home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Проблемы начались с утра. Сначала личные. Открыв глаза, Селена вспомнила, что видела сон, который один к одному повторялся уже не во второй и не в третий раз. А потом забыла содержание сна, хотя было что-то в нём тревожное. С другой стороны, Джарри и Селене пришлось встать рано, поскольку хоть новичков и было всего двое, но оба настолько необычные, что за ними глаз да глаз нужен. Да и за своими — тоже. Не до снов, в общем.

Выяснилось, что оба новеньких уже на ногах. Ну, насчёт Бернара Селена не сомневалась: Коннор сразу сказал, что старик мучается бессонницей. Наверняка он только отдыхал в выделенной для него комнате. Когда Селена вышла из своего кабинета прямо на улицу, он стоял на границе сада и рассматривал его. Именно рассматривал, так как любоваться было нечем: сад ещё был довольно неубранным, всё росло вперемешку с сорняками, хоть девочки и старались за ним ухаживать. Но все же они — дети. А сад уже три года как запущенный.

— Доброго утра, Бернар! — сказала Селена. — У нас сейчас завтрак. Вам принести в комнату или придёте в столовую?

— Доброго… — неохотно отозвался старик, лишь покосившись на неё, но так и не обернувшись. — Приду.

Девушка пожала плечами, почувствовала за спиной движение, затаилась, как мышка, улыбаясь. Джарри положил руки на её плечи и осторожно поцеловал в подставленную щёку. Она на миг прислонилась к нему, подняла голову и шаловливо чмокнула его в челюсть — куда уж дотянулась. Смешливый перегляд — и разбежались: она в столовую — узнавать, как там с Камом, он — в приспособленную под гараж сараюшку, где стояла машина, проверить, в каком она состоянии после экспедиции в пригород.

Сначала девушка увидела толпу детей, которые собралась у дверей в столовую, а затем услышала приглушённый смех, сдавленное хихиканье, жуткий вой и деловитое покряхтывание с деловитыми же репликами. Присмотревшись, поняла.

Малыш-вампир Берилл сидел прямо на полу, на его вытянутых ногах разлеглась и мурлыкала довольная кошка, которую бережно поглаживали ладошками. Кошка оказалась «дворянской породы», в еле заметную чёрную полоску на общем зеленовато-сером фоне. А Ирма и два малыша-оборотня сосредоточенно вытаскивали из-под шкафа с посудой воющую от ужаса собаку, ухватив её за лапы и за шерсть. Домовые, как и остальные дети, умильно смотрели на сам процесс вытаскивания.

Селена, здороваясь со всеми, вошла в столовую между посторонившимися детьми, сбитая с толку: спасать собаку? Нет? Кажется, дети не хотят причинить ей зла? На всякий случай она поздоровалась и с малышами, а счастливая Ирма в ответ радостно завизжала (отчего собака, тоже «дворянка», размером чуть меньше овчарки, как прикинула девушка, снова жалобно взвыла, пытаясь забиться как можно дальше под шкаф):

— Селена! Мы собачку нашли!!

— Как назовёте? — спросила девушка.

— А нам можно назвать?! — поразилась Ирма, а два малыша-оборотня уставились на неё с восторгом: собаку ещё и назвать можно по-своему!

— Ну, не знаю, как бы вы её назвали, а я бы — Пиратом или Найдой.

— Почему?

— Она же чёрно-белая, морда вся белая, а на левом глазу чёрное пятно. Самый настоящий пират! Пират — это морской разбойник. А Найда — потому, что вы её нашли!

— Ты потом нам расскажешь про пиратов? — подозрительно спросила Ирма.

— Расскажу, — пообещала Селена.

— Эй, Пират! Вылезай!

И малышня снова сунула головы под посудный шкаф, и снова горестно взвыла притихшая было собака, в чью лапу снова вцепились и решительно потащили на свет белый. Девушка постояла немного, вздохнула и решила не вмешиваться.

Кам старательно мыл кастрюли и блаженствовал. Изумлённая Селена подошла поздороваться с ним, и тролль-подросток широко улыбнулся ей. Она удержала усмешку: ещё бы его улыбка не была широкой — при таком-то рте!

— Доброго утра, Кам!

— Доброго утра, хозяйка! — улыбаясь, как-то простецки сказал тролль-подросток.

— Меня зовут Селена, Кам.

— Хорошо, хозяйка, буду знать имя твоё.

