home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Как европейцы открыли Ассирию


Европейцы давно знали о древней Ассирии. Об этом свидетельствуют данные, имеющиеся у античных ученых, путешественников. Много материалов об этой стране можно встретить у Александра Македонского, полученных во время его военного похода в Месопотамию. Многочисленные свидетельства имеются у Геродота (490/480–425 годы до н. э.), который посетил Ассирию около 150 лет спустя после ее падения. Он описал одежду, обычаи, традиции и занятия ассирийцев.

Другой греческий историк, политический и военный деятель Ксенофонт (ок. 430–355/354 годы до н. э.), участник похода Кира Младшего против Артаксеркса II — персидского царя из династии Ахеменидов — был одним из руководителей отступления 10 тысяч греков-наемников из-под Вавилона, принял территорию Ассирии за Мидию. Он встречал жителей ассирийских городов Кальху и Ниневии и назвал эти города Лариссой и Меснилой соответственно.

Во время знаменитого похода Александра Македонского в Древнее Двуречье против персидского царя Дария III произошла кровопролитная битва у деревни Гавгамелы, недалеко от города Арбаилу, вошедшая в историю под именем «битвы при Гавгамелах».

Описывая поход Александра Великого, древнегреческий историк Арриан (95–175 годы н. э.) писал, что, форсировав реку Тигр и дав отдохнуть войскам, Александр Македонский «…пошел через Ассирию, слева от него были Гордиевские горы, справа Тигр». Захватив Древнее Двуречье, Александр Македонский стал строить новые и восстанавливать старые ирригационные сооружения, используя на строительных работах подневольный труд ассирийцев.

Известный греческий ученый — географ и историк Страбон (64/63 годы до н. э. — 22/24 годы н. э.) описал древнюю столицу Ассирии город Ашшур. В своем труде «География» в 17 книгах он отмечал, что жители этого города были возвращены туда после завоевания Двуречья персидским царем Киром I. Они восстановили храмы бога Ашшуру и поклонялись ему.

Диодор Сицилийский — древнегреческий историк (ок. 90–21 годы до н. э.) много путешествовал, и результатом его путешествий и наблюдений было сочинение «Историческая библиотека». Сочинение состояло из 40 книг. До нас дошли полностью лишь 1–5, 11–20-я книги, а остальные — во фрагментах. В своих книгах Диодор Сицилийский изложил историю Древнего Востока, Греции и Рима с древнейших времен до I века до н. э. Большое место в его сочинениях занимает сообщение о жизни ассирийской царицы Семирамиды и «сирийских» клинописных знаках на глиняных кирпичах. Эти и другие сообщения древнегреческих, а позже древнеримских историков, философов, писателей и поэтов знакомили античный мир с Ассирией.

Много сделали для распространения знаний об Ассирии и Двуречье вообще среди европейцев русские ученые, писатели и поэты. Вклад русских в исследование Древнего Двуречья почти нигде не описывается, а если и упоминается об этом, то кратко. Вот почему мы посчитали необходимым рассказать, что русские исследователи сделали для описания Месопотамии. Во-первых, их письменные свидетельства древних цивилизаций появились раньше западноевропейских.

Возьмем хотя бы рассказ, относящийся ко времени правления князя Киевской Руси Владимира. Как известно, прежде чем принять православие из Византии, Владимир долго думал, взвешивал все «за» и «против», посылал посольства во многие страны мира с целью изучения религий, чтобы принять одну из них, наиболее приемлемую для Руси. Среди стран и городов, которые посетили русские посольства, были Двуречье, Египет, Рим, Иерусалим, Вавилон. В период своего правления царь Алексей Михайлович (1629–1676 годы) посылал в восточные страны келаря (эконома) Троицко-Сергиевской лавры А. Суханова для ознакомления с христианскими храмами. Летом 1649 года А. Суханов выехал из Москвы на Восток, посетил ряд восточных стран и среди них Двуречье. Во время своего путешествия он писал путевой дневник «Проскинарий», где рассказал потомкам, что он видел в этой стране, что перечувствовал и пережил. С восхищением говорит он о горах, лесах, реках этого края. О реке Евфрат пишет, что эта река бежит промеж высоких и крутых берегов и речной поток широк.

