home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


12

Мальчишки пошептались и замолчали. Мирт мечтательно загляделся на небо, а братство выжидательно — на него. Селена тоже посмотрела на небо. Небо как небо. Сквозь длинные листья кукурузы, из низкорослого поля-лесочка, выглядит неплохо. Уже синее — наверное, близится полдень. Ну и помотались же они… На что смотрит маленький эльф? Неужели на облака? Хорошо быть ребёнком — видеть даже в опасный момент в этих рваных клочках ваты всякие фигурки, целые картины…

— Мирт, тебе помочь? — негромко спросил Коннор.

— Да нет. Пока, — уточнил мальчишка-эльф. Странно ответил: шевелились только губы. Лицо расслабленное, и глаза не сморгнут.

Движение рядом — Селена обернулась: удивлённый Колр, не спускающий глаз с Мирта, шагнул ближе. Он взглянул на девушку и тихо спросил:

— Помоч-чь? В ч-чём?

— Сейчас увидим, — пожала плечами Селена.

Она совершенно не беспокоилась. Дети — народ, выдумывающий поярче и почище взрослых. Если эти, довольно практичные, как она их понимает, дети что-то и придумали, то наверняка что-нибудь неожиданное. Но если, по их мнению, это сработает…

А уж если не сработает… Вон, Джарри тоже без дела не сидит. Поглядывая на притихших мальчишек, он присматривается к самой накатанной дороге, по которой не раз выезжали из деревни и возвращались. Иногда переводит взгляд на речку… Наверное, тоже что-то задумал.

Но и его отвлекли.

— Джарри, вода смывает магический след? — спросил Мирт.

— Не совсем. Ослабляет.

— Как ты думаешь, машинные демоны полезут в дождь?

— Смотря в какой. Эта — ваша работа?

— Ага. Тёмненькая какая, да?

Селена ростом поменьше, поэтому она просто снова раздвинула кукурузные стебли, чтобы получше разглядеть «тёмненькую». Ага, вот почему по ногам ощутимо повеяло прохладным ветерком. С востока, если принимать во внимание положение солнца, энергично ползла к ним чернейшая грозовая туча.

— …А если в лодке Мики, то лучше по воде… — задумчиво, словно не сознавая, что он не один, выговорил маг.

— Вы хотите с-сказать… — начал дракон и замолчал. Но жёсткие губы тронула лёгкая усмешка. Он как-то весь подобрался, будто приготовился к прыжку. Кстати, здесь, подальше от города, он вообще преобразился, стал как-то… раскованней?

Мирт тем временем повернулся, перевёл взгляд на само кукурузное поле и быстро прошагал несколько метров, впрочем, не скрываясь из глаз. Снова развернувшись к компании лицом, мальчишка-эльф поклонился. Сначала озадаченная Селена решила, что он кланяется им, но Мирт снова поклонился — и так ещё два раза, на все четыре стороны — самой кукурузе (решила Селена), после чего сказал ровным, бесстрастным голосом:

— Простите, пожалуйста.

Затаив дыхание, все смотрели, как он деловито подошёл к высокому стеблю кукурузы и вынул из поясных ножен маленький нож с простой рукоятью. Присев на корточки, мальчишка резким движением почти у самого корня сломал стебель и ножом дорезал жёсткие жилы, не дающие стеблю оторваться. Сломанный стебель он аккуратно и даже бережно отложил в сторону. После чего сломал следующий. Таким образом, он быстро очистил круг довольно больших размеров.

Селена заметила, что Колин хотел было шагнуть к нему, когда попался слишком жёсткий стебель, не хотевший ломаться, а всего лишь прогнувшийся. Но Хельми, ухватив мальчишку-оборотня за рукав, остановил его.

Мирт закончил расчищать место. Не поднимая глаз, нагнувшись, быстро очертил лезвием ножа невидимый круг на рыхлой земле. После чего выпрямился, освобождая лоб, откинул длинные светлые волосы назад и завязал их в «хвост».

В следующий миг уже девушка невольно качнулась к Мирту. Джарри удержал.

