home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Утро началось с того, что Селена осторожно выползла из-под одеяла. Тёплая рука мага медленно съехала с её плеча, и девушка с сожалением оглянулась на Джарри. Счастливый. Вчера в пригороде так вымотался, что сегодня без просыпу… Вставать, а тем более покидать тёплое местечко как-то не очень хотелось. Но вот только намеченное на сегодня… Селена как представила, так весь сон и слетел.

Быстро влезла в штаны от формы, прихватила обувку, а со стола — браслет с Илией. Замерла на мгновение — убедиться, что не разбудила мага. Вспомнила и сняла с пальца блокирующее от «братства» кольцо. После чего с улыбкой взглянула на крепко спящего Джарри и, застёгивая на ходу рубашку, тихо вышла в сад.

Кажется, еще очень рано. Солнце ещё не показалось, хотя уже светло.

«Селена, отпусти меня, — попросила Илия. — Надоело постоянно в браслете!»

— Иди, — сказала девушка. — Погуляй. Только не забудь вернуться.

Призрачный смех отозвался в ушах и постепенно пропал.

Оглядевшись и убедившись, что времени на задуманное хватит, девушка поспешила к околице.

Бежала садами. Ещё скептически подумала, что неплохая утренняя пробежка получается… Кажется, день ожидался солнечный и даже жаркий. Во всяком случае — росы выпало много. Пока добежала — все ноги до колен промокли.

Добежала, обошла дом — выйти к воротам деревенской изгороди — да так и встала. Не одна она подумала о ранней прогулке. У изгороди уже кто-то стоял.

Девушка нерешительно подошла, узнала и поздоровалась:

— Доброго утра, Колр!

— Доброго…

Он так и не оглянулся.

Все пять машинных демонов разгуливали по луговине перед деревней. Облокотившись на изгородь, дракон изучающе разглядывал землю. Мда… Если раньше она представляла собой утрамбованную поверхность с плотным слоем пыли, когда торнадо рядом не гуляли, то теперь во все стороны кипела брызгами и ошметьями грязевая каша.

— Вы знаете, ч-что вызову дождя Мирта науч-чил ваш-ш Коннор?

— Я думала — Бернар, — удивилась девушка.

— Коннор — энциклопедия магич-чес-ских ритуалов, — всё так же, не оборачиваясь, сказал дракон. — Прич-чём энциклопедия, которая потеряла с-страницу с-с оглавлением. То ес-сть мальч-чик не вс-сегда знает, ч-что именно он знает.

Селена заглянула ему в лицо, чтобы понять, куда он смотрит. Колр смотрел на деревенскую речку, впадавшую в ту самую речушку, которую они не раз переходили вброд. Именно над её руслом Мика заставил пролететь свою «плоскодонку». Сейчас пусть и низкие, но овражистые берега, обычно разутюженные машинными демонами, оказались почти нетронутыми. Наверное, торнадо боялись лишний раз подходить к месту локальной грозы. Речка-то водой переполнена до сих пор.

— Вы не боитес-сь этих детей? — всё так же не глядя на девушку, спросил Колр. — Они придумали то, до ч-чего не додумался взрос-слый.

— Нет, не боюсь, — спокойно ответила Селена. — Во-первых, взрослые просто не думали о способах перехода из пригорода сюда — причины особой не было. Во-вторых, мы имеем дело с детьми, привыкшими ежеминутно придумывать способы увернуться от опасности. Это я понимаю. Поэтому не боюсь. Если бы вы в прошлый раз не спешили, тоже могли бы придумать, как без особых потерь попасть в деревню.

— Вы ис-сходите из предпос-сылки, ч-что можно обх-хитрить маш-шинного демона?

— Нет. Я исхожу… В общем, я думаю, что, занятые окопной войной, вы просто не успеваете изучить магическую технику. Если бы вы знали, какова она, было бы легче справиться с нею. Получилось же у вас отогнать их, бросив мои пики!

— Эта тех-хника с-слиш-шком многообразна, — сухо сказал дракон. — Мы унич-чтожаем один вид, а под боком немедленно появляютс-ся ещё три-ч-четыре. Прич-чём нового типа. Данные маш-шинные демоны не могут добратьс-ся до пригорода из-за реки. Поэтому не изуч-чены. Потому и приходитс-ся с-с ними дейс-ствовать наобум. И я отгонял не пиками. Не на них с-среагировали маш-шинные демоны. На с-следы магии.

