home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

Оцепенение длилось недолго. Только было Колр нерешительно шагнул к собиравшейся снова спрятаться в мешок девочке-дракону, как мимо быстро прошмыгнул Колин, на ходу сдирая с себя футболку. То ли девочка напомнила ему своей косматостью Ирму, то ли привык уже: малышка — значит, надо помочь, защитить, но он быстро сел на корточки перед мешком и мгновенно закутал девочку в свою одёжку. На ней, правда, было что-то вроде свободной короткой рубашонки, но никто не засмеялся над движением мальчишки-оборотня, никто слова не сказал.

Селена покосилась на Колра. Тот со странным выражением какого-то испуга и недоверия смотрел на темноволосую малышку-дракона. А очарованный Хельми просто присел напротив, и Колин у него сразу спросил:

— Я донесу?

Ответила ему, как ни странно, сама малышка: повертев головой и ненадолго застыв взглядом на глазах невольно улыбнувшегося ей Хельми, она отвернулась, выпростала ручонки из-под футболки Колина и сцепила их на затылке оборотня. Хельми только вздохнул — с облегчением, как показалось Селене, что не ему нести это хрупкое существо.

Мирта нет, улыбнулась Селена. Тот бы сразу взял девочку на руки, не спрашиваясь. Но Мирт убежал вслед за Джарри, уносившим раненую в дом.

Неизвестный мальчишка насторожённо оглядел всех — и его лицо, худое и скуластое, с запавшими светлыми глазами, чуть смягчилось. Теперь он не возражал, когда Колр снова шагнул к нему — взять его на руки. Правда, едва дракон поднял его, он опустил глаза, как будто боялся чего-то, что могут о нём узнать.

По дороге к дому с учебными кабинетами (куда нести раненого незнакомца, как не к эльфам?) кое-что выяснили. Мальчик назвался Эрно. Он сказал, что целая группа из людей, оборотней и одной женщины-дракона — то есть всех бывших обитателей поселения у горной границы — три года пряталась от ожившей магической техники в горных пещерах. Но потом в горах появились машины-разведчики, и жить стало невозможно: на живых машины устраивали самые настоящие облавы. После одной из них погибли очень многие поселенцы, в том числе и женщина-дракон, так что пришлось уходить в низины, к лесам. Но здесь тоже оказалось небезопасно. На открытых местах нападали магические машины, а в лесах бесчинствовали одичавшие оборотни-людоеды. Все трое — единственные, кто уцелел из группы, ранее насчитывавшей около трёхсот живых существ.

— А эта женщина… — осторожно начала Селена, — кто она тебе?

— Мама.

После короткого ответа на него оглянулись мальчишки — все четверо. С завистью.

Странно, но Эрно снова опустил голову, словно не решаясь взглянуть на дракона.

Когда вошли в «учебный» дом, где прямо в вестибюле оба эльфа, Бернар и Мирт, колдовали над раненой женщиной, Эрно уложили на второй стол. Он всё следил за Колином, но мальчишка-оборотень сел рядом так, чтобы Эрно видел девочку-дракона, и тот успокоился. Тем более к нему быстро подошёл Джарри, изумлённо покосившийся на малышку-дракона, и негромко оповестил всех, что раны Эрно не слишком опасны, что он, маг, сам может оказать ему первую помощь. И в самом деле, Джарри быстро обработал их и перевязал мальчишку, не дожидаясь Анитры или Травника.

Мирт при виде малышки просто остолбенел. Когда он убегал вместе с Джарри к Бернару, чтобы спасти женщину, девочку-дракона он не видел. Сейчас, словно заколдованный, маленький эльф подошёл к малышке и трепетно погладил её по голове. Бернар резко обернулся, но сдержал себя.

— Мирт.

Он не крикнул — просто требовательно позвал. Без помощи мальчика ему и в самом деле было трудно работать с ранами женщины. Джарри стоял с ним рядом, но только, что называется, на подхвате: целительской магии эльфов он почти не знал. Мирт вернулся быстро, но то и дело поглядывал в сторону Колина.