Другой русский человек, некто Ф. Дорохин, побывал в этих краях не по своей воле, а как плененный турками «боярский сын» из города Ельца. В плен попал в 1660 году во время сражения с турками. В неволе пробыл он очень долго — полных 17 лет. В качестве пленника, перегоняемого с места на место, ему пришлось объездить приблизительно всю Османскую империю и в том числе Месопотамию, которая была одной из ее провинций. «Боярский сын» из Ельца оказался грамотным человеком. Где бы ему ни приходилось быть, он записывал все, что видел, слышал, читал. В его записях можно найти зарисовки быта народов Турции, описания занятий, природы, климата.

Побывав в Месопотамии, Ф. Дорохин сделал запись о местных городах, указывал расстояние между ними. Он пишет о бедности тамошнего населения, описывает древние памятники и в том числе развалины столицы Ассирии Ниневии и называет остатки ее развалинами «бывшего того великого града Ниневии».

В XVII и XVIII веках на Руси было написано значительное число «Космографий». В них русский читатель узнавал о заморских странах, о путешествиях по ним, географических открытиях и приключениях. Название одной из космографий звучит довольно длинно и сложно: «Космография, сиречь (то есть) описание сего света земель и государств великих».

Глава «Космографии» посвящена Месопотамии и ассиро-вавилонским древностям. Она называется «О Вавилонском государстве». В ней читатель находит рассказы о висячих садах Семирамиды, описания мостов, перекинутых через реки, башен, построек. «Жители Двуречья — большие любители „книжного чтения“ и всякой премудрости». Особенно в почете у них «звездочтение и лекарство» (астрономия и медицина). Детей своих они «учат грамоте и всяким вежествам разумеетельным». Труды русских ученых, писателей и поэтов выдвинули Россию в один из крупнейших востоковедных центров мира.

В этом плане много сделал для распространения знаний об Ассирии русский ученый И. Березин (1818–1896 годы) — профессор Казанского, а затем Петербургского университетов.

В 1849–1852 годах вышел его труд «Путешествие по Востоку», основанный на личных впечатлениях от поездки в Иран, Месопотамию, Турцию в 1842–1845 годах. Его труд — один из лучших для того времени описаний восточных стран.

Через город Басру — южный порт Месопотамии — в 1843 году И. Березин выезжает в Багдад и из Багдада совершает поездки к развалинам Вавилона. В сентябре 1843 года он уже в Мосуле. В Месопотамии и Сирии И. Березин провел восемь месяцев. В Месопотамии он находит кирпичи с ассиро-вавилонской клинописью и, изучив их, приходит к выводу, что «клинообразные надписи по своей древности, по многочисленности и важности мест, где они находятся, и по историческому интересу занимают первое место в числе примечательностей Востока».

Он очень увлекся дешифровкой клинописи и написал труд «Клинообразные надписи второй системы». Труд этот ученые находят талантливым, нужным для обучения дешифровщиков клинописи.

В своих путевых дневниках И. Березин писал, что «внимание путешественника еще более (чем в Персии) развлечено обилием памятников древности… Первое место по давности и интересу принадлежит и здесь остаткам с клинообразными письменами. Развалины Вавилона на берегах Евфрата, около города Хиле (недалеко от Багдада), состоящие из остатков нескольких зданий, назначение которых можно определить только гадательно, доставляют кирпичи и камни с клинообразною вавилонскою системою, самою сложною и самою древнейшею, из которой еще ни одного знака не разгадано. Развалины Ниневии на берегу Тигра, близ Мосула, состоят только из холмов, в которых находят камни с клинообразною вавилонскою и ассирийскою системами».

И. Березин посетил и Дур-Шаррукин — крепость Саргона II, где ныне находится деревня Хорсабад. В это время уже стали известны открытия французского археолога П. Ботта, и многие из них были доступны для осмотра. И. Березин тщательно исследовал их и пришел к выводу, что «эти барельефы живо говорят в пользу ассирийского искусства. Победы неизвестного завоевателя иссечены здесь с большим искусством, нежели на стенах Персеполиса, хотя мягкость мосульского камня облегчает трудность работы. На некоторых крепостях означено клинообразным письмом, по-видимому, самое имя крепости, и потому возможность чтения ассирийских клиньев представляет некоторую вероятность».

Русские ученые считали, что клинопись таит в себе огромные богатства и большие тайны, способные открыть людям их прошлое, а значит, хорошо понять и настоящее и будущее. К таким ученым относился В. Диттель (1816–1848 годы). Это был талантливый ученый, к сожалению, проживший всего 32 года. В возрасте 29 лет он стал профессором турецкого языка Петербургского университета. Он был не только кабинетным ученым, но и путешественником. Три года провел он в Иране, Сирии, Турции, Палестине, Египте, в странах Африки. Много времени провел он и в Месопотамии. В северной Месопотамии он находился в местах расположения древней Ниневии, нынешнем Мосуле, Дур-Шаррукине, открытом П. Боттой. Здесь первым из путешественников он увидел богатства ассирийского царя Саргона II, приступил к их изучению и сказал французскому археологу, что его открытие не относится к столице Ниневии, а к какому-то другому городу. Но П. Ботта не согласился с ним и считал, что он открыватель Ниневии. В. Диттель оказался более прозорливым и правым. Дальнейшие открытия английского археолога Г. Лэйярда подтвердили его выводы.