— Тогда это выгодно, чтобы ребята придумывали свои способы увёртки от них, — сказала девушка. И, помолчав, спросила: — Колр, а вы не объясните мне, несведущей, что именно сделали Мирт и Коннор? Я не поняла, зачем, например, нужна была кровь.

— С-связь с-с небом и землёй лучш-ше всего ус-станавливать с-с помощ-щью крови. Потом они попрос-сили — и по этой с-связи им откликнулис-сь. Открытая кровь информационна — ч-чащ-ще вс-сего с-с нею так и работают.

— Мирт тянул руки к небу — это я поняла, — задумчиво сказала девушка. — Он собирал тучу. А почему Коннор опустил руки к земле?

— Мальч-чик — некромант. Он обращ-щалс-ся не к земле, а к мертвецам этой земли, перекачивал в них с-свою с-силу и энергию. А мертвецы упроч-чивали эту с-связь и помогали Мирту с-собирать туч-чу быс-стро и качес-ственно. С-старый приём некромантов. Даже я знаю о нём.

Селена даже слегка поёжилась от жути. Может, некоторые магические ритуалы лучше не знать? Крепче спать будешь… Впрочем, теперь это реалии жизни. Вот интересно, ответит ли Колр про другое…

— Колр, я здесь во многом ещё не разбираюсь. Но Вальгард упомянул, что у драконов свои кланы. Он имел в виду семьи?

— Нет. Объединение с-семей.

— А чем различаются кланы? Например, ваш и клан Вальгарда?

Он всё-таки обернулся — взглянуть на неё. Некрасивое тяжёлое лицо оставалось спокойным, как спокойными оставались и тёмные глаза. Только (Селене показалось) чуть дрогнул и больше стал заикаться на шипящих голос, когда Колр объяснил:

— С-сейчас наш-ши кланы различаютс-ся ч-чис-сленнос-стью. Вокруг Вальгарда ш-шесть с-семей. Мой клан с-сос-стоит из меня одного.

Селена невольно сдвинула брови: не потревожила ли она его, напомнив о какой-нибудь трагедии? Но дракон оставался спокоен, и она осмелилась спросить снова:

— Почему Вальгарду так необходимо узнать, кто такой Хельми? А потом ещё и оставить мальчика у себя?

— Первое — не знаю. Второе понятно: в нач-чале войны с-с магичес-скими маш-шинами первыми пос-страдали драконы. Предпочитая одиночес-ство, они жили на границах гос-сударства. Вальгард ус-силивает с-свой клан. Поэтому он с-собирает вокруг с-себя и чужих драконов, которые могут в будущ-щем породнитьс-ся с-с его с-семьями.

Некоторое время они молча следили за пыльным передвижением торнадо. Наконец Селена сказала:

— Мне пора бежать к детям.

Он, не оборачиваясь, кивнул.

…Перед завтраком Селена попросила Асдис и Викара потом остаться ненадолго.

Разговор, давно назревавший, оказался своевременным. Расположились в гостиной, пока дети побежали по личным делам перед занятиями у Бернара и Колра.

— Как ты себя чувствуешь, Викар?

— Нормально, — отозвался парень, внешний вид которого, к сожалению, не соответствовал его собственной оценке. Селена, во всяком случае, с трудом удерживалась от сожалеющего взгляда на него. М-да. Бедолагу ещё кормить и кормить до «нормально».

Асдис выглядела гораздо свежей — не считая тех следов избиения, которые плохо сходили даже при хорошем догляде и лечении травами. Селена даже подумала, что они выглядят так по-разному, потому что Викар тёмненький — отчего кажется очень худым, а Асдис оказалась блондинкой, когда её отмыли после плена, и ее некоторая худоба незаметна при такой светлой коже.

— Вы сделали то, о чём я просила?

— Да, — на этот раз откликнулась Асдис. — Мы познакомились с детьми, немного даже порасспросили, кто что умеет и знает. Примерные списки групп для обучения составили. Пока ни в одну группу не вошли самые маленькие. Мы просто не знаем, как с ними сладить. Ирма — егоза, да ещё такая обаятельная! На месте не сидит ни минутки, а за нею и остальные трое.

— С ними разберёмся чуть позже. Что ещё?

— Вы просили узнать насчёт Кама. Мальчик не знает букв. Считать умеет, но примитивно и в основном практически. То есть ему надо обязательно показать предметы и попросить их сосчитать. И с общением плохо. Прячется.

