home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22

Старик остро взглянул на заледеневшего от напряжения мальчишку-эльфа.

— Быстро в ванную комнату — мне нужна тёплая вода. Леди Селена, найдите мне чистые тряпки и попросите домашних принести травы, собранные и высушенные моими ученицами. Ещё мне нужны ножи с самыми тонкими лезвиями и длинные иглы. Маг Джарри, если нетрудно, где-то через час мне понадобится свежая кроличья кровь. Как зовут девочку?

— Оливия, — с трудом выговорит Мирт.

— Мне понадобится один из столов в столовой.

Больше не глядя на мальчишку, Бернар унёс девочку в столовую. Благо дверь туда осталась открытой, все видели, что он осторожно усадил девочку на стул, основательно прислонив безвольное тело к спинке, и, сам грузно присев перед нею, принялся разматывать тряпки на её ногах.

Следующие мгновения напомнили Селене игру «Замри!». Только после прозвучавшего приказа «Отомри!» все буквально разлетелись в стороны.

Девушка ещё услышала, как Джарри пробормотал:

— Кстати, а почему мы плоскодонку у изгороди оставили?

— По инерции, — откликнулся Коннор. — В прошлый раз машину оставили, чтобы никого не разбудить, а сейчас вот её. Я с тобой, Джарри.

— От дурные… — снова пробормотал, видимо, всё ещё думая о плоскодонке, но теперь рассеянно, Джарри и уже у входной двери оглянулся на Селену.

Та в этот миг обернулась от ванной комнаты, где Мирт наливал в вёдра воду для разогревания в кухонной печке. Они быстро улыбнулись друг другу: ничего — время у нас двоих ещё будет! И отвернулись каждый в свою сторону: Джарри побежал за охотничьим ружьём, а Селена вовремя успела в ванную — подхватить ведро, которое едва не выпало из рук Мирта: воды нечаянно плеснул больше, чем надо.

Селена перехватила дужку у мальчишки и быстро оттащила ведро в кухню, где и поставила его на плиту, чиркнув пальцами — добыть огонёк теперь для неё стало безделицей. Дрова, давно приготовленные домашними в гостевом доме на всякий случай (вдруг высокие гости чайком захотят побаловаться?) и оттого достаточно сухие, благосклонно приняли пламя, сначала заплясавшее на специально просунутой между поленьями тонкой щепе. После чего девушка велела Мирту следить за огнём и ведром, а сама помчалась в свой дом, к домовым, — за всем требуемым.

Конец ночи выдался сумасшедшим. Набегались и Селена, и мальчишки. Причём не только мальчишки. Когда старый эльф закончил снимать с ног девочки тряпки, согрелась вода для мытья Оливии. Бернар позвал Селену — помочь. Девушка прибежала сразу, вот только… Взглянула на ноги девочки, увидела её спинку — и поняла: сейчас либо стошнит от ужаса, либо она, Селена, плакать будет навзрыд.

На её счастье, в гостиной появилась Аманда. Видимо, спала чутко, а общее беспокойство заставило ее пробудиться и спуститься узнать, что происходит. Дракон спустился позже: спал всё ещё в другой комнате. Женщина выслушала необходимые разъяснения и без слов подхватила девочку-эльфа — отнести в ванную комнату. Кажется, Аманда привыкла возиться с маленькими — вспомнить только Люцию. Селене оставалось стоять рядом и подавать всё, что ни попросит Аманда.

То и дело пробегая через гостиную учебного дома, девушка видела Колина, угрюмо сидящего в одном из глухо задвинутых в угол кресел. Он продолжал сжимать в руках «поводок» волка, насторожённо дремлющего у его ног. Кажется, он набрался смелости выждать, когда тоже можно будет подойти к раздражительному старику-эльфу, чтобы спросить у него про одичавшего оборотня. Несколько раз Селена натыкалась на чуть ли не затравленный взгляд Колина и приветливо кивала ему: «Не боись, Колин, я подойду к Бернару вместе с тобой!» И мальчишка слегка успокаивался — до следующего раздражённого рыка старика.

