home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17

Последние приготовления заняли совсем немного времени. Теперь, когда ехали в пригород не с бухты-барахты — на сплошной импровизации, а целенаправленно, кажется, многие вопросы успели решить заранее. Во всяком случае, Селена на это надеялась.

Напоследок, когда поздним вечером все в доме улеглись и уже, кажется, дрыхли, кроме затаившегося в своей комнате «братства», Селена заглянула к Викару и Асдис. С ними она переговорила раньше, посвятив пару в тайну будущего ночного похода. Девушка и парень восприняли тайну с пониманием.

— Если опоздаем с приездом… — шёпотом сказала Селена.

— Помним, — шёпотом же перебил Викар. — Надо будет сказать Колру. Для детей отмазка старая — тренировки в лесу и навешивание заклятий для охраны леса. Вы спрашивали вашего Коннора? Он всё запомнил, что я ему говорил?

— Да, спасибо, что нарисовали удобную карту, — улыбнулась Селена. — Коннор сказал, что пройдёт по ней легко — как по очень знакомому месту.

Молодые люди в очередной раз обозначили на клочке бумаги, где находится один из складов, расположенный чуть дальше от лаборатории, куда стремился попасть Коннор. Так что маршрут будет без заморочек — никаких шатаний по сторонам. Сначала — лаборатория, а потом — склад.

Она спустилась в кабинет. Джарри уже подготовился к выходу. На этот раз, кроме штанов и рубахи, на нём был короткий плащ, почти как у Колра, с разрезами по бокам, чтобы удобно было хвататься за припрятанное под одеждой оружие. Рукава длинные — прячут небольшие арбалеты. Короткие сапоги — Селена знала, что обувь тоже не простая, а с поножами. Всё оружие — заговорённое. Как и сам плащ. То есть плащ не пробьют ничем. Но если что-то и будет выпущено по нему из оружия, синяки на теле мага останутся. Джарри кивнул:

— Ты готова?

— Да, — оглядывая себя в зеркале, которое они так и не удосужились повесить, оставив «напольным», ответила девушка.

Та самая форма полувоенного образца, с трудом починенная Веткиным, на этот раз приобрела немного лишнего — три кармана, в которые Селена заранее спрятала камни для гранатных бросков. Такие броски у неё получалось пока идеально. Представлять в воображении что-то более убийственное она пока не могла. Едва начинала думать о более мощном взрыве, немедленно видела перед собой ядерный гриб. И — напрочь отказывалась воображать что-либо, кроме взрывов гранат. Даже напалм вспоминала с ужасом.

Джарри снова, как и в прошлый раз, помог девушке надеть оружейную сбрую. Огнестрельного оружия она не брала. Сзади, в наспинном колчане, — только руку над плечом протяни, — любимые короткие пики. В цель она бросала их идеально. Ну, в обычных условиях, конечно. В экстремальной ситуации пока не получалось их использовать. Но Селена втихомолку радовалась этому. Тяжело было даже думать, что она может убить кого-то, пусть и спасая себя. Вот если придётся спасать кого-то из мальчишеской компании, которая собирается вместе с ними… Ну, и плюс несколько ножей. Браслет с Илией уже на кисти. Тоже оружие. — Селена улыбнулась. На груди небольшой медальон — Джарри подарил недавно. В медальоне — его волос. Второй медальон — на груди самого мага, там её волос. Это — связь на всякий случай. Случись с кем-то из них двоих нехорошее — второй найдёт его, придя по взывающему следу волоса. Они уже поиграли в прятки, и расстояние волосы «брали» довольно большое.

— Кольцо не берёшь? — спросил Джарри, оглядываясь на стол.

— Нет. В поездке оно будет лишним. Боюсь потерять его. Идём?

— Идём.

Честно говоря, Селена немного сомневалась, что они смогут сегодняшней ночью хоть что-то выяснить о прошлом Конноре. Поэтому все её мысли были заняты другим.

Неделя прошла с того дня, как в деревне появились ещё трое.

И этой недели хватило, чтобы понять: проблема одежды для детей становится всё более актуальной. Приказ, отданный в шутку, — ходить босыми, дети восприняли со смешками, но охотно выполнили. Бегать по летней земле босиком с особенным удовольствием начали и ребята-маги. Ведь чувствовать силы земли удобней непосредственно кожей, чего, в общем-то, и добивался Бернар.

