home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Джарри резко оглянулся. Сначала Селена не поняла, в чём дело. Но маг тихо и жёстко велел:

— Магию — блокировать! Огнестрельное — не трогать!

Как — блокировать и не трогать?! Когда на магию и на оружие одна надежда?!

А когда дошло, что он имеет в виду… Аж мурашки пошли по коже: «крабы» умчались за оживлёнными Коннором трупами, но ведь машины совсем недалеко!

Ноги пятившейся девушки уткнулись в рюкзаки с формой. Джарри успел уложить их так, что мальчишки смогли встать на них. Он сам уже вооружился Открывающим мечом. Кто-то из мальчишек быстро повытаскивал из наспинного колчана Селены пики, кто-то сжимал личное оружие… Рядом раздались еле слышные металлические щелчки. Девушка оглянулась: Коннор, не сводя глаз с ворчащих, приближающихся к ним оборотней, вытянул руки книзу — из кистей равномерно росли длинные и узкие клинки. Как только рост оружия прекратился, мальчишка взялся за едва оформленные рукояти. Хельми тоже не отставал: его крылья преобразились в нечто зачаточное — с острыми краями, похожее на плавники.

«Селена, уступи! — холодно сказала Илия. — И — перчатки!»

— Да пожалуйста, — пробормотала девушка, вслепую натягивая боевые перчатки и с трудом дыша при взгляде на уродливые морды, кривившиеся в странных гримасах.

Неделю назад, когда пришлось экстренно вмешаться в погоню одичавших оборотней за Амандой и Эрно, девушка уже испытала потрясение. И решила выяснить, что собой представляют одичавшие, с которыми впервые столкнулась, когда старый оборотень напал на Колина. Джарри объяснил, что оборотни дичают, если долго не едят человеческой пищи — в частности, обработанной: варёной, жареной и так далее. Хуже, когда они нападают на других представителей здешнего мира и, по сути, занимаются людоедством. С ними происходят необратимые перемены: они ещё могут перекидываться в человеческую форму, но… Форма эта — изломанная. Человеческое тело становится излишне мосластым, при горбатых плечах голова — словно стиснутой, а крокодилья челюсть — дьявольской насмешкой над человеческим в оборотне. Одичавшие вроде ещё пытаются вспоминать о более совершенной форме, пытаются одеваться, но одежда уже мешает им, стесняя движения диких и свободных. Поэтому одеты они чаще в лохмотья, еле прикрывающие плешивую кожу с клочьями шерсти.

Оборотни бежали к ним на полусогнутых, переставляя уродливо вытянутые стопы с чуть слышно скрежещущими по асфальту каменными когтями.

— Илия, Коннор — вокруг ребят, — тихо сказал Джарри. — Хельми, прикрываешь изнутри.

И они трое встали по краям своего круга.

Одичавших оказалось слишком много. Прежде чем они замельтешили вокруг, чуть ли не размножаясь, Селена успела насчитать девять особей — в той самой уродливой форме. И ещё бегал, путаясь под ногами, небольшой обратившийся волк.

Селена поняла, что предложил Джарри. Они, все трое, дрались на уровне. Мальчишки будут бить исподтишка.

Некоторое время, будто запугивая (а может — и на самом деле запугивая), одичавшие кружили, мягко и основательно ступая по асфальту.

Кружение прервал Коннор. Недавнее напряжение после посещения лаборатории требовало разрядки, и Селена нисколько не удивилась, когда мальчишка резкой тенью мелькнул вперёд — и, подпрыгнув, ударил ногой в голову ближайшего дикого. Причём, уже падая вместе с оборотнем, мальчишка ударил его сверху своими клинками. Булькающий всхлип и тяжёлый шлепок на дорогу громоздкого тела стали выстрелом из стартового пистолета. Дикие бросились на группу людей.

Селена чувствовала, как жёстко контролирует её Илия. Оборотни, как на подбор, оказались высоченными, даже несмотря на сутулость. Но Илии на это было наплевать!..

