home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Грусть – это всегда плохо, радость – это всегда хорошо

Джун Грубер

Доцент психологии; директор лаборатории позитивных эмоций и психопатологии, Университет штата Колорадо в Боулдере.

Ученым, которые изучают эмоции и их влияние на психологическое здоровье, давно стоит отказаться от идеи о том, что негативные эмоции (такие как печаль или страх) – это всегда плохо для нашего психологического благополучия, в то время как позитивные эмоции (ощущение счастья или радость) по определению хороши или адаптивны. Однако ценность подобных суждений следует взвешивать с учетом того, насколько та или иная эмоция в самом деле мешает (или способствует) способности человека достигать своих целей, находить нужные ресурсы и эффективно функционировать в обществе. Мы должны отказаться от заявлений типа «грусть по природе своей плоха» или «радость по природе своей хороша» – поскольку последние открытия в области изучения человеческих эмоций говорят нам совершенно иное.

Давайте начнем с негативных эмоций. Ранние гедонистические теории определяли благополучие, в частности, как сравнительное отсутствие негативных эмоций. Эмпирические методы лечения, такие как когнитивная поведенческая терапия, также концентрируются на снижении негативных чувств и настроений как пути к улучшению психологического благополучия. Тем не менее довольно много научных результатов говорят о том, что негативные эмоции крайне важны для этого благополучия. Вот лишь три примера:

(1) С эволюционной точки зрения негативные эмоции способствовали нашему выживанию, поскольку позволяли вовремя разглядеть важные угрозы или проблемы – такие как нездоровые отношения или опасная ситуация.

(2) Негативные эмоции помогают нам концентрироваться: они способствуют детализированному и аналитическому мышлению, уменьшают стереотипное мышление, улучшают эпизодическую память, а также укрепляют нашу настойчивость в решении когнитивных задач.

(3) Попытки подавить негативные эмоции, вместо того чтобы их признать и принять, парадоксальным образом оборачиваются против нас самих; эти попытки лишь усиливают наше разочарование и стимулируют такие клинические симптомы, как злоупотребление алкоголем и наркотиками, переедание и даже помыслы о самоубийстве.

Итак, вопреки гедонистическим теориям психического благополучия, негативные эмоции нельзя считать чем-то однозначно плохим. Более того, их относительное отсутствие может свидетельствовать о снижении психологической приспособленности.

Позитивные эмоции обычно рассматриваются как приятные или положительно заряженные состояния, которые стимулируют поведение, направленное на достижение целей. Давняя и почтенная научная традиция уже давно сосредоточилась на преимуществах позитивных эмоций. Это когнитивные преимущества (например улучшение креативности), социальные преимущества (удовлетворенность отношениями и просоциальное поведение) и физиологические преимущества (меньший риск сердечно-сосудистых заболеваний). В результате сформировалось предположение о том, что позитивные эмоциональные состояния всеми средствами следует максимизировать. На основе этой теории возник (и получил признание) целый рад психологических субдисциплин, однако в последнее время появилось довольно много научных работ, выводы которых противоречат убеждению, будто позитивные эмоции всегда полезны:

(1) Они стимулируют концентрацию на себе, эгоизм, формирование стереотипов в отношении чужаков, склонность к обману и лжи, а также, в некоторых условиях, снижение эмпатии.

(2) Они связаны с высокой отвлекаемостью и мешают производительности при выполнении когнитивных задач, в которых важна детализация.

(3) Вследствие ослабления внутренних запретов положительные эмоции коррелируют с рискованным поведением и ростом смертности.

Кроме того, позитивные эмоции не всегда адаптивны. Порой они мешают нашему благополучию или даже угрожают нашему выживанию. «Позитивность» эмоции – сама по себе еще не ценность: мы не можем судить об эмоциях, исходя исключительно из их «знака»: «минус» или «плюс» ничего не говорят нам о постоянной и неизменной вредности или полезности эмоции. Вместо этого мы должны максимально уточнить ценностные критерии функциональности каждой эмоции. Именно с этой целью в новых исследованиях особое внимание обращается на важные переменные. Важно, что контекст, в котором разворачивается эмоция, может определить, помогает ли она в достижении целей личности или мешает этому – и какие стратегии регулирования этой эмоции (ее усиление или отвлечение от нее) наиболее адекватны конкретной ситуации. Более того, уровень психологической гибкости человека – в том числе и его способность быстро переключать эмоции или оправляться от стрессовой ситуации – критически важен для общего уровня его здоровья.

Психологическое благополучие определяется не присутствием лишь одного типа эмоции, а сочетанием разнообразных эмоций – как положительных, так и отрицательных. Наш взгляд на эмоцию как на «хорошую» или «плохую» не помогает нам понять суть эмоции как таковой. А такое понимание помогло бы нам более эффективно справляться с приливами и отливами в нашей эмоционально богатой жизни.


Наука – это только «большая» наука Сэмюел Арбесман | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Две противоположности не могут сосуществовать одновременно



Loading...