Колр встал как-то так, что, будучи темноволосым и каким-то даже по сути своей тёмным, оказался в тени. Проходившую мимо Селену он поймал за руку и быстро, но негромко спросил:

— Вы с-скажете Вальгарду о найдёныш-шах?

— Нет. Зачем? У нас свои драконы, чтобы обучать девочку до возраста, когда ей надо будет ходить в настоящую школу, — улыбнулась ему девушка и позвала: — Коннор, Хельми! Сбегайте к Веткину и принесите что-нибудь на ужин для наших гостей.

Мальчишки, обрадовавшись, что и им нашлось дело, быстро убежали.

Отходя от Колра, не сводящего глаз с малышки-дракона, она услышала шёпот:

— Темноволос-сая…

И снова улыбнулась. Кажется, она поняла, почему именно тёмные волосы девочки взволновали чёрного дракона.

Быстро вернулись мальчишки — с ужином для двоих, который отнесли в здешнюю пустынную столовую, где и принялись раскладывать еду по захваченным с собой тарелкам. Сначала спокойно сидевшая на коленях Колина малышка-дракон закивала, принюхиваясь к воздуху, в котором запахло мясным и рыбным, и мгновенно попыталась съехать на пол. Мальчишка-оборотень еле успел подхватить её и помочь спуститься. Но как ни удивительно, девочка заковыляла не в столовую, хотя обернулась пару раз на неё, а к женщине, которая так и не пришла в себя.

Эрно, уже сидевший на стуле возле стола, на котором Джарри перевязывал его, вдруг съёжился и обхватил свои плечи руками. Удивлённая Селена хотела было спросить, что с ним, но в это время малышка, которая с колен оборотня видела всё, что происходило в гостиной, похлопала ладошкой по столу с женщиной:

— Мама!

Эрно низко опустил голову, теперь съёжившись так, словно ожидая, что его сейчас ударят… Колр, нахмурившись, выступил из тени. Хельми с беспокойством посмотрел на Эрно, а потом ещё и подошёл к нему, не спуская глаз со взрослого дракона. Как будто что-то понял. А Коннор кивнул мальчику-дракону, явно спрашивая, что случилось.

— Ч-что она с-сказала? — как-то свысока спросил Колр.

Можно было и не спрашивать. Малышка продолжала колотить кулачками по столешнице и повторять одно и то же слово. Девушка на всякий случай встала рядом с совершенно поникшим Эрно и спросила:

— Что вас встревожило, Колр? Девочка привыкла видеть рядом женщину, которая наверняка ухаживала за нею в пути. Поэтому зовёт её мамой. Это понимаю даже я.

— Как зовут девоч-чку? — повелительно обратился Колр к Эрно.

— Люция, — покорно прошептал мальчишка, не глядя на него.

— В ваш-шем пос-селении был клан Люция?

— Да.

— Леди С-селена, — чуть ли не официально обратился дракон к девушке. — В прис-сутс-ствии вас, хозяйки данного мес-ста, и в прис-сутс-ствии с-свидетелей я беру вс-сех троих приш-шедш-ших с-сюда под с-своё крыло. Подтвердите моё с-слово.

В мире Селены «брать под крыло» или «под своё крылышко» значило только одно. Но в этом мире эта официально звучащая фраза, кажется, подразумевала некое более жёсткое обязательство. Как же ответить?

Джарри, стоящий напротив, покивал, подсказывая.

— Да. Я подтверждаю ваши слова, Колр, — послушно повторила подсказку девушка.

Эрно, помедлив, встал со стула и подошёл к Колру.

— Спасибо.

Как будто сняв с себя груз, взрослый дракон положил руку на плечо мальчишки. Теперь Эрно не выглядел испуганным, хотя и был до сих пор настороже и пока вовсе не казался счастливым… Селена с облегчением, которого постаралась не показывать, велела:

— А теперь все в столовую.

Колр по-хозяйски поднял Люцию, не возражавшую против этого, и вместе с нею вошёл в помещение. Мальчишка шёл за ним.

— Быстро мне объяснили, что здесь произошло! — хмурясь, громким шёпотом приказала Селена, прикрыв дверь в столовую.

Они и попытались это сделать — все вместе. Но уступили объяснения Джарри.