Шаг вперёд — одновременный удар руками в шипастых боевых перчатках под кадыки двух оборотней. Треск позвонков. «Главное — рассчитать движение!» — сухо сказала Илия, когда захрипевшие твари схватились за горло с выплеснувшейся из пасти и из множества ран от шипов кровью. Тело девушки развернулось. Оборотни ещё падали, пытаясь удержаться на ногах и хватаясь за разорванное горло… Илия коротким пинком опрокинула одного хрипящего, крутанулась на месте от второго, ползающего под ногами, всадила пику в третьего, который хотел прыгнуть поверх валяющихся тел. Прыгнул — и поймал встречное движение кулаком в шипастой перчатке…

Одичавшие, успев забыть, что такое настоящая драка, старались брать количеством. И не соображали в азарте (Добыча же! И сколько её!), что им противостоят люди, которые умеют защищаться. Первым, кого они начали, пока ещё инстинктивно, избегать, стал Джарри. Он дрался, как истинный воин: попеременно орудуя мечом и охотничьим ножом, одним — доставая врагов на расстоянии, другим — добивая. Затем стали сторониться Илии: та сама лезла в драку. Последним «обнаружили» именно Коннора: мальчишку сначала не принимали в расчёт из-за его роста, из-за того, что молод. Но именно перед ним куча трупов оказалась самой высокой. На скользких мертвецах мальчишку спасала только изумительная прыгучесть.

Плохо было одно: одичавших оборотней оказалось слишком много. Если сначала Селена надеялась, что из сосчитанных девятерых хоть кто-то быстро сообразит, что с людьми лучше не связываться, то вскоре она поняла, что зря думала о коротком бое. Оборотни выскакивали и мчались к ним отовсюду. Стая была явно многочисленной. И рассчитывала на превосходство именно благодаря количеству.

Мальчишки, укрытые под защитой троицы воинов, то и дело высовывались между ними, били пиками в близко подошедших. Иногда выпускали Хельми, и он ударом крыла сбивал с ног особенно неосторожных оборотней, слишком рьяно рвущихся к вожделенной добыче. Удар крылом-плавником был страшным — особенно если учесть, что мальчишка-дракон бил краем крыла по животам: Селена время от времени стремительно поворачивалась посмотреть, всё ли в центре компании в порядке, и видела, как Хельми стряхивает с крыльев кровь.

В какой-то момент маленький дракон сбил с ног небольшого волка, который пытался тишком прорваться в середину защитного круга. Мельком Селена видела, как зверь пролетел несколько метров, прежде чем застыть на месте.

Рычащая, взвизгивающая, хрипящая мясорубка продолжалась довольно долго. Подспудно Селена понимала, что боевого времени прошло не так уж и много. Но если Коннор и продолжал драться без усилий, напоминающих, что он на пределе и что усталость вот-вот возьмёт своё, то даже Илия стала осторожней использовать чужое тело: несмотря на тренировки, вымотанные мышцы повиновались уже ощутимо неохотно. И Селене, хоть и «вставшей в сторонку», всё чаще хотелось просто опустить руки и на пару-тройку секунд замереть на месте.

Морозом по коже продрал хрип Коннора, который до сих пор казался деловито-стремительным, как автомат:

— Я… больше не могу. Джарри, я сейчас…

— Коннор, не надо!

Илия-Селена вдруг отшатнулась: бежавший на девушку оборотень внезапно взревел от боли и выгнулся назад, оскалившись в чудовищно-болезненной гримасе. По инерции пробежал ещё пару затихающих, заваливающихся шагов и рухнул к ногам Селены — на живот. Между лопатками торчала короткая стрела. Рухнул чуть дальше ещё один, даже не пытавшийся пока нападать. Третий, завертевший головой в поисках стрелявшего, завизжал, когда неизвестный стрелок промахнулся, и короткая стрела задела ему голову, оторвав ухо. Онемевшие от неожиданности люди во все глаза смотрели на странную бойню, которая продолжалась недолго: что-то сообразив, одичавшие оборотни, резко рыча, словно перекликаясь, рванули с места. Причём Селена успела заметить, что двое-трое из стаи, перед тем как удрать, успели рвануть клыками лежащих собратьев… Её затошнило — своих! Мертвецов! Людоеды…

Джарри снова отступил к мешкам и мальчишкам, напряжённо водя мечом перед собой. Нахмурившийся Коннор тоже отошёл к центру защитного круга, исподлобья приглядываясь к пришлым. Как и маг, мальчишка дышал тяжело, бессильно опустив руки с клинками…

Когда стоящих на ногах оборотней не осталось, лишь двое-трое на земле продолжали дёргаться в конвульсиях, из глубины переулка показались люди. Они шли к компании медленно, озираясь, напряжённо держа руки на выставленных перед собой арбалетах. Впереди — высокий и широкоплечий мужчина. Он словно вёл за собой остальных — клином, видимо, будучи вожаком.

