home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


14

Спускаясь по лестнице, Селена чуть не споткнулась, вспомнив реплику Каи. Подспудное значение этой фразы она поняла только сейчас. Что сказал Каи? Рыболовы попросили Вильму через Моди написать им заклинание огня, которое потом и использовали! И что это значит? Простейшим бытовым заклинанием может пользоваться и обычный человек? Ну да, Моди же попробовал сотворить огонёк на уроке Бернара! Значит и в Каи, как он и мечтал однажды, постепенно просыпаются магические способности?

Как хорошо, что она сейчас доберётся до Веткина!.. Интересно, куда делся Джарри? На завтраке его не было. С того момента, как она вышла из кабинета, оставив его крепко спящим, мага она ещё не видела.

— Леди Селена? — удивился Веткин, когда она вошла в столовую.

— Веткин, мне нужно поговорить с тобой, и очень серьёзно.

— Э… леди Селена, — слегка испуганно отозвался домовой. — Что-то случилось?

— Ничего особенного. Кое-что по дому и по хозяйству. Мне давно надо бы тебя поспрашивать, да всё время что-то отвлекает. Где Кам?

— Пошёл выгуливать собаку. Только что.

Последнюю фразу Селена восприняла как приглашение посидеть на кухне — и оказалась права. Правда, прежде чем, усевшись, поговорить о деле, она всё же спросила:

— Веткин, кстати, ты не видел сегодня мага Джарри?

— Он приходил рано утром позавтракать, а потом ушёл в лес. Сказал, что должен проверить кабанью лёжку в оврагах.

— Хорошо. Итак, Веткин, у меня поднакопилось немало вопросов по нашему хозяйству. Начнём с климата. Сколько длится ваше лето?

Лето, как выяснилось, длится долго — на три урожая хватает. Зима короткая и слякотная. Так что очень даже неплохо, что девочки посадили на распаханных огородах овощи и посеяли зерновые. Также Селена выяснила, что здесь существуют клубни типа картофеля — а может, это картофель и есть. По крайней мере, девушка услышала слово «картофель», когда заговорила о клубнях. Через полчаса она поняла, что хозяйство у неё здесь самоокупаемое — кажется, так говорится, когда оно обеспечивает хозяев полностью. Узнав это, она с облегчением вздохнула.

Едва они начали разговаривать, появился Джарри. Он кивнул, чтобы на него не обращали внимания, и принялся внимательно слушать допрос домового. Кошка, обходившая владения домовых дозором, посмотрела на него, спокойного, и прыгнула к нему на колени. Разговор продолжался уже под её мерное мурлыканье.

Потом с прогулки появился Кам с собакой, которая только что не ползла по полу, пока не добралась до столовой, откуда сиганула на кухню, за печь, с бешеной скоростью. Тиграша, всё ещё сидевшая на руках у Джарри, зашипела ей вслед. Кам по-детски улыбнулся и развёл руками, словно говоря: «Ну, что тут поделаешь?..» Он-то ничуть не боялся Селены и даже отвесил ей поклон, будто они не виделись утром. После чего прошёл к себе — к лежанке за печью. Правда, не залёг спать, а кажется, занялся чисткой неизбежных кастрюль — девушка расслышала жёсткий скрежет протираемых металлических частей.

— И ещё, леди Селена, можно послать маленьких оборотней собирать клубни с других полей, — продолжал между тем Веткин, взволнованный открывающимися перспективами, — приобрести побольше овощей для общего стола.

Девушке пришлось напрячься и вспомнить, о чём они говорят. Ага. Об овощах-самосейках, которые не совсем ещё одичали за три года, о том, что малыши-оборотни, обладающие тонким нюхом, могут найти такие клубни, а девочки во главе с Анитрой и Вильмой — заставить мальчишек собрать их. И тогда блюда в столовой будут богаче и разнообразнее.

После получаса беседы с домовым Селена встала.

— Спасибо, Веткин, теперь я знаю, что нужно делать дальше.

Ничего не сказав, Джарри поднялся вместе с нею. У Селены создалось впечатление, что он чуть ли не телохранителем сопровождает её повсюду. Тем более что занятия у Бернара и Колра закончились, и девушка в первую очередь направилась к ним, чтобы уточнить, в какое время они хотят заниматься, как долго и какие группы ребят хотят видеть у себя в «классах». Девушка немного побаивалась, что старый эльф начнёт ворчать и вообще возражать против того, чтобы у него занимались все: он же пришёл сюда ради Мирта! Но ничего. Бернар не возражал учить и остальных.

