home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню






Когда наступает Новый год


«Странно, зачем Новый год начинается в холодное время? Разве не лучше начать его светлой и ясной весной?» — так когда-то писал Овидий. А всегда ли Новый год отмечали в январе, зимой, в холодное время?

Нет, не всегда. Например, в Риме его отмечали 1 марта вплоть до 45 года до н. э. Древние мидийцы праздновали Новый год (Новруз) 21 марта. А в России с 1342 до 1671 год отмечали в сентябре. Откуда пришло в Европу празднование Нового года в марте и сентябре? Из Древнего Двуречья. Здесь каждый год 21 марта вслед за весенним равноденствием начинает прибывать вода в реке Тигр, а через две недели в реке Евфрат. Все земледельческие работы в Древнем Двуречье начинались в этом месяце. Жители Месопотамии встречали этот день праздничными шествиями, маскарадами, песнями и плясками. Празднование Нового года в марте — апреле перешло к плененным вавилонским царем Навуходоносором иудеям, затем к грекам, а через них к народам Западной Европы.

В Северном Двуречье начало Нового года праздновали осенью, в сентябре, в начале сбора урожая. Сентябрьский Новый год, вполне возможно, через скифов, через древних греков и Византию попал в Россию.

Традиция встречи Нового года, по мнению ученых, относится к III тысячелетию до н. э., и начали его праздновать в Древнем Двуречье.

Этот праздник в Вавилонии продолжался 12 дней, его отмечали в месяце нисану (март — апрель), 21-го числа. Начинался он в период весеннего равноденствия, в начале полевых работ, во время вступления в правление, как считали вавилоняне, светлого бога неба — Мардука. Это было время побед новых созидательных сил и богов над силами разрушения и смерти. Все дни празднования Нового года считались светлыми, во время которых нельзя было наказывать детей, рабов, проводить работы, осуществлять суд. Мы читаем у известного немецкого ассириолога Г. Винклера, как в одной из табличек говорилось, что эти дни были днями «…необузданной свободы, когда весь мировой порядок ставится вверх ногами. Раб превращался в господина».

Празднование Нового года в Вавилонии начиналось не сразу. Четыре из двенадцати дней празднования была своего рода генеральной подготовкой. В эти дни на площадях городов, в храмах устраивали чтение поэм, исполняли пьесы, рассказывали мифы, разыгрывали мистерии. Особенно популярными были эпос о Гильгамеше, о полете Этапы, о подвигах Мардука, нисхождении в ад и спасении Иштар и др.

Утром на пятый день из храма Э-Зида, что находился в городе Борсиппе, недалеко от Вавилона, направлялась праздничная процессия, чтобы отметить вступление в должность великого бога Мардука и выразить ему почтение. Именно с этого момента считается, что «дочери светлого мира» (светлые дни) переселяются в небесный мир. С равноденствием светлая половина года получает преобладание. В процессии, писал советский ученый Д. Редер, которая выходит из Борсиппы, несут «…корабль, на котором лунный или солнечный бог переплывает мировой океан. Сначала он проплывает по каналу, затем на корабле, поставленном на колеса, его везут по большой праздничной дороге (представляющей верхнюю часть зодиака) в святилище Вавилона — „небесный мир“. Это карнавал — повозка-корабль, по имени которого еще и поныне называется праздник, которым кончается старый год и начинается новый год». Д. Редер писал, что «в этот день разыгрывались различные мистерии и изображались страсти бога Мардука. Суть их сводилась к тому, что какие-то силы арестовывают Мардука, отводят в подземное царство, внутрь горы. Здесь его допрашивают, пытают, кровь его заливает одежды, которые уносят. Сам Мардук остается под охраной стражей. Обеспокоенная долгим отсутствием Мардука, его жена, богиня Сарпанитум, решает отправиться на его поиски и после долгих странствий находит его и спускается за ним в подземелье. Это вынуждает стражников вывести Мардука из подземелья и вернуть его к новой жизни».


Земля Древнего Двуречья

Интересно отметить, что миф о страстях бога Мардука был использован составителями Евангелия для показа страстей Христа. Академик В. Струве писал, что «всякому читающему изложенный нами текст невольно напоминает евангельский миф о страстях Христа. И там имеются: суд, истязание Христа, какой-то преступник, которого казнили вместе с богом, женщина, тесно связанная с его судьбой». Эти мистерии вавилонского происхождения, исполнявшиеся в Новый год, вошли в христианские традиции как церковные драматические представления, совершавшиеся в период пасхи, а пасха совпадает с Новым годом у ассирийцев и вавилонян. Мистерии, разыгрываемые в Новый год, на пятый день, сопровождались плачем, рыданиями, выражением печали всех присутствующих по Мардуку, который находился под арестом в подземном мире. После этого цари Ассирии и Вавилона начинали раскаиваться перед богами за все, что они сделали недоброго в прошедшем году. На шестой день знатные люди и простолюдины съезжались со всей страны в крупные города и в особенности в Ниневию и Вавилон, размещались у родственников, на постоялых дворах. Седьмой день Нового года — день спасения бога Мардука и его вывода из подземелья. Это делалось с помощью других богов. В этот день забивали огромное количество свиней, которые считались у ассирийцев и вавилонян символом враждебности богам. В ночь на восьмой день ассирийцы и вавилоняне обычно гадали о своей судьбе в предстоящем году. В каждый дом приглашались предсказатели судьбы, гадалки, кудесники, маги. Утром восьмого дня жрецы храма Э-Сагилы, где находились в тайнике золотая статуя Мардука и его трон, выносили на улицу, которая вела к «улице процессий», названной так в честь новогодних торжеств и процессий, проходящих здесь. Вместе с этой статуей выносили и статуи других богов, обитавших в Э-Сагиле, и все боги и богини переносились в другой храм — «палату судеб», что был расположен в северной части за царским дворцом в Вавилоне. Академик Н. Никольский так описал восьмой день Нового года.

