home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Наступила самая нелюбимая пора — предутренний час, когда глазам неуютно и от постепенно наплывающего холодного света на краю тёмно-блёклого неба, и от глубоких чёрных теней, крадущихся под всяким укрытием.

До моста они бежали параллельно дороге — ниже обочины. Тут, по крайней мере, ещё оставались кусты и сломанные деревья. Приходилось не только бежать, но и где прыгать, где перелезать, но зато их незаметно было с дороги. Как только начался более-менее ровный путь, Селена не выдержала и спросила дракона:

— Колр, Мика сказал, что время от времени машинные демоны дерутся. Это так?

— Не совсем. Демоны доходят до реки, а перейти её не могут. Мост им не помогает, слишком тяжёлые они — один уже проломили. Однажды попробовали по воде, так вода (если судить чисто визуально) сняла с них техно-магическую информацию. У них что-то в настройках произошло — программа, что ли, сбилась, и демоны налетели друг на друга. Бойня была страшная, но больше не повторялась. То, что они дерутся время от времени, — это уже из области мифологизированных историй, основанных на одном-единственном случае. Пока в воду не полезут, драться больше не будут.

Селена передёрнула плечами: она до сих пор не привыкла, что эти демоны наполовину живые, наполовину — машины.

Пригнувшись, добежали до моста прямо по дороге, убедившись, что машинные демоны, деревенские сторожа, за ними не мчатся. На подходе к мосту легко было передвигаться незамеченными. Помогал брошенный и заросший травами и кустарником транспорт. В самом начале моста Колр вдруг застыл на месте, отчего Джарри немедленно присел на корточки, заставив сесть и Селену. Дракон медленно повернулся вокруг себя, пристально вглядываясь в собственный поисковик на Колина.

— Ага… — вполголоса сказал он.

Селена немедленно вскочила было, но маг удержал её:

— Сиди. Он ещё не нашёл ребят. Что-то другое.

— Машина, — опять вполголоса сказал Колр и заглянул в найденную самоделку Мики. — Они оставили машину. Почему?

— Двигаться в ней неудобно. Её видно сразу, — пожал плечами вставший с корточек Джарри и подошёл к «плоскодонке», не отпуская руки Селены. Улыбнулся, погладив борт. — Легче и незаметней пешком…

Сначала девушка не поняла, почему мужчины переговариваются вполголоса: вроде никого вокруг? Но близость воды напомнила о не самой приятной встрече с «крабом». Напомнила и заставила немедленно взять в руки метательные камни. Только теперь, успокоившись благодаря небольшой тяжести в руках, она тоже подошла ближе к «плоскодонке». Та пряталась, плотно задвинутая в переломанные остовы других машин.

— Может, пешком и легче, — тоже негромко сказала Селена. — Только, Джарри, ты не забыл, что у нас две машины с обеих сторон моста оставались? Вполне возможно, мальчишки прошли мост. А там — сели в ту машину, которую нашли в прошлый раз. Она вроде даже на ходу была. — Селена огляделась и просияла. — Вот она! Та машина, про которую говорил Мика. Когда ездили в последний раз, мы думали так: если народу будет очень много, мы посадим Коннора за руль в этой и поедем домой на двух машинах.

— Сколько раз вы ходили в пригород?

Джарри и Селена переглянулись.

— Три. Сначала привезли команду Коннора. Потом нашли остатки группы Стефана. А потом решили съездить за продуктами и нашли Бернара и Кама.

Дракон кивнул и пошёл вперёд. Джарри и Селена — за ним. Они прошли почти весь мост, осторожно переступая обломки транспорта, когда Колр вдруг остановился и поднял руку. Джарри оглянулся на девушку, та кивнула головой: стою. В тишине, нарушаемой лишь редким попискиванием ранних птиц и плеском речных волн о сваи моста, дракон сделал несколько шагов — так тихо, что Селена не расслышала даже шелеста от его движений. И застыл.

Шорох мелких волн по прибережной гальке стал слышней, как стало слышней и мерное поскрипывание о сваи чего-то плотно прижатого к ним… Вскрикнула издалека сонная птица — чайка, наверное, если такие здесь есть. Сипловатый вскрик пронёсся по серой воде, от берега к берегу, словно остывая по дороге, и замолк. И тогда стало понятно, что впереди, в конце моста, кто-то с лёгким скрежетом, ровно и лишь слегка подпрыгивая, то ли ползёт, то ли едет.