Согласовав расписание, девушка поспешила в столовую. Там уже обедали, и Селена вместе с Джарри села за «свой» стол. Маг молчал, пока ели. Кажется, он понял, что голова Селены забита заботами обо всём на свете. Он даже смотрел на неё не вопросительно, скорее — непроницаемо и спокойно.

После обеда, загнав всех в комнаты спать, Селена спустилась в столовую и, по договорённости с Веткиным, отправилась в бельевую, где весь «тихий час» они занимались подсчетом собранного со всех домов тряпья. Из него можно было сшить (эту заботу взял на себя Веткин с другими домовыми) нечто носибельное для детей. Хотя бы на первые дни.

Как ранее на кухне, так и здесь Селена записала, чего не хватает для полного счастья. Естественно — обуви. Нет, сейчас, конечно, лето — и детям не обязательно иметь обувку. Оборотни, например, сами её скидывают — мешает. Но остальным неплохо бы всё-таки обуться. Веткин настаивал, хотя… Селена вспомнила рыболовов — постоянно ходят босиком.

— Ты сегодня очень деятельная, — заметил Джарри, когда они оказались в своём кабинете. — Что у тебя ещё до вечера?

Оба сидели в кресле, точней — сидел Джарри, обнимая за талию севшую к нему на колени Селену. Она же почти легла на его плечо, обняв за шею.

— После «тихого часа» надо будет занять детей на игровой площадке, — задумчиво сказала девушка. — Хорошо бы спихнуть эту работу на ребят постарше, чтобы ты успел позаниматься со мной хоть чуть-чуть по магическим книгам. Хоть полчаса. Потом мне надо будет поговорить с ними — со старшими ребятами, чтобы свалить на них некоторые обязанности по хозяйству. А потом… Ну, потом — ужин, немного погулять — и баиньки. — Помолчав, она добавила: — Мне придётся дня три жёстко придерживаться очень строгого расписания, чтобы все привыкли к нему.

— Такое впечатление, что ты хочешь не просто спихнуть на девочек и мальчиков постарше некоторые обязанности, — заметил Джарри. — И это строгое следование будущему расписанию… Что ты задумала?

— Мне оставлены книги по боевой магии, — после короткого раздумья заговорила девушка. — Это неспроста. Я чувствую, что не могу заниматься чем-то стабильным и повторяющимся изо дня в день. Это не для меня. Поэтому мне нужно, чтобы хозяйство катилось без меня, по налаженным колеям, чтобы оно требовало моего внимания только в экстренных случаях.

— Но почему? Ты выполнила то, что хотела: собрала детей, которые могли погибнуть в пригороде, приютила их всех и создала неплохие условия для их проживания здесь, где они чувствуют себя в безопасности и — детьми.

— Этого мало. Я прекрасно понимаю, что для нормальной жизни этим детям недостаточно получить только начальные знания, которые могут им дать Викар и Асдис. Нам нужны не только учителя, нам нужны учебники. Это первое. — Селена помолчала, соображая, как бы сформулировать следующую мысль. — Во-вторых, есть еще кое-что, не менее важное: нам нужна элементарная одежда для детей. Её у нас нет. Домовые, конечно, пошьют детям необходимое из того тряпья, что есть. Но пока пригород остаётся для нас главным источником добычи… И — третье. Наверное, самое важное. Мирт — сирота. Он видел гибель своих родных. Мика знает, что его отец погиб. Но есть Колин и Ирма. Где их родители? А если они живы и ищут своих детей? Или они в городе, но не могут выйти в пригород, потому что их не пускает магическая защита, о которой мне говорил Мика? Этого, кстати, я тоже не понимаю: есть защита, а всякие подонки из города спокойно выезжают в пригород, чтобы заниматься всяким гадством, например уродовать ребёнку лицо из какого-то подлого любопытства. В общем, я хочу заняться поисками родителей детей. Если они не круглые сироты (о чём не мешало бы осторожно порасспросить их), значит — надо, чтобы дети оказались в семье. И начать я хочу с Коннора.

— Именно с него? Странно.

