home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Психогенное заболевание

Беатрис Голомб

Профессор медицины, Университет штата Калифорния в Сан-Диего.

Чтобы понять логику «психогенного заболевания», давайте рассмотрим такую простую вещь, как обычная икота. Вот опубликованный случай 31-летнего умственно отсталого мужчины, страдавшего от эпилепсии и не поддающейся лечению икоты. Причем его икота была настолько сильной, что «вызывала» мелену – этим термином врачи называют дегтеобразный стул, приобретающий свою окраску вследствие кровотечения в желудочно-кишечном тракте (в процессе кровотечения кровь окисляется и темнеет). Когда по случайному стечению обстоятельств в нос этого мужчины поместили зонд, его икота тут же прекратилась. Казалось очевидным, что именно это воздействие привело к излечению от икоты – соответственно, был сделан вывод о том, что причина ее возникновения была психогенной. И каждый раз, когда у несчастного возобновлялась икота, медики сначала угрожали ему назогастральным зондом (что никогда не срабатывало), а затем запихивали зонд ему в горло, надежно прерывая икоту. После нескольких месяцев подобных мучений икота у мужчины прекратилась, а с ней и мелена, и это было понято как лишнее доказательство того, что «лечение» сработало.

Проблема тут лишь в том, что икота не вызывает мелену, а наказание путем стимуляции носоглотки не излечивает икоту. Очевидно, что причиной мелены были проблемы в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ), которые одновременно стимулировали источник икотного рефлекса – блуждающий нерв, проходящий через ЖКТ. Неполадки в ЖКТ являются основной причиной стойкой икоты, а стимуляция носоглотки – самым эффективным из известных способов борьбы с ней. Этот способ достаточно эффективен даже при терапии пациентов в бессознательном состоянии – например, в случае икоты, вызываемой наркозом. При данном методе происходит стимуляция блуждающего нерва выше по его траектории, вследствие чего рефлекс прерывается.

Впрочем, один нестандартный случай еще не делает теорию несостоятельной. Можно ли считать, что диагноз в других случаях «психогенной» икоты основан на более прочном фундаменте? К примеру, икота одной пациентки считалась «психогенной», поскольку, как было заявлено, она вызывалась эмоционально важным переживанием. Основным триггером симптома служил возраст дочери пациентки – возраст, в котором мать была подвергнута унижениям и домогательствам (естественным следствием чего и была икота). Основой для утверждения каузальности в данном случае служила история болезни пациентки, триггерами в которой не раз выступали эмоционально важные события. Кроме того, пациентка чрезвычайно боялась рака матки – страх был настолько сильным, что «послужил причиной» маточного кровотечения, которое впоследствии и привело к развитию рака (в данном случае не была рассмотрена возможность того, что ее страх заболеть раком был оправдан – в действительности кровотечение возникло как раз из-за опухоли, которая была найдена лишь позднее).

Известны случаи, когда психогенную защиту от икоты ассоциировали со сном. Этому можно было бы поверить, если бы в профессиональной литературе не содержалось множество примеров обратного. Так, мне известен пример мальчика, рецидивирующая икота которого поначалу останавливалась во сне, но потом это прекратилось. Через некоторое время у него была диагностирована опухоль головного мозга (мозговое вещество выделяет определенный тонизирующий препарат, препятствующий рефлексу икоты; данное повреждение мозга мешало этому выделению).

Эпидемия икоты в больничной палате может считаться явным случаем массового психогенного заболевания. Многие пациенты стали свидетелями икоты, и возможно, что у них возникло некое «психическое заражение». Однако каким образом удалось избежать стойкой икоты родственникам, навещавшим пациентов в этой палате, и пациентам из других палат? Возможно ли иное объяснение? Как насчет настоящего заражения? Некоторые эксперименты показали, что бактерия Streptococcus singultus способна вызывать эпидемию икоты у кроликов, однако исследователи даже не рассматривали подобный вариант в качестве возможной причины (на медицинской латыни singultus как раз и означает «икота»).

