home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

Проснулись с трудом — к ужину. Проснулась. Когда Селена поняла, что они спали целых полдня, она было в ужасе хотела взвиться с постели и помчаться смотреть, как и что там, в доме. Но один взгляд на всё ещё спящего Джарри — и она затаила дыхание, лишь бы не разбудить его.

Это она, приехав домой, начала командовать и руководить. Ему-то пришлось тяжелей: мало того, что пришлось в лес за кроликами сбегать, так он ещё, благо Коннор рядом оказался и можно было отослать его с этими кроликами домой, остался охотиться на кабана. А потом ещё и освежевал его. И снова пришёл в деревню. С грузом… Нет, будить мага девушка не решилась. Она снова тихонько опустилась рядом, опершись на локоть, и стала смотреть на лежащего напротив мужчину, сама не замечая, что мягко улыбается ему.

Теперь-то он не мог контролировать себя. Лицо заметно отяжелело и выглядело усталым. Складки вокруг рта, которые появлялись, когда он улыбался, не разгладились даже во сне. Упрямый рот так и не расслабился. А брови вообще сдвинулись, словно Джарри и во сне думал о чём-то тревожном. И Селене так захотелось разгладить эти русые брови пальцем — мягко, осторожно. Или потрогать еле виднеющуюся светлую щетину на упрямом подбородке. Или пригладить его волосы, встрёпанные во сне. Но она не стала двигаться, разве что положила на матрас, рядом с его ладонью, свою (с удивлением обнаружив на пальце блокирующее от братства кольцо — когда маг успел ей его надеть?), а потом легла рядом — и потихоньку задремала.

На этот раз проснулись одновременно. Как уж и когда это случилось — неизвестно, только проснулась Селена, лёжа головой на плече Джарри. Вместо подушки. Чуть повернула голову — ап, а он близко-близко смотрит ей в глаза и усмехается.

— Вот интересно… — прошептала она.

— Что?

— А вдруг мы в этом кабинете, замагиченном, ничего не слышим, а вокруг ничего и нет? — и Селена прислушалась.

— Имеешь в виду, что наши детишки весь дом погромили — и только кабинет им оказался не под силу?

— Ага.

— Щас встанем и пойдём посмотрим, — пообещал он — и не встал. И только тихо улыбался, глядя на Селену…

Она ещё успела подумать: век бы так…

Тонкий серебристый перезвон вдруг раздался над головами.

Джарри будто взорвался, стремительно вскочив на ноги.

— Что происходит?! — охнула Селена, вскакивая вслед за ним.

— Кто-то появился у изгороди — рядом с лесом! Перед тем, как войти с кабаном, я оставил на лесной изгороди парочку сигнальных заклятий!

Он плясал на месте, прыгая на одной ноге и быстро надевая штаны. Тем временем Селена нырнула в свою рубаху, снятую нерасстёгнутой, и, чуть не рассмеявшись, подумала: рабочий день продолжается!

Джарри схватил со стола оставленный на нём Открывающий меч. Она похлопала себя по карманам, проверяя, — камни на месте. Оба метнулись из кабинета почти одновременно: Джарри — сразу к гаражу, она — за ним.

Перед домом детей было мало. Несколько человек проводили удивлёнными взглядами быстро рванувшую по деревне машину, но ни крикнуть, ни спросить что-либо у почти удирающих взрослых никто не успел.

Машина пролетела мимо домов к лесной изгороди и резко встала.

Наверное, с минуту маг, обессиленно опустив руки, смотрел на сидящего на изгороди крупного орлана, чистящего перья на вытянутом крыле, прежде чем начал монотонно, хоть и со вкусом, ругаться.

От смеха, когда юмор ситуации дошёл до неё, Селена уткнулась лицом в плечо Джарри и обняла его. Так, трясясь и тряся его, она и отсмеялась. Когда же она отлепилась от его плеча, он уже успокоился и только насмешливо поглядывал то на раскрасневшуюся от смеха девушку, то на лес.