Но одежда… Селена на проблеме с нею зациклилась — по собственным наблюдениям. И неудивительно. Мало того, что оборотней среди детей целых девять, так из них трое совсем маленьких. Сколько раз Селена наблюдала, как Ирма, торопясь куда-нибудь, с весёлым визгом перекидывалась, а потом обиженно верещала, раздирая остатки мешающей ей одежды. И не помог даже совет Коннора обрядить всех оборотней в балахоны — рвали и их. Легко.

Начавшая вникать в проблему Аманда как-то задумчиво сказала, что неплохо бы из пригорода, буде возникнет такая возможность, привезти не только одежду и ткани, но и пряжу для вязания. А уж потом неплохо бы научить девочек, всех поголовно, вязать. После её слов Селена поклялась не забыть после возвращения из пригорода насесть на Мику. Пусть мальчишка-вампир сообразит, как сделать не какие-нибудь бесполезные, хоть и забавные игрушки, а настоящие вязальные машины. Потому как Аманда права: за три года одежды, а тем более — тканей в пригороде вряд ли осталось много. Придётся перейти и здесь на самоокупаемость… Больное место — обувь — пока остаётся под вопросом.

Они встали у двери в сад. Решено было передвигаться по задам, как говорили в дачном посёлке, то есть за домами, а не по центральной деревенской дороге.

— Ты что? — прошептал Джарри.

— Мальчишки спускаются.

Он тоже замер, прислушиваясь, — и улыбнулся.

«Братство» спускалось не абы как — не по лестницам. Нет, мальчишки сообразили выбираться из окна мансарды и перебегать по достаточно пологой крыше к удобному месту. Там заранее, с вечера, приставлена была лестница — а главное, что стена глухая, без окон, в которые кто-нибудь из оставшихся ребят, мучимый бессонницей, мог увидеть удирающих в ночь мальчишек и поднять тревогу.

Селена выждала, пока мальчишки покинут территорию двора, и осторожно толкнула дверь. Джарри вышел первым, огляделся и взял её за руку.

Оглянулись, лишь миновав следующий дом. Тускло тлел свет в одном окне. Приглядевшись, Селена поняла, что на кухне. Наверное, домовые при свече обсуждают меню на завтра.

И она улыбнулась, отворачиваясь. Вспомнила эпизод, который произошёл не далее как вчера. Хорошо, о нём, об этом эпизоде, Колр ещё не знает. Эрно подружился с Камом! Вот уж где шок для всех был, когда обнаружилась эта странная дружба между мальчишкой-троллем и обыкновенным подростком.

Девушка подозревала, что поводом к дружбе стало запечье Кама, где мальчишка-тролль спал. Закут был небольшой, но уютный. А Эрно, видимо, воспринял его как лучшее место, где он чувствовал себя в абсолютной безопасности. У мальчика вообще, как поняла Селена, были какие-то психологические проблемы. Если Аманда немедленно включилась в «общественную жизнь» деревни, если маленькая драконишка оказалось всеобщей куклой, которую все с удовольствием таскали и с которой все нянчились без возражений, пока Аманда была занята, то Эрно пока не мог найти применения своим рукам, дела по душе. Когда его в первые дни приводили в столовую, он сидел с «братством», как будто под защитой, постепенно привыкая ко всем. А когда вчера из столовой выходили, его потеряли. Обнаружил его Кам, который собирал посуду, а потом пришёл в своё запечье, чтобы устроить там, на широком подоконнике, кастрюли и драить их песком. Когда его сияющая физиономия появилась между занавесками, а маленькие кругленькие глазки обвели столовую и остановились на Селене, девушка немедленно подошла к нему. И за плечом мальчишки-тролля увидела Эрно. Тот сидел на скамье-кровати и гладил кошку Тиграшу. Сидел он не просто так, а взобравшись на скамью с ногами, словно забился в угол. И что самое примечательное — Пират сидел рядом с ним, положив голову на его колени.

Два перепуганных существа: Эрно и Пират — нашли друг друга. Тиграша опекала обоих. А мальчишка-тролль не возражал против их дружбы, потому что Эрно освободил его от некоторых обязанностей. Он выводил собаку во двор по собачьим надобностям и не боялся иной раз помочь драить кастрюли или сковороды. Только бы время от времени посидеть на скамье-кровати, вжавшись спиной в печь, после чего он выходил из закутка Кама успокоенным.