— По законам драконьих кланов, если ребёнок назвал обычного человека родственным именем, как Люция эту женщину — мамой, то дракон со стороны может оспорить право человека так называться. То есть убить его. Такое случается очень редко. И многие помнят об этом лишь как о легенде. Кланы всегда были крепкими и не допускали, чтобы члены семей попадали в такие ситуации. Колр мог убить обоих — и женщину, и её сына. Но он обозначил начало нового клана, взяв их обоих под своё крыло. Теперь женщина — его жена, а мальчик — его сын. Люция — соответственно, дочь.

— А в клане Люция всех называют такими именами?

— Нет. Женщина-дракон назвала дочь именем клана как последнюю из клана, — сказал Джарри и насупился. — Впрочем, всех тонкостей я не знаю. Хельми тоже вряд ли поможет. Он пока слишком мал, чтобы знать подробности. Здесь есть кое-что такое… В общем, если я правильно понял и помню, Люция как последняя из клана, назвав родственно эту женщину, создала собственный клан из этой женщины и её сына. Но Колр, кажется, воспользовался правом сильнейшего и… — Маг безнадёжно развёл руками. — Когда всё успокоится, неплохо было бы расспросить об этом самого Колра.

— Вы всё правильно сказали, — вмешался в объяснения Бернар и накрыл принесённым покрывалом женщину, так и не пришедшую в себя. — Именно это и сделала маленькая девочка-дракон по неразумению. И если бы Колр не вмешался в ситуацию, любой другой дракон, по старинным законам, был бы вправе убить обычных людей.

Вот чего боялся Эрно!.. Ничего себе у них тут законы…

Она вздохнула и вошла в столовую.

— Они будут жить в моей комнате, — безапелляционно сообщил Колр, подавая кусочки рыбы Люции, которая мгновенно глотала их.

Впрочем, и мальчишка почти давился едой, даже не прожёвывая её. Дракон, кажется, предпочитал пока не обращать внимания, как едят голодные дети. Только быстро убирал рыбьи кости, пока хваткие ручонки малышки не вцепились в облюбованный кусочек… Селена подавила вздох: «Ох, уж эти мужчины!» — и постаралась высказаться деловым тоном:

— Этой комнаты вам мало. Мы сделаем следующее. На втором этаже остальные комнаты пустуют. Пару комнат с обеих сторон от вашей мы можем присоединить. То есть получатся детская и отдельная спальня… — Она запнулась, но дракон спокойно сказал:

— С-спасибо. Но пока они будут у меня, я займу одну из пус-стых гос-стевых.

— Колр, вы знали клан Люция?

— Я знал, что такой был на границах гос-сударс-ства. Но не знал его предс-ставителей.

Во время разговора Селена исподтишка наблюдала за Хельми. Тот был привычно непроницаемым, почти сонным. Исподтишка, но не совсем умело за ним наблюдал и Эрно, скрывая свою слежку за обжорством оголодавшего. Он явно недоумевал, каким боком Хельми относится к Колру.

После ужина, обговорив детали завтрашней работы по перепланировке комнат, все разошлись. Правда, Селена оставалась до того самого момента, пока не опустела гостиная «учебного» дома. Так что видела, как уверенно Колр передал Эрно Люцию, а сам осторожно поднял женщину со стола и отнёс её на второй этаж. И у девушки возникло странное впечатление: это не Колр, а некий воин-победитель торжествующе несёт добычу в личное логово! И даже маленькая фигурка сонного от сытости мальчишки с ребёнком на руках, медленно бредущего за драконом, не перечёркивала странной картинки перед глазами Селены.

«Братство» вылетело из дома первым. Потом ушёл в свою комнату Бернар.

— Тебе не кажется, что Колр даже рад сложившимся обстоятельствам? — нерешительно спросила Селена у Джарри, слегка задержавшись на пороге дома, где их никто не должен был услышать: вся толпа была во дворе. — Я подумала, несмотря на все эти заморочки… ну…

— Понял. Конечно, он рад, — улыбнулся маг. — Одиночество его последних дней закончилось. Теперь он получил не просто начало клана, но семью.

— Но разве такое возможно? Ну, человек с драконом? Пусть даже у них не будет настоящей семьи, но позволяют ли здешние законы?.. В общем, я совсем запуталась.

