home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Углеродный след

Дэниел Гоулман

Психолог; автор книги Focus: The Hidden Driver of Excellence[81].

Если вы купите упаковку картофельных чипсов в Лондоне, цифры на ней расскажут вам, что «углеродный след» этих чипсов эквивалентен 75 г попавшего в атмосферу углекислого газа. Эта надпись выполняет две отличные функции – она довольно прозрачно демонстрирует влияние этих чипсов на экологию и снижает до нуля когнитивные издержки, связанные с получением этого знания. В теории подобные указания должны стимулировать покупателей к выбору продуктов, в наименьшей степени влияющих на экологию, а производителей – корректировать свою деятельность с той же целью. Это очень хорошо – если только не принимать во внимание, что концепция «углеродного следа», призванная стимулировать необходимые нам массовые изменения, игнорирует фундаментальные основы человеческой мотивации. Иными словами, она душит изменения, а не поощряет их.

Пришло время уйти от разговоров об «углеродном следе» и, ради поддержания жизни, заменить эту концепцию более точным измерением всех негативных эффектов, которые та или иная человеческая деятельность оказывает на экологические системы планеты. Возможно, нам стоит вообще отказаться от самой идеи какого-либо «следа» – цифры способны нас деморализовать. Думаю, что мы вполне могли бы использовать более мотивирующую идею – приложить руку[82] к решению этой проблемы.

Прежде всего нам стоит разобраться с самим понятием «следа». Пока диалог о глобальном потеплении и защите от него сводится только к влиянию углеводородов на нашу деятельность и энергетические системы – что и оценивается с помощью «углеродного следа», – мы уходим от подлинной сути обсуждения. Технически, «углеродный след» иллюстрирует совокупный эффект глобального потепления, который вызывается выбросами парниковых газов в ходе того или иного производства или потребления. Но углекислый газ, который стал чуть ли не синонимом понятия «парниковый газ», – вовсе не единственный из этих газов: к ним также относятся метан, закись азота и озон (не говоря уже о водяном паре и его конденсированной форме – воде, которая содержится в облаках). Чтобы получить стандартную единицу оценки последствий, вызываемых всем этим разнообразием парниковых газов, их эффекты конвертируются в определенный углеродный эквивалент.

Это разумно, но этого недостаточно: к чему останавливаться на углекислом газе? Существует несколько глобальных систем, обеспечивающих существование жизни на Земле; климатические изменения – это всего лишь один из огромного множества способов, которыми человеческая деятельность может причинить вред планете. Можно вспомнить о разрушении экосистем; о мертвых озерах и закислении океана; о сокращении биоразнообразия; круговороте азота и фосфора; уровне содержания твердых частиц в воздухе, воде и почве; о загрязнении искусственными веществами; и многом другом.

Эти проблемы возникают из-за того, что практически все придуманные человеком энергетические, транспортные, строительные, индустриальные и торговые структуры построены на платформах, которые разрушают глобальные экологические системы.

Расчет общего экологического «следа» той или иной деятельности будет более точным, чем «углеродный след», показателем уровня, на котором мы истощаем все глобальные системы обеспечения жизни на планете

Эти новые принципы измерения возникли благодаря появлению сравнительно новой науки – индустриальной экологии, представляющей собой результат слияния «точных» наук типа физики, химии и биологии с прикладными дисциплинами вроде организации индустриального производства или промышленного дизайна. Подобная «экоматематика» помогает нам оценивать эффекты, на которые мы в иных случаях просто не обращаем внимания. К примеру, когда промышленные экологи измеряют, насколько вы сокращаете «углеродный след», отправляя на переработку пластиковый стаканчик из-под йогурта, они фактически учитывают лишь около 5 % общего «углеродного следа» этой порции йогурта: большая часть его связана с выбросами метана, которые производит скот (в том числе и молочный), а вовсе не с пластиковым стаканчиком.

Кроме того, существует проблема мотивации. Эволюция совершенствовала человеческий мозг для того, чтобы помочь нашим предкам выжить в эпоху, когда основной угрозой для них были хищники. Наша система восприятия не была настроена на то, чтобы идентифицировать макро– и микроизменения, сигнализирующие об угрозе для планетарной системы. И когда речь заходит об этих угрозах, мы страдаем от этой слепоты системы. Хотя идея «следа» и предлагает определенную когнитивную уловку, помогающую нам сделать хоть что-то для блага планеты, она слишком часто дает неблагоприятный психологический эффект: осознание того, что мы наносим ущерб своей планете, может быть депрессивным и демотивирующим. Как показывают статистические исследования в области общественного здравоохранения, негативные сообщения такого рода приводят к тому, что большинство людей начинает сознательно игнорировать неприятную информацию. Поэтому вместо того, чтобы стыдить или пугать нас, ученым стоит рассказывать о чем-то позитивном, о чем-то, что мы в состоянии сделать.

И вот наступает время для нашего «приложения рук» (handprint), то есть сумма всех способов, которыми мы можем уменьшить «след» (footprint), который мы оставляем. Чтобы рассчитать этот показатель, мы можем взять «след» в качестве отправной точки, а затем сделать следующий шаг: оценить все полезные вещи, которые мы делаем (переработка, повторное использование, велосипед вместо автомобиля). А потом попробовать убедить других людей делать то же самое.

Или изобрести замену для технологий с высоким показателем «следа» – например, заменитель для пенополистирола, изготовленный из рисовой шелухи и мицелия, а не из продуктов нефтепереработки.

В расчете нашего «отпечатка руки» используется та же методология, что и для расчета «следа», однако в результате мы получаем позитивный показатель – чем больше этот «отпечаток», тем более последовательно вы снижаете свое негативное влияние на планету. Сделайте так, чтобы ваш «отпечаток» был больше вашего «следа», и вы сможете сохранять и укреплять планету, а не разрушать ее. И как говорят исследования мотивации, подобный позитивный настрой с гораздо большей вероятностью поможет людям двигаться в сторону благой цели.


Стационарность Лоуренс Смит | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Беспредельный научный и технологический оптимизм Стюарт Пимм



Loading...