home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Уникальность человека (humaniqueness)

Айрин Пепперберг

Научный сотрудник кафедры психологии, Гарвардский университет; адъюнкт-профессор психологии, Брандейский университет; автор книги Alex & Me («Алекс и я»).

Разумеется, человек умеет делать некоторые вещи, на которые не способны другие биологические виды, – мы, например, единственные, кто способен отправить в космос автоматический зонд, чтобы попытаться найти другие формы жизни. Однако столь же справедливо и обратное: другие биологические виды способны на то, что невозможно для нас, и весьма многие виды обладают уникальными способностями. Никакой человек не может уловить изменение температуры на несколько сотых долей градуса, как это умеют делать некоторые виды пресмыкающихся. Человек не способен улавливать запахи (и идти по их следу) с той же точностью, что собака. Дельфины слышат звуки, которые не может слышать наше ухо, и так же, как и летучие мыши, они пользуются природным локатором. Пчелы и многие виды птиц способны видеть в ультрафиолетовой части спектра, а многие птицы ежегодно пролетают тысячи километров, руководствуясь чем-то вроде встроенной системы GPS. Конечно, люди могут и будут изобретать машины для того, чтобы с их помощью делать то, на что способны иные биологические виды, – однако мы все равно должны помнить, что эти способности раньше возникли у них, а не у нас.

Я не оспариваю, что люди уникальны в целом ряде аспектов, и мне очень интересно изучать сходства и различия между видами, однако я думаю, что пришло время отказаться от мысли о том, что человеческая уникальность представляет собой своего рода вершину, ни в какой форме не доступную другим видам.

Еще одна причина для отказа от идеи уникальности человека как идеальной «цели» эволюционного процесса состоит в том, что нам пора бы пересмотреть свои критерии «уникальности». Помните времена, когда человек определялся как «животное, пользующееся орудиями»? Теперь мы знаем о том, что галапагосские вьюрки используют в качестве инструментов острые шипы кактусов, дельфины – морских губок, а крокодилы умеют маскироваться с помощью веток, чтобы заманивать птиц в смертельную ловушку. Затем появилось новое определение человека: «животное, изготавливающее орудие» – однако оно тоже утратило популярность после того, как стали известны примеры аналогичного поведения у множества других видов – например, у ворон в Новой Каледонии, бесконечно далеких от человека с точки зрения эволюции.

Обучение путем подражания? Почти все певчие птицы в той или иной степени делают это; кроме того, существуют некоторые свидетельства такого же поведения у попугаев и человекоподобных обезьян. К примеру, недавние исследования показывают, что обезьянам недостает некоторых коллаборативных способностей, присущих людям, однако нужно отметить, что в различных условиях эти эксперименты приводили к разным результатам.

Сравнительное изучение поведения должно получать дальнейшую поддержку и приводиться в более широких масштабах, однако его цель должна состоять не в выискивании признаков «уникальности» человека как вида. Само по себе стремление понять, что отличает нас от других биологических видов, достойно уважения, однако нам стоит осознать, что есть уникального и у других видов, – то есть каким невероятным вещам мы можем у них научиться. К примеру, нам нужно больше исследований, определяющих меру эмпатии у других биологических видов, или исследований, оценивающих различные аспекты теории «психической модели». Это позволило бы нам лучше понять, что необходимо этим видам для выживания в своей естественной среде и какие навыки они могут приобрести, оказавшись в среде, созданной человеком. Возможно, что у них есть другие способы формирования социальных сетей (которые мы считаем, как минимум частично, уникальной человеческой особенностью). Нам необходимо понять, какие из навыков человеческой коммуникации они способны усвоить, однако мы должны также разобраться со спецификой сложностей, существующих в их собственной коммуникационной системе.

Nota bene. Чтобы моя точка зрения не была понята неправильно, хочу уточнить: я не говорю здесь о наличии или отсутствии личности у нечеловеческих биологических видов. Я также не обсуждаю в этом эссе права животных или даже их защиту – хотя я вижу, что мои аргументы и мои предложения могут быть истолкованы именно в этом русле.

Судя по всему, нам следует и дальше изучать все сложности поведения всех видов живых существ – как человека, так и прочих животных. При этом стоит сконцентрироваться на сходствах и различиях; и во многих случаях следует обратить внимание на опыт наших нечеловеческих соседей по планете – с тем, чтобы развить инструменты и навыки, которые улучшали бы наши собственные способности. Нам нужно перестать относиться к другим биологическим видам как к существам второго сорта.


Животные не думают Кейт Джеффри | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Человек – это только homo sapiens Стив Фуллер



Loading...