— Пошли погуляем? — предложила Селена. — Раз уж доехали…

Они выбрались из кабины и подошли к изгороди. Вечерний лес уже издалека мягко дышал прохладой, манил тёмно-зелёным богатством листвы и травы. Казалось, вечер подступает из него самого — из его довольно густой чащобы, до которой ещё добраться надо, пройдя опушку с редкими кустами. Солнца уже не видно, но пока довольно светло.

— Думаешь, стоит погулять? — озадаченно спросил маг.

— А когда мы ещё вдвоём сможем просто погулять?

— Ты права, — признал Джарри. — Открывать изгородь не будем?

— Так перепрыгнем, — легкомысленно отмахнулась Селена.

И перепрыгнули. Медленно, не спеша, пошли, пересекая опушку, к лесу. Если честно, то Селена очень и очень обрадовалась нечаянной возможности побыть с Джарри наедине. Судя по его улыбке и частым взглядам на неё, он радовался не меньше.

— Джарри, как ты думаешь, что будет потом?

— Потом — это когда? Когда закончится война с машинами?

— Да. Что будет с детьми, с нами?

Он удивлённо покосился на неё.

— С нами? Ты подразумеваешь, что с нами тоже может что-то случиться? Мне казалось, в любом случае мы останемся вместе. Где бы ты хотела жить после войны?

— Пока не знаю. Я не видела вашего города, но мне и здесь нравится. Ещё бы себе целый дом приобрести. Хотя… С милым и в кабинете рай. Меня больше тревожит, что будет с нашими детьми. Ну, если кому-то повезёт, их найдут родители. А что с остальными? Что будет с Коннором? С Хельми?

— Ривер предупредил, что многие маги погибли и что в деревне остались пустые дома. Тебе не кажется, что в его словах есть определённая подоплёка? — задумчиво спросил Джарри. — Ведь, в сущности, деревня ополовинена. Думаю, Ривер не возражал бы, если бы дома погибших заняли новые жильцы. Мне кажется, Коннор, как и Хельми, не отказался бы жить здесь. Я видел его, когда он был в лесу. Он человек свободы. В лесу ему нравится. В городе всё равно есть какие-то ограничения, а вот в деревне… — Он помолчал, вглядываясь в тёмные тени приближающегося леса. — Вот и Колр решился остаться здесь — вместо того, чтобы попытаться найти уединенное место.

— А ты не думаешь, что он хочет здесь остаться из-за человеческой семьи?

— Решает дракон. Всегда. Селена, а ты его не спрашивала, почему он так легко решился обучать и всех остальных ребят, а не только Хельми?

— Нет. Мне показалось, он сделал это специально, чтобы Хельми побыстрей к нему привык, а если заниматься с кучей его друзей, этого добиться легко. Вообще, из него получился неплохой педагог, — вынужденно признала Селена. — Ребята ходят к нему не просто с удовольствием, но и с интересом. Правда, я очень боюсь за Эрно. Ты знаешь, что он дружит с Камом?

— Знаю. Только он не дружит, а скорее — ходит к нему, чтобы воспользоваться его закутком.

— И что ты думаешь? Говорить об этом дракону?

— Не знаю, Селена. Меня это… ну, удивляет. Мальчишка дрался с оборотнями — и смело. Такое расстояние прошёл, защищая малышку-дракона… И вдруг… прячется в закутке тролля.

— А я его понимаю, — задумчиво сказала девушка. — Он наконец попал в защищённое место. Но до сих пор не может забыть об опасности, к которой привык. Ему просто необходимо защитить спину. Что он и делает в запечье Кама.

— Ты сможешь это объяснить Колру? Иначе он будет думать, что в семье трус.

— Объяснить… Наверное, придётся. Да, Джарри, — вспомнила она, — почему Колр удивился, когда узнал, что Вальгард мне назвал своё имя?

— Я тоже удивился, — усмехнулся маг. — Человек спросил дракона, как его зовут, — и тот ответил? Это же чудо из чудес. Так не бывает.