— Браки между представителями разных видов — не редкость, разве что у оборотней и троллей такого нет, — пожал плечами Джарри. — У драконов с этим строже, потому что потомства от этого брака не будет. Но теперь Колр — глава своего клана. Он решает сам — это во-первых. Во-вторых, у них есть общие дети на основе соглашения, подтверждённого тобой. Своё потомство им теперь заводить необязательно.

— А женщина? Каково будет ей? Вот она очнётся — и…

— Она очнётся, и сын объяснит ей, что теперь бояться нечего. Они в безопасности и под защитой.

— Ты уверен? — нерешительно спросила девушка.

— Селена, что тебя смущает?

— Многое. Слишком быстро произошло то, что обычно в жизни тянется годами.

— В экстремальных обстоятельствах и время летит экстремально, — усмехнулся маг. — Пошли. Сейчас мы своим разговором, даже тихим, можем помешать.

— Последний вопрос на сегодня по Колру. Джарри, а Вальгард не вмешается?

— Не имеет права. Ну, насколько я знаю их правила и законы.

— А… Извини, ещё один вопрос возник. А как же Хельми? Почему Колр не предложил ему своего покровительства? Ну, не взял под своё крыло?

— Точно сказать не могу, но Хельми, кажется, вышел из возраста, когда над ним могут произнести такие слова. Может, в этом дело.

На улице уже стемнело и стало прохладней. Даже запах трав усилился. Но ещё можно было многое рассмотреть. «Братство» ожидало их на дороге. Девушка подошла к мальчишкам и спросила:

— Вы-то чего ждёте? Спать пора.

— Селена, а по-моему, пора подумать о той стороне деревни, — серьёзно сказал Коннор. — Посидим в нашей столовой?

Та сторона деревни… Коннор прав.

Если один конец деревни выходил в луговины и к дороге в пригород, то противоположный упирался в лес. Тот самый лес, из которого Ирма однажды вывела Хельми. Из которого сейчас вышли трое беглецов, преследуемые одичавшими оборотнями. И тот конец деревни словно указывал на далёкие границы здешнего мира.

И едва подумав обо всём этом — с подачи Коннора, Селена поняла, что чувствует себя незащищённой.

В своей столовой они уселись за одним столом и зажгли свечу. Из кухни выглянул Кам, сонно улыбнулся всем — на что, как заметила девушка, улыбками непроизвольно ответили и мальчишки, и скрылся за печью. Зато оттуда же решительно вышла зевающая Тиграша и внаглую прыгнула прямо на стол, свалившись пушистым брюхом перед Селеной: «Гладь меня!» Приглядевшись после этого к занавескам, отделяющим кухню от столовой, девушка разглядела под ними и чей-то чёрный нос…

— Итак, я вас слушаю.

— А чего слушать? — удивился Коннор. — Думать надо, что делать с лесом. А вдруг завтра кто-нибудь ещё заявится? А мы не успеем на этот раз?

— Ты хочешь сказать, что нужно как-то защитить лес от тех, кто похож на сегодняшних людоедов? — задумчиво спросил Джарри. — Но при этом сделать его доступным для тех, кто спасается от них?

— Ну да!

— Задачка не из лёгких. Закрыть наш лес от одних, но оставить открытым для других. И как отличить одних от других?

Коннор неопределённо побарабанил по столу пальцами.

— Не знаю, — сказал он. — Но нас много — и мы придумаем, как это дело решить.

— Лес — такое место, что в нём могут блуждать многие, — уже как-то рассеянно сказал Джарри. — Если даже сделать систему оповещения, то мы сначала всё равно не будем знать, кто именно потревожил сигнальные ловушки.

— Ты отказываешься от мысли, что можно что-то сделать?

— Коннор, ни от чего я не отказываюсь. Я имею в виду, что за один раз этой проблемы не решить. Да и неплохо бы подключить к её решению Бернара и Колра.

— Ну, Колру сейчас не до того будет, — тоном искушённого взрослого сказал мальчишка. — А Бернар… Он сам с собой справиться не может, не то что с этой проблемой. Остаёмся мы.