— Ничего странного. Это мы думаем, что Мика с ребятами помог ему убрать те ниточки, за которые его могут дёргать, как марионетку. А если оборванные мальчишками нити — это только внешние? Не знаю, как выразиться… А вдруг в Конноре есть потайная система управления им, о которой он не то что не знает, но даже увидеть её не может? Какая-нибудь микросистема? Где гарантия, что однажды он не проснётся со стеклянными глазами и не начнёт вытворять страшные вещи?

— Ты боишься его.

— Нет. Мне страшно за него.

— Но разгромленную лабораторию вы сами видели. Эта нить оборвалась. А наших сил не хватит, чтобы пропустить весь пригород через магическое сито поиска. («Такое тоже есть?!» — поразилась Селена.) Следов лабораторного воздействия на Коннора осталось мало, и они постепенно стираются. И эти следы слишком ничтожны, чтобы по ним найти нужных людей.

— Можно сделать проще, — сказала девушка, покусывая губу. — Идея, конечно, так себе. Но, возможно, сработает.

— И как же?

— В пригороде есть люди. Мы с Коннором видели в прошлый раз одного. Он прятался, но жил явно среди всех этих ужасов. Значит… Идея такая: надо рядом с лабораторией на стенах домов написать что-то вроде: найден мальчик Коннор, столько-то лет, такой-то наружности, просьба к тем, кто его знает, обратиться… Вот только — куда обратиться, я пока не придумала.

— Для начала — неплохо, — согласился Джарри задумчиво. — Но пока основная проблема — это выход в сам пригород.

— Вся надежда на тебя. — Селена просительно заглянула в глаза мага. — Коннор обладает умением скрывать целую толпу магической вуалью. Колр показал, как пиками, начинёнными следами магии, увлечь машинных демонов в сторону от нашей дороги. Придумай что-нибудь! Ты же маг сопровождения! Боевой маг. Значит, должны быть в твоём арсенале приёмы защиты своих подопечных!

— Они-то у меня есть, — снова задумчиво сказал Джарри. — Проблема только в том, что все они рассчитаны на живых, но никак не на машины. Но — подумаю.

Вечером лишь одно происшествие нарушило покой мирного поселения. Перед ужином к детям зачем-то пришёл Бернар. И зашёл он в гостиную в самый разгар детского смеха и даже хохота.

Дело в том, что Мика придумал игрушку — и воплотил задумку в жизнь. Игрушка эта представляла собой металлического кота — размером с настоящего. Кота предъявили Тиграше, и та, ошарашенная странным зверем, в котором она не опознала сородича и который шёл, направляемый Микой, прямо на неё, фыркала, плевалась и пыталась ударить его лапой, то и дело сбивая с ног.

Дети хохотали до колик, когда приглядевшийся к их забаве Бернар разразился проклятиями в адрес того, кто додумался сделать это металлическое чудовище.

В гостиной не сразу, но воцарилась насторожённая тишина.

— Это всего лишь игрушка, — сухо сказала Селена, когда до неё дошёл смысл проклятий старого эльфа. — Всего лишь механическая игрушка — без единой капли магии.

— С этого всё начинается! — злобно крикнул Бернар. — С этого! Интерес к технике, а потом — попытки сотворить нечто, добавив к нему силу! Это надо уничтожить!

И не успел кто-либо опомниться, как старик быстро поднял ногу, чтобы раздавить игрушечного кота. Почти одновременно игрушка резко вылетела из-под его ботинка, как будто её жёстко пнули, и в итоге Бернар просто топнул по полу.

— Старик, не смей распоряжаться здесь, — недобро сказал Коннор. — Это наши игрушки. Сделай свои — и ломай в своё удовольствие.

— Ты ещё будешь мне указывать?!

Селене почему-то показалось, что у неё ощущение дежа вю, что она вернулась в свой мир, где, бывает, на скамейках сидят сварливые старухи-соседки, которые переругиваются между собой по своим соседским причинам.

— Хватит! — железным голосом велела она, глядя в глаза старику. — Не превращайтесь в убогую развалину, которая только и умеет изрыгать проклятия! Я не хочу, чтобы дети видели в вас скандалиста, к которому не захотят приходить на занятия! Если вам что-нибудь необходимо, выйдем из дома и поговорим!

Бернар, несмотря на её опасения, не заорал снова, лишь замкнулся на какое-то время, но, выйдя из дома, всё же соизволил поговорить с хозяйкой. Его проблема оказалась мелочью, так что времени было достаточно, чтобы поговорить с ним и об игрушке Мики. Свирепый тон старика эльфа не помешал девушке проникнуть в самую суть происходящего. Некоторое время она понять не могла, почему он так сильно окрысился на Мику и его поделку. Лишь позже Селена выяснила: старик до дрожи боится всего механического. Это уже как фобия. Девушка пообещала поговорить с мальчишками, чтобы они не слишком увлекались техникой, — и кажется, её обещание, как ни странно, успокоило Бернара.