Мальчишка-эльф, вслепую глядя в пространство, внезапно выскочившим из указательного пальца узким когтем провёл на собственном лбу сначала вертикальную, а затем несколько, как показалось Селене, произвольных линий. И застыл. Царапины быстро наполнились кровью, но она не побежала вниз, заливая мальчишеское лицо, как ожидала испуганная девушка. Как ни странно, кровь образовала вокруг длинных царапин что-то вроде изысканных веточек — мелким, арабским (по впечатлению Селены, видевшей такие в книгах) узором. Мирт встал на колени в центре круга и положил перед собой нож. Быстро нарисовал вокруг него какие-то мгновенно пропадающие в осыпающейся земле крючки-закорючки, затем смешал написанное ладонями, а потом тем же ножом уколол себе палец.

Селена поняла, что сейчас у неё начнётся неконтролируемое хихиканье. Здесь происходит какое-то магическое таинство, а она думает только о том, что её сумка лежит в кабинете, и трудно вспомнить, остались ли в ней бактерицидные пластыри. Но девушка взяла себя в руки. А вдруг Мирту понадобится помощь всех — в том числе и её?

Перекатывающийся рокот сверху заставил её поднять глаза. Туча нависала над ними так близко, что, казалось, надо только чуть подняться на какую-нибудь возвышенность — и окунёшься в плотный влажный туман будущей грозы. Чёрно-серое брюхо тучи, с мечущимися по нему стремительными призрачно-голубыми росчерками молний, опустилось так грузно, что создалось полное впечатление: не хватает только надреза, чтобы из неё рухнула вода самого настоящего потопа… Стало ещё прохладней, а влага ощущалась так отчётливо, что уже казалось — дождь давно моросит невидимо.

Неподвижный Мирт шевельнулся: протянулась рука, и узкая кисть мальчишки осторожно разорвала круг только в одном месте.

Мика немедленно кинулся к своей «плоскодонке». Джарри, не отпуская руки Селены, потащил её туда же. Она оглядывалась. Видела: в круг Мирта в «порванном» месте шагнул Коннор и сел бок о бок с ним, только лицом в другую сторону. Он тоже положил перед собой нож. Потом взял в руки. Провёл такой же надрез на лбу, как у мальчишки-эльфа… Стемнело…

Что-то зашелестело и затрещало. Селена оглянулась и поспешила на помощь.

Оказывается, предусмотрительный Мика взял с собой большой кусок материала, наподобие брезента — старый, не очень, мягко говоря, чистый и дырявый. Джарри и Селена помогли мальчишке вытащить его из-под сидений. Селена подумала, что Мика без взрослых вообще порвал бы несчастный кусок ткани — так он торопился вытянуть наружу углом зацепившуюся за что-то материю. Когда они вернулись к кругу, Мирт и Коннор сидели в том же положении, только теперь между ними стоял полуголый, в одних штанах Хельми — с раскинутыми крыльями. Он словно защищал их от ещё не начавшегося ливня.

Грозовой рокот тяжело промчался прямо над головами, а потом громыхнуло так, что земля под ногами дрогнула. А когда полыхнуло ужасающим, нереально белым светом множества молний, осветив тучное брюхо (всё будто в извивах белёсых вен и серых артерий), оба мага внутри круга заговорили. Шёпотом. Странно только, что этот шёпот слышался так, словно оба сидели в пустой, закрытой от уличных шумов комнате. Мальчишки сидели на коленях: один — воздев руки к туче, второй — опустив руки. Насколько поняла притихшая Селена, Мирт обращался к небу, а Коннор — к земле. Она вспомнила, что он некромант, и стало жутко…

А потом стало как-то громко и суетливо.

Упали первые крупные, даже какие-то смачные капли. Мальчишки разом замолчали, почти одновременно склонив головы.

Зато оживились взрослые. Не обращая внимания на круг (возможно, решила Селена, он уже перестал быть замкнутым), первым шагнул к мальчишкам Колр. Он быстро провёл ладонями по плечам Хельми — и крылья маленького дракона втянулись в лопатки, после чего взрослый дракон быстро подхватил на руки мальчишку, у которого внезапно подломились ноги, и бросился бежать с ним к «плоскодонке». Джарри тут же нагнулся за Коннором и Миртом, заваливающимися в стороны.

— Бери Мирта — он тяжелей, — бросила сообразившая Селена.

Он, не оборачиваясь, кивнул и поднял безвольное тело эльфа-мальчишки. Едва маг разогнулся и попятился, девушка присела перед Коннором. Глаза того были полузакрыты, но выглядел он всё равно сильней и собранней Мирта.