Другим важным прогнозом В. Диттеля является указание на холмы в местечке Нимруд в 40 километрах к югу от Мосула. По его мнению, они таят более важные тайны, чем холм, отрытый П. Ботта. В своих путевых заметках В. Диттель отмечал, что он был удовлетворен обломками, которые валялись окрест, и начал копать холм Нимруд.

Таким образом, русский ученый задолго до англичанина Г. Лэйярда сделал открытие нимрудского холма, того холма, где находилась одна из древнейших столиц Ассирии — город Кальху.

К важным открытиям В. Диттеля можно смело отнести и его прогноз способа дешифровки ассиро-вавилонской клинописи. В. Диттель писал о своих выводах следующее: «Собственные имена провинций, городов, морей, разных лиц могут быть разобраны с помощью одной азбуки, основанной на известнейших именах, более или менее сходных с древнейшими историческими источниками. Все дело будет заключаться в том, чтобы отыскать два, три собственных имени и по ним определить несколько букв».

Имя Н. Лихачева (1862–1936) можно смело поставить в ряды тех, кто знакомил Россию, ее ученый мир с произведениями народов Востока и Двуречья в частности; это был академик, историк, искусствовед, специалист по документоведению, источниковедению, нумизматике, книговедению. Например, работы Н. Лихачева по истории бумаги и бумажных водяных знаков являются важнейшим пособием для датировки рукописей. Он автор многих книг и других публикаций. Но это лишь одна сторона деятельности Н. Лихачева. Здесь следует сказать о не менее замечательных его увлечениях. Например, о его книголюбии. Его предки собирали и составляли библиотеку еще с XVII века.

Эта страсть передалась и Н. Лихачеву, который много покупал книг, ездил за ними в разные страны и постепенно составил библиотеку, разместившуюся в трехэтажном доме в Петербурге. Среди книг были и «глиняные», купленные Н. Лихачевым и ставшие гордостью этой библиотеки. Эти «глиняные книги» из Месопотамии были отданы в распоряжение «отца» русской ассириологии Н. Никольского (1848–1917), сделавшего Россию одним из центров ассириологии. Будучи широкообразованным, энциклопедически грамотным человеком (ассириологом, семитологом, шумерологом, урартологом), он стремился сохранить найденные на Ближнем и Среднем Востоке клинописные материалы, упорядочить их, сберечь от разрушения и расхищения. Провел большую сравнительно-сопоставительную работу в области шумерской клинописи и древнейших пиктограмм, издал почти 900 глиняных табличек по хозяйственной отчетности, которые относились к III тысячелетию до н. э., начал изучать истоки происхождения клинописи.

Среди его работ следует упомянуть «Клинообразные надписи Закавказья», «Документы хозяйственной отчетности древнейшей эпохи Халдеи из собрания Н. Лихачева», «Задачи русской археологической и исторической науки в Палестине и Месопотамии в связи с современными мировыми событиями», «Древний Вавилон» и многие другие.

Следующая знаменитая фигура в исследовании древнейших цивилизаций и установлении преемственности современных элементов культуры — это В. Стасов (1824–1906). Выдающийся музыкальный критик, историк искусства, археолог, почетный академик и прогрессивный общественный деятель опубликовал многочисленные работы по декоративно-прикладному искусству, истории, древнерусской одежде, истории оружия. Вместе с тем увлекался ассирийскими древностями и внес большой вклад в ассириологию. Он первый в мире обратил внимание на то, что русские пряники-коньки имеют свой генезис в орнаменте коней на ассирийских барельефах. «Каждый из нас, — писал он, — конечно, тысячу раз на своем веку видел пряничные коньки, столь распространенные в нашем простом народе. Но кому приходило в голову, что эта курьезная узорчатая фигурка не ничтожна, не есть плод фантазии бедных грубых пекарей, которые и сами не знали, что такое они лепят из теста, а что она имеет важность, и даже большую, потому что это один из уцелевших образчиков древнерусской языческой мифологии». И далее В. Стасов писал о сходстве подробностей его с памятниками глубокой древности, именно с орнаментом коней на барельефах хорсабадского дворца.

