home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню






Первооткрыватель Вавилона — города, забытого богами и людьми


Ты помнишь, читатель, что мы часто сравнивали Библию и действительность, показывали, что ее составители заимствовали много сюжетов у разных народов? Теперь нам хотелось бы начать эту главу с предсказаний библейских пророков, которые, как они утверждают, всегда сбывались. Возьмем предсказание Исайи о полном и вечном исчезновении Вавилона. Он говорил: «Вавилон, краса царства, гордость халдеев, будет ниспровергнут богом, как Содом и Гоморра. Не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем. Не раскинет аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там. Но будут обитать в нем звери пустыни, и дома наполнятся филинами, и страусы поселятся, и косматые будут скакать там. Шакалы будут выть в чертогах их, и гиены — в увеселительных домах».

Но люди рассудили иначе. Иракцы стали возрождать древний Вавилон из руин, превращать его в город-музей, который стал одним из самых посещаемых городов Арабского Востока. Для этого в 100 километрах к югу от современного Багдада, вблизи города Хилла, начаты работы по восстановлению легендарного Вавилона, политического, культурного и экономического центра Вавилонии, одного из древнейших городов мира. В нем, по оценкам ученых, жило 100 тысяч человек. Планируется восстановить сады Семирамиды, ворота богини Иштар, храм Мардука, знаменитую Вавилонскую башню, греческий амфитеатр времен Александра Македонского. При реконструкции этих творений эксперты используют данные древних историков, например Геродота, который сообщает нам, в частности, о том, что Вавилонская башня достигала высоты 70 метров. А для того чтобы начались эти работы, нужно было открыть Вавилон, точно определить его местонахождение, уточнить его границы. Для этого потребовались столетия. После перенесения столицы Селевкидов из Вавилона в город Селевкию древний город стал быстро хиреть и приходить в полный упадок. Последовательно сменявшиеся персидские династии Аршакидов и Сасанидов и арабские завоевания в VII веке стремились к тому, чтобы память о Вавилоне постепенно утрачивалась, и наконец наступил момент, когда многие люди забыли, где он находился. Лишь Библия продолжала «хлестать его кнутом» и упоминать его в различных вариациях, не очень стесняясь в выражениях.

По мнению составителей Библии, Вавилон был «мировой блудницей», там состоялось «вавилонское столпотворение». Много сделали для распространения правдивой информации о Вавилоне и его жителях «отец истории» — великий «турист» древности Геродот, а также Страбон, Диодор Сицилийский.

Но, несмотря на это, память о нем постепенно исчезала, и к началу нашего XX века на его месте осталась лишь деревушка.

В 1165 году путешественник Б. Тудельский из Испании посетил этот район и писал, что Вавилон — это развалины в 60 километров площадью. Там же находятся руины дворца Навуходоносора. В начале XVII века итальянский путешественник и купец П. Валле посетил руины Вавилона и привез в Италию клинописные глиняные таблички. Но первое описание развалин Вавилона составил резидент британской Ост-Индской компании со штаб-квартирой в Багдаде К. Рич.

В этих местах работал и известный английский художник Р. Портер, который за период с 1817 по 1820 год сделал зарисовки руин древнего Вавилона.

Материалы К. Рича и Р. Портера привлекли внимание открывателя столицы Ассирии Ниневии знаменитого Г. Лэйярда, который в 1850 году сделал несколько раскопок в холмах на территории бывшего Вавилона. Но Г. Лэйярд не нашел здесь ни скульптур, ни рельефов, как он ожидал. Рабочие обнаружили лишь «глиняные книги», статуэтки, печати и т. д.

Разочаровавшись, Г. Лэйярд прекратил раскопки, и его место заняли немецкие археологи. Крупнейшим из них был Р. Колдевей.

Вначале Р. Колдевей совершил в этот район предварительную поездку. Вот как об этом пишет Э. Кленгель-Брандт. «Вернувшись в Берлин, Колдевей предложил вести раскопки вавилонского холма, где он, как и Лэйярд, нашел фрагменты покрытого глазурью рельефа, являвшегося, по его мнению, украшением важнейшего здания. В пользу проведения раскопок именно в Вавилоне говорило и то, что слава и значение этого города привлекали к нему все больший интерес. Основанное незадолго до того Немецкое востоковедное общество, существовавшее на пожертвования многочисленных частных лиц и императорского двора, взяло на себя финансирование раскопок. Роберту Колдевею было поручено возглавить экспедицию, и в марте 1899 года он вместе с Вальтером Андре и несколькими сотрудниками отправился в путь.