— Там кто-то есть, — прошептала девушка, машинально прижавшись к плечу Джарри. Тот, тоже не глядя, приобнял её.

— Уже только был, — не оглядываясь, негромко откликнулся Колр. Он постоял ещё немного, то ли приглядываясь, то ли прислушиваясь, а потом шагнул вперёд.

Джарри повёл за собой Селену, опережая ее на полшага.

Возле моста, на дороге, стояла машина.

Девушку передёрнуло.

— Внутри никого? — с ужасом спросила она.

— Никого.

На подрагивающих ногах она (Джарри отпустил её руку, стоял и оглядывался) подошла ближе, чтобы разглядеть и понять.

Сначала ей показалось, что крокодилы живые. В предрассветной мгле они тускло поблёскивали серебристым металлом. Один изогнулся странно пластичным, несмотря на металл, из которого был сделан, телом: передний бампер машины давно бы слетел, если б зверь упирался только в него, но крокодил, пробив корпус, вонзил когти глубоко в саму машину, держась передними лапами за нижнюю раму ветрового стекла, естественно, выбитого. Головы не видно — она была спущена в кабину. Ещё ближе — и Селена поняла причину его пластичности: он весь состоял из каких-то мелких шестерёнок, хитроумно пришпиленных друг к другу, и только поверх тянулась странная двойная полоса из каких-то деталей, — полоса, которая ближе к хвосту превращалась в единую линию.

Второй крокодил через боковое окно влез в пассажирский салон — торчал оттуда только хвост, который и издавал те самые странные, скрежещущие звуки, под тяжестью тела постепенно — по шестерёнке — погружаясь в салон полностью.

Машина стояла наперекосяк: одно из передних колес придавило третьего крокодила, длинная морда которого, распахнув под тяжестью груза пасть, торчала снизу. Правда, вряд ли крокодила «убило» именно колесо: обойдя машину, Селена разглядела, что машиной придавлена только передняя часть «зверя», задняя валялась рядом. И девушке даже показалось, что эти безобразно разорванные (в чём она уже не сомневалась) стыки, из которых вывалились мелкие детали, всё ещё тёплые. Она присела и осторожно дотронулась до рваных краёв. Точно. Тёплые. Встала и снова внимательно присмотрелась к машине. То, что сначала показалось ей грязью, явно было копотью. Не будь рядом мужчин (Селена смущённо хмыкнула), она бы приблизила к машинной дверце нос и попробовала бы унюхать дым в этих пятнах.

Девушка отступила поближе к мужчинам — из странной боязни, что эти механические «звери» вдруг оживут.

— Кажется, мальчики всё-таки попытались ехать на машине, а потом на них напали крокари, — задумчиво сказал Джарри, первым делом проверивший салон. — Пришлось выпрыгивать из машины и давать тварям бой. Отсюда, во всяком случае, все пятеро ушли живыми.

Теперь присел на корточки Колр, почти зачерпнул ладонью горсть мелких предметов с асфальта, а встав — сдунул с них пыль. Гильзы. Он вгляделся в них, задумчиво покачал головой:

— Неплохо. Но уничтожили они крокарей не огнес-стрельным. Очень неплохо.

Джарри резко оглянулся.

— Колр, по-моему, пора идти. «Крабы».

Секунды тишины — и все трое расслышали металлический стукоток по камню — снизу, по набережной.

Дракон быстро встал и кивнул, и они поспешили по дороге к пригороду.

Поисковик, настроенный на Колина, привёл к уже знакомому дому, где Джарри и Селена впервые встретились с Коннором.

Точнее — к дому, возле которого Джарри и Коннор разделались с Ночным Убийцей.

Как ни странно, но на дороге перед этим домом поисковик перестал работать. Зато Колр насторожился и, всматриваясь в невидимое для остальных на асфальте, вскоре привёл Джарри и Селену к углу этого же дома — и к перекрёстку.

— Хм. Кажется, наш-ши маленькие друзья реш-шили опробовать теорию на практике.

