home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Джарри встал ни свет ни заря и сразу ушёл проверять охранные заклинания на изгороди. Пообещал сообразить, как их доработать, чтобы не отвлекаться на птиц или зверей, которым опять вздумается по-своему использовать деревенскую ограду.

Селена сначала хотела поваляться подольше на тёплом месте. Но без Джарри пусто показалось. Да и выспались вчера. Нет, она всё-таки попробовала немного полежать — в слабой надежде уснуть. И даже, кажется, сон приснился какой-то непонятный. Вроде как действия много — а ничего не запомнилось. Она ещё подумала: приснилось-то в связи с тем, что вчера испугалась за Джарри, который после сигнала тревоги мгновенно помчался к изгороди… После сна осталось небольшое беспокойство. Девушка и так и сяк старалась ещё вздремнуть… Не вышло. Тогда она решила: кто рано встаёт — тому Бог подаёт. Быстро оделась, умылась и отправилась хлопотать по хозяйству. Хозяйка же. Кхм. Время от времени.

Первым делом заглянула на кухню.

Домовые деловито готовили завтрак. Совершенно счастливый Кам что-то жевал и мыл сковороды. Кошка сидела на подоконнике, а собака — под столом, на который мальчишка-тролль ставил вымытую посуду. Время от времени Кам протягивал друзьям по кусочку. Кажется, этих мгновений счастья Тиграша и Пират здесь и выжидали.

Селена поздоровалась со всеми и вышла, чтобы не мешать слаженной работе. И только за дверью вздохнула с облегчением: за печью, куда она незаметно заглянула, Вади не оказалось. Теперь можно подняться наверх и посмотреть, как дела у детей.

Сначала — коридор. Она заглянула во все комнаты — даже к Моди. Тот спал неспокойно, ворочался, и Селена осторожно прикрыла дверь. Плохой сон на новом месте? Или подспудное ощущение незащищённости — пока спит в одиночку? Потом заглянула в комнату, где обычно спал Хаук. В первое мгновение дрогнуло сердце при виде пустой кровати, определённой для Вади. Остальные-то — машинально осмотрела комнату — спят вовсю, сладко и крепко. Вон и Хаук спит, отбросив одеяло. Потом пришла в недоумение: почему на кровати Вади нет постели? Одна только простыня свисает так, что вот-вот съедет на пол. Наконец сообразила присесть на корточки. Теперь видно, что на полу из-под простыни высовывается уголок одеяла. Ясно. Мальчик предпочёл спать под кроватью. За лёгким, зыбким, но все же укрытием — простыней.

Вздохнув с облегчением, Селена только было собралась встать, как уголок простыни резко откинулся, а из тени резко же вылетели руки. Наполовину высунувшись из-под кровати и быстро опершись на ладони, Вади взглянул на девушку. Дёрнулась верхняя губа, обнажая зубы… Она успела удивиться, что он в человеческой ипостаси, но вспомнила, как Хельми предупредил: форма мальчишки-оборотня закреплённая — без него, без Хельми, Вади сам не сможет перекинуться в волка. И машинально прижала палец к губам, призывая к молчанию… Вади зыркнул на неё тёмно-зелёными глазищами, но верхняя губа опустилась, секунды недоумения на лице — и мальчишка мгновенно отпрянул под кровать. Резко же задёрнулась простынная занавеска.

Селена невольно улыбнулась. Ничего. Привыкнет и этот волчонок. Почему-то вспомнилось, как он чуть не укусил Ирму за палец. И как волчишка удивилась, хотя тоже пару раз укусила саму Селену. Правда, вчера девочка быстро пришла в себя, да ещё язык показала несостоявшемуся обидчику.

По крутой лесенке девушка поднялась на мансарду. В комнатах мальчиков и девочек всё тихо. Спят. В комнате братства — тишина и покой. Посередине стоит кровать Оливии. Мальчишки и правда выполнили то, что обещали: их кровати окружали кровать девочки пятью сторонами — пентаграммой, и Селена не решилась проверять, в самом ли деле они соединили магическими линиями кровати, чтобы перехватить кошмары девочки-эльфа. Но… Мысленный образ магических книг — ага, вот они, эти линии. Закрыты плотно: между кроватями — ни единой бреши.

Замечательно. Если девочка будет высыпаться, это ускорит выздоровление.

Девушка осторожно попятилась в коридор и закрыла дверь.