«На восьмой день Нового года Мардук в торжественной процессии вместе со своей супругой Сарпанитум также отправляется в палату судеб. Перед отправлением приносили символическую жертву: в чаше на горящих углях сжигали овцу, символизирующую зимнее чудовище Кингу. При этом хор жрецов пел гимны, в которых описывалась и прославлялась победа Мардука над Кингу. После этого статую Мардука и его супруги ставили на роскошные золоченые ладьи и несли по улице процессий в палату судеб, куда к этому времени прибывал и сам царь». Статую Мардука и других богов несли от храма Э-Сагилы по «улице процессий», которая была красиво разукрашена. По обеим сторонам улицы были установлены барельефы, на которых были изображены священные животные: лев, орел, бык, дракон и др. Вдоль всего пути до храма «палаты судеб» пели гимн, где славился господин — бог Мардук. Когда Мардук в сопровождении Сарпанитум приближался к храму «палаты судеб», то его там уже ждал царь. Он стоял на пороге храма и ждал, когда бог Мардук возвестит, как сложится наступающий Новый год.

На девятый день Нового года статую Мардука переносили в главный храм Вавилона — Бит-Акито (жертвенный дом), который находился недалеко от храма «палаты судеб». В этом храме статуя стояла два дня. Сюда приносили разнообразные жертвенные дары. Здесь на десятый день Нового года праздновалась победа Мардука над Тиамат. Праздничный банкет организовывался в храме. С десятого на одиннадцатый день Нового года по всей стране ночью совершались гадания и предсказывались судьбы людей. В эту же ночь, как и в ночь на восьмой день, боги, по представлению вавилонян, собирались в страхе перед богом Мардуком, который садился у золотого стола, на место милосердия (параклу). Боги склоняли почтенно головы и ждали, какую судьбу предскажет им Мардук на предстоящий год. В одиннадцатый день статуя Мардука переносилась в «палату судеб», а оттуда в храм Э-Сагилу. По дороге в Э-Сагилу статую Мардука помещали на корабль, который плыл по каналу к Евфрату, вдоль канала проходила священная улица Айнбуршабу. По ней шли участники процессии: жрецы всех рангов (сангу — главные жрецы, эну — старшие жрецы, пасису — жрецы-смазыватели, макку — толкователи снов, бару — провидцы), население Вавилона, гости, приехавшие на торжества. На берегу реки Евфрат все останавливались в ожидании прибытия в лодке сына бога Мардука — Набу. После этого вся процессия возвращалась к храму Э-Сагила, куда должны были внести статую Мардука. Царь тоже пытался войти в храм, но путь ему преграждал верховный жрец.

Русский ученый Б. Тураев писал: «Корона и скипетр вместе с прочими царскими регалиями отнимались у царя и клались на циновку перед богом. Затем верховный жрец бил и стегал плетью царя, стоявшего на коленях перед святилищем. Если царь плакал, то правление будущего года должно было быть счастливым; если же он не плакал, то его правление должно было прерваться. Только после этого царя вводили в святилище перед Мардуком, к которому он обращался с молитвенным обещанием быть послушным его решениям. Верховный жрец обращался к царю, обещал ему помощь Мардука и увеличение царской мощи. Затем ему возвращались все его царские регалии. Царь касался рук Мардука в Э-Сагиле и этим получал от него благословение для царствования в наступающем году; если он этой церемонии не проделывал, то назывался весь год не царем, а наместником».


Земля Древнего Двуречья

В этот день и на двенадцатый в храмах, на площадях, улицах выступали ораторы, чтецы, артисты, певцы и музыканты. Последних было очень много, ведь на каждый из храмов приходилось по семь певцов и музыкантов, а храмов в Вавилоне и Ниневии было десятки. Все певцы и музыканты должны были присутствовать на праздновании последнего дня Нового года. Они играли и пели под аккомпанемент флейт, барабанов, литавр, кимвал, одиннадцатиструнных гитар, арф.

Двенадцатый день Нового года завершался «свадьбой» бога Мардука и богини Сарпанитум, а царь в это время сочетался браком с верховной жрицей.

Прошли тысячелетия со времени первого празднования Нового года в Вавилонии. Оно было воспринято другими народами Европы и Азии. Многие атрибуты этого праздника утратились, но сама идея живет и сейчас. В странах Латинской Америки устраиваются ежегодные карнавалы. Даже само слово «карнавал» является дословным переводом вавилонского слова — корабль-море.

Эти карнавалы сопровождаются, как и вавилонский Новый год, танцами, мистериями, маскарадами, играми. Ученые считают, что в Европу и Латинскую Америку этот праздник попал через Рим. Как и в Вавилонии, в других странах перед Новым годом наряжали пальму, или елку, или другое дерево, и оно символизировало наступление нового времени, нового счастья.

Так, из далекой и древней Вавилонии через тысячелетия эта идея перешла к другим народам, которые часто об этом не подозревают.



Висячие сады Навуходоносора, его жены Амиты и Семирамиды | Земля Древнего Двуречья | За советом к врачу



Loading...