На самой середине перекрёстка были разложены странные вещи: мелкие камешки, выложенные спиралью, на самом широком витке которой лежала какая-то тряпка, словно кто-то подсмотрел, как Селена рвёт карман Колиновой куртки. Внутри спирали — на её последнем витке — лежали прядка тёмных волос и небольшой нож. На ноже и вокруг волос — серо-чёрные в предутренней мгле капли-кругляши, явно кровь, из-за пыли превратившаяся в горошины, — и всё это в ровной пентаграмме. Вокруг самой пентаграммы, нарисованной чёткими белыми росчерками, шли пять волнистых линий, начерченных кирпичом и не соединявшихся между собой.

— А что это значит?

— Пыталис-сь пробудить память и найти дорогу, — ответил дракон.

Джарри и Селена переглянулись. Коннор.

Дракон нагнулся за ножом — и отдёрнул руку. Лоскут и волосы вспыхнули лёгким пламенем — и мгновенно превратились в пепел, который быстро рассеял по дороге утренний ветерок. Колр неопределённо хмыкнул.

— Неплохие у Бернара ученики.

— А что за дорогу они пытались найти? — спросила девушка.

— Не ус-спел разглядеть.

Селена постаралась не показать, как ей хочется взглянуть на Джарри. И боковым зрением отметила, что он тоже слегка нагнул голову. Тоже хочет скрыть от дракона? Но что? Ни Коннор, ни Колр ни разу и словом не обмолвились о Джарри. И знают ли вообще драконы о Джарри как о боевом маге сопровождения, которого наняли в числе других для перевоза мальчика-киборга?

— По с-свежим с-следам в прос-странс-стве их ещё можно найти, — тем временем пробормотал дракон, казалось, всматривающийся вдаль. — Плохо, что мальчики кое-что с-сделали и на с-себя, отчего их с-след быс-стро тает. А хорош-шо то, что здес-сь почти безлюдно и что чужой с-след не перес-сечёт их с-следов… Не забудьте об оружии, — бросил он уже непосредственно магу и девушке и быстро зашагал дальше, насторожённо озираясь на дома по сторонам.

Взявшись за руки, как потерявшиеся, но уже найденные дети, Джарри и Селена поспешили за ним, правильно истолковав его последнюю реплику. Тоже опасливо приглядываясь ко всем домам, девушка, тем не менее, слегка сдержала свой шаг, заставив и спутника последовать её примеру. Вскоре они оказались вне пределов слышимости Колра.

— Мы так и не сумели нормально поговорить о Конноре, — прошептала она.

— Я не знаю, кто он и откуда, — последовал ответ.

— Не об этом я! — рассердилась девушка. — Тем более что помню: ты уже говорил, что не знаешь. Я о другом. Вас наняли в городе?

— Да.

— И в городе ты увидел Коннора?

— Нет. Мы выехали в служебной машине нашего агентства, а уже в пригороде к ней вывели Коннора и посадили к нам.

— Можно принять как чудовищное допущение: ребята, сотворившие из Коннора киборга, работали в пригороде?

— Киборг — это что?

— Живой человек, начинённый механическими деталями.

— Из интересного места ты прибыла, если там знают такие вещи.

— Это из области мечты и фантазий, — смущённо сказала Селена. — Ну, так что? Как насчёт допущения?

— Как чудовищное — да, — согласился Джарри, но задумался. — С другой стороны, возможно, это допущение и не настолько чудовищное. Если из мальчика делали убийцу машинных демонов, работа была и тонкая, и опасная. В городе таких умельцев быстро бы обнаружили.

— А вам не сказали, куда его везли?

— С нами были сопровождающие, которые говорили водителю, по каким дорогам ехать. Сопровождающие, естественно, не из нашего агентства.

— А если сделать предположение, что везли в город? Коннор сам говорил, что его хотели продать правительству.

— Продать? — поразился Джарри, а потом помедлил, раздумывая, и буркнул: — А правительство его и не захотело бы покупать. Драконы взяли власть в свои руки — с одобрения большинства граждан. А если вспомнить, что именно они начали «разоружение» Коннора, то вся затея с мальчиком у этих психов выглядит весьма рискованной.

— Но полгода назад эти психи и не думали, что в правительстве будут драконы, — задумчиво напомнила Селена.

Некоторое время они бежали молча, и лишь чуть позже Джарри снова заметил:

— Дорога. Он искал дорогу к тем психам.

— Я тоже так думаю.