В те давние времена, когда я только закончила школу и изучала литературу по данному вопросу, мне так не удалось найти случаев «психогенной» икоты, в которых психогенная причина была бы бесспорно установлена. Хуже того, сама идея психогенного заболевания является не более чем предположением. Пока что никому не удалось подробно описать механизм возникновения подобных заболеваний, не говоря уже о том, чтобы доказать, что такой механизм в самом деле может работать. Более того, никто так и не дал точного определения термину «психогенный», и каждый исследователь использует это определение так, как ему удобно.

Уточняю: я не хочу сказать, что физические недуги в принципе не могут запускаться психологическими триггерами. Некоторые методы «альтернативной медицины» направлены на то, чтобы выявлять такие случаи, создавать проверяемые гипотезы и проводить терапию, – однако все это слабо связано со стандартами «классической» медицины.

Многие примеры якобы психогенных заболеваний были опровергнуты под шквалом свидетельств обратного. Так, считалось, что язвы имеют психогенное происхождение – но лишь до тех пор, пока их виновником не были признаны бактерия Helicobacter pylori и нестероидные противовоспалительные препараты. Примерно то же самое происходило и с болью в нижней части спины. В 1987 году финский исследователь Матти Юкамаа довольно точно описал картину происходившего:

Пока что мы мало что знаем о этиологии боли в нижней части спины, ее происхождении и методах лечения. Возможно, это и объясняет живучесть мифа о том, что эта боль часто имеет психогенную причину[112].

Впрочем, это предвидение было опровергнуто собственными же словами Юкамаа: исследователь добавил, что пациенты, страдавшие от болей в спине, были склонны к неврозам, а кроме того, у них было довольно слабое эго. И это, по словам финского ученого, позволяло опровергнуть прежнюю точку зрения, согласно которой доминирующими причинами боли в спине считались конверсионная истерия и психоз (примечательно, насколько развитие слабого эго стимулируется развитием эргономики рабочих мест!).

Самое свежее изобретение в области психогенных заболеваний – это так называемое «соматическое симптоматическое расстройство», которому даже нашлось место в последнем издании Руководства по диагностике и статистическому учету психических расстройств (именно по этому увесистому тому обычно гадают психиатры). У этого заболевания имеется всего один описанный от начала и до конца пример, причем не вполне понятны способы его лечения. В результате подобный диагноз сильно дискредитирует врача, заявившего о психогенной природе проблемы. Теперь его коллеги могут больше не искать подлинные причины заболевания, а отделываться отговорками. Это позволяет ему сохранять лицо даже в случаях, когда пациент оспаривает диагноз. Болезнь считается «вылеченной», лишь когда пациенту надоедает снова и снова говорить об имеющихся у него симптомах. Это помогает доктору и системе здравоохранения, но только не пациенту.

У этого короля никогда не было платья. «Психогенность» бессодержательна с логической точки зрения, не имеет осмысленного определения, поэтому не может фальсифицироваться. Это понятие базируется на petitio principii («предвосхищении основания») – логической ошибке, когда в качестве аргумента используется произвольное, недоказанное суждение, – при этом оно достаточно агрессивно. «Психогенность» мешает поиску разумных условий терапии (в тех случаях, когда это требуется), нарушает доверие в отношениях между врачом и пациентом, фактически бросает пациента на произвол судьбы и при этом обвиняет его самого в его недуге. Кроме того, это понятие уделяет слишком большую роль психическим нарушениям. Оно не смягчает мучения пациента, а напротив, усиливает их, что явно противоречит принципу primum non nocere («прежде всего не навреди») – на котором, как предполагается, основана вся медицина.

Принято считать, что в описании заболеваний требуются определенные стандарты. Однако, когда речь заходит о «психогенности», мы, кажется, готовы ими пренебречь. Ipse dixit. Доказательство путем ссылки на голословное заявление? И кто должен этому верить? Возможно, только те, кто страдает иллюзией психогенного заболевания – ведь такие заболевания существует лишь в голове врача.


Психическое расстройство – это лишь заболевание мозга | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Преступление – это лишь действие преступника Эдуардо Сальседо-Альбаран



Loading...