Когда забрезжило серым светом в окна гостиной, пришли Хельми и Мика, которых отослали было спать. Они принесли одежду для новенького оборотня и варёного мяса. Мальчишка-дракон заставил дикого оборотня перекинуться (причём предупредил, что сам оборотень не сможет вернуться в истинную форму без разрешения Хельми), а Мика заставил потом — чуть ли не пинками (и Колину, и Хельми пришлось присоединиться) — одеться. Дикий сутулился, раздражённо, но боязливо огрызался, правда, слабо, но замолкал сразу, едва Колин слегка натягивал поводок, напоминая ему, кто здесь хозяин. И если сначала дикарь бесновался, не желая стеснять тело человеческой одеждой, то потом начал жалобно подвывать, учуяв запах мяса. Ел, не глядя, рвал мясо на куски, которые можно проглотить, сидя на полу и жадно следя за руками «хозяев». Мальчишки сообразили передавать ему куски не сразу, а выждав, пока дожуёт предыдущий.

Осторожно приглядываясь к Колину, девушка поняла, что сейчас он очень жалеет, что согласился стать хозяином, пусть и временным, для этого оборотня. Даже любопытно стало, сколько продержится мальчишка, опекая одичавшего сородича… А ещё Селена пригляделась к волчонку: слава богу, челюсть, кажется, ещё нормальная да и надбровные дуги не слишком-то нависают над глазами, хотя черты лица довольно резкие и жёсткие. Но последнее может быть и внешней особенностью самого мальчишки. Девушка, естественно, в этом не разбиралась, но лицо одичавшего оборотня не казалось лицом идиота.

Шуму было немного, как полагала Селена, но Колр тоже спустился очень рано, почти сразу же вслед за своей семейной. Селена даже в первый момент испугалась, как бы он не велел Аманде вернуться в свою комнату. Кажется, женщина тоже боялась этого, потому что заторопилась домыть Оливию, но Колр кивнул своей семейной и отвернулся. Обе: и Аманда, и Селена — сочли его кивок за разрешение спокойно заниматься тем, за чем дракон их застал… А Колр, насупив брови, поздоровался с девушкой и некоторое время присматривался к суете, пытаясь без расспросов понять, что происходит. А затем принялся уточнять:

— Вы ездили в город, леди С-селена?

— Да, хотели выяснить насчёт родителей Коннора, — спокойно ответила девушка. Теперь она могла говорить о цели поездки. Мальчик узнал всё, что хотел знать. Она — тоже. — Выяснили, что они погибли. Наткнулись на Чистильщиков. Они помогли нам на первых порах с бумагой. Кроме того — мы нашли военную форму, из которой собираемся шить детям одежду. И привезли с собой ещё двоих детишек.

— Не уверен, ч-что детиш-шек двое, — бесстрастно проговорил Колр, бросив взгляд на дикого оборотня. — Этого уже лучш-ше вернуть в ис-стинную ф-форму и пос-садить на цепь.

Как будто поняв, что речь о нём, а может, почувствовав изучающий взгляд дракона, наевшийся (а точнее, сообразивший, что кормить больше не будут) оборотень быстро забился в угол — подальше от проницательного взгляда Колра. Он ворчал и хрипел из-за вдавившегося в горло ремня, стараясь отвернуться к стене, но не желал показываться из-за кресла. Колин был вынужден встать и подойти к нему, чтобы тот не задохнулся.

— Сначала попробуем всё, что можно, — упрямо сказала Селена. — Колин тоже попал к нам не слишком… цивилизованным. Пока надежда есть…

— Вы идеалис-стка, леди С-селена, — ровно сказал Колр.

— Нет, не идеалистка. Почему-то мне кажется, что этот дикарь просто… скажем так, скатился к более младенческим годам развития. Почему-то я думаю, что Ирма и малыши Вильмы с интересом примут его в свою компанию.

— Не боитес-сь за детей, леди С-селена?

— Боюсь. Поэтому некоторое время оборотни-малыши будут под контролем братства. Хельми, Мика! Передадите потом Коннору.

Коннор ушёл на охоту вместе с Джарри — вспомнила она. За кроликами. Кролики… «Колин знает место, где кроликов много!» Это сказала Ирма, когда просила не оставлять раненого брата. Селена снова вздохнула: сколько воспоминаний. Она и месяца здесь не прожила, а событий…

Потом Бернар, кивком поздоровавшийся с Колром, забрал девочку у Аманды и начал обрабатывать её застарелые раны и укусы. Аманда стояла рядом, быстро подавая ему то, что принесли мальчишки и домовые. Успокоившись и приглядевшись, Селена позавидовала: старик быстро организовал вокруг себя всех. Казалось, народу рядом с ним! И все суетятся! Однако, как видела девушка, Бернар короткими репликами заставил всех бегать только по делу.