Ничего не поняв, но решив разузнать у Джарри поподробней, как обращаться с троллями, девушка вышла из кухни. Кажется, в отличие от старого эльфа мальчик просто счастлив, что его привезли сюда. Если она правильно поняла, причиной его прекрасного настроения стала стоявшая под его рукой тарелка с рыбьими косточками.

— Веткин, — позвала Селена домового. — Когда будешь накрывать столы, пожалуйста, на наш с Джарри стол поставь третий прибор — для нашего гостя.

— Хорошо, леди Селена.

— Веткин, — чуть приглушив голос, озадаченно спросила девушка. — А это нормально, что мальчика, только что приехавшего, вы тут же определили… — Она замялась. — Ну, в посудомойщики?

— Про Кама-то говорите? — расплылся в улыбке домовой. — Так ведь тролль, леди Селена. Он, как проснулся, так сразу спросил, что по хозяйству сделать. Они ж постоянно есть хотят. А правило у них всех такое: работа — за кормёжку. А мы тут как раз наготовили еды для завтрака, и пора было кастрюли мыть. Ну, накормили горячим, что со вчерашнего осталось, поставили рядом и нынешний завтрак ему, и кастрюли. Уж он старается! И рыбку ест, и посуду моет!

— Вот как… — пробормотала девушка.

— А уж кошечку мы приветили! — чуть не запел засиявший домовой. — Ласковая такая! И деткам понравилась — не обижают её! А уж домовитая! Сама себе место нашла — на шкафу ей больно понравилось! Тощая, да ничего — откормим.

— Я смотрю, вы больше о кошке печётесь, чем о Каме, — как бы между прочим заметила Селена, присматриваясь к домовому — искренен ли.

— Так тролль же, — удивился домовой и убежал подавать завтрак.

— Ничего не поняла, — прошептала про себя Селена и вздохнула. У Джарри придётся не просто спрашивать, но устроить ему допрос с пристрастием.

Между тем в столовой почти все столы уже были накрыты, и Селена, присевшая у своего, следила, как заходят ребята. Никто не возмущался, что ночью, не предупредив, несколько человек отлучились из дома. Занятий всем хватало, так что умы были заняты предстоящим днём.

Старшие девочки разговаривали спокойно и, видимо, договаривались, какие дела на сегодня нужно наметить. Судя по их вопросительным взглядам на Селену, после завтрака они подойдут, чтобы уточнить планы. Девушка чуть улыбнулась: а неплохой оказалась идея — сбросить половину хлопот на старших.

Мальчишки-рыболовы, а также Сильвестр и один из новеньких оборотней, когда-то подсевшие к ним, да так и оставшиеся за их столиком и в их компании, обсуждают предстоящую рыбалку и, кажется, что-то весёлое из вчерашней ловли вспомнили. Хохочут.

За остальными столами тихо, так что Селена сразу пригляделась к столу, который с некоторых пор её беспокоил. Здесь обычно сидели Вильма и малыши-оборотни (которых никто не называл по именам, а поскольку пацанята постоянно ходили только вместе, то звали их просто — малышня), Ирма и Берилл. Вильма с первого дня взяла шефство не только над малышнёй, выгнанной ещё Стефаном, но и над прибившимися к её столу ещё двумя. Не возражала побыть нянькой, когда Селена напрямую спросила её об этом. Дня два назад за их стол присел со своим обеденным прибором Моди. Молча. Столовая сделала вид, что ничего особенного не произошло: ну, отсел от стола рыболовов — и что? Но мальчишка молчал и только ел, никоим образом не встревая в общий разговор Вильмы и детишек. Правда, отвечал, когда кто-нибудь из малышей к нему обращался, но так коротко, что потом больше к нему не приставали — до следующего раза, когда, забыв о странной молчаливости нового соседа, снова не спрашивали Моди о каком-нибудь пустяке. Селена подозревала, что Коннор прав и Моди «клеится» к Вильме. Та, кстати, вообще не обращала внимания на нежданного-негаданного соседа, чему тот, кажется, даже был рад.

Сейчас компании за этим столом прибавилось. Не совсем за столом, конечно. Малыши выудили-таки из-под шкафа Пирата и затащили под свой стол, куда немедленно набросали рыбьих голов, клятвенно пообещав, что после завтрака сами всё приберут. Собака сдалась после созерцания этой груды и полного к ней допуска. Теперь, насытившись, она лежала под столом, то и дело поглядывая наверх, не подбросит ли кто из детей ещё лакомого кусочка. Подбрасывали, хотя Вильма грозно хмурилась. Даже Моди не удержался, за что получил удивлённый взгляд девочки.