Вышла на улицу. А вдруг Джарри возвращается? Заодно и встретить можно. На улице тихо… Рано ещё для активной жизни. Утренние тени — довольно плотные, тёмные. Пока прошла по траве, шелестящей под ногами, несколько шагов — ощутимо намокли снизу штаны. Росы много. Жарко сегодня будет. Воздух прохладный, зеленью и тиной пахнет с прудов и с речки, сыростью — от небольших оврагов. Селена даже улыбнулась. Вот ещё что спросить у домовых забыла: а есть ли в этом мире куры? Петухи? Услышать бы кукареканье утром — такое мирное, голосистое, да чтоб проснуться. Чтоб послушать немного — с улыбкой и снова спать… А коровы? Хм… Детям нужно молоко. Есть ли в этом мире коровы?

Размышляя об этом, так и шла машинально от дома. Не успела дойти до дороги впереди, как остановилась, удивлённая. От гостевого дома быстро уходили к лесному концу деревни две мужские фигуры. Ничего себе — Колр и Бернар. Что случилось?.. Невольно взглянула на машинных демонов, которых быстро привыкла не замечать, воспринимая их как… налетающие тучи. Вроде всё как всегда?.. Нерешительно потоптавшись на месте, девушка заставила себя повернуть обратно. У Джарри есть её волос. Если бы она понадобилась магу, он бы позвал её. Но если позвал мужчин, значит — лучше выждать. Сами всё скажут хозяйке места.

До входной двери дойти не успела: она распахнулась, из дома вылетел Коннор.

— Селена! Ты здесь, — с облегчением сказал мальчишка. — Привет.

— Привет. — Спрашивать, что случилось, не стала — выжидала.

— Ты не могла бы за Оливией немного посмотреть? Мне показалось — Джарри нас зовёт. Недолго, совсем чуть-чуть. Мы к нему — и обратно.

Из дома посыпались остальные члены братства.

— Ну, здрасьте! — поразилась Селена. — А с кем вы Оливию оставили сейчас? Одну?

— Ну ты скажешь! — обиделся Коннор. — Мы её к Каму отнесли. Домашние не хотят с нею нянчиться, боятся — эльф всё-таки, а у него там собака есть и кошка. Он всё равно никуда не бегает — присмотрит за ней.

Угу… Домовые девочку-эльфа боятся, а Кам, значит, не боится? Логика…

— Селена! — умоляюще сказал Мирт. — Мы быстро!

Мальчишку-то эльфа она поняла: даже оставленная под надёжным присмотром, Оливия для него не была в безопасности. А девушка сейчас — в его представлении — тянула время. Селена хмыкнула и милостиво сказала:

— Бегите!

Топоток быстрых мальчишечьих ног вскоре затих. А Селена только усмехнулась: ох, и сообразили же — оставить девочку мальчишке-троллю. Она только представила, как возмущаются сейчас домовые, лишённые дармовой прислуги, занятой не менее важной работой!.. И уже пробегая через гостиную, бесшумно рассмеялась, пока это возможно — на воле-то: ну-ну! А ещё говорят, что тролли у них здесь — существа презираемые! А чуть возникла проблема: пока все спят, найти добрые руки и заботливый присмотр — оказалось, девочку только троллю и можно доверить?

Оливия и в самом деле нашлась в запечье. При виде происходящего здесь Селена с трудом удержалась от нового смешка: недавно довольно мятая, постель Кама сейчас сияла чистотой и свежестью глаженого белья, только что лежавшего сложенным в плотные стопки. Для девочки-эльфа домовые постарались — поняла Селена. Сам же Кам, несколько недоумённо сморщив короткие бровки, сидел напротив девочки и гладил кошку, мурлыкавшую между ними. Сначала девушка даже не поняла, в чём дело. А понаблюдав чуть-чуть, прежде чем себя обнаруживать, сообразила: он показывает, как надо обращаться с животным. Проследив, как он водит ладонью-лопатой по кошачьей спинке, девочка, не меняя равнодушного выражения, осторожно прикоснулась к кошачьей шерсти. Кам сразу спокойно убрал свою руку. Маленькие пальчики, робея, провели по Тиграшиной холке и остановились… Селена вдруг поняла, что сама не дышит. Но ладошка приподнялась и уже смелее огладила кошку от головы до хвоста.

Кошачья терапия оказалась хороша. Оливия придвинулась ближе к кошке и, прислушиваясь к её мурлыканью, принялась гладить её. Лицо всё ещё было безразличным, но движения стали уверенней и мягче. Кам широко улыбнулся малышке и встал со скамьи… Девушка немедленно сбежала. Нет уж. Оставили Каму — пусть Кам и нянчит.

Потом некоторое время девушка думала о… дельфинах. Было в её недавнем мире такое: детей лечили прикосновениями к блестящей мокрой коже дельфинов.