А после ужина произошло то, что передвинуло намеченную через три дня поездку в пригород на неделю.

Джарри с Селеной решили прогуляться по деревенской улице к лесочку, куда маг обычно ходил на кабанью охоту. В кабинете в тёплый летний вечер сидеть не хотелось, а наедине они так редко бывали. Вот и пошли — медленно, прогулочным шагом, болтая обо всём на свете и узнавая друг друга в мелочах…

А вечер — и впрямь прелесть. Солнце уже скрылось за развесистыми огромными деревьями, росшими возле деревенской речки, мимо которой они шли, и лишь слегка поигрывало красноватыми бликами на узких блестящих листьях. Тени протянулись длинные, сливающиеся с сумерками. Сидевшие в гнёздах птицы лениво перекликались, и пахло водой и вечерними, тяжёлыми от росы травами.

Правда, наедине парочке недолго дали погулять. «Братство» присоединилось к ним буквально минут через пятнадцать. Хорошо ещё, мальчишки в основном были заняты своими разговорами, но шли с обеих сторон, как конвой, и взрослым поговорить на воле не удалось. Тогда Селена тихонько предложила заметно расстроенному Джарри просто погулять, наслаждаясь тихими, спокойными минутами.

Это потом она подумала, что у неё точно есть дар предсказания: как только скажет слово «спокойно», тут же что-нибудь произойдёт.

Лесочек за околицей начинался не сразу. Между границей деревни и леском виден был как на ладони небольшой луг, чуть холмистый.

Первым дёрнулся самый чувствительный из них — Мирт.

— Смотрите! Бегут!

От неожиданности гуляющие замерли на месте и лишь потом помчались к изгороди.

Из леса выскочили двое — женщина и мальчишка. Они бежали изо всех сил, молча, то и дело оглядываясь на лес. Женщина была без поклажи, а мальчишка придерживал за наплечные лямки наспинный мешок — размером с небольшой рюкзак.

Не успели они пробежать десяток шагов, как из леса вылетели какие-то… страхолюды! Другого слова, чтобы обозначить эти пять фигур, девушка просто подобрать не могла! Высоченные, все — будто специально! — горбатые (или до такой степени согнувшиеся?) и в то же время ширококостные, волосатые и, кажется, бородатые, одетые в какие-то обноски, они бросились напрямую к беглецам! Как преследующие их звери!

Спеша на помощь двоим несчастным, расстояние до которых преследователи сокращали стремительно, Селена вдруг услышала злобное рычание рядом! Изумлённая, она увидела злые глаза Колина, который спустя секунду мгновенно перекинулся — буквально в прыжке. Что происходит?!

А потом начались странности.

Женщина приостановилась, что-то коротко крикнув спутнику, а мальчишка продолжал бежать.

В руках у неё была только толстая палка. Селена ещё с надеждой подумала: а вдруг женщина — маг? И сумеет отбиться палкой от этих… чудищ? Но привычно мелькнувшие перед глазами магические книги объяснили: это не маги — обычные люди, а в руках женщины обычный посох.

Между неизвестными и бегущими на помощь от деревни расстояние было совсем небольшое. Мальчишка-беглец первым добежал до изгороди, но прорваться в деревню не смог. Магическая защита не пустила. Тогда он сделал странную вещь: не стал бросаться на изгородь, видимо, сообразив, но быстро сбросил с плеч мешок и перекинул его через изгородь: бережно и осторожно спустил на вытянувшихся лямках. А потом снова помчался — назад, к женщине, которая, даже на неопытный взгляд Селены, неумело пыталась тыкать своим колом в морды настигших её страхолюдов.

Девушка успела удивиться, каким образом мальчишка всё-таки смог перебросить мешок: защищённая изгородь, насколько она успела убедиться, не пропускала никого и ничего через себя. Мальчишка тем временем бросился на преследователей, которые сбили с ног женщину и пытались… Селена аж задохнулась от ужаса — загрызть её!

Вот почему рычал Колин!

Одичавшие оборотни!

И, наверное, среди них — тот самый старик, который однажды чуть не загрыз Колина!