Выехав из Алеппо, они пересекли с караваном Сирийскую пустыню, двигаясь по направлению к Багдаду. В то время археологи, кроме специальных знаний, должны были владеть также искусством верховой езды и уметь стрелять, так как им нередко приходилось вступать в стычки с воинственными бедуинами».

В. Андре, участник экспедиции, в своих воспоминаниях оставил забавное описание этого, длившегося 26 дней путешествия: «Наш караван, состоявший примерно из 30 животных, двинулся в путь. Большие бубенцы, висевшие на шее у каждого мула — у некоторых сразу по пять штук, — издавали страшный, оглушительный шум. Мы скакали верхом весь день и прибыли к 7 часам, уже в полной темноте, в дождь и грязь на постоялый двор, где имелась вода. В комнате с глиняными стенами мы поставили походные постели и неплохо выспались. Утром, еще в темноте, мы с трудом распутали клубок из мулов и лошадей и 9 февраля двинулись дальше в Дерхифу, вдоль полей по плоской равнине. По ночам все покрывалось льдом, однажды похолодало даже до 4–5 градусов мороза. Зато днем солнышко светило очень ласково — доходило до 30 градусов. Одним словом, колебания температуры всегда были больше 30 градусов».

Преодолев все трудности, участники экспедиции благополучно достигли Багдада. Отдохнув здесь несколько дней, они отправились в находящийся в ста километрах Вавилон. Чтобы преодолеть это расстояние, каравану потребовалось еще три дня.

Р. Колдевей был архитектором и в Вавилон прибыл, уже имея некоторый опыт раскопок, так как ранее принимал участие в исследовании античного храма и в нескольких археологических экспедициях на Ближнем Востоке. Но здесь, в Вавилоне, он понял, что нашел дело всей своей жизни. Ему ученый отдался со всей присущей ему неукротимой энергией, пренебрегая огромными лишениями, которые пришлось перенести. Под руководством Р. Колдевея Вавилон был возрожден для новой жизни. Руины заговорили и начали приоткрывать свои тайны.

Раскопки начались с одного из холмов, называемого Каср (замок) и скрывавшего часть крепостных сооружений и дворец Навуходоносора (северную и южную башни). Обилие обнаруженных обломков кирпичей, покрытых глазурью, свидетельствовало, что на этом месте некогда стояли общественные здания. Р. Колдевей писал по этому поводу 5 апреля 1899 года одному из своих друзей: «Я копаю уже четырнадцать дней, и это предприятие полностью удалось. Ты знаешь, что я предложил раскопать Каср из-за его кирпичных рельефов, и теперь они найдены.

Каср состоит из двух круглых башен, северная из них украшена рельефами. Я начал с нее. Она окружена стеной огромных размеров. Внешняя обшивка стены сложена из обожженного кирпича, скрепленного асфальтом, внутри она заполнена речным песком. Наружная кирпичная обшивка приблизительно семи метров толщиной, песчаное же заполнение и сейчас примерно десяти метров! Стена была, следовательно, толщиной свыше шестнадцати метров — ничего подобного мне до сих пор не случалось раскапывать».

В Вавилоне исследователи столкнулись с такими трудностями, каких не встречалось при раскопках в других местах. Р. Колдевей описывает их весьма выразительно: «Если многие античные руины завалены кучами обломков и мусора, достигающими высоты от двух-трех до шести метров, то здесь приходится часто преодолевать груды щебня высотой двенадцать, а то и двадцать четыре метра, масштабы развалин вполне соответствуют огромным размерам этой некогда обитаемой территории».

Много мучений доставлял археологам местный климат. Но даже в самые жаркие летние месяцы, когда температура воздуха поднималась до 50 градусов, раскопки продолжались. Р. Колдевей сообщал об этом 18 июля 1900 года в Берлин: «О нашем здоровье я прошу на беспокоиться. Режим нашей жизни приспособлен наилучшим образом к здешней жаре и особенностям климата, во всяком случае, основательно продуман, и до сих пор не было причин для приостановления раскопок. Рабочие хорошо переносят жару, сменяясь время от времени, они работают ежедневно по одиннадцать часов и нисколько не хуже, чем зимой. Всего труднее на (холме) Амран, где приходится работать в глубокой траншее, в сплошной пыли. Когда работы ведутся на большой глубине и людям постоянно приходится то спускаться, то подниматься, дело продвигается очень медленно».