— С ним тоже попозже. Что с примерной программой обучения?

— Мы ориентировались на то, чему учили нас, — сказал Викар. — Разбросали сведения по будущим группам. Но, Селена, этого мало для школы. Если бы у нас были учебники, мы бы попробовали преподавать и историю, и географию. Я знаю физику. Немного — курс химии. У Асдис то же самое. Кроме всего прочего, у нас проблемы с листами для записей и предметами для письма. Пока решили использовать куски известняка, которые есть в небольшом количестве в оврагах здешней речушки. Нам об этом сказали ребята. Писать ими будем на отшлифованных досках. Мы уже пробовали. Можно.

— То есть для начального этапа этого хватит, — задумчиво произнесла девушка. — Ладно, возьму на заметку нужды школы. Что ещё? Как вам кабинеты?

— Неплохо, — сказала Асдис. — Только вопрос в том, кто будет убираться после уроков и кто будет заготавливать необходимые предметы для следующего урока.

— Если вы составили группы, то попробуйте назначать дежурных, — посоветовала Селена. — Именно они будут убираться после своего урока, пока не пришла другая группа. Именно они будут стирать с досок записи и приносить на другой день мел… ой, известняк. Списки групп у вас составлены — отметьте дежурных в них. Что-то ещё?

— Ну, пока… — тоже задумчиво и явно вспоминая, протянул Викар. — Пока все.

— Тогда у меня вопрос. Какое время вам всего удобней для проведения уроков? Я должна буду согласовать ваше время и часы Бернара и Колра.

— Ну, пока предметов не очень много, можно сделать расписание с девяти до двенадцати, — отозвался Викар. — Но согласятся ли эльф и дракон с этим расписанием?

— Они оба учат, импровизируя, — сказала Селена. — Если мы предложим им ваши списки групп и ваше расписание, они наверняка тоже будут заинтересованы в собственном расписании. Во всяком случае, за стариком Бернаром я замечаю некоторую тягу к систематичности. Итак, когда утрясём с ними списки групп, тогда и начнём настоящее обучение. Вы как? Согласны?

— Конечно, — кивнул парень.

Асдис помогла ему встать — и они поднялись в свою комнату-кладовку. Глядя им вслед, Селена почувствовала восторг пополам с ужасом: регулярная учёба у детей вот-вот начнётся! Но сколько проблем!!

Так. Теперь придётся составлять расписание и самой. Она не хотела, чтобы все тяготы по общему дому взвалили на плечи Кама и домовых. Значит, если у неё останется час до первых уроков, надо и ей самой назначить дежурных по дому. Пусть моют посуду после еды, а в конце дня — пол в столовой. Плюс ко всему подкинуть идею назначить дежурных в каждой комнате… Она чуть не расхохоталась вслух: если они — в основном мальчишки, конечно, — не захотят убираться по-девчачьи, то пусть применяют магические заклинания! Вот поразится старый Бернар, когда его начнут упрашивать об уроках, на которых надо будет придумать заклинания на чистоту в комнатах!

Отсмеявшись про себя, девушка прикусила губу: а интересно, это из области фантастики или такое возможно — придумать заклинания против абсолютно всех сорняков, а не только тех, которые однажды девочки уже подчистили на грядках? И — снова рассмеялась… Досмеяться не удалось. Где-то, совсем рядом, послышались крики, причем довольно сердитые. Сразу встревожившись, она выскочила во двор.

Здесь шум оказался гораздо сильней.

— А мы знали, что ли?! — сердито кричали мальчишки-рыболовы.

— А спросить не судьба?! Сами-то не соображаете, что так делать нельзя?! — злился за всё братство Коннор. — Сами небось всегда запекаете, а им — что? Так сойдёт?!

— Но они же просят! Мы откуда знаем, что им можно, а что нельзя?!

— Что происходит? — вмешалась Селена.

На всякий случай она быстро шагнула между спорящими мальчишками. И только тогда заметила, что расстроенный Колин держит за руку сестрёнку. Ирма, в отличие от обозлённых мальчишек, смотрела на всех с видом человека, обожающего скандалы по его милости. А малыши из её стайки, напротив, боязливо поглядывали из-за самого большого дерева во дворе, готовые немедленно улепетнуть в случае чего.

— Эти давали малышне сырую рыбу! — сердито сказал Коннор. — А детишкам-оборотням её давать нельзя. Они потом от сырой пищи плохо перекидываются.

