковался на заднем дворе здания, прикидывая, когда можно будет улучить момент и извлечь запасное оружие. Если, конечно, он проживет следующие пять минут.

— Мне скоро будет звонить Пол, — сообщил Бакс, выключая двигатель и гадая, что же им от него нужно.

— Вряд ли, сейчас перед его глазами мелькают такие шикарные сиськи, — мечтательно протянул Хозе.

— Ты ведь новый человек в подобного рода работе, не так ли? — спросил Кико.

— Да, но я окончил бизнес-школу вместе с Полом, — ответил Бакс.

— Я слышал, что его исключили, — сказал Кико.

— Верно. — Бакс старался не смотреть на прижатый к его животу пистолет. — Но мы продолжали поддерживать связь. Я звонил ему, когда он с семьей переехал в Хьюстон.

— Наверное, удобно, когда друг, семьей которого является банда, всегда под рукой?

— Мне нравится Пол, он классный парень.

Кико наклонил голову.

— Ты раньше работал в компании «Энерджис»? — вдруг спросил он.

Баксу показалось, что его язык превратился в наждачную бумагу.

— Да, я работал там некоторое время.

— В качестве исполнительного менеджера по продаже энергоресурсов, — уточнил Кико.

— Господи, и люди еще говорят, что мы мошенники! Да эта компания ограбила всю страну! — патетически воскликнул Хозе.

— Ты предусмотрительно ушел из «Энерджис», — как ни в чем не бывало продолжил Кико, — накануне финансового краха.

— Ты говоришь прямо как юрист, — удивленно заметил Бакс. — Задаешь вопросы, на которые заранее знаешь ответы.

— Почему ты покинул компанию? — допытывался Кико.

На этот раз Бакс ничего не ответил.

— Видишь ли, я бизнесмен, — сказал Кико, — и слежу за новостями. Три специалиста «Энерджис» по продаже энергоресурсов пропали после ночной попойки. Их убили, а тела и автомобиль, сброшенные в залив Галвестон, были обнаружены позже. Все это напоминало что-то вроде ограбления.

— Так оно и было, — тихо сказал Бакс. — Я знал этих ребят.

— Разумеется, знал. Все они работали в твоей группе. А через несколько недель в «Энерджис», сердцем которой был ваш отдел, произошел многомиллиардный коллапс.

— В то время меня преследовали трагедии, — печальным голосом произнес Бакс.

— Как возмутительно изменчива фортуна! — насмешливо воскликнул Хозе, явно издеваясь над ним. — Трясина жизни засасывает нас.

— Против вас имеются заявления, мистер Бакмен. В том числе относительно смерти ваших друзей. Похоже, что они знали о чисто бумажных сделках, которые поднимали курс акций компании «Энерджис». И, само собой разумеется, ваше собственное благосостояние.

— Заявления — это еще не доказательство, — парировал Бакс.

— А теперь, когда с твоей деловой карьерой покончено… — начал Хозе.

— С моей карьерой все в порядке, — перебил его Бакс.

— Бесчестный трейдер, рассылающий свои резюме, — это выглядит довольно забавно, не правда ли? — хрипло рассмеялся Кико. — Интересно, тебя хоть раз потом приглашали на собеседование?

— Я никогда не встречал незнакомцев, которые бы настолько интересовались моей особой, как вы, — заявил Бакс. — Похоже, вы решили серьезно заняться розыскной работой.

— Надеюсь, ты понимаешь, — сказал Кико, — что с сегодняшнего дня твоя задница у нас в руках.

— Вы хотите, чтобы я на вас работал? Забудьте об этом. Я никогда не предам Пола.

— Потому что ты очень привязан к своим друзьям и сотрудникам, правильно? — спросил Хозе ледяным тоном.

«Он только с виду кажется сущим болваном, насколько же обманчивой бывает внешность», — мелькнуло в голове у Бакса.