Завтрак начался в привычное время, к которому проснулись все.

Братство не вернулось к этому времени, поэтому Селена первым делом решила посмотреть, как там Вади. Оливия в заботливых руках — за неё можно не волноваться, а вот одичавший мальчишка-оборотень требовал внимания. И Селена, едва в коридоре второго этажа послышались голоса и смех, поспешила в комнату Хаука.

Дверь была открыта. И девушка имела сомнительное удовольствие во всех деталях рассмотреть сцену то ли приручения волка, то ли попытки насильного вовлечения его в общественную жизнь. Хаук вытаскивал рычащего мальчишку из-под кровати, вцепившись в его ногу (тот держался за брусья на стенке кровати). Остальные откровенно ржали, пока мимо Селены не протиснулся Сильвестр, мальчишка-оборотень, с чьей сестрой, Далией, раз за разом воевала Ирма.

Сильвестр сделал просто: велел Хауку отойти, оставив дикаря в покое, потом перекинулся и влез под кровать. Присутствующие замерли в предвкушении разговора или рычания, а то и драки. Сильвестр-то старше, чем Вади. Да и покрупней. Да ещё — отъевшийся после голодухи в пригороде. Но лишь раз послышался недовольный рык, после которого из-под кровати вылезли оба. Правда, Сильвестр сразу перекинулся в человеческую форму, а Вади остался сидеть на полу. В одних штанах, ссутулившись.

Стараясь сделать это незаметней, девушка отступила от дверного проёма — и почти сразу её место заняла Ринд. Высокая гибкая девочка, с довольно грубоватыми, но чем-то симпатичными чертами лица, постояла у порога, разглядывая набычившегося мальчишку, который явно старался не поднимать глаз, и решительно шагнула к нему. Протянула руку.

— Вставай, — скомандовала она.

Вади поднял глаза и быстро понюхал воздух. Худая мальчишеская рука робко поднялась к пальцам девочки. Ринд вцепилась в ладонь Вади, но поднять не успела. Волк мягко поднялся с пола сам. Селене показалось, что он даже не пытался опираться на ладонь девочки. Ринд переглянулась с Сильвестром.

— Я выведу его во двор, — сказал мальчишка-оборотень.

И Хаук выдохнул. Селена даже посочувствовала ему. И правда — за гигиеной одичавшего друга тоже следить надо, а как ему всё объяснить? И какое счастье, что рядом есть те, кто может хоть эту часть общения с дикарём взять на себя.

К завтраку Селена пришла, как обычно, пораньше и сразу заметила, что в столовой появилось ещё два стола.

— Для Викара и Асдис, — объяснил Веткин. — Они уходили вчера в гостевой дом — предупредили, что будут приходить на все завтраки и обеды. Им же с деточками работать. А второй стол — для леди Аманды с детьми. — Как поняла Селена, домовой называл Аманду «леди», поскольку та — семейная дракона. — Сейчас Рыжий прибегал, сказал, что, пока мужчин нет, леди Аманда будет завтракать здесь. А мужчины придут — сядут с ними тут же. Поэтому — два стола.

— Понятно, — успокоилась девушка. — Пока мага Джарри нет, Веткин, будьте добры накрыть наш стол и для третьего едока — для Оливии.

— Хорошо, леди Селена.

Начало завтрака было весёлым. Его можно было назвать самым настоящим цирковым представлением, которое называлось «усади Вади на стул». Хотя в столовой собрались все, кроме мужчин, Селена решительно не собиралась вмешиваться в ситуацию. Только следила, чтобы она не переросла в конфликт.

Вади рычал, даже не будучи в волчьей ипостаси, и отбивался от всех попыток усадить его за стол. Кажется, он на полном серьёзе думал, что будет есть под столом. Моди, глядя на него, презрительно кривил губы. В общем, неизвестно, что бы случилось дальше, но в ситуацию вмешалась со всей своей энергией и непосредственностью Ирма.

Волчишка завопила:

— Вади-и!

А когда вздрогнувший дикарь оглянулся, на него неслась стремительная и абсолютно уверенная торпеда. Торпеда в своих ожиданиях оказалась права: от неожиданности мальчишка успел схватить Ирму на руки — скорее всего, из опасения, как бы она не сбила его с ног. Ну а Ирма, ничтоже сумняшеся, обхватила его за шею и, по своему обыкновению, визжала от счастья:

— Меня Вади обнял! — Затем сбавила тон и деловито добавила: — Ну, чего глядишь? Я есть хочу. Садись — и корми!