— Мы не знали! — снова крикнул Каи, который однажды уже дрался с оборотнями. — Они прибегают и просят рыбки. А нам что — жадничать? Мелочи у нас много бывает, и не надо врать, что мы сами её едим. Мы редко разжигаем костёр…

И все замолчали, глядя на Селену. А та уставилась на Каи и задумалась. Она представляла, как всё происходит. Набегавшись, Ирма со своей компанией ощущали довольно сильный голод. К домовым не сунешься: они привыкли к расписанию и довольно строго относятся к его нарушителям. Так где раздобыть вкусненького и сытного? На речке! К тому же там так интересно!

— Чем вы зажигаете костёр? — спросила девушка у Каи.

— Моди попросил Вильму рассказать нам, как произносится заклинание огня, — сказал мальчишка. — У него однажды получилось, но слов он не запомнил. Ну, вот… Достаточно набрать сухих веток и произнести над ними нужные слова.

— А это не опасно?

— Нет. Там ямка есть — под краем обрыва, а травы вокруг нет. Сплошная земля.

— Тогда попробуем так. Если эта малышня (Ирма хихикнула) прибежит к вам, заставьте их принести сухие ветки, пусть поработают, чтобы не просто так еду получать. А потом пусть следят за приготовлением рыбы. Так и они научатся еду готовить, и вам от рыбалки отвлекаться не надо будет, и всю мелкую рыбёшку, если останется, будете приносить домой жаренной на углях. Может, кто-то ещё захочет в неурочное время поесть. Как? Вы согласны?

Мальчишки-рыболовы переглянулись. Девушка смотрела на них и думала: а ведь она, кажется, попала в яблочко с последним предположением. Наверняка компания малышей не единственная бегает к рыболовам.

— Ну-у… — протянул Моди. Снова посмотрел на Каи. Тот кивнул. — Согласны. Только, Селена, нам бы соли немного? Веткин даст?

— Я поговорю с ним, — пообещала девушка.

Через минуту во дворе дома никого не было: «братство» утопало, довольное решением проблемы; счастливая Ирма с визгом помчалась к своей обрадованной компании (типа «Мы победили!»). Рыболовы солидно двинулись на свою каждодневную работу — тоже довольные, не подозревая, что их вольнице вот-вот придёт логический конец: первая половина дня будет занята под уроки. «Ничего, — улыбнулась Селена. — У них будет вторая половина — естественно, после «тихого часа»».

Она вернулась в дом — надо было поговорить с Веткиным о важных вещах, которые больше не терпели отлагательства. Но прежде — зайти в кабинет и записать кое-что в найденную толстую тетрадь. Этой тетради девушка не собиралась никому показывать. Знал о ней только маг… Кстати, улыбнулась девушка, проснулся ли Джарри? На завтраке его не было. Она представила, как он проснулся без неё — немного недовольный, что остался один под тёплым одеялом, но расслабленный, мягкий… У-у… Нет, лучше об этом не думать!

Селена уже открыла рот — окликнуть Веткина, чей голос доносился из-за печки. Домовой явно выговаривал Каму, который погромыхивал кастрюлями. Но вдруг острая, пусть и несильная боль в виске заставила девушку замереть. Сначала она решила, что это обычное недомогание… Но спохватилась и прогнала перед глазами магические книги. Хельми. Он думает о ней, причём — думает в связи с чем-то плохим. Что же беспокоит мальчика-дракона? Селена неуверенно обернулась к входной двери. Найти и попробовать поговорить с ним, пока он не ушёл к Колру? Смутное впечатление, что Хельми сомневается… Немного поколебавшись, Селена решительно побежала на поиски маленького дракона. Не захочет говорить — ну и ладно, потом поговорит. Но если вдруг он хочет именно сейчас… Она распахнула дверь. Хельми чуть не налетел на неё.

— Ага! Вот бы сейчас лбами столкнулись! — насмешливо сказала девушка, хватая отпрянувшего Хельми за руку. — Нет уж, не сбежишь.

Она завела мальчика в гостиную и растерялась: а ведь здесь не поговоришь — в любое время могут вбежать и прервать доверительный настрой беседы. Надо бы где-то в другом месте. Но где? Наверху кто-то есть. Но ведь «братство» только что ушло в полном составе? Значит, их собственная комната в мансарде свободна.

— Пошли к вам.

