home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Молодые ученые еще не готовы изучать некоторые научные вопросы

Росс Андерсон

Профессор кафедры техники безопасности, Кембриджский университет; автор книги Security Engineering («Конструирование безопасности»).

Макс Планк дал знаменитое описание прогресса науки: «череда похорон». По мере того как вымирали представители старой школы физики, их работу перехватывали молодые люди – адепты новой квантовой религии.

Подобный брутальный стиль научной революции оставил много глубоких шрамов. На протяжении многих лет предположение о том, что на ряд вопросов, лежащих в основе квантовой механики, в принципе могут иметься ответы, считалось почти кощунственным. Однако новые результаты в различных областях физики, химии и технических наук заставляют нас поверить, что ответы все же имеются.

На Сольвеевском конгрессе 1927 года Нильс Бор и Вернер Гейзенберг смогли одержать верх в споре с Альбертом Эйнштейном и Луи де Бройлем; они убедили мир в том, что мы должны просто принять на веру инструменты новой квантовой механики, а не пытаться вывести их из теоретических принципов классической механики. Копенгагенская интерпретация квантовой механики, основанная на принципе «заткнись и считай», быстро превратилась в ортодоксию, которая еще более укрепилась, когда расчеты Джона Белла, экспериментально проверенные Аленом Аспектом в 1982 году, показали, что реальность на квантовом уровне не может быть одновременно и локальной, и причинной.

И хотя некоторые философы от физики и пытались играть с экзотическими определениями квантовой механики, большинство физиков этому воспротивилось; они согласились с тем, что основы квантовой физики представляют собой «подтвержденно неразрешимую» проблему, и порекомендовали своим студентам даже не пытаться зря потратить жизнь на поиск решения. Многим просто понравилась мысль о том, будто физика доказывает, что мир слишком сложен для понимания и что это доказательство недоступно для профанов. Физики, таким образом, становились новыми жрецами, а квантовая физика – сердцевиной их магии. Не так давно мы пытались пристегнуть прилагательное «квантовая» к чему угодно – от криптографии до биологии; это слово превратилось в волшебный пароль для получения финансирования. Поэтому много лет никто не подвергал сомнению положение вещей из страха прослыть отступником или профаном. В результате мы застряли на месте.

Но кое-что начинает меняться. Физики Ив Куде и Эммануэль Форт обнаружили, что прыгающие капли в емкости с вибрирующим маслом имитируют многие явления, которые раньше казались уникальными для квантового мира, включая преломление лучей в одинарной и двойной щели, туннельный эффект и квантование уровней энергии. В области химии Масанао Озава и Вернер Хофер показали, что принцип неопределенности может считаться истинным лишь отчасти: современные сканирующие зондовые микроскопы часто могут измерить положение и импульс атомов несколько точнее, чем Гейзенберг, – и это должно обеспокоить тех, кто заявляет, что квантовая криптография, «возможно», безопасна! В области кибернетики обещанные квантовые компьютеры застряли на задаче факторизации числа 15, несмотря на то что в их исследование на протяжении последних 20 с лишним лет были вложены сотни миллионов долларов. А физик Тео ван Ньивенхёйзен указал на контекстуальный изъян в теореме Белла, разобраться с которым будет не так-то просто.

И здесь заметна удивительная параллель с другой большой проблемой в научном мире – проблемой изучения сознания. В течение многих лет лишь несколько ученых из первого дивизиона осмелились заговорить об этой проблеме – и все они были в любом случае близки к выходу на пенсию и достаточно знамениты, чтобы просто отмахнуться от шумного неодобрения со стороны коллег.

Подобно тому как Дэниел Деннетт и Николас Хамфри писали на тему сознания, Тони Леггетт и Герард’т Хоофт писали об основах квантовой науки – так что однажды зажженное пламя пока не гаснет. Однако сейчас пришло время подбросить в него немного свежих дров. Не так давно венские физики организовали два симпозиума, посвященные теме эмерджентных квантовых систем, – то есть люди наконец-то осмелились приступить к выяснению того, как же обстоят дела в действительности.

Итак, идея, которую я хотел бы отправить на покой, формулируется следующим образом: некоторые научные вопросы слишком масштабны для того, чтобы ими могли заниматься обычные, рядовые ученые.

Представителям старых школ не стоит множить табу вокруг вопросов, которые интересуют многих. Напротив, мы, старики, должны благожелательно приветствовать молодых словами: «Что ж, попробуйте доказать, что мы не правы!» А что касается молодых ученых – пусть они не боятся мечтать и ставят перед собой самые возвышенные цели.


Финансирование в зависимости от рецензий Обри Де Грей | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Наукой имеют право заниматься только профессиональные ученые



Loading...