— Ну вас, — рассердилась девушка. — Зашоренные вы какие-то здесь. Я-то думала, что имена драконов с магией связаны, поэтому Вальгард, прежде чем представиться, замялся. А тут опять — расовые предрассудки!

До сих пор шедший с нею под руку, Джарри мягко обернулся и осторожно поцеловал девушку в волосы. И сказал:

— Магия тоже есть. Обычно верховные драконы сами довольно неохотно называют свои имена. Предпочитают, чтобы их представили.

— Странно. Почему?

— Когда дракон произносит своё имя, он произносит его с интонациями, которые сильный маг потом может использовать, если захочет употребить магию против дракона. Имя — это сильная магия. Если точно воспроизвести интонации носителя, то можно использовать его в своих целях. А он этого даже не заметит.

— Но я-то не маг, о чём Вальгард прекрасно знает, — заметила девушка, не зная, чувствовать ли себя польщённой или озадаченной. — Сила-то есть, а пользоваться не научилась.

— Но он не слепой. И — дракон. Силу вокруг тебя видит. И расценивает именно как потенциального сильного мага.

Выяснив вопрос с Вальгардом, девушка только сейчас сообразила: время и место! Есть время задать вопросы, которые её давно волнуют. И есть место, где она может спрашивать, не оглядываясь на чужие уши.

— Значит, ты думаешь, что дети спокойно смогут остаться в этой деревне после войны? Ну, когда вырастут.

— Смогут. Если захотят. Что бы там ни случилось далее, после войны всё равно придётся восстанавливать их семейные корни. Родных они должны иметь. Но во время поисков, естественно, они будут жить здесь. А ещё думаю, они не должны быть обездоленными на время военных действий. Если уж мы решились собрать их здесь, будем учить, как ты и хотела. Учить, чтобы они не чувствовали себя ущербными в сравнении с теми, кто остался за защитной чертой в городе.

— Джарри, — решилась девушка, — а ты хотел бы иметь собственный дом?

— Хотел бы, — снова улыбнулся маг. И почти без паузы сказал: — Через неделю будет летний праздник — самый длинный летний день. Интересно, кто из детей помнит о нём? Как ты думаешь, стоит ли с детьми проводить праздники?

— Конечно! — возмутилась девушка. — А что это за праздник?

— Поспевают первые овощи и фрукты — ягоды давно появились, — сказал Джарри, мечтательно взглядывая на лес, словно видел не чернеющие в ночи деревья, а корзины с овощами. — И будет проведено несколько магических ритуалов. Любопытно. Колр наверняка захочет поучаствовать в этом празднике.

— Овощи — это да, — вздохнула Селена. На языке вертелось огромное количество вопросов, но половина из них была об отдельном доме. С трудом угомонив себя, она сказала: — Джарри, тебе не кажется, что пришло время открыть в деревне мастерскую? Мика неплохо мастерит. Но ему не хватает последовательности. Он ведь из этой поездки тоже навёз себе железок.

— Да, Селена, ты мне ещё не рассказала, что тут произошло, пока я был на охоте, — оживился маг. — Как там с сестрой Мирта? Удалось исцелить ей ноги?

Припомнив подробности, девушка рассказала всё об Оливии и о Вади.

Услышав о последнем, Джарри задумался на некоторое время, а потом сказал:

— Что старик Бернар знает древнее наречие оборотней, меня не удивляет. Но вот Коннор… Говоришь, он сказал — в него вложили?

— Значит, только немногие знают это наречие? — разочарованно спросила Селена. Она-то обрадовалась было, что одичавших оборотней легко вернуть в исходное, более цивилизованное состояние.

— Его изучают лишь на последних курсах университета… Селена, пора возвращаться, — напомнил Джарри, кивая на совершенно потемневший лес, возле которого они прогуливались, то и дело кидая на него насторожённые взгляды.

И они неспешно побрели назад, к изгороди.

Здесь их уже дожидались.

Братство в полном составе.

— А с кем ты оставил сестру? — с недоумением спросила Мирта Селена.

— С Амандой, — тихо сказал мальчишка-эльф. — Она сама велела мне прогуляться немного без Оливии.