Аманду предупредили, что мальчишки сдружились. Она, кажется, пока не поняла. А вот как быть с Колром… Селена надеялась, что не забудет после похода попросить Бернара найти травы, которые помогут Эрно не бояться пространства за спиной.

…Они быстро прошли за домами к околице. Идти было трудно. Набежавшие лёгкие облака скрыли луну. Селена вслушивалась в воздух. Интересные ощущения, что идёшь в тёплом тумане, в котором струйками мелькают прохладные потоки.

«Братство» уже было на месте. Все пять чёрных в темноте фигур прилипли к изгороди, разглядывая машинных демонов.

Уже у околицы, присоединившись к мальчишкам и наблюдая, как, медленно и при своих объёмах почти незаметно поворачиваясь, два машинных демона постепенно покидают «пост» у деревенской изгороди, а им на смену к деревне вальяжно подлетает третий, девушка задумчиво сказала:

— Ребята, у меня тут идея возникла. На пару минут обсуждения.

— Давай, — деловито сказал Мика. — Давай свою идею, а то потом забудешь, а вдруг хорошая? А мы вспомним, если что. Ну?

— Мы сейчас идём неизвестно куда и не знаем, что найдём. А если в следующий раз попросить Координатора, чтобы его помощники заранее нам что-нибудь нашли и положили в определённом месте — неподалеку от моста? То есть мы бы приехали, забрали — и смылись, чтобы времени не терять.

— Интересная идея, — сказал Коннор. — Только вот вопрос: а не захочет ли Координатор нас подкараулить там?

— И что? — пренебрежительно отозвалась Селена. — Отобьёмся.

Джарри и мальчишки тихонько рассмеялись. Маг сказал:

— Мика был прав, предложив тебе высказать идею. Но рассмотрим мы её уже после нынешнего похода. Если мы на что-то настроены, то лучше на полпути планов не менять. Как?

Селена согласилась.

Мика откинул брезент с мини-трактора и внимательно исследовал его, в основном «разглядывая» руками, которыми провёл по бокам, где ребята «нацепили» нужные заклинания. Не оборачиваясь, он спросил:

— Джарри, машинные демоны ведь нас оттуда не видят?

— Не знаю, Мика.

— Мне кажется — нет, — пробормотал мальчишка-вампир, обстоятельно обследуя транспорт. — Всё, Коннор. Можешь начинать.

Коннор вывалил из прихваченной с собой сумки все предметы, необходимые для экзорцизма наоборот. Предупреждённый Джарри быстро соорудил костёр, и все почтительно отошли от Коннора. Мальчишка возился недолго: он побросал в костёр принесённые с собой травы и небольшие предметы, которые Селена в прыгающем свете костра не рассмотрела. Где-то минут пять мальчишка медленно ходил вокруг разожжённого огня и быстро шептал непонятные слова. И девушка чувствовала, как бегают мурашки по коже: яркий огонь, трепещущий в окружившей его чёрной ночи, невысокая фигурка, бредущая вокруг него, шепча странные слова… А когда фигурка наконец остановилась, рядом стояли ещё три фигуры — высокие и широкоплечие.

Коннор повелительно сказал:

— Будете сопровождать повозку!

Джарри быстро открыл калитку в изгороди.

И три высокие фигуры покорно окружили мини-трактор Мики и вместе с ним прошли в открытую калитку. Когда они проходили через саму изгородь, Селене показалось — сторожевые драконы запели как-то удивлённо. Головы вслед уходящим они, во всяком случае, повернули.

— А в чём смысл? — не выдержала Селена.

— В мини-тракторе есть магический след, на который падки машинные демоны, — объяснил Джарри, не отрывавший, пока была возможность, взгляда от уходящих в ночь призраков. — Очень яркий. А теперь для них появилась и ещё более сильная приманка — след живых. Как только демоны обнаружат трактор, они пойдут за ним как привязанные.

— А призракам… — Девушка смутилась. — Призракам ничего не будет?

— Нет. Они бестелесны. Как только машинные демоны раздавят трактор, призраки вернутся на кладбище.

Неподвижно стоя и глядя вслед трактору, Коннор задумчиво сказал:

— Жаль, что сработает эта уловка всего раза два. Даже машина с зачатками разума догадается, что здесь какой-то подвох, если будет повтор.