Слишком грубо, — решила Селена. Но Вади, как ни странно, подчинился. Он, напрягшись, осторожно присел на стул, словно изо всех сил боялся, как бы предмет мебели не был выбит из-под него. Ирма немедленно уселась ему на колени, как уселась бы к брату. Селена невольно взглянула на сестру Сильвестра — на Далию. Не ляпнула бы она чего-нибудь такого, что снова погрузит Вади в беспросветное уныние. Но та молчала, лишь с любопытством поглядывала на мальчишку, которого уже пыталась покормить Ирма. Между тем от стола Вади встали и отошли ещё и Хаук с Сильвестром, уступив места двум малышам-оборотням и Бериллу (разве дружная малышня оставит Ирму без своей компании!), после чего за стол с Вади пришлось пересесть и Вильме. Моди, который обычно сидел с Вильмой и «её детьми», насупился, оставшись с мальчишками… А Селена с трудом скрыла довольно скептическую усмешку: ну и политики эти дети! Ну и наворотили подводных течений в своих взаимоотношениях!

Волчишка, между прочим, следовала нехитрой тактике: она не давала Вади думать, заставляя его только слушать себя. А делала она это очень просто: вываливала на голову дикаря столько информации, что он постепенно обалдевал. Во всяком случае, когда Вади услышал первое сообщение, он попался мгновенно: Ирма объявила ему, что её брат Колин тоже был диким и сам не мог перекидываться. Как поняла Селена, мальчишка-оборотень воспринимал с пятого на десятое то, что щебетала ему дружелюбная волчишка. Но слушал её внимательно. А может, заворожённо. А заодно — ел. Точнее — пожирал.

Забрав Оливию из закута-запечья Кама, Селена некоторое время вместе с нею сидела за своим столом. В сущности — одна: девочка неохотно откликалась на любые обращения к ней и даже, кажется, немного сердилась, что её вынесли из запечья. А потом пришла Аманда, огляделась с порога. Викар с Асдис её ждать не стали: прямиком отправились к найденному незанятому столику. Но белокурая женщина не привыкла к детскому шуму и гомону, хотя в столовой дети и старались вести себя тише. Так что, поймав взгляд Аманды, Селена кивнула на свой стол, и женщина быстро прошла к ней. На руках у неё была малышка Люция, видимо, недавно разбуженная, а следом шёл Эрно, с которым поздоровались несколько мальчишек. После первых приветствий мальчишка, шедший заметно пригнув голову, слегка расправил плечи. Кажется, он боялся, как бы над ним не посмеялись из-за дружбы с Камом.

Когда новая семья Колра расположилась за столом Селены, Оливия впервые обнаружила свой интерес. Уставилась на безмятежную Люцию, так и сидевшую на руках Аманды. Девочка-дракончик на пристальный взгляд ответила спокойно, даже улыбнулась. Малышка, к безмятежному обаянию которой в деревне быстро привыкли, кажется, не сомневалась, что так и надо: она залопотала что-то, улыбаясь и глядя в глаза девочке-эльфу. И что-то дрогнуло в лице Оливии, до тех пор каменном, даже при общении с кошкой. Она продолжала молчать, но с еле уловимым любопытством присматривалась к дракончику. А та улыбалась всё шире.

Вскоре Селена поняла слова Джарри о том, что драконы — сама магия. Оливия робко улыбнулась малышке-дракону. Это настолько поразило девушку, что она сбоку заглянула в лицо Оливии. Точно. Улыбается. Фу-у… Камень с сердца.

А потом прибежало братство — свалилось на места вокруг своего стола, огляделось. Мирт быстро вскочил — подошёл поздороваться с сестрой. И замер.

— Оливия улыбается? — недоверчиво спросил он у Селены, не сводя глаз с сестры.

— Спасибо Люции, — улыбнулась та в ответ.

Мирт лишь сжал пальчики сестры и отошёл к своему столу — сесть так, чтобы сестра была перед глазами.

Селена некоторое время смотрела на ребят, особенно на необычно строгого Коннора. Подойти узнать прямо сейчас? Дождаться конца завтрака? Наверное, придётся дожидаться, чтобы не встревожить всех, кто здесь есть. Во всяком случае, Коннор не прибежал прямо к ней. Значит, то, что его беспокоит, может подождать.

А потом явились мужчины.