— Колин, помоги…

Капли застучали быстрей и энергичней.

Им только удалось поднять Коннора на ноги, как он сонно сказал:

— Ведите меня — ноги переставлять могу. Так быстрей.

И они повели его, как послушную куклу. Насколько сообразила Селена, все трое — считая и Хельми — здорово потеряли силы, проводя ритуал вызывания дождя. А времени на сбор новых — нет. Или не научились собирать, как говорится, не отрываясь от производства.

В «плоскодонку» заскочили, уже пригибаясь от мощного потока холодной воды, лупящей по спинам, оскальзываясь на слякотной земле… Девушка мельком подумала, что теперь сообщение с пригородом, в общем-то, налажено, разве что неплохо бы самой вместо мальчишек сидеть в этом кругу. Она же сильней их — Мика, например, до сих пор так считает. А значит, надо выучиться проводить ритуал — и тогда…

Брезент буквально начало вбивать ливнем в пассажиров «плоскодонки», когда «очнулась» Илия, до сих пор молчавшая.

«С ума сошли! Как вы сели?! Меняйтесь местами, ведь у вас есть возможность на полном ходу проскочить изгородь!»

— Джарри! — закричала Селена, перекрикивая оглушительно загудевший ливень.

Ему пришлось встать и перегнуться через полуобруч, за который необходимо было держаться во время поездки. Девушка, повысив голос, передала ему сказанное Илией. Он не стал ничего говорить. Просто приподнял намокший брезент, с трудом удерживая его, и народ медленно пересел: Селена — к Мике, как самому маленькому и лёгкому; к взрослому дракону сел Колин, к Джарри — Мирт. Коннор и Хельми сели вместе — их обоих изгородь пропускала спокойно. Потом ещё пришлось определяться с направлением, поскольку Мика просто потерялся, вглядываясь в сплошную серую стену ливня перед глазами.

А потом… Мика следил за поисковиком, который ему передал Джарри как компас. А Селена сидела рядом и рассеянно размышляла. В этой стене ливня машинные демоны вряд ли их даже разглядят. Появилась надежда, что в пригород они теперь и в самом деле могут выезжать часто и возвращаться с неплохой добычей. А пока… Она сама не замечала, как губы постепенно смягчаются в улыбке. Они сейчас приедут — домой. Увидят привычные, почти родные лица детей. Она представила себе недовольное лицо Бернара и поняла, что будет рада увидеть и его. А потом придётся забыть об отдыхе и заняться хозяйством. Она собиралась именно сегодня пересмотреть запасы детской одежды, определиться с тем, что они ещё могут носить, а что придётся рвать на тряпки…

— Изгородь скоро! — крикнул Мика.

Девушка, обернувшись, передала информацию дальше, а потом придвинулась к маленькому водителю и усадила его на свои колени.

И «плоскодонка» влетела в совсем иной мир!

Пока все они ехали, занятая мыслями об ожидающих её делах Селена как-то даже не думала, что ждёт их в деревне. А тут внезапно — раз — и!.. Брезент на голове, промокший до такой степени, что вода уже стекала по лицу, давящий уже невыносимо, вдруг стал легче. А грохот ливня пропал.

— Выходим, — где-то вдалеке скомандовал голос Джарри.

Брезент съехал с голов.

Пара секунд — и пристроившийся на лице солнечный лучик постепенно согрел кожу. Селена в полной растерянности огляделась. Да, они оказались в деревне. Изгородь — шагах в десяти от «плоскодонки».

— Фу-у, — выдохнул Мика и сполз с её коленей на своё место. — Теперь наконец-то всё видно! А то надоело — вслепую-то!

Девушка огляделась снова — и на этот раз тоже с облегчением.

Магический ливень остался за изгородью. Здесь, на территории деревни, он слышался приглушённо, как будто сильно издалека.

«Не забудь сказать Джарри, что у тебя пять братишек появилось! — напомнила Илия. — Он знает, как сделать, чтобы это не касалось вашей личной жизни».

— Спасибо за напоминание, — пробормотала Селена и повернулась посмотреть, нужна ли кому её помощь.

Но оказалось, что все мальчишки уже на ногах. «Плоскодонку» было решено оставить на некоторое время здесь. Сидеть в промокшем транспорте никто не захотел. Так что мужчины перевернули «плоскодонку» вверх тормашками, чтобы лишнее из неё вылилось, да так и оставили. Мика сказал, что придёт вечером и заберёт её.