— Но нашли ли они её? Пусть даже они неплохо соображают в магии… Не верю.

Селена только вздохнула.

Они миновали ещё два дома, не встретив никаких машинных монстров. Но когда подбегали к третьему, девушка схватилась за сердце. Что-то жёстко кольнуло его. Джарри решил, что она споткнулась, и осторожно поддержал её. Болезненное ощущение быстро прошло — и Селена побежала как обычно. Но шагов через десять чуть не упала — снова от сильного укола.

— Подожди, — попросила она мага, прижимая к груди сжатую в кулак ладонь. — Что-то мне нехорошо…

— Колр… — тихо позвал Джарри — в надежде, что чуткий дракон услышит.

Тот, остановившись, обернулся. Поспешно подошёл к ним.

— Что?

— В сердце закололо, — смущенно сказала девушка. — Не знаю, почему. Вроде в деревне пробежками немного занималась, да и вообще…

— Чья кровь из пятерых у вас-с есть? Или вы давали кому-то из них с-свою?

— Как это?

— Она давала кровь раненому Мике, — медленно сказал Джарри, уже внимательней вглядываясь в побледневшую девушку. — И пару раз её укусила Ирма — сестра Колина.

— С-сможете превозмочь эту боль? — спокойно спросил дракон. — Кажется, они с-сейчас-с попали в нехорош-шую ситуацию — а вы почувс-ствовали их с-страх и бес-спокойство. К тому же вс-се пятеро к вам с-сильно привязаны в личнос-стно-ментальном плане.

— Конечно, смогу!

И все трое уже не побежали, а помчались.

Как только проскочили первый подъезд этого дома, под ногами вздрогнула земля — и Селена чуть не упала с внезапно вздыбившегося асфальта. Джарри успел рывком прижать её к себе. И оба невольно пригнули головы: в здании с другого, противоположного от них конца, что-то загрохотало, над ним взвилось пламя. И это пламя словно съедало дом, потому что огонь с того конца быстро понёсся к подъезду, у которого застыли они все трое, а дом начал стремительно рушиться…

Ад… Селена ничего не понимала, ничего не соображала, кроме одного: сердце болит, потому что страшно этим пятерым мальчишкам. И не просто страшно, а до ужаса.

И она бросилась вперед. Мужчины кричали ей что-то, но крик пропадал в грохоте бушующего огня и рушащегося здания. Потом она поняла — как-то мельком, что они догнали её и бегут по обеим сторонам от неё. И это подавало надежду, что всё будет хорошо, что сейчас они быстро все вместе найдут мальчишек и вытащат из той страшной ситуации, из-за которой её сердце будто исколото тонкими длинными иглами. Она видела, но не понимала: вокруг падающего дома ревел такой же вихрь, что, будучи в сотни раз страшней, бушевал вокруг деревни.

Мелькнула было мысль, что это какой-то машинный демон-недоросток, так что бояться его нечего, тем более — рядом дракон. Он что-нибудь придумает. А пока главное — найти мальчишек!

Пришлось остановиться, когда тем же вихрем резко швырнуло в лицо огненную волну, колючую от горелой пыли. Девушка скрючилась, закрыв лицо и отвернувшись от дома. Что-то мешало закрываться ладонями — она не понимала, что именно, пока не посмотрела на руки. Долго смотрела — долгие драгоценные секунды, пока не дошло, что в руках у неё те самые камни, которыми она вооружилась ещё в начале моста.

Кто-то схватил её за плечи.

— С тобой всё хорошо?! — прокричал Джарри.

А она не могла ответить, потому что не понимала, хорошо это или плохо, если к ногам летит взорванный в острую мелочь строительный материал, если то и дело до них доносит огненные языки — и пусть они не долетают, но дышать сожжённым ими воздухом невозможно. И всё — из-за сердца… Оно болело так, что трудно было выпрямиться. Хотелось ссутулиться ещё больше.

— У неё шок, — сказал кто-то над ухом.

— Не шок… Сердце, — просипела она. — Мальчишки… Ищите мальчишек!

Она даже не увидела, а почувствовала, как опустело пространство рядом — кто-то ушёл. А потом снова всё завертелось в такой кутерьме, что она плохо различала события: куда-то бежала, кто-то то и дело хватал её за руку, уговаривая не отставать. А потом ей почудилось, что она увидела мальчишек — они бежали ей навстречу, только их почему-то было четверо, а должно быть…

И тут её позвали.