Про себя Селена хмыкнула: может, именно Пират помирит этих двоих, которые, пока были в группе Стефана, дружили? Об этом ей по секрету рассказала девочка-оборотень Ринд.

Наконец, когда большинство детей сели за «свои» столы, девушка поспешила за старым эльфом. Бернар стоял в вестибюле дома, сцепив за спиной руки и хмуро рассматривая пробегавших мимо детей.

— Бернар, пойдёмте, я провожу вас к столу. И заодно представлю детям.

Она ожидала, что старик предложит ей руку, но он пошёл впереди неё. Пожав плечами: кажется, в здешнем этикете такого не практикуется? — она пошла следом. Ещё оглянулась в дверях столовой — и увидела, как по лестницам спускаются вчерашние путешественники — все пятеро. Кивнула им, и мальчишки вразнобой поздоровались с нею. Её удивило немного, что Мирт идёт позади всех. Всегда выглядевший очень хрупким, сейчас он, кажется, глубоко задумался, отчего превратился в угрюмого подростка. «Надо бы поговорить с ним, — про себя решила Селена. — Возможно, он преувеличивает свои проблемы…»

Отвернувшись от них, она вспомнила впечатление от движения мальчишек. Спокойное, даже сонное выражение на их лицах объяснило, что, несмотря на бодряческий вид, все пятеро явно хотят спать. Правда, выделялись двое: абсолютно довольный Мика, который основательно пополнил свою коллекцию всякими найденными в пригороде техническими штучками, и взгрустнувший Мирт.

На входе в столовую она чуть обогнала Бернара, чтобы показать ему стол. И мгновенно заметила, как старик, насупившись, сдвинул брови на звонкий ребячий гомон.

Вошёл Джарри, прошагал через всё помещение, весело здороваясь со всеми, кого ещё не видел. Он быстро сел за стол, улыбнувшись соседям. Эльф сделал вид, что не заметил его приветливости. Старик всё выжидательно смотрел на двери в столовую — кажется, ждал появления Мирта.

— Хозяйка, тебя Веткин зовёт. — Страшно стесняясь эльфа, у стола встал Кам.

— Передай — сейчас подойду.

Кам широко улыбнулся всем присутствующим и убежал на кухню. Странно он бегал — как-то косолапя. Может, из-за этой его особенности кто-то из детей засмеялся ему вслед, но не зло — с облегчением вздохнула девушка.

— Это ваш дом? — подозрительно спросил эльф.

Девушка только хотела ответить, как мельком увидела застывшую ложку в руках Джарри. Поэтому ответила спокойно, хотя и с маленькой заминкой:

— Это мой дом. И моя деревня.

Он снова насупился, а Селена с благодарностью посмотрела на мага, втихомолку улыбавшегося в свою тарелку.

— Привет всем! — поздоровался Коннор от порога столовой.

Ему ответили нестройно, но дружно.

Опоздавшие мальчишки-путешественники хорошо так вошли. Не самый высокий Коннор — впереди всех. Как будто вёл остальных. Чуть поодаль, за его спиной, словно признавая его главенство, — Хельми и Колин, чуть припоздал за ним Мика. Мирт, задумчивый и уже чем-то, кажется, расстроенный, — позади всех.

Но неугомонная Ирма углядела его сразу, соскочила со стула и понеслась к нему — привычно подпрыгнула, а маленький эльф так же привычно поймал её:

— Мирт! Мирт! У нас собачка! Мы её назвали Пиратом! Пошли — посмотришь!

Мальчишка улыбнулся ей — и мгновенно помрачнел. Привлекая к себе невольное внимание всех присутствующих, Бернар бросил резко зазвеневшую ложку в тарелку и встал.

— Это — оборотень! — чётко выговорил он. — Избавься от него!

Мёртвая тишина в столовой… Лица всех подростков-оборотней внезапно словно повзрослели и стали жёстче… Мирт, глядя на Бернара, машинально, будто защищая её от старика, прижал к себе волчишку, которая, ничего не понимая, снова попыталась уговорить его посмотреть на собачку. Но вскоре эту тишину услышала и она — и мгновенно обернулась взглянуть на всех.

Колин инстинктивно шагнул ближе к маленькому эльфу, готовый вынуть из его рук озадаченно смотревшую сестрёнку. Но Мирт держал Ирму крепко и всем видом показывал, что не собирается опускать её на пол.

— Ты — эльф! — будто хлестнул его голосом старик. — Ты должен помнить о своём положении! Избавься от оборотня! Ты не должен даже касаться его!

