home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Особое» использование взаимодействия гена-среды

Роберт Сапольски

Нейробиолог, Стэнфордский университет. Автор книги Monkeyluv: And Other Essays on Our Lives as Animals («Любовь обезьян и другие эссе о нашей животной жизни»).

Когда заканчивался 2013 год, влиятельные медиа, как сейчас принято, предложили запретить целый ряд новых слов и терминов. На сей раз основными кандидатами на вылет стали YOLO[42], «броманс»[43], «селфи», «мэнкейв»[44] и (Боже, пусть это и правда запретят!)«тверкинг». Дело не в том, что эти слова какие-то неправильные, – просто они стали слишком часто употребляться и поэтому раздражают.

В науке некоторые термины тоже прямо-таки напрашиваются на то, чтобы их упразднили. Но такое редко случается только из-за того, что какое-то слово или выражение раздражает частотой своего употребления. Термин «геномная революция» тоже может надоесть и вызывать раздражение, но он полезен. Так же, как полезно и выражение «на протяжении 99 % истории человекообразных…», когда обсуждаются вопросы о том, чем занимаются люди в обстановке менее искусственной, чем наш современный мир. Лично я надеюсь, что последнюю фразу не отправят в отставку, потому что я сам использую ее с раздражающей частотой – и не думаю останавливаться.

Однако некоторые научные идеи должны быть упразднены – потому что они просто неправильны. Наглядным примером может служить утверждение – скорее не научное, а псевдонаучное, – что эволюция – это «только» теория. Но я предлагаю отправить в отставку фразу, которая в узком смысле правильная, но имеет неправильные коннотации: это идея «взаимодействия „ген-среда“».

Идея взаимодействия конкретного гена и конкретной среды была важнейшей опорой тысячелетней дихотомии «природа против воспитания». В этом качестве она часто принимала такую форму: «То-то и то-то не может быть только генетическим. Не забывайте о генно-средовом взаимодействии». Это утверждение звучало чаще, чем следующее: «То-то и то-то не могло быть связано только со средой. Не забывайте о генно-средовом взаимодействии».

Идея была особенно полезной, когда выражалась количественно при попытках бихевиоральных генетиков отнести проценты изменчивости в свойстве на счет среды, а не генов. Идея была также основой золотой фразы для не-ученых: «Но только если…» Например: «Вы можете часто говорить, что ген А вызывает эффект Х, но только если происходит в среде Z. В этом случае у вас есть нечто, именуемое генно-средовым взаимодействием».

Что здесь не так? Ведь это неимоверное улучшение по сравнению с постановкой вопроса «Природа или воспитание?» – особенно когда предполагаемый ответ на этот вопрос попадал в руки политиков или идеологов.

Для меня проблема заключается в том, что взаимодействие гена и среды употребляется таким образом, будто такое взаимодействие может быть только одно. В лучшем варианте предполагается, что бывает так, что генно-средовых взаимодействий нет. Хуже, когда говорят, что таких случаев большинство. В худшем варианте выдается нечто похожее на платонический идеал действия каждого гена – что каждый ген дает какой-то идеализированный эффект, что он постоянно «делает» это и что обстоятельства, при которых этого не происходит, редки и представляют либо патологические ситуации, либо не имеющие никаких последствий особые случаи. Поэтому определенный ген может оказывать «нормальное» платоновское воздействие на разум – конечно, за исключением тех случаев, когда человеку недоставало белка, когда он был зародышем, или у него была олигофрения, которую не пытались лечить, или он вырос, как дикий детеныш, в стае сурикатов.

Проблема с генно-средовым взаимодействием заключается в том, что никакой ген ничего не делает. Скорее, определенный ген оказывает определенный эффект в определенной среде. Сказать, что определенный ген оказывает неизменный эффект в любой среде, означает только сказать, что он оказывает неизменный эффект в тех средах, в которых он изучался до сих пор. Это стало еще понятнее в исследованиях генетики поведения, поскольку в них больше учитывалось регулирование средой эпигенетики, транскрипционных факторов, факторов сплайсинга и так далее. И это наиболее серьезно сказывается на людях в силу чрезвычайного разнообразия сред – и природных, и созданных культурой, – в которых мы живем.

Исследовать «генно-средовое взаимодействие» – это все равно что спрашивать, какое отношение длина прямоугольника имеет к его площади, и получать ответ, что в этом конкретном случае имеет место взаимодействие длины/ширины.


Природа или воспитание? Тимо Ханнэй | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Естественный отбор – это единственный двигатель эволюции



Loading...