— Ты так решительно об этом говоришь, — с сомнением сказала Селена. — Мне эта проблема тоже представляется довольно сложной. Чисто с точки зрения логики. Как различить, кто бегает по этому лесу? Мы сами-то не сразу поймём, а где уж всяким охранным заклинаниям?

Внезапно фыркнул Мирт. И тут же объяснил свой непроизвольный смешок:

— А если не обязательно понимать? Сделать на всех одинаковые ловушки — а потом прибегать на сигнал — смотреть, кто пойман, и уже потом решать, что с ним делать.

— Ты дежуришь первым! И первым побежишь смотреть, кто попался в наши ловушки! — заявила девушка, а остальные рассмеялись.

— И сбегаю! — задорно ответил Мирт. А оглядев смеющихся, вкрадчиво сказал: — И ещё посмотрю, как остальные будут спать, пока я бегаю! Уж я постараюсь испугаться до смерти!

— Мы уже говорим не о том, — прервал общий смех Джарри. — Вам не кажется, что пора всё-таки спать? Мне кажется. Завтра на свежие мозги подумаем над тем, как сделать защиту леса. Согласны?

«Братство» нестройным хором подтвердило согласие и удалилось на покой.

А Джарри и Селена посидели молча, думая каждый о своём.

— Пошли тоже спать, — сказала девушка, в последний раз приласкав Тиграшу, и встала. — Завтра у нас день довольно насыщенный, поэтому… Эх, а хотели через три дня податься в поход. Сходили.

— А чего ты хочешь от этого похода, кроме того, что придумала для Коннора?

— У меня список, — тяжело вздохнула Селена. — И этот список с каждым днём растёт.

— А что в нём?

— Книги, учебники, тетради, ручки, одежда, ткани, обувь, — перечислила по памяти девушка. И снова вздохнула: — И это лишь небольшая часть. Там ещё продукто-ов! В общем, голова кругом идёт. А тут ещё эта женщина…

— Ммм, Селена, кольцо на тебе?

— На мне. А что?

— Я всё жду, когда Коннор в поисках своих родителей додумается использовать способности некроманта.

— Не поняла: как это?

— Ну, в сущности, это легко: найти погибших при взрыве лаборатории и допросить их о родителях. Я всё ждал, когда он сообразит это.

— Не забывай, что он ещё ребёнок…

— Пока он разговаривает как взрослый, это легко забывается.

— Значит, я свою идею насчёт надписей на стенах домов хороню?

— Почему? Если хорошенько продумать адрес, куда надо обратиться, эта мысль ещё может стать гениальной.

— Ладно. Давай взглянем, что нам ещё предстоит на завтра.

— Ну, в первую очередь — перепланировка. Хотя здесь нам и сам Колр поможет. Это в его интересах. Затем надо бы познакомиться с женщиной, а Эрно представить нашим детишкам. И заодно узнать, в какую учебную группу он у нас попадёт. Далее все по расписанию. Не считая того, что надо тщательно обдумать ещё одну идею — проход к дороге через владения машинных демонов.

— Идея есть, — откликнулась Селена. — Только требует додумывания.

— Тогда завтра. — Джарри поднялся из-за стола и, взяв девушку за руку, повёл к веранде. — Сейчас — только спать. — Но, пропустив ее мимо себя к двери в кабинет, он всё же с любопытством спросил: — А что за идея?

— Ты же спать хотел! — засмеялась Селена. Но, уже войдя в кабинет, пожала плечами. — Надо придумать каких-нибудь големов, впихнуть в них магию и след живого, после чего пустить в сторону от дороги, чтобы машинные демоны погнались за ожившими чучелами. Вот и вся идея.

— Ты знаешь… — медленно выговорил маг, усиленно морща брови. — А ведь это… гениально! И выполнить легко; правда, придётся, ко всему прочему, поделиться идеей с Коннором.

— Почему с ним?

— Ты же сама сказала, что в них нужно оставить человеческий след живого. А кто может это сделать лучше некроманта?

«Ничего не поняла, — вздохнула девушка. — Но, возможно, это из-за усталости. Проснусь завтра — легче будет соображать. Поэтому — давай-ка, Селена, баиньки!»


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...