Мальчишку тоже сбили с ног…

Но уже перепрыгнул изгородь Коннор, а за ним — Хельми. Оба безоружные. Внешне — поэтому один из оборотней лишь довольно рыкнул, подняв окровавленную морду от уже неподвижной женщины. Закричал от боли мальчишка, отброшенный в сторону. За ним прыгнул ещё один…

Оборотень над женщиной не успел оглянуться, как его голова слетела, забрызгав всех, кто был рядом, хлынувшей из шеи кровью. Только это и заставило оборотней отшатнуться от своих жертв, чтобы посмотреть, откуда пришла смерть. Коннор прицелился в следующего. Рядом выстрелил Джарри — рухнул ещё один.

Над ними потемнело — и трое пятившихся оборотней, неуклюже задрав головы кверху, оцепенели на месте, а потом бросились к укрытию — в лес. Но чёрный дракон успел: хлынувшее направленным потоком пламя мгновенно сожгло людоедов.

Прихватило немного и сам лес, но Мирт, побежавший вперёд, как только с оборотнями было покончено, на ходу выкликая заклинания, воздел руки к небу. Теперь взятое у Коннора заклинание он использовал сразу: загоревшийся было лес немедленно промок от неизвестно откуда взявшегося ливня — на этот раз строго локального.

А Селена наконец добежала до беглецов. Женщина лежала, не шевелясь, а мальчишка с трудом, но встал на колени — посмотреть, что с нею.

— Не смотри, — сказала ему Селена. — Если дышит, спасём, не бойся.

И сама упала на колени — и ухом к сердцу женщины. Кажется, бьётся? Страшно было даже дотрагиваться до бедняжки: женщина выглядела ужасающе — растерзанная, вся залитая кровью так, что лица не разглядеть. Ладонями закрыла шею — тоже неясно: то ли успели ей разодрать горло, то она смогла защититься до появления помощи.

Мальчишка дышал часто и хрипло, вглядываясь в девушку, и она не смогла сказать ему, что его дыхание мешает ей услышать, дышит ли женщина. Но попросить его уйти не решилась. Слишком странно он смотрел на пострадавшую, изодранную почти в клочья.

— Живая, — сказал присевший рядом запыхавшийся Джарри. — Будет жить. Сейчас немного силы в неё… Мирт! Оставь лес! Твоя помощь нужна! Парень, ты как?

Мальчишка только плечом повёл, не отрывая взгляда от женщины. Руки были в крови — и поэтому трудно было понять, что с ним, но Селена помнила, как он закричал…

Джарри быстро осмотрел женщину. Вместе с Миртом они некоторое время держали ладони на силовых точках, как шёпотом объяснил маг, а потом Джарри осторожно приподнял женщину и понёс её в деревню.

Потрясённая девушка всё-таки внезапно поняла, что рядом с нею, вне деревенской территории — Мика и Колин. Каким образом?!

Будто услышав её, обернулся усталый Коннор. Это она сначала так восприняла его потускневшие глаза. Но он тоже был потрясён при виде ран и крови.

— Мика и Колин теперь могут проходить свободно, — сказал он, отвечая на её невысказанный вопрос. — В них наша кровь.

Он подошёл к замершему мальчишке и помог ему встать. У того была рана на плече да кровоточил рваный укус на боку. Но мальчишка, постояв, медленно зашагал к изгороди. Подоспевший Колр у самой изгороди поднял его на руки и перенёс через магическую защиту. Он понёс бы и дальше, но сразу за изгородью мальчишка задёргался у него в руках и хрипло сказал:

— Отпустите.

Дракон хмыкнул, кажется, решив, что мальчишка таким образом добивается самостоятельности. И осторожно поставил его на ноги. Тот пошатывался, стараясь устоять на ногах. «Братство» окружило его, собираясь помочь, если что…

Мальчишка медленно повернулся и тяжело поковылял снова к изгороди.

Здесь он наклонился над заплечным мешком и распустил завязки.

Стоявшая рядом с Колром Селена услышала, как у него перехватило дыхание.

Мальчишка опустил края мешка вокруг небольшой фигурки. Девочка. Лет трёх — совсем малышка. Косматенькая, как Ирма. Но дыхание у дракона перехватило не оттого, что в мешке оказалось живое существо. Девочка подняла голову: узкое лицо, раскосые глазища — дракончик!

— С-совс-сем маленькая! — удивлённо сказал Хельми.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...