В. Стасов находил время пристально следить за открытиями ученых в Месопотамии, старался осветить полученную оттуда информацию в русской печати, познакомить с ней широкие читательские круги тогдашней России. С уважением и симпатией относился он ко всем без исключения народам и писал, что «судьбы человечества везде одинаково достойны нашего внимания…», считая, что археологические раскопки помогают взглянуть на древнюю историю этих народов всесторонне и масштабно, а археологические открытия «восстанавливают то, о чем молчит история».

Еще один русский ученый посвятил свою жизнь исследованию цивилизации Месопотамии. В. Голенищев (1856–1947) долгие годы жил в Египте. Он был в свое время выдающимся египтологом, ассириологом, семитологом, организатором науки. В 1915 году переехал в Египет, где создал и возглавил кафедру египтологии в Каирском университете. Египтологи всего мира знают и чтут этого ученого.

В. Голенищев был также и ведущим ассириологом, много сделавшим для распространения знаний об Ассирии, Урарту, Вавилонии и т. д. К лучшим его работам относятся такие труды: «Описание ассирийских памятников Императорского Эрмитажа», Спб., 1897; «Опыт графического расположении ассирийского словаря», Спб., 1888; «Надпись древневавилонского царя Русы II» и другие.

Он много путешествовал. И где бы он ни был, старался приобрести для своей страны ассиро-вавилонские «глиняные книги», которые хранятся ныне в Московском музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Тесная дружба и сотрудничество, добрые отношения связывали В. Голенищева с выдающимся русским востоковедом Б. Тураевым (1868–1920), которого считают основоположником отечественной школы истории и филологии Древнего Востока. За свою короткую жизнь он написал более 500 работ по Египту, Финикии, Эфиопии, Двуречью, истории, религии. Но если бы он не написал этих работ, а из-под его пера вышла бы только одна двухтомная «История Древнего Востока», этого было достаточно, чтобы его имя стало бессмертным и вошло навечно в российскую историю науки. Одним из открытий Б. Тураева был вывод о том, что жители Ниневии и Ассирии не были уничтожены, не исчезли бесследно. Он писал, что «Ниневия и Ассирия не исчезли с лица земли, как это любят говорить, ссылаясь на поверхностные сообщения Ксенофонта, не упоминающего места Ниневии в „Анабасисе“. Ассирия, сохранив свое имя Атурия, была персидской провинцией, а город Ниневия возник при римских императорах в виде военной колонии „Ninevia Claudiopolis“».

В славной плеяде русских поэтов, познакомивших Россию с ассирийскими и вавилонскими древностями, был выдающийся русский поэт В. Брюсов (1873–1924). Его два стихотворения — «Ассаргадон» и «Халдейский пастушок» — навечно связали В. Брюсова с ассириологией. Эти стихотворения известны широкому кругу читателей и переведены на многие языки мира, как и другие произведения этого выдающегося поэта.

Познакомимся с одним из них и мы.


Ассаргадон. Ассирийская надпись

Я — вождь земных царей и царь Ассаргадон.

Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.

Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Египту речь моя звучала, как закон,

Элам читал судьбу в моем едином взоре,

Я на костях врагов воздвиг свой мощный трон.

Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне?

Деянья всех людей — как тень в бездумном сне,

Мечта о подвигах — как детская забава.

Я исчерпал до дна тебя, земная слава!

И вот стою один, величьем упоен,

Я — вождь земных царей и царь — Ассаргадон.

Таково кратко повествование о вкладе русских ученых в исследование Месопотамии, о влиянии культур Ассирии, Вавилонии на культуру России.

Теперь мы расскажем, как европейские ученые открывали древнюю страну Двуречья.

Прежде всего хотелось бы начать наш рассказ об итальянце Пьетро делла Валле, о котором мы упоминали выше.

В 1614 году он отправляется из Венеции на Восток в качестве паломника. Пути ведут его в Турцию, Египет, Иран, Индию. И где бы он ни был, куда бы ни прибывал, он оттуда посылал на родину в Италию письма своим друзьям, знакомым, родственникам. Затем, вернувшись на родину, он издал их целой книгой. Данные, приводимые в этих письмах, полны глубокого интереса, описание событий захватывающее, а места, где он побывал, так и тянут к себе путешественников своей очаровательностью, таинственностью и прелестью.