Успокоившись, что старый эльф всем обеспечен, Селена заторопилась на второй этаж. Насколько она поняла, на некоторое время Оливию придётся оставить в учебном доме. Так что нужна комната для неё и её брата. Мирт, конечно же, не собирается оставлять сестрёнку в одиночестве. Даже несмотря на присутствие здесь старика Бернара. Интересно, будет ли рад им старый эльф? Одно дело — ворчать, что его юные сородичи не должны оставаться среди представителей других рас, другое — самому постоянно общаться с детьми, даже принадлежащими к его расе. Так что ему крепко придётся подумать, хватит ли ему терпения вынести их рядом с собой.

Оглядев комнату, Селена попросила Хельми и Мику помочь ей перенести из другой комнаты ещё одну кровать — для Мирта.

Когда комната была готова к приёму детей, девушка и мальчики спустились. Мальчишки отошли к Колину и Мирту, сидевшим в солидном кресле вместе (она ещё удивилась, почему Мирт не с сестрой), а девушка поспешила взглянуть, как дела у Оливии. Ещё на подходе к столовой, где занимался целительством Бернар, Селена снова удивилась: почему Аманда не рядом с девочкой? Потом поняла, что и домовые стоят подальше от стола, на котором лежит девочка. Аманда взглянула на девушку непонятно: то ли с испугом, то ли выжидательно.

Девочка лежала на столе всё такая же безучастная. Колр держал её голову, а Бернар хлопотал над ногами, быстро хватая то тряпки, то свои устрашающие колюще-режущие предметы. Селена ничего не понимала. При чём тут дракон? Зачем он поддерживает Оливии голову, когда можно под нее что-нибудь подложить? Девушка подошла ближе. Дыхание перехватило: из всех ран Оливии быстро текли гниль и сукровица, и старый эльф только и успевал очищать от них кожу.

Прогнав перед глазами обложки магических книг, Селена увидела: вокруг ладоней дракона мерцает зеленоватое сияние со вспыхивающими белыми искрами. Это сияние словно уходит в голову девочки, а затем (девушка поняла это как-то подспудно) неприятно коричневым дымом выходит из всех пор пораненных ног Оливии. В памяти вдруг щёлкнуло: Колр выгоняет дурную кровь! Кажется, о таком Селена слышала, ещё будучи в своём мире? Хотя и говорилось о чём-то другом. Причём выгоняет быстро. Поэтому старый эльф с трудом успевает промакивать гниль, так мгновенно она появляется из всех порезов.

Заворожённая происходящим, она застыла на месте.

Дракон ни малейшим движением не показал, что видит её. Бернар только раз скосился, не отрываясь от работы…

Потом, когда солнце хлынуло в столовую через окна, появился Коннор. Полусонная, Селена с удивлением увидела в его руках двух живых кроликов. Она как-то не подумала, что старик Бернар, говоря о свежей крови, будет иметь в виду именно живых зверей. Дракон молча подошёл к мальчишке, взял у него кроликов и закрыл дверь в столовую, сказав Селене:

— Лучш-ше этого не видеть, леди С-селена.

Девушка озадаченно посмотрела на закрытую дверь, а потом повернулась к Коннору. Мальчишка понял её правильно:

— Джарри завалил кабана. Сказал, как только выпотрошит — принесёт. Он скоро.

И, тоже пошатываясь из-за бессонной ночи, пошёл к мальчишкам, устроившимся в креслах. Селена бросилась за ним и помогла дотащить до угла ещё одно кресло. Остальные уже дрыхли. Кажется, братство решило дождаться приговора целителей — из-за нервничающего Мирта. Посмотрев на спящих мальчишек, на дикого оборотня, который так, забившись теперь уже между двумя креслами, и спал, временами вздрагивая и испуганно открывая глаза, Селена подумала: надо бы их накормить сначала. Но будить уже не хотелось.

Подошла Аманда, шёпотом предложила попить чаю — ближе к входной двери, подальше от спящих мальчишек. Оказывается, домовые принесли свой, так как вход в кухню здесь, как и в других домах, через столовую. Селена с удовольствием присоединилась к ней, невзирая на дремотное состояние. Светловолосая женщина оказалась хорошей слушательницей и сумела разговорить Селену. Девушка чувствовала к ней благодарность: так меньше спать хотелось, рассказывая. Да и Аманде — видно было — интересно узнавать о житье-бытье в деревне и о существах, её населяющих. Тревога за Оливию отступила, хотя время от времени девушка с беспокойством поглядывала на дверь в столовую: почему они так долго?