Девушка разжала пальцы, не сомневаясь, что Хельми пойдёт за нею. Уже в комнате мальчик плотно закрыл дверь за собой, и Селена поняла, что он готов к разговору.

Они уселись на его кровати. Глядя на узкое лицо мальчика-дракона с опущенными раскосыми глазами, Селена некоторое время гадала, о чём пойдёт речь. Но призналась себе, что догадаться трудно и лучше выждать.

— С-селена, Х-хельми жил на границе, — тускло сказал Хельми. — Х-хельми рассказывал.

— Помню, Хельми.

Длинные худые пальцы осторожно легли на её ладонь. Она уже знала, что, несмотря на бесстрастный вид мальчишки-дракона, это движение означает, что он очень волнуется. И сама ободряюще сжала его пальцы.

— Х-хельми жил с-с другой стороны.

Он сказал и намертво замолчал.

Когда Селена поняла, что он имеет в виду, она чуть не расхохоталась. Блин, они доведут её своими придуманными проблемами! Впрочем, для маленьких эти проблемы — не надуманные… Она представила, как мучился этими думами Хельми, как тысячи раз размышлял, сказать — не сказать об этом… Что чувствовал бедняга, когда его допрашивал Вальгард!.. Так что теперь думать надо, как успокоить маленького дракона. Она глубоко вздохнула. Итак, он — гражданин той страны, которая попыталась использовать машинную магию, но пала под натиском почти одушевлённой техники. Какое значение имеет теперь его гражданство, если в той стране живых не осталось? Вот с этого и придётся начать.

— Хельми, ты знаешь, кто такой беженец?

— Нет.

— Это живое существо, которое во время войны сбегает из своей страны и ищет убежища в другой, которая может помочь ему. Я понятно объяснила?

— Понятно. — Маленький дракон поднял голову. Раскосые глаза серьёзно смотрели на Селену.

— Так что ничего не было бы, если бы ты признался об этом Координатору. Мне думается, людей и существ с твоей родины здесь много.

— Но поч-чему он так с-сильно… с-спраш-шивал Х-хельми об этом?

— Он хотел убедиться, что ты в самом деле остался без родителей. — Произнося вслух то, что недавно было предположением, Селена убеждалась и в собственной правоте.

— Зач-чем?

— Драконов и так всегда мало. А теперь, когда идёт такая страшная война… Вальгард хочет, чтобы ты стал членом его клана. Чтобы воспитывался в его клане. Если ты захочешь…

— Х-хельми подумает. — Но маленький дракон, кажется, сам того не замечая, так крепко сжал её ладонь, что Селена поняла: он не хочет ни в какой клан. Он хочет остаться там, где ему комфортно. То есть в деревне. — Селена…

Он не успел договорить: в комнату ворвалась вся компания.

— Хельми! — крикнул Колин, обшаривая глазами помещение. Увидел. Удивился.

Селена хмыкнула: попросить Джарри сделать им всем блокирующие кольца? Или они всё-таки сами додумаются, что надо научиться сдерживать свои чувства?

— Всё хорошо? — встревоженно спросил Мика, подходя к девушке.

— Всё, — успокоительно сказала Селена. Вот только Хельми, словно опровергая сказанное ею, продолжал держаться за её руку. Сам выглядел спокойным — даже холодным, но, судя по лицу Коннора, в нём продолжало что-то кипеть. И девушка догадалась — что.

— Мирт, закрой, пожалуйста, дверь. Ребята, вы же братья по крови. Думаю, Хельми не обидится, если я скажу. — Она вопросительно взглянула на маленького дракона. Тот даже не шелохнулся, но ладонь Селены начинала болеть — так он вцепился в неё. — Хельми жил на границе. И он очень боится, что вы не примете его, если узнаете об этом.

— Ну и что — на границе? — с недоумением спросил Коннор. Когда до него дошло, усмехнулся. — Тогда мне вообще надо повеситься! — заявил он. — Ты живой, а я — наполовину машина! Ну, не совсем наполовину, но частично.

Остальные с лёту не поняли и только переводили удивлённые взгляды с одного на другого. Селене пришлось объяснить проще. И добавить, памятуя, что они — мальчишки:

— Теперь у вас есть одна тайна на всех.

Глаза у всех загорелись. Тайна! Общая! Только для их братства! Здорово!

«Какие же они ещё маленькие», — вздохнула Селена.

Зато Хельми успокоился.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...