В Багдад — политический центр Месопотамии — он прибыл 20 октября 1616 года. Здесь ему пришлось задержаться надолго: он познакомился и влюбился в девушку-ассирийку. Ее семья принадлежала к ассирийской церкви Востока. Звали девушку Марией. Долго он уговаривал родителей выдать дочь за него замуж. А совместная жизнь их была короткой. Мария умерла при родах. Он так беззаветно любил ее, что решил не расставаться даже с нею мертвой. По его просьбе тело Марии набальзамировали, и он возил ее в гробу с собой, пока не прибыл в Рим пять лет спустя.

П. Валле считается одним из первых европейцев, указавших точно месторасположение Вавилона и сделавших успешную попытку дешифровки клинописи.

Как отмечал немецкий ученый Э. Добльхофер: «Многочисленные попытки извлечь определенные выводы из повторяемости отдельных знаков свидетельствуют, между прочим, о том, что П. Валле, — разумеется, неосознанно, — пользовался комбинаторным методом дешифровки. За его познавательную поездку и другие подвиги исследователь был избран почетным камерарием римского папы Урбана VIII».

Возвращаясь на родину в Италию, он взял с собой «глиняные книги» — кирпичи с ассиро-вавилонской клинописью. Одну из надписей он опубликовал в своей книге. Для наглядности приведем здесь часть ее строки:


Земля Древнего Двуречья

П. Валле не объясняет, какой язык представляет эта письменность. Установив размеры ее знаков, он лишь выдвигает предположение, что они, подобно европейским буквам, независимы друг от друга и не соединены в слова. Во многих местах в этой письменности повторяются группы знаков. Эта надпись — первый клинообразный текст, который стал известен европейцам, и П. Валле указал, что ее надо читать слева направо.

В 1634 году Европа второй раз знакомится с клинописными ассиро-вавилонскими памятниками в виде трех строк, скопированных во время поездки англичанина Т. Герберта на Ближний Восток. Эти три клинописных строки были опубликованы в его книге, вышедшей в Лондоне. В ней наряду с описанием того, что видел там, Т. Герберт рассказывает о том, что он составил описание города Багдада и многих провинций Месопотамии.

Т. Герберт писал в своей книге, что восточные древности расхищаются и разрушаются и что их надо спасать, если мы хотим сохранить их для будущих поколений.

Увлеченность Востоком, восточными древностями в то время всячески поощрялась. Открытия новых стран на Востоке, новых народов приковывали внимание не только ученых, но и государственных деятелей. Это и побудило датского короля Фридриха V послать в 1761 году экспедицию в Аравию и другие сопредельные страны этого региона. Экспедиция состояла из пяти человек и возглавлялась К. Нибуром (1733–1815) — сыном пастора и отцом будущего известного историка Б. Нибура.

Кроме него, в экспедицию входили профессор Ф. Хавен — специалист по восточным языкам, врач X. Крамер, художник и гравер Г. Бауренфайнд, профессор П. Форскол — специалист по естественной истории. Члены экспедиции выехали на корабле из Копенгагена в январе 1760 года, и первыми городами Востока для них были Константинополь и Каир. И только в декабре 1762 года они прибыли в Йемен — главную цель их поездки. Здесь, в городе Мохи, начинается страшная цепь трагедий экспедиции. Один за другим умирают члены экспедиции — 25 мая 1763 года умирает профессор Хавен, 10 июля в городе Яриме — профессор Форскол, 29 августа во время плавания в Индию умирает художник Г. Бауренфайнд, а X. Крамер скончался в Индии, в Бомбее, 10 февраля 1764 года, К. Нибур остался один. Несмотря на свалившееся на него огромное горе, он решает продолжать экспедицию. План дальнейших действий его таков: поездка из Бомбея в Басру — южный порт Месопотамии, пребывание в Месопотамии и Иране, а оттуда через Сирию и ее порты домой в Данию.

Мы уже находим его в Иране в марте 1765 года на развалинах города Персеполиса — древнейшей столицы иранских царей, сожженной войсками Александра Македонского. В Иране и в Месопотамии он копирует все сколько-нибудь замечательное с древнейших клинообразных памятников. У него накопилось их огромное количество. И это богатство превзошло все, что имелось в распоряжении ученых Европы до его поездки.