Приблизившись, он чуть повернул голову — кивнуть назад, после чего из-за его спины выступили двое и быстро обошли оборонный круг, добивая диких оборотней. А предводитель шагнул — тоже на безопасное расстояние — к Джарри, сделавшему движение встать впереди своих.

— Мир вам, незнакомцы, — хрипловато сказал предводитель. И ухмыльнулся (хотя ухмылка пропала, едва его взгляд остановился на куче мертвецов). — Что-то я не припоминаю вас в нашем районе.

— Мир и вам, — откликнулся Джарри, теперь уже уверенно опуская меч и охотничий нож. — А мы не здешние. Так, ненадолго забежали.

Из-за спины предводителя выступила маленькая женщина — с длинными тёмными косами. Оглядела пришельцев и присвистнула.

— Ничего себе — компания у них!

— А что? — насторожённо спросил предводитель.

— Три мага, дракон, эльф, оборотень и вампир!

Предводитель вскинул брови, уже иначе приглядываясь к компании.

Селена сообразила: женщина — маг. Поэтому и разглядела.

Компания на всякий случай снова насторожилась. Но, кажется, вместо того, чтобы встревожиться, предводитель, как ни странно, наоборот, успокоился. И спросил у Джарри:

— Как насчёт поговорить?

— Времени маловато, — развёл тот руками.

— Это — что? — кивнул предводитель на мешки с формой.

Маг нерешительно замолчал. Но толпа из человек двадцати ждала ответа. И тогда рядом с Джарри встала Селена, уставшая, злая и обеспокоенная напоминанием о времени.

— Это — военная форма. У меня в деревне около тридцати детей, и мне их надо одеть и обуть. Поэтому мы приезжаем в пригород — чтобы найти хоть что-то.

Предводитель присвистнул, как недавно — женщина-маг.

— Около тридцати! Откуда вы их только берёте?!

— Сами приходят! — отрезала уже вконец обозлённая Селена. — Вы нас отпустите или как?

— Задержим, — спокойно сказал предводитель. И добавил насмешливо: — На полчаса.

Им предложили дойти до среднего подъезда дома, у края которого только что бушевала схватка с дикими оборотнями. Как ни странно — помогли: взялись сами за поклажу и понесли следом. Правда, перед тем как полностью успокоиться, Джарри мельком взглянул на Коннора. Селена заметила, что у мальчишки-мага очень сосредоточенный вид: он как будто тщательно прислушивался к пространству. Уловив взгляд Джарри, Коннор поднял голову и качнул головой. И Джарри ощутимо расслабился.

Про себя размышляя над этим маленьким и не совсем внятным эпизодом, девушка пришла к выводу: маг без слов спросил, можно ли доверять этим людям, которые их только что вытащили из заварушки с дикими оборотнями, а Коннор каким-то образом проверил незнакомцев и тоже без слов объявил, что можно.

Так что вскоре оказалось, что вооружённые незнакомцы ведут компанию, а компания довольно спокойно бредёт за ними.

Не совсем спокойно. Чуть насторожённый и взволнованный Колин поотстал, чего сначала никто не заметил. А потом, привыкший к его присутствию, завертел головой Хельми. И дёрнул Селену за рукав.

— Колин!

Мальчишка-оборотень сидел на корточках перед тем самым волком, которого сбил Хельми. Среди оставшихся на дороге трупов девушка не сразу разглядела Колина, но увидев, испугалась, как бы с ним чего не случилось, и побежала к мальчишке. Джарри вздохнул — и за ними. Получилось так, что всей компании незнакомых помощников пришлось ждать, пока странные пришельцы вернутся.

— Дышит, — в своей привычной манере, медлительно выговаривая слова, сказал Колин. — Маленький. Чуть старше меня.

С другой стороны присел Джарри, сунул руку под башку зверя.

— Оглушён, — констатировал он. — Раны есть, но не смертельные. Что делаем?

И все посмотрели на Селену. Девушка прикинула: если что — Джарри придётся тащить этого несчастного, недавнего врага, всю дорогу — до машины, а потом — до плоскодонки Мики, спрятанной в кустах.