— Селена, у нас ЧП, — насмешливо сказал Коннор.

— Что ещё? — вздохнула девушка. А Джарри кивнул всем на машину. Народ радостно забрался в салон.

— Эрно подрался с Моди!

Некоторое время ехали тихо, а потом Селена сухо спросила:

— Из-за Кама?

— Точно! А как ты поняла? — удивился Мика.

— Моди не очень любит оборотней и вообще тех, кто ниже его в расовой иерархии, — сказал Джарри. — Так что догадаться нетрудно, из-за чего всё началось.

— А ещё подрались девочки, — сказал Мика и захихикал.

— Девочки?! — ахнула Селена.

— Ага! И опять из-за Моди! Он же до сих пор к Вильме клеится. А Вильма дружит с Ринд, — затараторил Мика. — И Анитра сказала, что им всем делать нечего, как только всякими любовными историями заниматься, когда всё поле в сорняках.

У Селены закружилась голова. Не слишком ли много причин для драки?

— Я не совсем поняла: из-за чего же они подрались? — схватившись за голову, переспросила девушка.

— Ну, я же говорю — из-за Моди! Он всем нравится, а Вильма с ним гулять не хочет. Вот девчонки его и решили поделить.

— В драке… — несколько ошеломлённо сказала Селена.

— Ну да, — сказал Мика важно, явно чувствуя себя солидным и рассудительным. — Он ходит за Вильмой, а Ринд при всех над ним из-за Кама посмеялась, а девчонки и сцепились с нею. А Вильма полезла выручать. Ну и вот.

Селена поняла, что ничего не поняла, но решила прекратить вопросы и узнать о событиях завтра — из уст самих виновниц девчоночьей драки.

— А как дела у Вади?

— Здесь тоже проблемы, — вступил в разговор Коннор. — Хаук-то живёт в той же комнате, где и Моди. А тот наорал, что не хочет с оборотнями, да ещё с бешеными, жить. Сколько ему ни говорили, что Вади не бешеный… Селена, а если сознание этого Моди под контроль взять, что будет?

— Вот только поспешных экспериментов ставить не надо, — выручил Селену Джарри, даже не обернувшись от руля. — Тем более над человеческим мозгом. И что сейчас делает Хаук? Как он решил проблему с Вади?

— Как решил — не знаем, но Хаук ходит везде без Вади, — задумчиво сказал Мика.

У Селены сердце упало. Почему-то сразу представилось самое плохое: что мальчишка-маг оставил одичавшего оборотня где-нибудь на огороде или в саду или спрятал в одном из опустевших домов. И чем ближе подъезжали к дому, тем больше она волновалась. Быстро выходя из остановившейся возле палисадника машины, она торопливо спросила Мику:

— И где теперь искать Хаука?

— В гостиной, конечно.

Она переглянулась с Джарри. Погуляли, называется, оставив детей без личного присмотра… Сопровождаемая братством, Селена вошла в дом. Здесь, в гостиной, всё было тихо-мирно. Викар с Асдис собрали вокруг себя самых маленьких и, кажется, рассказывали им сказки. Увидели вошедших — отвлекаться не стали, только улыбнулись. Селена кивнула в ответ и быстро обвела взглядом гостиную.

Ага, вот он — Хаук. Скромный тихоня очень обыденной, незапоминающейся внешности: светло-русый, чуть курносый, со спокойными тёмными глазами. Стоит за спиной двух мальчишек, которые играют в пазлы, и внимательно наблюдает.

— Хаук, — негромко позвала девушка.

Мальчишка оглянулся и сразу подошёл к ней.

— Где Вади?

Хаук повернулся и молча пошёл в столовую, явно уверенный, что она обязательно пойдёт за ним. Пересёк помещение — и напрямую в кухню. Кам сидел на просторном подоконнике, смотрел на темнеющий сад за окном. При виде Селены соскочил и, приветливо улыбаясь, сказал:

— Доброго вечера, хозяйка.

— Доброго, Кам, — машинально откликнулась девушка.