Спустя два года К. Нибур благополучно возвращается в Данию и садится за написание книги о своем путешествии и подготовительную работу по публикации дневников П. Форскола. Для книги, вышедшей в двух томах в 1774 и 1778 годах, было выбрано название «Описание путешествия в Аравию и другие сопредельные страны». Третий том увидел свет после его смерти в 1837 году под названием «Путешествие по Сирии и Палестине». В нескольких надписях, доставленных в Данию, К. Нибур обнаружил три вида клинообразного письма. Как оказалось, это были тексты с персидской, эламской и ассиро-вавилонской клинописью. Первые два вида письма восходили к ассиро-вавилонской письменности. Это было гениальное предположение, в дальнейшем использованное учеными-ассириологами в качестве основы дешифровки клинописи.

После поездки К. Нибура в Месопотамию там побывал, вернее, работал викарием у местных христиан униатов-католиков с 1781 по 1785 год, один французский аббат. Во время своих частых поездок по окрестностям Мосула, Багдада, юга Двуречья он собирал и коллекционировал предметы старины — глиняные цилиндры, кирпичи, осколки утвари. Но это не были простые безделушки. На них четко и ясно проступали клинообразные знаки. Один глиняный кирпич, испещренный клинописью, аббат послал своему французскому другу. Последний не делал из этого никакой тайны и при случае показывал подарок прихожанам, служителям культа, ученым. Так постепенно в Париже и других частях Франции знакомились с находками из Двуречья.

Следующим шагом в накоплении знаний о Двуречье в Европе были труды «восточного вундеркинда» — как звали англичанина К. Дж. Рича, агента Ост-Индской компании в Багдаде. Это не был богатый человек, но все, что он имел, он тратил, не задумываясь, на приобретение восточных древностей, на проведение археологических раскопок в Междуречье и, когда было нужно, брался за лом и кирку и как простой рабочий проводил в траншеях целые дни. К. Рич измерил и описал главные, по его мнению, холмы, расположенные на берегах реки Евфрат. Надеясь продолжить работы составил многолетний план археологических изысканий. В 1820 году он наметил порядок работ недалеко от Мосула на реке Тигр. К этому побудили его рассказы местных жителей, утверждавших, что под холмами в этих местах они находят время от времени древние предметы. Однако они всегда уничтожались по приказу мусульманских религиозных деятелей, и поэтому К. Рич нашел там немного.

Но то, что к тому времени было им найдено, считалось большим успехом. Среди предметов коллекции К. Рича мы находим осколки фигур с надписями, изваяния людей и животных, кусочки глиняных сосудов, кирпичи и кусочки кирпичей с клинописью. Все эти предметы он складывал в ящик и отправлял домой. После его внезапной смерти вдова К. Рича передала их в Британский музей, и они послужили основой для открытия отдела ассиро-вавилонских древностей.

Его богатство уложилось в ящике. И этот «ящик в три квадратных фута содержал все, что уцелело не только от Ниневии, но и от самого Вавилона».

Кроме поисков материальных памятников, К. Рич писал книгу и составлял дневник поездок и воспоминаний о своем пребывании в Двуречье. Книга с образцами клинописи и дневники были опубликованы после его смерти.

Содержание книг повысило интерес европейцев к древностям Двуречья и дало мощный импульс археологическим изысканиям на его территории, побудило правительства Франции, Англии, Германии, а позже США послать туда специальные экспедиции. Так, французское правительство решило в связи с этим открыть свое вице-консульство в Мосуле и назначило туда уже опытного путешественника и знатока арабского языка П. Ботта — итальянца из Турина.

Эти же книги К. Рича заставили Г. Лэйярда — француза по рождению, британца по подданству — совершить путешествие в Месопотамию и обратиться к английскому послу в Османской Турции за финансированием археологических работ в Двуречье. Но начнем все по порядку.

После неожиданной и трагической смерти К. Рича от холеры его вдова подготовила написанные им книги к изданию. В них были помещены копии клинописных надписей, сделанные собственноручно К. Ричем.

Книги прочитал французский ученый Ю. Моль и пришел к выводу, побудившему его обратиться к своему правительству с рекомендацией начать археологические раскопки столицы Ассирии Ниневии, что была расположена недалеко от нынешнего города Мосула. Ведь находки К. Рича указывали на то, что он нашел Ниневию, ее нужно было только раскопать.

Ю. Моль делал вывод — надо срочно послать туда французскую археологическую экспедицию и открывать Ассирию для Франции. Руководителем работ предлагалось назначить итальянца П. Ботта, уже много лет жившего во Франции. Здесь он получает высшее образование и становится врачом, защищает диссертацию и изучает арабский язык. В 1830–1833 годах он был дипломатическим представителем Франции в городе Александрии. В 1836 году П. Ботта предпринял путешествие в Йемен по поручению Парижского ботанического сада.