Девушка не заметила, как раннее утро перетекло в позднее. Машинально только отметила, как вышел из дома Эрно — наверное, на завтрак. Пару раз поднималась к себе Аманда — проверить, как там малышка Люция, за которой потом пришли самые взрослые девочки, чтобы унести её с собой, — им Колр и Аманда доверяли. Только когда входная дверь пару раз открылась и быстро закрылась, она заинтересовалась, в чём дело, и вышла.

Ближе всех к двери стояли Викар и Асдис. За ними целая толпа детей — с горящими от любопытства глазами.

— Доброго утра, Селена!

Девушка устало улыбнулась. Замороченная ночными походами и происшествиями, она забыла, что учебный день наступил. Поговорив с молодыми людьми, она предложила им попробовать просто посидеть с ребятами и, устроив им выходной, последить, чтобы они не слишком бушевали без взрослого догляда. А заодно передала им пачку той самой писчей бумаги многоразового использования, которую ей подарили в пригороде. Викар первым понял, что это за бумага, и обрадовался.

— Мы найдём чем занять детей, — пообещала Асдис, за рукав уводя своего друга, а вместе с ним — и заинтересованных учеников.

Впрочем, ушли не все. Ирма проскочила в щель приоткрытой двери и бросилась к брату. Селена только шикнуть успела, чтобы волчишка поняла, что нельзя шуметь.

— Колин!

Брат что-то проворчал недовольное, но поймал сестрёнку, когда та попыталась прыгнуть на него, сидящего в кресле. Она устроилась у него на коленях и на ухо быстро зашептала новости сегодняшнего утра. Колин ещё немного поворчал: мол, мне это сейчас надо?.. Селена вернулась к Аманде. Только села, только взглянула на Ирму, не слишком ли шумит… Колин еле успел схватить сестрёнку за платье на спине. То затрещало, но не порвалось: изумлённая Ирма сунулась посмотреть на мальчишку, который лежал между креслами, и чуть не свалилась.

— А это кто?!

— Тихо… — зашипел на неё Колин. — Новичок это. Потом познакомитесь.

— А почему он там? — Ирма не постеснялась показать пальцем — и отдёрнула руку: кажется, мальчишка-дикарь предупредил её быть поосторожней, зубами едва не хапнув этот палец. — Ой… Он кусается…

— Ирма, иди отсюда, а?

Ирма съехала с коленей брата и бросилась к двери. Уже схватившись за дверную ручку, она обернулась и показала язык высунувшемуся из простенка между кресел оборотню. Стукнула дверь. Селена с трудом удержала смешок при виде хлопающего глазами дикаря. Нет, она не разбирается в этих существах настолько, чтобы все о них понимать. Но ей показалось: если этот оборотень способен на эмоции — на удивление, например, как сейчас, может, он небезнадёжен?

Вышел Колр. Огляделся. Аманда робко встала и подошла к нему. Он еле улыбнулся ей, обернулся к Селене:

— Леди С-селена, Бернар хоч-чет, ч-чтобы вы вош-шли.

Мирт быстро встал и почти побежал к двери. Дракон не возражал.

Они вошли вместе. Оливия сидела на столе, с трудом моргая глазами и постоянно зевая. Ноги снова были перевязаны… Это первое, что увидела девушка. Потом она увидела остальное — и её чуть не вывернуло: всё пространство вокруг этого стола было полностью обляпано кровью.

Заметив её состояние, Бернар, сам весь изгвазданный в крови, надменно сказал:

— Домашние приберут! Возьмите стул!

— Не поняла.

— Я говорю — вот стул, чистый! Принесите его! — раздражённо сказал старый эльф.

Ничего не понимая, Селена принесла стул и поставила перед Бернаром.

— Снимайте штаны и садитесь!

— Что?!

Мирт, почему-то выглядевший виноватым, сразу отвернулся, встал перед сестрой и шёпотом заговорил с нею.

«Ой, Селена, извини!» — охнула Илия.

«Ничего не понимаю! Илия, а объяснить не судьба?»

«Понимаешь, я ведь не только тебя отодвинула в сторону! Но и твои ощущения! Я сейчас отойду полностью — и ты сразу поймёшь, в чём дело».

Когда острая боль прошила пальцы ноги, Селена непроизвольно охнула. Ну, конечно же! Крокарь! Тот самый, в капкан чьих зубищ она угодила!

Немного стесняясь, девушка быстро освободилась от штанов. Ох, и синячище… Чуть не до колена. При Мирте она не стала говорить, что мальчишка ей всё-таки немного помог, сняв опухоль, чтобы она могла ходить нормально. Просто потом настолько не хватало времени, что ей даже вспоминать о травме некогда было.