Она огляделась: дети смотрели на неё. Совершенно спокойно. Ждали её решения. Чёрт… Неужели они думают, что она может отдать приказ добить несчастного?

— Нам нужна верёвка, — сухо сказала она. — Не думаю, что, когда он придёт в себя, будет смирным, как ягнёнок. Да и тащить его будет легче за верёвку.

И она с трудом подавила нервный смех, представив картину: они с триумфом возвращаются в деревню, таща на какой-нибудь жерди привязанного к ней волка!.. А пока… Джарри взвалил волка себе на плечо и, немного перекосившись, пошёл к подъезду.

По дороге он сказал:

— Селена, не беспокойся за этого дикаря. Если что — Хельми заставит его перекинуться, и тогда мальчишка пойдёт своими ножками.

— А если не захочет? — хмуро спросила Селена.

— А мы его накормим! — смеясь, откликнулся Коннор, а Мирт обернулся к нему — тоже с улыбкой. После чего тихо добавил:

— Если идти не захочет, можем и заставить. Старый Бернар учил брать под контроль нижайших. А у этого мозги атрофированы — можно и попробовать.

«Как-то дети быстро пришли в себя, — думала девушка, наблюдая, как мальчишки расслабились. — Или это у них стресс таким образом проходит?»

Когда они все вместе подошли к ожидающим их незнакомцам, Селена вздохнула и сказала предводителю:

— Вы хотели знать, откуда у нас дети берутся? Вот, пожалуйста, наглядный пример. Это — двадцать девятый.

— Тридцать первый, — поправил Хельми. — Люц-ция и Эрно.

Девушка закатила глаза к небу, но промолчала, смущённо улыбаясь. Женщина-маг вдруг бросила быстрый взгляд на предводителя — и тот заторопился проводить гостей в подъезд. Оказывается, именно в этом подъезде находилось цокольное помещение, где ранее размещались ремонтники. Здесь было темно, пока женщина-маг не зажгла несколько огней. Дети активно помогали ей освещать помещение. Оно было просторным и пахло сырым бетоном и старым металлом сухих труб.

Несколько человек из «спасательной команды» остались в комнате, остальные вышли сторожить переговаривающихся. Гостей усадили на скамейки, сами стояли.

— Мы живём в этом районе пригорода, — начал по праву хозяина места предводитель, черноволосый мужчина с тяжёлым лицом. — Меня зовут Рамон. Мы — это те, кто не захотел перебираться в город, потому что здесь наши родные места. Чистильщики пригорода. Наша цель — машины и дикие оборотни, а иной раз и мародёры из города. Бывает и такое. Жить здесь можно, если знать некоторые точки, которые можно потрошить. Нас городские власти оставили в покое, потому что мы устраиваем диверсии против машин. Изредка власти даже могут расщедриться на оружие и боеприпасы. Но в основном нас поддерживают довольно богатые горожане, для которых пригород — место, опасное для города. Вот кто мы такие.

Даже по интонациям стало ясно, что к продолжению диалога он приглашает гостей. Селена взглянула на мага — тот улыбнулся.

— Неподалёку от пригорода есть деревня. Она защищена от магических машин сильным охранным заклинанием.

— Я знаю это место, — подтвердила женщина-маг.

— Так получилось, что заклинания пропустили меня, когда я нашла первого из детей.

— Это я тебя нашёл первым! — заявил Мика.

Привычные к соблюдению тишины, все тихонько, почти неслышно рассмеялись.

— Я думала, что мы сможем просто жить в этой деревне, не опасаясь налётов машин. Но вышло так, что в деревню начали приходить дети, оставшиеся без родителей. Чтобы их обеспечить всем необходимым, приходится делать вылазки в пригород.

— Но ведь там машинные демоны! — не выдержала женщина-маг.

— Нужда заставит — и мимо демонов проскочить сможешь, — вздохнула Селена.

— А что вам надо? В пригороде? Продуктов?

— Еда у нас есть, — сказала Селена и, немного помешкав, добавила: — У нас проблемы несколько иные. Нам нужна одежда. Вот — нашли военную форму. Её перешивать будем для детей. Ещё нужны бумага и ручки. Мы открываем школу. Есть преподаватели, но нечем писать и не на чем.