Таким образом, когда настало время выбирать, кого послать в Двуречье, мнение было одно — П. Ботта, опытнейшего дипломата и знатока арабских стран.

П. Ботта срочно выезжает в Мосул и через некоторое время оказывается на месте будущих раскопок. Через несколько дней раскопок перед изумленным П. Ботта предстали залы большого жилого комплекса, как предположил П. Ботта, — очевидно, дворца. Вырытая траншея открыла археологу каменные барельефы на стенах с изображением баталий, торжественных шествий, людей, преклоненных перед правителем. Изумление и восхищение вызывала величественная фигура человека на этих барельефах. Вполне возможно, что это был царь. Он был изображен в профиль с огромной черной в красивых завитках бородой. Волосы, ниспадающие на плечи, были тоже завиты. У него был высокий головной убор в виде короны, но только конусообразный. Лицо украшали большие миндалевидные глаза. В ушах с большими мочками крупные серьги, заканчивающиеся выпуклым крестом.

П. Ботта предположил, что перед ним один из ассирийских царей, а дворец, который он отрыл, есть его резиденция в Ниневии. Это побудило его послать в Парижскую академию наук срочную телеграмму о том, что он нашел Ниневию. Сообщения П. Ботта вызвали в научном мире сенсацию и ажиотаж.

Работы П. Ботта и книги К. Рича обратили на себя внимание молодого юриста из Лондона Г. Лэйярда. Они его буквально взбудоражили, он не мог себе найти покоя нигде — ни дома, ни в своей юридической конторе — и теперь жил только мечтой о поездке на Ближний Восток, в сказочное Двуречье. А может, ему удастся найти Ниневию?

Отложив дела юриста, Г. Лэйярд дважды, в 1840 и в 1842 годах, совершает за свой счет поездки на Ближний Восток.

Последняя поездка убедила его в возможности приступить к археологическим раскопкам. Но где взять деньги на это? Ему приходит мысль обратиться к британскому послу в Османской Турции С. Каннингу. Посол смог выделить лишь мизерную сумму, но добился от турецкого султана фирмана на ведение раскопок без согласия местных властей, чинивших всяческие препятствия.

Г. Лэйярд приступает в 1845 году к археологическим раскопкам древнего города Кальху (ныне Нимруд) — второй по счету столицы Ассирии, что находится в 40 километрах на юго-восток от Дур-Шаррукина. Третий день работы принес огромный успех Г. Лэйярду. Арабские рабочие обнаружили глубоко в земле скульптуру льва огромных размеров с человеческой головой. Они в страхе разбежались, и Г. Лэйярду с трудом удалось убедить их продолжать раскопки.

Г. Лэйярда ждала целая серия успехов в 1846 году. Это прежде всего камень из черного базальта, испещренный клинописными надписями и рельефными изображениями. Второе большое открытие в Кальху — стела с изображением ассирийского царя Шамши-Адада V, который правил в IX веке до н. э. Шамши-Адад V носил на короне изображения луны — бога Сина и звезды богини Иштар — Венеры. Кроме этого, на груди у него был крест, что удивило Г. Лэйярда и его коллег. Ведь они думали, что крест — символ христианства, а не язычества. Эти и другие находки Г. Лэйярд тщательно пакует и отправляет в Британский музей. Все это радует археолога, но он понимает, что открытый им город не Ниневия, и поэтому неудержимо стремится к цели. Его притягивает холм Куюнджик — огромная махина 800 метров в длину, 500 метров в ширину и 30 метров в высоту. Именно здесь начал копать П. Ботта, который рыл неглубокие ямы, часто менял места, и всегда неудачно.

Г. Лэйярд приступил к раскопкам в Куюнджике. Имея опыт раскопок в Кальху — Нимруде, он стал делать глубокие траншеи, и успех не заставил долго ждать. Не прошло и месяца, как ему удалось обнаружить 9 дворцовых зал. Тематика барельефов, персонажи людей, животные, птицы, узоры были похожи как братья-близнецы на барельефы Кальху — Нимруда. Тогда он был первым европейцем, ступившим ногой во дворцы Ашшурнасирпала II, Салманасара III. И теперь в Куюнджике Г. Лэйярд ступил первым во дворцы Синахериба, Шамши-Адада V и Ашшурбанипала. Ассирийский царь Синахериб (705–681 годы до н. э.) не хотел иметь столицей Ассирии город Кальху и решил перенести ее в Ниневию. При нем некогда маленькая захолустная деревушка Ниневия, основанная в V тысячелетии до н. э., была превращена в столицу великого государства древности — Ассирии. Вокруг Ниневии он воздвиг огромную стену 30 метров высотой, 13 километров длиной с 15 воротами. Перед каждыми из них он поставил скульптуры быков с крыльями и человеческой головой, чтобы они охраняли покой и безопасность его избранницы — Ниневии. Позаботился он и о том, чтобы воды Тигра не заливали в период паводков столицу. Для этой цели берега его прочно укрепили огромными каменными глыбами и плитами. А в город пустили реку Хосар, что протекала рядом по 16 каналам. Пусть она поит сполна жителей, деревья и парки холодной горной водой, но не заливает их. Город и улицы строились и прокладывались по особым, утвержденным царем планам. Главную улицу он назвал Царской. Она была широкая и прямая. Вдоль нее были посажены многочисленные деревья, и вела она к его дворцу, который насчитывал 80 помещений, не считая комнат для слуг.

