home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Разум против материи

Фрэнк Вильчек

Профессор физики по программе имени Германа Фешбаха, Массачусетский технологический институт. Лауреат Нобелевской премии по физике 2004 года. Автор книг Lightness of Being («Легкость бытия») и A Beautiful Question[68].

Различение между разумом и материей встроено в повседневный язык и мышление и еще больше укоренено в философии и теологии. Великий философ и теолог Джордж Беркли назвал материю «разумом Бога», сформулировав знаменитый каламбур:

Что есть разум? Это неважно.

Что есть материя? Это несущественно[69].

Науке долгое время было удобно принимать этот дуализм если не в качестве доктрины, то в качестве методологии. В современной физике материя подчиняется собственным математическим законам, вне зависимости от того, что кто-то об этом думает, – даже если это (или, может быть, в особенности если это) Бог. Но это разделение обречено, и его отставка изменит наш взгляд на всё – под «всем» я подразумеваю разум/материю. Разделяющие эти два понятия стены уже рушатся. Их необратимо подтачивают три открытия.


1. Мы узнали, что такое материя. И наша новая материя, понятие о которой было сформировано в ходе XX столетия открытиями в области теории относительности, квантовой механики, трансформационной симметрии, кажется гораздо более необычным и потенциально гораздо более богатым феноменом, чем могли бы мечтать наши предшественники. Она то и дело устраивает непостижимые танцы с замысловатыми коленцами, проявляя способности к самоорганизации и экспорту энтропии.

2. Мы узнали – и теоретически, благодаря Тьюрингу, и на практике благодаря развитию глобальной компьютеризации, – что многие достижения, которые ранее мыслились возможными только для разума, от игры в шахматы до планирования маршрута, дружбы и взаимных интересов, доступны и машинам (в строении которых нет никаких секретов) благодаря только вычислительным операциям.

3. Мы многое узнали о мозге как о материи особого свойства. Мы знаем, что многие аспекты восприятия начинаются на молекулярном уровне. Впереди еще большие открытия – пояснение процесса работы памяти, рождения эмоций и креативного мышления на таком же уровне. Но есть все основания полагать, что и эти явления прояснятся. По крайней мере, пока для этого нет никаких препятствий.

Вечные, неясные «проблемы» свободной воли и сознания с должным уважением будут отринуты, когда механистическое понимание работы мозга создаст более мощные и менее расплывчатые теории (как это уже случилось с вычислениями).

Наиболее интересен вопрос о последствиях этого. Вот подходящий ментальный эксперимент. Вообразите очеловеченный искусственный интеллект, который изучает схему собственного устройства. Что он сделает? Думаю, вероятнее всего, одной из первых его мыслей будет размышление о том, какие улучшения можно внести. Процессор может быть быстрее, память лучше – и прежде всего система поощрения более «поощряющей»!

Наш герой, конечно же, будет воодушевлен, как и я, предсказанием Уильяма Блейка: «Если бы двери восприятия были чисты, все предстало бы человеку таким, как оно есть – бесконечным».

В плохой научной фантастике андроиды иногда пугаются осознания того, что они – «лишь машины». Следуя совету дельфийского оракула о познании самого себя, мы делаем похожее открытие по поводу себя. Зрелой и мудрой реакцией на знание о том, что разум и материя едины, будет получение удовольствия от того, каким прекрасным инструментом разум/материя может быть и, собственно, является.


Разум – это всего лишь мозг Таня Ломброзо | Эта идея должна умереть. Научные теории, которые блокируют прогресс | Интеллект как свойство Александр Висснер-Гросс



Loading...