— Бумага, — задумчиво сказала женщина-маг. — Это не в жилых районах надо искать, а в деловых и управленческих. Там, кстати, свои Чистильщики есть. Можем связаться. Рамон, мы как? Поможем?

Черноволосый Рамон испытующе посмотрел на Джарри и Селену, потом перевёл взгляд на детей, с интересом изучающих помещение, затем — на лежащего у ног Селены волка. Предводитель Чистильщиков чуть двинул уголком губ. Как-то скептически, словно в чём-то сомневался. Потом откашлялся и сказал:

— Помочь нетрудно. Меня интересует лишь одно: что будем с этого иметь мы?

— Если вы имеете в виду продукты, то первые овощи начнут вызревать только месяца через полтора, — растерялась Селена.

Рамон хмыкнул.

— Не собираюсь выдирать изо рта детей хоть что-нибудь. Я имел в виду другое. Вы точно берёте это… животное с собой?

Колин, стоящий рядом с девушкой, взялся за её рукав. На спокойного Рамона он смотрел… волком — улыбнулась Селена. И кивнула, обняв Колина и прижимая к себе:

— Да, берём.

— Возьмёте с собой ещё одного пассажира?

Джарри и Селена переглянулись. Хм… Назвавшись груздем…

— Возьмём. — После паузы Селена зажмурилась и открыла глаза. — Это ребёнок?

— Я сейчас позову, — как-то странно сказала женщина-маг и поспешно вышла, поднявшись по небольшой лестнице. Такое впечатление, что она очень боялась, как бы компания странных взрослых с не менее странными детьми не отказалась от новичка. Остальные Чистильщики смотрели на компанию спокойно, но всё же с заметным напряжением.

Мальчишки ничего не поняли. Они уже обошли всё цокольное помещение и теперь окружили неподвижно лежащего волка. Первым поднял голову Коннор.

— Селена, ты решила, как мы с ним будем?

— Нет, не решила. Один ум — хорошо, а два — лучше. Ваши предложения?

— Мне кажется, будет лучше, если Хельми его перекинет.

— Х-хельми с-сделает быс-стро.

— Только надо сразу придумать, как его удержать, — вмешался Мика. Он тут же склонил голову и быстро вытащил из штанов ремень. — Поводок, — объяснил он в ответ на вопросительно поднятые брови.

Джарри взял у него ремень, подёргал, примеряясь.

— Согласен. Поводок выйдет крепким. Ну что, Хельми? Получится с обморочным?

— Получ-читс-ся.

Мальчишка-дракон присел на корточки перед волком и провёл пальцами по его холке. Едва длинные пальцы замерли на голове волка, тот будто задвигал лапами. Секунды спустя на полу съёжился темноволосый мальчишка. Колин немедленно надел на него рубашку, которую снял с себя, как только решили, что делать с оборотнем. А Джарри надел на шею оборотня импровизированный ошейник. Селена осмотрела мальчика: настоящих ран нет, только кровоподтёки и царапины. Ничего страшного — до деревни, где ему окажут медицинскую помощь, доживёт. Сейчас назревала только одна проблема: как довезти мальчика? Кто заставит его идти, дёргая за ремень и за ошейник? Девушка незаметно передёрнула плечами. Ладно, в дороге решится. Наверное, Джарри не откажется?.. Шаги сверху заставили всех с любопытством оглянуться.

По лестнице спускалась женщина-маг, держа на руках худенькую девочку лет шести-семи. Селена невольно улыбнулась. Девочка сонно смотрела вокруг, ни на чём не сосредотачиваясь взглядом. Наверное, её только что разбудили. Но почему её несут на руках? Почему не привели за руку? Она достаточно взрослая для этого.

Женщина-маг остановилась рядом с Селеной и смущённо сказала:

— Мы нашли её недавно. Дикие покусали страшно. Удивительно, что выжила. Но у нас она не выдержит. Раны не заживают — говорят, потому, что город везде, камень. Особенно плохо с ногами. С городскими властями мы связаться не можем пока, так что…

— Оливия…

Девочка подняла равнодушные глаза.

В цокольном помещении воцарилась мёртвая тишина. Даже шагов Мирта не было слышно — так легко он шёл к женщине-магу с протянутыми к ней руками.

— Оливия…

Селена сглотнула.

Женщина-маг без колебаний отдала девочку-эльфа в протянутые руки мальчишки.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...