При виде Колра, с порога приглядывающегося, куда бы сесть, Аманда немедленно поднялась и пересела за стол рядом, куда перенесла и свою посуду. Остальное перенёс Эрно. Дракон сел за стол и сразу взял на руки не возражающую против переезда Люцию, чтобы Аманда успела расставить свою посуду. Аманда быстро взглянула на своего семейного и успокоилась. Люция привычно потянулась к ней, и Колр не стал возражать, чтобы девочка осталась на руках женщины.

Селена, пока Джарри шёл к ней, с интересом наблюдала совершенно неожиданную картину. Несмотря на благоговение Аманды перед своим всесильным семейным, дракон обычно относился к ней довольно прохладно. Странно, но сейчас в их ровных отношениях, казалось, появилось нечто иное. Колр поглядывал на свою семейную как-то… заинтересованно.

Удивлённая Селена решила не мешать им своими слишком навязчивыми взглядами, тем более вскоре рядом с нею оказался Джарри. Она успела лишь пододвинуть ему тарелку, как в столовой воцарилась ошеломлённая тишина, а в дверном проёме нарисовалась фигура старого эльфа.

Домовые — впечатление такое — вот-вот грохнутся в обморок. Пришлось Селене как хозяйке выручать своих домашних.

— Бернар, идите сюда, — позвала она. — Обещаю не докучать разговорами.

Старик взглянул на неё и величественно прошёл по столовой, лишь раз покосившись на Вади, который немедленно чуть не сполз под стол. Ирма, сидевшая на коленях мальчишки, не позволила. Волчишка вцепилась в краешек столешницы… Интересно, отметила про себя Селена, даже дракон не так напугал одичавшего волка, как старик-эльф.

Пришедшие в себя домовые мгновенно примчались с прибором для Бернара. Эльф ещё только садился, а перед ним на столе уже всё было готово к обеду. Благосклонно взглянув на Оливию на руках у Селены, старик поинтересовался:

— Как спала девочка?

— В пентаграмме, — улыбнулась девушка и коротко рассказала о задумке мальчишек из братства. Джарри только ухмыльнулся смекалке мальчишек.

— Интересная комбинация, — задумчиво сказал старый Бернар. — Я бы попробовал кое-какие настои или отвары, но и эта идея довольно оригинальна. Хм… Замыкать свои личные сны на малышку-эльфа… Очень занимательная идея. Э… Крайне любопытно, что видела во сне Оливия?

Джарри расхохотался. Селена тоже затряслась от смеха. А ведь правда… Если братство передавало свои сны девочке-эльфу, что она видела? Рыбалку? Беготню по деревне? Поездки в город?

После завтрака в столовой остались взрослые и братство.

— Я даже не могу сказать, можно ли назвать это проблемой, — первым высказался Джарри. — Только вокруг нашей деревни гуляют не пять машинных демонов, а шесть. Это — первое. Второе — поведение тех же демонов. Они обычно гуляли вокруг деревни, разворачиваясь затем, чтобы вернуться и отправиться в другой конец деревни. Раньше та часть деревни, что упиралась в лес, всегда была свободной. Машинные демоны опасались овражистой местности и не заходили туда. Теперь они постепенно ломают край леса.

Селена встревоженно посмотрела на него, ещё до конца не понимая, чем им всё это грозит. Маг помолчал и добавил:

— Это похоже на то, что делаем и мы на мосту. Помните, я предложил убирать с моста всё, что мешает нам по нему ездить? Вот и демоны сейчас расчищают место, чтобы гулять не из конца в конец, а обходить деревню вкруговую. Деревенская речка на выходе уже сейчас почти засыпана землёй.

— Чем это опасно? — наконец спросила девушка.

— В первую очередь мы теряем возможность добывать мясо. А мясо для нашего маленького сообщества — первейшая необходимость. Во-вторых, становится весьма проблематичным выход в город. Поэтому нам нужны свежие идеи, как справиться с машинными демонами. Братство обещало подумать. Мы тоже будем искать выход из положения. Пока можем только рассказать тебе о настоящем положении дел.

— Ага. Так, значит, — задумчиво сказала девушка, а потом подняла глаза. — Скажите мне честно. Эти ваши две проблемы… Их и в самом деле только две?

— Вы видите что-то ещё? — скептически спросил Бернар.

— Вижу. Может, это и имелось в виду, но не называлось… Но есть и третья… Вы уверены, что машинные демоны не смогут сюда прорваться, если они захотят объединиться? Или что-то там ещё устроить — с их силой-то или мощью?

— Ну, это как бы подразумевалос-сь, — сказал Колр, словно бы рассеянно привлекая к себе семейную, которая сидела рядом. Сжавшись, Аманда будто прислушивалась к движениям Колра. Даже старик эльф заметил этот жест и приподнял брови.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...