Вади, с неизменным ременным поводком на шее, скрестив ноги, сидел на широкой лавке, где так полюбил сидеть Эрно. Тот наверняка сейчас был с Амандой дома. Мальчишка-оборотень насторожённо покосился на Селену, но ничего не сказал, только наклонил голову — кажется, чтобы она не видела его угрюмых глаз. Рядом, положив довольную морду на его колени, сидела собака, а кошка громко и с удовольствием мурлыкала у него на руках.

Та-ак… И этот нашёл себе спокойное местечко в запечье Кама!

Селена кивнула мальчишке, чтобы он не встревожился, и спросила:

— Хаук, это ты его сюда привёл?

Из объяснений мальчишки-мага следовало, что Вади сам потребовал вести его в запечье, едва только оборотень заметил животных Кама. Испуганная собака привела мальчишку-оборотня в восторг, а кошка вызвала желание немедленно взять её на руки, против чего, естественно, та не возражала… Селена про себя хмыкнула. Кажется, запечье Кама обретает славу уютного местечка для всех обездоленных и загнанных.

— Можно ему на ночь здесь остаться? — спросил тем временем Хаук.

Мальчишка-маг смотрел на Селену с такой надеждой, что стало понятно: с Вади на поводке он чувствует себя весьма неуютно. Итак, он и хочет, чтобы друг, пусть даже в таком состоянии, остался рядом, но и боится Моди.

Так что остаток вечера Селена занималась переселением. В учебно-гостевой дом без лишних вопросов и даже, кажется, с облегчением, переехала пара — Викар и Асдис. На их место девушка определила Моди.

Причём постаралась не упустить воспитательного момента, пока устраивала его в этой бывшей кладовке для белья.

— Моди, ты видишь, что комнатка маленькая, рассчитана на одного человека. Ты будешь жить здесь один. Это понятно?

— Понятно, — неохотно ответил мальчишка.

— Боюсь, что твоё одиночество — из-за того, что ты не умеешь уживаться с людьми.

— А почему я должен уживаться с людьми, а не они со мной? — огрызнулся Моди.

— Вообще-то, когда людей много, нужно уметь уживаться с ними, — скептически заметила Селена. — Даже пословица есть: семеро одного не ждут. Обычно в жизни не толпа подлаживается под одного человека, а наоборот. Так что, не умеешь себя вести в обществе — придётся изолировать тебя от него хоть на какое-то время.

— И всё из-за какого-то волка? — раздражённо спросил Моди.

Селена разгладила покрывало на кровати и подняла глаза на мальчишку. Некоторое время смотрела на него, потом улыбнулась:

— Моди, есть одна фишка. Мне очень нравится Вади, несмотря на его одичалость. Причём нравится гораздо больше, чем ты. И что теперь — устраивать драку из-за этого?

— Чем может нравиться свихнувшийся оборотень? — продолжал ворчать Моди.

— Знаешь, Моди, — снова усмехнулась Селена, — есть одна существенная разница между тобой и Вади. И эта разница даёт мне повод считать, что Вади лучше, чем ты. Я уже знаю, что однажды он спас Хауку жизнь. Про тебя я ничего не знаю. Про Вади уже сейчас понятно, что он — преданный друг. А ты? Ноешь, ворчишь, рычишь на всех, злишься. И кто лучше? Думаю — видно сразу. Вади может стать настоящим другом. А ты… Даже думать страшно о том, чтобы подружиться с тобой…

Мальчишка упрямо наклонил голову. Кажется, речь Селены его не убедила.

Но девушка и не собиралась настаивать на продолжении беседы. Она высказала своё мнение насчёт характера мальчишки и чувствовала, что, скажи она больше — переборщит с наставлениями… Так что снова спокойно пригладила покрывало, встряхнула подушки и пожелала мальчишке спокойной ночи, хотя до сна оставался как минимум час. У самой двери она прислушалась, не оборачиваясь. Нет, Моди не собирался вскакивать и бежать вслед с мольбами о прощении. «Ладно, — пожала плечами девушка, — подождём».


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...