Они добрели до своего дома, а Колр прошёл дальше — к своему.

Мальчишки, уже совсем ожившие, радостно сообщили девушке, что собираются сбегать на заводь, где рыбачат ребята. Там, дальше по течению, есть местечко, где можно искупаться, избавляясь от грязи. Селена открыла было рот — заикнуться о чистой одежде, но народ нетерпеливо помчался вперёд.

А Джарри и Селена не торопясь свернули к дому.

На пороге гостиной их встретил Веткин. При виде грязных и мокрых людей домовой всплеснул руками и помчался в ванную комнату, крикнув на ходу Рыжему поставить греть воду. Джарри усмехнулся в предвкушении, но Селена виновато посмотрела на него и вздохнула:

— Джарри, у нас проблема. — И рассказала про братство мальчишек, объяснив, таким образом, боль в сердце тогда, когда с ними было худо.

— Вот как, — задумчиво сказал маг. — Ладно… Жаль, конечно, этого момента, что мимо пройдёт… Но эта проблема решаема. Не бойся.

Чтобы он не очень жалел, она не стала сокрушаться, а просто уступила ему первому место в ванной комнате. Сбегала в кабинет, оставила браслет с Илией на столе и прихватила с собой смену белья. Оставив чистое бельё в ванной комнате, она пришла на кухню, где поздоровалась с Камом. Тот засмущался и бочком отошёл за печь — вместе с ножом и какими-то овощами, которые чистил.

— Веткин, пока нас не было, всё в порядке было?

— Леди Селена, всё было по заведённому у нас порядку, — доложил домовой. — Уже пообедали, поспали днем, в «тихий час» — и ушли кто куда. Эльф забрал своих учеников, мальчики — на рыбалке, девочки — на огороде. Все думают так, как вы сказали. Ну, что вы в лесу с драконом.

— Хорошо. Спасибо тебе, Веткин, — сказала девушка, прислушиваясь к звукам воды в ванной комнате.

— Леди Селена, — осмелился домовой, — вы ведь с другой стороны пришли — не от леса. Если не тайна это, где вы были?

— Ездили в пригород — на разведку, — довольно туманно ответила девушка, стараясь не рассмеяться. Разведчики… — Веткин, помнишь, я просила тебя составить список самых необходимых продуктов? Ты сделал это?

— Да, леди Селена, сделал, — откликнулся домовой и принялся сноровисто собирать на стол обед для пришедших. Специально для девушки он предупредил: — К господину дракону я Рыжего послал, после того, как Рыжий воду поставил. Ну, с обедом. Так что не беспокойтесь: Колр голодным тоже не останется.

— Спасибо, Веткин. Это у вас чай заваривается?

Селена не выдержала и выпила чашку чаю. Несмотря на мокреть, в которую попала, несмотря на абсолютную пропитанность водой, пить хотелось сильно.

Вместе с чашкой подошла к окну, которое выходило во двор — и в сад. Хочется спать. Очень хочется. Получится ли выделить на сон хоть пару часов? Вроде никто не требует её настоятельного присутствия? Она усмехнулась. Ну да, всё правильно. Попробуй она только расслабиться — и наверняка что-нибудь да произойдёт.

Когда она вернулась после ванной комнаты в кабинет, Джарри, уже пообедавший, спал. Кажется, он-то не мучился выбором, бодрствовать или соснуть часок. И так лежал на матрасе, что Селена невольно улыбнулась: он оставил место рядом. Хорошенько высушив волосы, она юркнула к нему и потянула на обоих простыню.

…Никто не удивился как странному исчезновению, так и возвращению компании. Только Ирма и малыши-оборотни да приставший к ним малыш Берилл вцепились в девушку вечером и ни за что не отпускали её от себя. Так и пришлось везде ходить под конвоем, как шутливо заметил Джарри.

Вечером же Селене пришлось принять отчёт у девочек — кто что сегодня делал.

А уже ночью, уложив всех спать и проверив, все ли дети на месте, девушка вернулась в кабинет. Вообще-то, она хотела поговорить о поездке, проанализировать её со всех сторон, чтобы в следующий раз в таких страшных обстоятельствах действовать немного по-другому. Но деревенские дела, обыденные, уже захватили и её. Селена уселась на стол и задумчиво сказала:

— Добыча пропитания — это хорошо, конечно. Но пора более строго определиться с уроками для всех. Мне кажется, нам неплохо бы точно знать, кто и чему у нас учится. А кто почему-то и не начинал учиться.