— Придумаем ещё что-нибудь! — весело ответил Мика. — Смотрите! Этот пошёл за трактором! Сколько будем ждать? Пока остальные не появятся?

Громадная туша торнадо и в самом деле устремилась за поддавшим скорости трактором. Приманка оказалась хороша — человек и почти невидимая букашка, которая сейчас дразнила машинного демона присутствием в ней магии и обманчивым впечатлением жизни. Селена, сжав руки, магическим зрением не дыша следила за идущими призраками и ползущим транспортом. В глубине души она жалела трактор, которому предстояло сгинуть в недрах машинного демона, и в то же время желала ему отойти подальше, чтобы увести за собой торнадо. Она понимала, что с одной стороны — в ней говорит хозяйственная жилка: всё-таки нужный в хозяйстве предмет, с другой — она просто переживала за всех тех, кто постарался сделать безопасным выход из деревни. Опасалась, как бы не сорвалось их путешествие.

— Быстрей… — прошептал Мика.

Удаляющийся транспорт прибавил скорости, как прибавил скорости и машинный демон. Вскоре и назначенная жертва, и преследователь скрылись за краем деревни.

— Садимся! — скомандовал Мика, быстро влезая в «кабину» своей «плоскодонки».

Все заняли заранее намеченные места — и «плоскодонка» рванула в луга. До появления других двух машинных демонов оставалось совсем немного. Замаскированная «плоскодонка» не должна была привлечь их внимания потом — это сейчас их могли примитивно увидеть. Селена вцепилась в полуобруч перед собой — простейший поручень. Тени двух машинных демонов неспешно появились из-за деревни.

«Плоскодонка» помчалась над землёй. Её главное достоинство именно в том, думала Селена (лишь бы отвлечься), что этому транспорту необязательно касаться колёсами земли. Иначе — что было бы! И подпрыгивали бы на всех ухабах, и грохотали бы по ним же…

Транспорт чуть ли не носом сунулся вниз. Селена схватилась за поручень перед собой и только потому не вылетела с места. Уже речка?! Девушка, с трудом пришедшая в себя после неожиданного нырка-спуска, сама не заметила, как разулыбалась. Ну, раз до речки доехали, теперь машинные демоны их точно не заметят: торнадо же в основном наблюдают, чтобы из деревни никто не выходил. Сидевший за спиной Джарри тихо сказал:

— Мика становится хорошим водителем.

— Не сглазь, — буркнула суеверная Селена (и снова улыбнулась: маг дотянулся до неё и погладил по голове — утешал, как маленькую!).

Впрочем, размышляла она, суеверной здесь стать нетрудно. Мало того, что магов полно и магия везде, так в любой момент, как она поняла, любой человек может приобрести способность с этими силами обращаться. Поучиться бы только этому. Теперь-то она знала, почему при её первом появлении Мика немедленно определил её как ведьму. Да, вокруг неё было много силы, но — увы! — девушка не умела её использовать.

Она вспомнила сумку с хлебом и кефиром, вспомнила, как несла охапку сучьев для огня в доме-трубе Мики… И вздохнула.

«Плоскодонка» летела над лугом в сторону кукурузного поля. Только шелест слышался в ночном воздухе. Только холодный, уже даже не прохладный ветер, обдувал их. Девушка подняла руку — прикрыть лицо рукавом. Ивовый браслет чуть съехал. Илия. Призрак сказал, что на этот раз собирается быть не просто зрителем и советчиком, а проникающим подсказчиком. Когда Селена полюбопытствовала, что имеется в виду, Илия ответила, что хочет сразу войти в личное пространство хозяйки и стать её частью. С кровожадной усмешкой призрак добавил: в экстремальной ситуации Селене не придётся звать на помощь, Илия будет действовать сразу. Девушка согласилась. Сама она до сих пор по-настоящему не научилась драться, а быть уверенной, что при случае сможет отбиться от кого-нибудь на профессиональном уровне, — это очень даже здорово!

Резкий шелест, словно ударивший «плоскодонку», подсказал, что транспорт врезался в кукурузное поле. Здесь лодка пошла спокойней. Мика явно не хотел слишком громко шуметь. И так шум от соприкосновения «плоскодонки» и кукурузных суховато-жёстких стеблей наверняка разносился по всей площади поля.