Ничего не понимающая Ирма только растерянно вертела головой, пытаясь сообразить, почему этот пока плохо знакомый ей старик сердится.

Селена встала, готовая в крике выплеснуть скопившуюся в ней за время этого эпизода ярость. Не успела. Ладонь Джарри коснулась её ладони, крепко сжала и заставила снова сесть. Он предлагает подождать?

— Подожди… — шёпотом подтвердил маг.

После секундной паузы, наполненной ненавистью оборотней-подростков и недоумением младших, Мирт шевельнулся. К нему повернулся Хельми и спокойно, даже как-то царственно сказал:

— Х-хельми возьмёт малыш-шку. Ирма, пойдёш-шь к Х-хельми?

— Я хочу с Миртом! — капризно и в то же время нерешительно сказала волчишка. Она всё ещё не понимала, что происходит, но почуяла, что стала причиной ощутимой тревоги в столовой. Наверное, поэтому вдруг беспокойно спросила: — Мирт, ты не хочешь, чтобы я…

— Это — грязь!.. — прошипел старый эльф. — Выброси её!

Он смотрел в упор на мальчишку. Ирма, кажется, поэтому и поняла, что «грязь» — это про неё. Она резко замолчала, посмотрела на побледневшего маленького эльфа и задёргалась в его руках.

— Я хочу на пол! — жалко пискнула она. И её старший брат немедленно подставил руки, готовый в любой момент принять волчишку.

Девушка снова, забыв обо всём, рванулась к ней на помощь. И снова Джарри удержал её… Спокойный Коннор буквально ввинтил свой взгляд в глаза Бернара.

— Старик, ты однажды сильно ошибся, — ровно сказал мальчишка-маг. — Мне очень жаль, но тебе, видимо, на роду так написано — ошибаться по-крупному. Ты не можешь приказать Мирту. Ему приказать могу только я.

— Ты!.. — прохрипел задохнувшийся от злобы старый эльф. — С чего ты решил, что можешь приказать эльфу?!

— Я принял его инициацию как мага, — спокойно сказал Коннор. — Только благодаря мне он жив и в здравом уме.

Селена недоумённо оглянулась на Джарри. Тот кивнул, сдерживая улыбку. В повисшем молчании девушка пока поняла только одно: инициация — значение этого слова она помнила смутно, что-то вроде обряда или посвящения. То есть Коннор, наведший успокоительный сон на Мирта, когда в том внезапно проснулся стихийный маг, каким-то образом принял его инициацию? Стал тем, кто посвятил маленького эльфа — во что? В ту же самую эльфийскую магию?

Бернар недоверчиво взглянул сначала на Мирта, затем — на Коннора. При полном молчании детей, ошарашенных заявлением Коннора, он рассматривал мальчиков, будто сравнивал их. Но в чём сравнивал?

«Ничего не понимаю», — сама себе призналась Селена, но, вынужденная пока промолчать, снова решила после завтрака расспросить Джарри об этом странном обряде, который она когда-то восприняла лишь как успокоение Мирта.

Старый эльф, с застывшим на лице надменным выражением, чуть не строевым шагом проковылял через всю столовую и вышел мимо замерших у дверей мальчишек.

Выждав почти звенящие от напряжения секунды, Селена уже спокойно поднялась и укорила:

— Мальчики, вы опоздали на завтрак. Пожалуйста, постарайтесь в следующий раз так не делать. Всем приятного аппетита!

Снова все откликнулись вразнобой, но с видимым облегчением, и девушка села, подавая пример — взяла ложку.

Опоздавшие расселись вокруг своего стола, причём Мирт усадил на колени успокоенную волчишку и принялся угощать её своей порцией, обещая отдать половину Пирату, если и он захочет. Бледность его ещё не прошла, но похудевшее лицо стало спокойней… Когда все в столовой привычно зашумели и зазвякали столовыми приборами, Селена не выдержала. Она взяла кусочек мяса и, улыбаясь, чтобы никто не догадался, что она собирается задать важный вопрос, тихо спросила:

— Джарри, ты мне сейчас хотя бы про инициацию расскажешь?

— А что именно ты хочешь знать?

— Объясни мне про Коннора.