Старик будто лепил что-то на расстоянии вокруг травмированной ноги, бормоча себе под нос заклинания — Селена поняла это по повторяющемуся ритму звучащих фраз. И с каждым мягким прикосновением воздуха к раздутой синюшной коже боль уменьшалась и уходила куда-то внутрь… Наконец Бернар встал и бросил:

— Думать о себе надо. Думать! Слишком многое от вас зависит! Холить и лелеять себя надо. Чтобы сама здоровая была, чтобы чувствовала себя хорошо! И тогда остальные вокруг себя так же чувствовать будут! Кому нужна больная хозяйка?! В первую очередь о себе думать надо, понятно?

Вполголоса ругаясь на неразумных, он отошёл на кухню, где уже проскочившие через столовую домовые почтительно ожидали его у рукомойника с полотенцем. Селена быстро и неловко влезла в штаны, после чего, одёрнув на себе одежду, обернулась к Мирту с сестрой:

— Как дела?

— Она меня не помнит, — грустно сказал мальчишка. И тут же просиял: — Зато она заговорила! Правда, Оливия?

— Правда, — сказала девочка и снова зевнула. — Я спать хочу.

— Мирт, на втором этаже приготовлена комната, — предупредила Селена. — Она для вас двоих. Там две кровати. Так что можешь отнести туда Оливию и поспать сам. Если что-то понадобится, зови Аманду — я её предупрежу. Да, и не дёргай сестру. Постепенно она и сама вспомнит…

— Селена! — позвали из гостиной.

Мирт подхватил на руки Оливию, которая нисколько не возражала, всё ещё сонная и, кажется, ещё до конца не понимающая, что с ней произошло. И вышел вместе с девушкой. В гостиной Селену ждала целая компания взволнованных мальчишек и девчонок. Мирт кивнул девушке и быстро пошёл к лестнице на второй этаж. А Селена подошла к позвавшим её, отмечая, что компания не такая уж и большая: четверо из братства, а с ними два оборотня. Братство как-то странно смущено и в то же время, кажется, чем-то обрадовано.

— Что случилось?

Одичавший оборотень снова забился в угол между креслами и рычал оттуда на всех, хоть и был в человеческой форме. Рычал тихо, потому что не меньше Селены удивлённый Колин то и дело дёргал его за ременной поводок. Рычит на своих, на оборотней? Странно. Или они ему незнакомы? Или не узнал в них оборотней?..

— Селена, это Вади! — быстро сказала Ринд, девочка-оборотень.

— Да? — озадаченно проговорила девушка. — Я должна его знать?

— Ой, Селена, прости! Это мы его знаем! Стефан выбросил Вади, потому что он не смог держать человеческую форму, когда спал! Мы потом искали его, но не смогли найти. Мы хотели его подкармливать, но следы уходили слишком далеко от дома.

— Подожди, Ринд, — задумчиво сказала Селена, лихорадочно размышляя, хотя это трудно было делать: перед глазами всё плыло, да и сами глаза здорово слипались. Вади. Из группы Стефана. И они только что как раз были в микрорайоне Стефана. Ну да, мальчишка только из этой группы и мог быть. Когда ушёл, наверное, сразу наткнулся на группу одичавших взрослых оборотней да так с ними и остался. — Ринд, кто был близко знаком с вашим Вади? Кто дружил с ним? Или он ни с кем не успел подружиться?

— Он дружил с Хауком, — сказал мальчишка-оборотень, тоже из группы Стефана. — Хаук его и привёл к Стефану.

Дикарь вдруг замолчал, глядя на мальчишку. Дети и девушка удивлённо уставились на него. Замолчал? Селена сообразила первой: замолчал при имени Хаука!

— Так позовите его сюда!

Молчаливого и застенчивого мальчишку, только недавно обнаружившего в себе задатки сильного мага, оборотни позвали немедленно. Он прибежал, запыхавшись — играл в теннис, когда его разыскали. Хлопнул за собой дверью и огляделся.

Вади выполз из простенка между креслами и сел на полу.

— Ха-аук…

Оборотень выговорил имя друга, заикаясь, с такой сильной судорогой, что Селена с трудом сдержала желание договорить за него.

— Привет, Вади, — сказал мальчишка и сам присел на корточки.

А Колин, с облегчением выдохнув, встал с кресла и вручил мальчишке-магу поводок.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...