Наконец они вылетели из кукурузы, и «плоскодонка» замерла у дороги внизу. Все, кроме Мики, осторожно, прислушиваясь, вышли. А мальчишка-вампир, едва лодка освободилась от пассажиров, быстро загнал её в кукурузные заросли, чтобы со стороны дороги «плоскодонку» никто не разглядел. Нет, конечно, без заклинаний, которые знают только мальчишки, никто не смог бы угнать транспортное средство. Но мало ли на свете вандалов, которые действуют по принципу «сам не ам — и другим не дам»? Не смогут использовать — от одной только злости переломают.

Пока Мика устанавливал и прятал «плоскодонку», остальные, насторожённо оглядываясь, вышли на обочину.

Луна, прятавшаяся среди перистых облаков, время от времени лениво выглядывала из-за своей завесы и давала разглядеть кое-что вокруг. Пригород виделся приземистым, чёрным. Селена невольно присматривалась к нему. Что-то их там ждёт? Да… Хоть она и настаивает даже про себя, что главное — это тряпки для детей, всё-таки, кажется, главное — это Коннор. Пусть среди ребят много сирот или тех, кто потерялся. Но Коннор — это всё-таки отдельная статья. Вопросов с ним слишком много. Почему стёрли память — понятно: чтобы некуда было бежать. Но именно потому и появляется робкая надежда: а если его родители всё-таки живы? Так что девушка понимала неудержимое стремление мальчишки узнать о себе.

Она мотнула головой. Не надо бы думать об этом. Связанный со «старшей сестрой» через кровь Мики, Коннор сразу почувствует её жалость. А он, насколько поняла Селена в последнее время, такого не любил.

Поднялся на дорогу Мика.

— Мы — дураки, — весело сказал он, словно сообщая важную новость.

— Сам такой, — ответил Мирт, задумчиво жевавший кончик сорванного в поездке длинного листа кукурузы.

— Ага, — не возражал Мика. — И сам — тоже. Я ж сказал — дураки мы.

— Не тяни, — велел Коннор.

— У нас с той стороны крокари машину сожрали, помните? А с этой-то машинка осталась! Надо было придумать и к ней заклинание бесшумной езды! Вот!

— Как будто последний раз едем, — пробурчал Колин.

— И зач-чем тогда маш-шины? — поинтересовался Хельми, а в ответ на всеобщее недоумение объяснил: — Ес-сли Мика зас-ставил лодку лететь, то можно взять любой предмет и преобразить его в транс-спортное с-средство.

— Ты — гений! — восхитился Мика. — Ребята, а давайте попробуем, а?

— Не получится, — всё так же задумчиво сказал Мирт. — Мы собирали заклинание на конкретный предмет — на его конструкцию, на материал, из которого он сделан. Рассчитывали величину, объём и вес. Знали, по какой местности он проедет, учитывали особенности рельефа. Это заклинание на другом предмете не сработает.

— Забыл! Придётся ножками топать, — легкомысленно сказал Мика. — Ну, что? Пошли дальше?

«Братство» пошло впереди, а взрослые, благо было темно, — взявшись за руки, чуть позади. Когда мальчишки негромко разболтались, Селена вдруг вспомнила и хмыкнула.

— Что-то смешное? — тихо спросил маг. — Поделишься?

— Кажется, кто-то из драконов как-то спросил у меня, не боюсь ли я этих детей. Или это был Бернар? В общем, ты понял меня.

— Понял. — Даже в темноте заметно было, что Джарри улыбнулся.

Прислушавшись к тихому разговору впереди, девушка тоже улыбнулась: мальчишки обсуждали универсальное заклинание, которое подойдёт для всех видов транспорта или предметов, годных на роль транспорта. Ей подумалось мельком: не рассказать ли «братству» волшебную сказку про ковёр-самолёт? Интересно, смогут ли они изобрести какие-нибудь аэродинамические заклинания, которые заставили бы обычный ковёр летать? Хм… Летать.

— Джарри, я помню, что Илия — лётчица. А что собой представляют ваши летательные аппараты, кроме лётки, которую я уже видела?

И всю дорогу до моста маг рассказывал о летательных аппаратах своего мира, живописуя их в красках. Сам он не умел летать на них, но внешний вид описал точно: Селена воочию видела странные предметы с крыльями, как у привычных самолётов, только с веерными подкрылками, вдвое больше самих крыльев. Илия только вздыхала и поддакивала магу.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...