Таким образом, Ниневия была найдена, и сделал это Г. Лэйярд и его ученик X. Рассам.

В благодарность за оказанную помощь и отличную работу учитель берет с собой ученика в Англию для получения образования в Оксфорде, а сам в 1847 году спешит в Лондон, в Британский музей, чтобы сделать доклад об открытии Ниневии перед членами Британского королевского общества. Те встречают открытие Г. Лэйярда с энтузиазмом, ассигнуют большие суммы на продолжение раскопок, рекомендуют ему издать книгу по этому вопросу. В 1848 году Г. Лэйярд опубликовал свои воспоминания о раскопках в книге «Ниневия и ее остатки», которая в последующие годы была переведена на многие языки мира.

Еще несколько лет Г. Лэйярд проводит на Востоке, в Древнем Двуречье, но в 1851 году заболевает и навсегда расстается с лопатой и киркой археолога. Теперь он только пишет книги и занимается дипломатической и политической деятельностью. Его даже выбирают в английский парламент, потом министром по делам строительства.

Несмотря на занятость, ученый все же находит время для написания воспоминаний. Из-под его пера выходят книги «Ниневия и Вавилон», «Ранние приключения в Персии, Сузиане и Вавилонии» и др. Умер Г. Лэйярд в возрасте 77 лет в 1894 году, но его эстафету подхватили многочисленные ученики.

И среди них ассириец X. Рассам, который после окончания университета вернулся в 1852 году на родину в Двуречье, в Мосул. Так первый ассириец стал дипломированным ассириологом, научился читать клинопись. Именно ему поручает Британский музей продолжать раскопки руин Ниневии. Здесь он ставит цель — найти дворец Ашшурбанипала: «Дом наставлений и советов», как его тогда называли. Но его мало интересуют барельефы, ценности из золота и слоновой кости.

Ему надо найти кладовую ассиро-вавилонской мудрости, способную открыть тайны древнейшей истории этой страны, — библиотеку Ашшурбанипала. И он ее находит. Несмотря на то что на «глиняных книгах» этой 30-тысячной библиотеки были написаны угрожающие и в какой-то мере вещие слова: «Того, кто посмеет унести эти таблицы… пускай покарают своим гневом Ашшур и Беллит, а имя его и его наследников навсегда пусть будет предано забвению в этой стране», X. Рассам вступает в нее первым в 1854 году.

X. Рассам не был мнительным человеком, но ему не раз приходило в голову предупреждение Ашшурбанипала не растаскивать и не разорять его библиотеку. Тем не менее он посылал беспрерывные транспорты с «глиняными книгами» в Британский музей. Потом, когда он, будучи английским дипломатом при императоре Эфиопии, долгих четыре года сидел в тюрьме этой страны за то, что требовал от эфиопского императора освободить английских военнопленных, слова Ашшурбанипала не раз ему вспоминались.

После освобождения из тюрьмы X. Рассама приглашают работать в Британский музей в качестве хранителя. Там он задумывает написать книгу о своем участии в археологических раскопках в Двуречье. Его мечта осуществилась — в 1897 году вышла книга «Ашшур и земля Нимруда».

В заключение отметим, что европейцы открывали Двуречье со времен античности. Об этом много писалось, но почти никогда не упоминался вклад в это дело наших отечественных ученых. Мы посчитали своим долгом особое внимание уделить исправлению такого положения. Ведь эта страница истории почти не освещена в мировой литературе, хотя, как мы убедились, вклад русских ученых был немалый, по крайней мере не меньше, чем западноевропейцев и американцев.



Глава пятая Ассирия — страна бога Ашшура | Земля Древнего Двуречья | Города Ассирии и их сокровища



Loading...