— Когда в эльфе просыпается магия, она может убить его, свести с ума. Ты сама видела, что творилось с Миртом. Обряд инициации обычно проводит эльф, умеющий принимать на себя мир магии, который обрушивается на юного эльфа во время рождения в нём мага. Коннор стал невольным участником инициации, заставив Мирта успокоиться. Он всего лишь наслал на него заклинание покоя, но тем самым невольно подсоединился к магическому миру Мирта. То есть он невольно сделал личную привязку к стихийной стороне обряда. Коннор не стал сильней, разве что получил силу эльфов, которую ещё надо научиться использовать. Но по законам эльфов существо, проводившее обряд инициации, взявшее на себя тяжесть эльфийского мира и оставившее след в поле инициированного эльфа, будет ему почти хозяином. Через два дня после инициации Мирта Коннор пришёл ко мне и сказал, что ему снятся странные сны. Я тоже в этом не слишком хорошо разбираюсь, но, кажется, мир Мирта теперь всегда будет с Коннором. Когда Бернар разглядывал наших мальчишек, он искал эту связь — и нашёл.

— И что теперь?

— Проблема, где расположить старика, отпала. Мы приготовим ему комнату в соседнем, открытом для нас доме. Там, где мы приготовили комнаты для классов. Второй этаж не занят. Бернар сможет жить там. Тем более ему никто мешать не будет. Но Мирта к нему придётся всё-таки посылать. Кроме Бернара, эльфийской магии Мирта может научить только домашний Рыжий. Но он знает лишь основы. А мальчику надо учиться дальше.

И он снова с удовольствием взялся за рыбу.

А Селена, последовав его примеру, смутно подумала: жаль, что перелом в этой ситуации обеспечен всего лишь инициацией Мирта. Ей, опять-таки смутно, хотелось чего-то вроде громко выраженного всеми детьми протеста против унижения. Когда она поняла, чего именно хотела, чуть не расхохоталась: «Вставай, проклятьем заклеймённый!..»

— Знаешь, Джарри, — чуть склонилась над столом Селена, — во мне, наверное, сильны гены революционеров, которые требовали равноправия для всех.

— Как это? — заинтересовался маг.

— Потом расскажу, — и девушка уже серьезно добавила: — Никогда не знала, что могу… думать о баррикадах настолько реально — если так, конечно, можно выразиться.

Завтрак закончился спокойно, а затем дети собрались в вестибюле.

— Девочки, я предложила вам взять власть в свои руки, — сказала Селена и улыбнулась последней фразе, — так что — пожалуйста: делайте объявления, кто где будет сегодня, самостоятельно, без меня.

И старшие девочки принялись рассказывать всем, как сегодня пройдёт день. Недовольные были: мальчишки не хотели идти работать на поле. Один даже — хорошо ещё в шутку — сказал, что раз теперь в доме появился тролль, то неплохо бы всю тяжёлую работу свалить на него. Селене пришлось вмешаться и напомнить, что работать будет каждый, но совсем немного. После чего она ласково добавила:

— Вы ведь ещё маленькие! Работой вас нагружать нельзя!

И с удовольствием выслушала возмущенную отповедь насчёт «маленьких».

Разнарядка продолжалась…

…Первым закрутил головой Коннор. Селена сначала не поняла: она решила, что он кого-то отыскивает. Но вот рядом вздрогнул Джарри — и тоже принялся «кого-то искать». Мужчина и мальчишка внезапно встретились глазами.

— Изгородь!

И выскочили из дома. Встревоженный Хельми, последним почуявший неладное, — за ними. Естественно, следом побежали Колин и Мика. Селена не отставала. Как же! Она — хозяйка и должна быть в курсе всего, что происходит на территории её деревни! Пусть и не всегда понимает, что именно…

Они пробежали от своего дома до околицы, к танцующим драконам изгороди. Селена ещё про себя поразилась: они до сих пор танцуют! Но два сторожевых дракона на входе не просто танцевали… Они тянули головы в сторону речки — в сторону пригорода, медленно взмахивая крыльями. Девушка предполагала, почему первым встрепенулся Коннор: именно он этой ночью пропускал через себя силу машинного демона. Затем — Джарри. Он уже очищенную Коннором силу тоже пропускал через себя, став проводником от мальчишки-мага к изгороди. Что же происходит?

Машинные демоны «плясали» неподалёку. Селена знала, что, выйди она за околицу, под ногами ощутит страшнейшую, крупную дрожь земли. Но Коннор и Джарри смотрели в высоту, в пространство между торнадо, взбесившимися при виде людей за неприступной оградой. Там росла пока еле заметная точка. Селена пропустила перед внутренним взглядом обложки магических книг, взглянула снова.

В сторону деревни летел дракон.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...