home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Чуть уголь тлеет. Я сижу один…»

Чуть уголь тлеет. Я сижу один,

Весь озарен его кровавым светом.

Но не напрасно я рожден поэтом:

Мою тоску разгонит и камин.

А вот и ты пришла ко мне, подагра,

Неся с собой томительную боль.

Но раз ты здесь – занять меня изволь,

Хоть ты на мать похожа Мелеагра.

Ведь ты стара, как самый род людской,

Моих ты знала прадедов наверно.

Я чувствую себя довольно скверно:

Займи ж меня твоею болтовней.

Скажи о том, как, в старом кресле сидя,

Сняв с головы напудренный парик,

Дремал, как я, перед огнем старик,

Мой строгий предок, рок свой ненавидя.

В дни юности он при дворе блистал,

Немало выпил пенистых бокалов —

И вот теперь, вдали от ярких залов

Он гаснет здесь, твой преданный вассал.

Твоею силой к креслу он прикован,

До высших почестей добраться не успев:

Хоть чин немалый генерал-аншеф,

Но в жизни он давно разочарован.

Лишь только злой Фортуны колесо

Его задело – стал он вольтерьянцем:

В леченьи верит только иностранцам

И даже хвалит сдержанно Руссо.

Он, как игрушки, любит переплеты:

С них пыль стирает, из-за них ворчит.

А раньше он любил огонь ланит,

И блеск двора, и пышные охоты.

По-прежнему сверлит тупая боль,

По-прежнему угли трещат в камине…

Спасенья нет ни в броме, ни в морфине;

Подагра, вновь занять меня изволь!

9 августа 1913


«Гремит в эфире властитель гроз – Дий…» | Преданный дар: Избранные стихотворения. | «Прощай, накрашенный Приап…»