— Ты убил этих троих, — произнес Кико низким голосом обвинителя. — Убил потому, что они могли заговорить и разрушить твою прелестную маленькую комбинацию. Ты уже успел пошарить в кармане у Пола, поэтому в долгу у него, и он использует тебя как киллера для особых поручений. Мы очень пристально наблюдаем за Хьюстоном, парень. Следим за каждым движением Беллини. Смотрим, где у нас есть весомое преимущество перед этим кланом. — Кико наклонился еще ближе. — Алан Гилспи, Хантер Гиббс, Рикардо Монтойя… Будучи в Галвестоне, ты привез их в дом, принадлежащий Беллини.

Бакс не шевелился, но его сердце бешено стучало в груди, руки вспотели, и он ненавидел себя за это.

— Дерьмовое вранье! — дрогнувшим голосом воскликнул Бакс.

— Это так приятно возбуждает, да? — прошептал Кико. — Знать, что ты распоряжаешься жизнью человека. Превосходные ощущения! Не беспокойся, сейчас ты находишься в кругу людей, которые тебя прекрасно понимают.

— Наше наблюдение за владениями Беллини включает и видеосъемку, — добавил Хозе. — Сюжет, посвященный твоему прибытию в этот дом в компании Гилспи, Гиббса и Монтойи, содержит дату и прочие временные данные. На тебе был отличный кашемировый пиджак, хотя в нем, наверно, было жарковато для того времени года, серая рубашка и брюки цвета хаки. И ты был среди них единственным трезвенником. Это была первоклассная съемка.

— Великолепная, — согласился Кико.

— Я вам не верю.

Хозе неторопливо достал из своего кейса портативный DVD-плеер и установил диск. Запустив аппарат, он выставил его прямо перед лицом Бакса. Через мгновение на экране появился дом в Галвестоне. Изображение было четко схвачено с помощью телескопического объектива ночного видения, а съемка, вероятно, велась с удобной точки на той же улице. Перед зданием остановился старый БМВ Бакса, за которым следовал «лексус». Из машин вышли четверо мужчин и направились в дом. На нескольких кадрах легко можно было узнать лица всех присутствующих. Хозе включил быструю перемотку вперед. Потом снова появился Бакс, неся в руках завернутое во что-то тело, которое он спрятал в багажник. Через несколько минут он поочередно вынес еще два тела и уехал на «лексусе».

— Выключи это, — попросил Бакс.

— Не слышу в твоем голосе былой самоуверенности, — Хозе выключил плеер и презрительно фыркнул. — Ты там не обделался случайно?

— Займемся делом, — жестко сказал Кико. — Нам нужны пять миллионов, которые Пол платит за наш порошок. А кокаин нам и самим пригодится.

— Но вы начинаете войну, — запротестовал Бакс.

— Ха! Это война ровно на пять минут, — небрежно бросил Кико. — Эти Беллини сейчас хорошо влипли, а их организация находится на грани развала. Мальчик Пол просто жаждет провернуть это дельце, а нам нужно, чтобы оно провалилось. И ты об этом позаботишься.

— Но почему я?

— Потому что мы выделим тебе жирный кусочек. Кроме того, Пол тебе доверяет. А еще по той простой причине, что твои яйца висят у нас на крючке, — менторским тоном пояснил Кико.

— А если я скажу «нет»?

— Тогда никто и никогда тебя больше не увидит, — отрезал Хозе. — Как говаривал Вилли Шекспир, «он умер, не оставив и следа».

— Извини, Хозе. Он немного взволнован открывшимися перспективами, — голос Кико был холоден, как змеиная кожа. — Власти просто обалдеют после просмотра такого кино.

— Это будет хит из цикла «Самое смешное видео Америки», — заявил Хозе.

Бакс угрюмо посмотрел на Кико.

— Значит, я беру пять миллионов и передаю их тебе?

— Умница, — ухмыляясь, сказал Кико. — Только думай о краже денег как о новой цели, которую поставили перед тобой.



Глава 3 | Хватай и беги | Глава 5