Э. Кленгель-Брандт писала, что за свои усилия археологи были вознаграждены открытием замечательных памятников архитектуры. «Некоторые из них были уже известны из Библии или по описаниям древних авторов, находка других оказалась полной неожиданностью. К таким знаменитым сооружениям, как висячие сады или Вавилонская башня, внимание мира было приковано давно, и у всех они вызывали живой интерес. Но в результате раскопок были исследованы не только построенные царями храмы, дворцы и городские стены, но и жилые кварталы. Они позволили получить наглядное представление о повседневном быте столичных жителей. Многочисленные мелкие находки познакомили с обиходными предметами и предметами роскоши, сотни гробниц дали сведения о погребальных обрядах и о том, как в то время люди представляли себе загробную жизнь. Р. Колдевей раскопал главным образом Вавилон времени Навуходоносора II, то есть VI век до н. э., — период наибольшего могущества и великолепия города. Многие сооружения впоследствии при персах и греках, вплоть до VIII столетия нашей эры, обновлялись и усовершенствовались, так что приходилось прослеживать различные наслаивающиеся друг на друга строительные периоды. В ходе раскопок исследовались и более ранние слои, в отдельных местах были обнаружены слои, относящиеся ко II тысячелетию до н. э. Однако их раскопкам мешали грунтовые воды, так что о периоде Хаммурапи можно судить лишь на основании случайных находок.

Немецкие раскопки в Ираке прекратились внезапно из-за наступления англичан во время первой мировой войны. Огромная площадь города к этому времени была исследована только в важнейших местах. После второй мировой войны иракское управление по охране древностей провело в Вавилоне небольшие раскопки, а также реставрацию главных из раскопанных строений, ибо и сегодня Вавилон привлекает многих посетителей. Потребуются еще многолетние усилия и крупные финансовые вложения, чтобы осуществить раскопки всего города».

Р. Колдевей не довел до конца археологические работы в Вавилоне и писал в 1913 году, спустя 14 лет после начала работ, что они проделали лишь половину изысканий. В этом ему помогали его соратники по «оружию» — специалисты по архитектуре, эпиграфике, этнографы, филологи. Их усилиями и усилиями рабочих был открыт гигантский город древности. Внутренний город, то есть та часть, что была внутри городской стены, — самая древняя. Она расположена на правом берегу реки Евфрат. Если посмотреть сверху на город, то нашему взору предстанет квадрат неправильной формы, каждая сторона которого равняется почти двум километрам. Но самая старая часть города расположена в восточной части. Здесь все внутренние укрепления построили цари Набопаласар и Навуходоносор в период с 625 по 562 год до н. э. Они постоянно расширяли город, и он достиг в окружности 80 километров. Подобная площадь могла вместить в себя Лондон и Париж начала XX века.

Но, разумеется, самым главным открытием Р. Колдевея был Каср, так местные арабы называли холм с укреплениями Имгур-Бел и Намитти-Бел и огромным валом. По нему проходила дорога процессий, и там же находились ворота богини Иштар. Под огромным слоем песка и щебня в холме Каср Р. Колдевей нашел дворцы Хаммурапи и его преемников. Южнее этого холма был найден дворец вавилонского царя Навуходоносора. Дворец был сооружен из необожженного кирпича. В надписи, найденной здесь, Навуходоносор говорил: «Возложил я руки, чтобы построить дворец для жилища моего величества в Вавилоне». К этому дворцу Навуходоносор пристроил другой дворец, который был сооружен согласно надписи за 15 дней.

В северной части Вавилона археологи нашли третий, но уже летний дворец, где находились знаменитые на весь мир висячие сады.

Копали археологи и к югу от холма Каср, в холме, носящем название Тель Амран-ибн-Али. Здесь в 1900 году Р. Колдевей открыл главный храм Вавилона — Э-Сагилу. Это древнее святилище было построено еще в III тысячелетии до н. э. и разрушено ассирийским царем Синахерибом.

Набопаласар и Навуходоносор восстановили Э-Сагилу. Недалеко от этого святилища находился зиккурат — ступенчатая башня в семь этажей. Ее высота равнялась 100 метрам. Этот зиккурат и есть знаменитая Вавилонская башня. В основании башни археологи нашли клинообразную надпись, гласившую, что она построена так, чтобы ее вершина достигла неба.

Кроме этого, Р. Колдевей нашел в Вавилоне много «глиняных книг» — с письмами, псалмами, дипломатическими документами, различными распоряжениями, сказаниями, мифами.

Таким образом, Р. Колдевей и его коллеги вывели Вавилон из небытия и создали условия для дальнейшего изучения культуры и жизни этого великого города древности. Они также доказали, что предсказание пророков Библии не осуществилось, так как человек, люди своим трудом и целенаправленной работой в состоянии опровергать и опровергают предсказания «святой» книги — Ветхого завета. И это видно на судьбе ныне возрождаемого руками иракских рабочих города древности — Вавилона, которому пророк Библии Исайя предсказал несбывшееся пророчество — небытие.


Что сталось с вавилонянами | Земля Древнего Двуречья | Глава пятая Ассирия — страна бога Ашшура



Loading...