home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эссенциалистское представление о мышлении

Лиза Барретт

Профессор психологии, Северо-Западный университет; ученый-исследователь, нейробиолог, Общеклиническая больница штата Массачусетс, Гарвардская медицинская школа.

Эссенциализм – это представление, согласно которому каждая из знакомых нам категорий – коты и собаки, пространство и время, эмоции и мысли – имеет некую основополагающую суть, делающую их тем, кто или что они есть. Подобное убеждение – барьер на пути научного понимания и прогресса. К примеру, ученые-биологи до Дарвина считали, что каждый вид имеет основополагающую сущность – физический тип, отклонения от которого считались ошибкой природы. Дарвин бросил вызов этой эссенциалистской точке зрения, указав, что вид – это концептуальная категория, состоящая из различных особей, а не ошибочных отклонений от некоего идеального индивидуума. Даже когда идеи Дарвина были приняты, эссенциализм еще долго не сдавался, поскольку биологи объявили основой всех живых существ гены (а это вполне соответствовало взглядам Дарвина на вариативность в пределах вида). В наши дни мы знаем, что экспрессия генов регулируется средой, и это открытие – после многочисленных споров – привело к смене парадигмы в области биологии.

В физике, до появления Эйнштейна, ученые размышляли о пространстве и времени как об отдельных физических параметрах. Эйнштейн опроверг этот подход, объединив пространство и время и показав, что с точки зрения наблюдателя они относительны. Но даже после этого мы видим примеры эссенциалистского мышления в физике – например, когда какой-нибудь студент задает вопрос: «Если Вселенная расширяется, то куда она расширяется?»

В моей области науки, в психологии, все еще свирепствуют эссенциалистские идеи. К примеру, многие психологи определяют эмоции как типы поведения (например, крыса в страхе застывает на месте, а в ярости атакует). Эти исследователи считают, что каждая эмоция запускается автоматически по своей собственной схеме, так что схема, запускающая определенное поведение (атаку или замирание на месте), – это та же схема, что запускает эмоцию (гнев или страх). Когда другие ученые смогли показать, что в действительности крысы ведут себя по-разному в ситуациях, вызывающих страх: они могут и замереть, и убежать, и даже атаковать – то эта непоследовательность была «объяснена» тем, что у страха, мол, имеется множество разных типов, каждый из которых обладает своей собственной сущностью.

Это умножение все более мелких категорий, каждая из которых якобы обладает своей собственной биологической сущностью (вместо отказа от эссенциализма по примеру Дарвина и Эйнштейна), считается научным прогрессом. К счастью, возникли и другие подходы к эмоциям, не требующие определения сущности. К примеру, имеются психологические конструкции, рассматривающие эмоции типа страха или гнева как категории, внутри которых возможны разнообразные проявления – то есть нечто, напоминающее представление Дарвина о биологических видах.

Эссенциализм также заметен в исследованиях, включающих сканирование человеческого мозга с целью выяснения того, какая именно структура мозга отвечает за возникновение той или иной эмоции. Поначалу ученые предполагали, что каждая эмоция может быть локализована в определенной области мозга (к примеру, страх возникает в миндалине), однако затем выяснилось, что каждая область активизируется при совершенно разных эмоциях. Но даже после этого ученые, вместо того чтобы отказаться от эссенциализма, продолжают искать «мозговую сущность» той или иной эмоции в специализированных мозговых сетях и в вероятностных закономерностях по всему мозгу – продолжая исходить из того, что каждая эмоция имеет свой сущностный участок и что его нужно только найти.

Тот факт, что разные области мозга и сети показывают повышенную активность во время различных эмоций, имеет значение не только для исследования эмоций как таковых. Нечто подобное происходит и при других видах мозговой деятельности, таких как познание и восприятие; аналогичная картина наблюдается также при целом ряде психических расстройств – от депрессии до шизофрении и аутизма. Подобное отсутствие специфичности породило многочисленные заявления (в новостях, в блогах и научно-популярной литературе) о том, что мы так и не смогли узнать ничего нового в результате экспериментов по визуализации мозга. Но это кажущееся поражение на самом деле представляет собой успех. Данные буквально кричат нам, что эссенциализм ложен: никакая область мозга, схема, сеть и даже отдельно взятый нейрон не служит какой-то единственной цели. Данные заставляют нас задуматься о новой модели того, как мозг формирует мышление. Однако ученые воспринимают данные через проекцию своих предположений. И пока эти предположения не изменятся, научный прогресс так и останется ограниченным.

Некоторые темы в психологии смогли продвинуться за пределы эссенциалистского подхода. К примеру, когда-то мы представляли себе память как единый процесс, а затем разделили ее на довольно четкие типы – смысловую и эпизодическую. Теперь мы считаем, что воспоминания создаются внутри функциональной архитектуры мозга, а не помещаются в той или иной мозговой ткани. Можно надеяться на то, что по этому же пути вскоре пойдут и другие области психологии и нейронауки. Пока что познание и эмоция считаются отдельными процессами с точки зрения мышления и мозга, однако у нас появляется все больше свидетельств того, что сам мозг не особенно обращает внимание на это разделение – иными словами, любая психологическая теория, в которой эмоции и познание борются друг с другом или в которой когнитивные процессы управляют эмоциями, может считаться неправильной.

Однако избавление науки от эссенциализма – это легче сказать, чем сделать. Обратите внимание на простоту эссенциалистского заявления, прозвучавшего в недавнем прошлом: «Ген X вызывает рак». Это звучит вполне правдоподобно, и это совсем не трудно понять. Сравните это с более новым объяснением: «Определенный индивидуум в определенной ситуации, которую этот индивидуум интерпретирует как стрессовую, может столкнуться с изменениями в своей симпатической нервной системе, а это, в свою очередь, может привести к экспрессии определенных генов, в результате чего индивидуум становится более восприимчивым к онкологическим заболеваниям».

Это объяснение кажется более сложным, однако оно более реалистично. Большинство природных явлений не имеют одной-единственной основополагающей причины. Наука, увязнувшая в эссенциализме, нуждается в более адекватных каузальных моделях, в новых экспериментальных методах и новых статистических процедурах, позволяющих противостоять эссенциалистскому подходу.

Кроме того, приверженность эссенциализму оказывает серьезное и вполне конкретное влияние на вопросы национальной безопасности, на правовую систему, лечение психических расстройств, на оценки влияния стресса на соматические заболевания… Этот список можно продолжать. Эссенциализм ведет к упрощенному мышлению в терминах «единственной причины», хотя реальный мир намного сложнее. Исследования показывают, что дети рождаются настоящими эссенциалистами (какова ирония!) и должны научиться преодолевать это. Пришло время преодолеть эссенциализм и ученым.


Закон экономии в современной медицине Джеральд Смоллберг | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Различие между антисоциальностью и психическими расстройствами



Loading...