— Это ты про кого? — спросил Джарри, сидевший на полу, точней — на матрасе.

— Про Кама.

— А… Про кого?

Селена внимательно посмотрела на явно удивлённого Джарри.

— Джарри, ты мне, вообще-то, обещал рассказать о расе троллей. Мне кажется, сейчас самое время, пока я тут у вас революцию не устроила. Что я должна знать о Каме?

— Ничего особенного, — пожал плечами маг и, подложив подушки под голову, откинулся на них. — Эта раса плохо обучаема, если говорить об умении пользоваться мозгами. Они довольно-таки тугодумны и не сразу понимают то, что для других является простейшей задачкой. Боюсь, берясь за обучение Кама, ты совершаешь ошибку.

— Но я хочу, чтобы хоть дети были в равных условиях! — возмутилась девушка.

— Селена, да я против его обучения ничего не имею! — засмеялся Джарри. — Просто попробуй сама обучить чему-нибудь Кама — и ты поймёшь, о чем я говорю. Тролли известны тем, что они неспособны усваивать знания, особенно связанные с решением каких-нибудь задач — даже не математических. Единственное, что они могут — усвоить буквы и прочитать самые простые слова. Счёт — только до десяти. Складывать не умеют. Поэтому используются только в качестве рабочей силы. Они аккуратны, хоть и неуклюжи.

Девушка вспомнила, как при первом появлении Кама дети улыбались, глядя ему вслед. Тогда ей показалось, что они смеются над ним, но теперь… Возможно, они улыбались ему как неуклюжему, но добродушному новичку? Или она переносит на него и своё расположение? Надо подумать… И — да. Она вспомнила, что и в своём мире слышала о такой проблеме, как необучаемость некоторых детей, у которых не всегда имелись даже средние способности. Спецшкола. Неужели и с расой троллей то же самое? Только, как сказал Джарри, они по своей природе тугодумы?

— Хм… Джарри, а у троллей вообще нет своих школ?

— Есть, но в их школах обучают именно тому, к чему они склонны: домохозяйству и всему, что с ним связано. Они прекрасно разбираются во всём, что нужно сделать руками.

— А магов среди них не бывает? Ведь если ты говоришь, что они справляются с домашним хозяйством, значит, они могут заниматься… ну, скажем, травничеством?

— Селена, вместо того, чтобы допрашивать меня, лучше попробуй уговорить домового Травника обучать Кама. И сама побудь на паре уроков Травника. Вот тогда мы и поговорим, после того, как ты увидишь Кама в полной красе.

— А у вас есть средние школы? То есть такие школы, где все дети получают одинаковое образование? У эльфов, вампиров и, скажем, оборотней — образование среднее есть?

— У оборотней — только начальное, хотя многие из них могут пробиться и дальше. Селена, тебе спать не хочется? День был такой, что я просто удивляюсь, как ты до сих пор с ног не сбилась. Или ты хочешь уже сегодня быть идеально готовой к завтрашнему дню? Честно говоря, от сегодняшнего вечера я ожидал другого.

— Джарри… — предостерегающе сказала девушка, против воли улыбаясь при взгляде на него, привольно раскинувшегося на матрасе, — помнишь, что мне сегодня сказала Илия? Мы пока не можем, так что…

Маг стремительно поднялся и подошёл к сидящей на столе девушке. Взял её за руку и надел на безымянный палец колечко.

— Когда ты захочешь узнать, чем дышат твои братишки-мальчишки, ты всего лишь снимешь кольцо. А пока…

А пока Селена и сама не заметила, как быстро подняла ноги обвить талию мага — так соблазнительно близко он стоял, и обняла его, а потом он взял её на руки и понёс на матрас. Опустить девушку было сложно: она целовала его так, словно его не было долгое-долгое время, да и сам Джарри не мог оторваться от губ Селены. Наконец он смог опустить её на ложе и некоторое время смотрел на неё…

— Мы забыли потушить свечку, — прошептала она, глядя в его блестящие серые глаза.

— И не будем, — прошептал маг. — Мне сегодня очень хочется видеть твои глаза. — И Джарри осторожно нагнулся снова поцеловать её.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...