Она не знала, что вошла в подобие боевого транса, поэтому не совсем чётко различала происходящее, не могла разделить его на отдельные события. Именно в боевом трансе всё делается на уровне опережающих сознание инстинктов. И даже вмешавшаяся было Илия не могла переломить этого положения. Девушка слышала её крик, её команды, но призрак пробиться к Селене в этом особом состоянии не смог.

И ясность наступила именно тогда, когда девушка увидела: мужчины кинулись навстречу бегущим к ним мальчишкам. А её позвали. Позвали те самые инстинкты. Позвала ментальная связь с мальчишкой, который считал себя сильней всех, но который не смог бы выжить без неё, без Селены.

И Селена кинулась в рушащийся дом.

Она вбежала в подъезд и помчалась вперёд — по длинному коридору к живой стене разрушений, которая гнала перед собой пыльную душную волну. И успела пробежать довольно много, прежде чем увидела пятившегося к ней Коннора. Мальчишка, кашляя от взрывающейся пыли, отступал медленно, держа руки ладонями вперёд, как будто ожидал, что вот-вот на них положат некий не очень большой груз. А дом перед ним изнутри падал и падал! И не просто рушился, а заваливал страшное нечто, что пыталось вылезти из-под образующихся руин. Это нечто тускло поблёскивающей рекой серебра выползало, вытекало из-под обрушенного дома, несмотря на то, что Коннор пытался похоронить его под гигантской массой здания.

Момент истины: мальчишка не сможет убить эту аморфную тварь именно потому, что она аморфна. Он всего лишь отвлекает её от своих друзей, не подозревая, что помощь близко. Значит, надо спасать Коннора, потому что иначе ему придётся убивать эту тварь вечно!

И Селена, не слыша надрывающейся, взывающей к ней Илии, бросилась к Коннору.

Серебристая река тянулась к нему прорывающимися отдельными языками. И даже в них чувствовалась странная жажда: река была голодна! Она желала сожрать живое!

Никогда бы Селена не подумала, что способна на такое. Но боевой транс, в который она невольно ввела себя, держа наготове метательные камни, буквально швырнул её вперёд, когда мальчишка оказался перед оконным проёмом довольно больших размеров. Она сбила его с ног, ничего не подозревающего, сосредоточенного на удерживании жуткой аморфной твари, поэтому и не сопротивляющегося. И вместе с ним вылетела в этот оконный проём, упала на дорогу за домом, а потом — от плеснувшей вслед за ними серебристой волны — вскочила и, схватив пока ничего не соображающего Коннора (он тоже только что очнулся от транса, в котором сохранял сосредоточенность), потащила его к соседнему дому.

Там — двое мужчин, они помогут ребятам, но здесь они вдвоём, и надо попытаться выжить… Коннор как будто услышал эти мысли. В глазах блеснуло понимание при взгляде на неё. Он промолчал, но побежал уже по-настоящему.

— Стой, — наконец негромко выдохнул он. — Куда мы?

— За тот дом!

— Его это не остановит!

— А что можно сделать? Обрушить дом — этого мало!

Задыхаясь от бега и полыхнувшего в их сторону чёрного дыма, они всё-таки остановились. Селене показалось, что в дыму снова блеснуло серебро.

— Дай мне три кольца и один браслет! Быстро!

— Держи!

«Илия, что он делает?» — лихорадочно спросила девушка, глядя, как Коннор опять протянул руки с её магическими безделушками в горсти, не обращая внимания, что серебро уже отчётливой рекой мчится к ним.

«Я не понимаю, как он это делает… Но… Он собирает силы отовсюду! Но это странные силы! Я таких никогда не видела! Они опасны!»

Серебро, дышащее ощутимым голодом, остановилось только на мгновения. И этих мгновений, когда тварь словно плотоядно разглядывала, сколько же перед ней пищи, хватило Коннору, чтобы размахнуться и бросить (Селена невольно качнулась следом) мелочь, наполненную силой — как можно дальше, в самую гущу. И, опоздав буквально на секунду, девушка бросила туда же свои камни, пронзительно крича в душе: «Это напалм!»


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава



Loading...