home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





Правители четырех стран света


Когда исследователи научились читать «глиняные книги», то стали изучать язык, литературу, историю, заинтересовались они и прародиной ассирийцев, относящихся к семье семитов.

Вопрос о прародине ассирийцев остается в науке пока еще открытым. Одни ученые считают, что их прародиной является северная Африка, другие высказывают предположение об Аравийском полуострове.

Сторонники первой концепции утверждают, что приблизительно десять тысяч лет до н. э. изменилось направление ветров, дувших с Атлантического океана и приносивших обильные дожди и влагу в районы Северной Африки. Стали постепенно исчезать растительность, леса, реки, и вместе с этим необходимый корм для скота, — источника жизни пастушеских племен.

Это вынуждало их постепенно оставлять испокон веков обжитые места и постепенно уходить со своими стадами через узкий перешеек, соединявший, как полагают, два континента — Африку и Азию, на Аравийский полуостров.

Климат менялся и здесь. Стадам не хватало пастбищ, корма, и кочевые семитские племена вынуждены были выселяться из этих мест и уходить дальше на север в сирийскую пустыню, а через нее в Месопотамию.

Они заселяли эту страну от района Ниппура к северу, к нынешнему городу Самарра. Весь этот район носил название «страны Аккада». Все семиты, поселившиеся в этой стране, стали именоваться аккадцами по имени их главного города и столицы.

Однако семиты не оставались только в Аккаде. Они мигрировали и на юг Двуречья и на север. На севере между Тигром, рекой Нижний Заб и горами Загроса они основали свои поселения и города. Крупнейшим их городом был Ашшур. Из страны Аккад ассирийцы принесли в страну Ашшура много преданий и легенд, традиций и обычаев.

Одна из традиций состояла в том, что ассирийские цари называли себя «царями четырех стран света» — севера, юга, востока и запада, как это делал Саргон I Аккадский.

Вполне возможно, что именно с этого времени утверждается и получает дальнейшее развитие концепция мирового господства, возникшая на почве идеи монархии, «выходящей за пределы одного народа и одной страны и имеющей универсальные стремления». Так писал об этом академик Б. Тураев.

В конце III и начале II тысячелетия до н. э. правители Ассирии получали власть в наследство и занимались главным образом вопросами религии. Их политическая власть была слабой, и, по сути, Ассирией руководил совет старейшин. В течение одного года страной правил один член совета, второго года — следующий и т. д. Но наследственные правители — ишшакумы — не хотели мириться со своей слабой ролью в делах государства и постепенно узурпировали власть. Правители Ассирии стали совершать военные походы на юг Двуречья, на запад, на север, но приход к власти Хаммурапи в Вавилоне кладет конец этим агрессивным походам ассирийцев. Больше того, Ассирия оказалась в последующий период под властью Вавилонии, хеттов, касситов.

Ассирия при царе Ашшурубаллите (XV век до н. э.) усилила свои позиции. Его преемники называют себя уже царями Ассирии, Ассирийский царь Салманасар I в начале XIII века до н. э. начал войну против митанни и хеттов — народов, живших на территории современной Турции, разгромил их и предпринял военные действия против Вавилона.

Век спустя ассирийский царь Тиглатпаласар I дошел со своим войском до реки Чорох и Черного моря, нанес поражение Наири — государству, находившемуся в северо-восточной части современной Турции. На западе он дошел до Средиземного моря и захватил северную часть Финикии.

Однако дальнейшие завоевательные походы ассирийских царей были приостановлены появлением из Аравии кочевых племен — арамеев. Они осели в Сирии и Двуречье, стали нападать на Ассирию, грабить ее города и села, наносить ей ряд жестоких поражений. Но полностью уничтожить ее им не удалось, и Ассирия вновь усиливается в X веке до н. э. Она создает одну из самых сильных и прекрасно оснащенных армий, численность которой в IX веке до н. э. достигала 420 тысяч человек. Советский ученый Д. Редер писал о военной мощи Ассирии:

«Наряду с боевыми колесницами стали применяться отряды кавалеристов, особенно незаменимых при преследовании разбитого противника. Гораздо быстрее, чем в соседних странах, происходил в Ассирии (в I тысячелетии до н. э.) переход к железному оружию. Специальные отряды наводили временные мосты для переправы через реки, накладывая поверх бурдюков, надутых воздухом, деревянный настил. Особых успехов достигли ассирийцы также в деле осады неприятельских твердынь. Крепостные стены и башни проламывались таранами, которые подкатывались к ним под прикрытием особых щитов. Затем впервые в мировой истории стали употребляться стенобитные и метательные орудия (которые греки позднее называли баллистами и катапультами). Поскольку взрывчатые вещества были в то время неизвестны, то каменные ядра и сосуды с горящей смолой метались с помощью рычагов, приводимых в движение туго скрученными и быстро разворачивающимися кожаными ремнями.


Земля Древнего Двуречья

Глубокое изумление вызывало у древних народов тщательно продуманное построение боевых отрядов ассирийского войска. Неподражаемой была и дисциплина ассирийских воинов».

С такой армией ассирийские цари вновь завоевали потерянные в свое время территории, захватили все северное Древнее Двуречье и после этого начали походы в Сирию, Финикию и другие районы. Особенно сильное сопротивление ассирийцам оказало Дамасское царство со столицей в Дамаске. Дамаск привлек к себе в союзники ряд других государств, и все они оказывали длительное и упорное сопротивление ассирийскому царю Салманасару III (859–824 годы до н. э.). Однако ассирийская дипломатия сумела внести раскол в антиассирийскую коалицию и по одному подчинить их себе. После победы над Дамаском и его союзниками Салманасар III повернул оружие против Вавилонии и народов, живших за горами Загроса в Иране и на севере в Урарту.

Политика военной экспансии набрала новую силу при ассирийском царе Тиглатпаласаре III, пришедшем к власти в результате государственного переворота. Тиглатпаласар III (745–727 годы до н. э.) провел ряд военных, экономических и административных реформ, сделал государственный аппарат гибким, сосредоточил всю полноту власти в своих руках.

Тиглатпаласар III основал мощное ассирийское государство, для чего ему нужно было совершить несколько победоносных походов против Урарту, ослабивших северную соседку Ассирии.

Ряд решительных поражений он нанес арамейским государствам и Сирии и восстановил ассирийское господство в Финикии и Палестине. Победы ассирийцев в Финикии и Палестине позволили Тиглатпаласару выйти к берегам Средиземного моря. Ему подчиняются царь Тира, князь Библа и царь Израиля. Вассальную зависимость и власть ассирийского царя признают Иудея, Газа в Палестине.

Затем в 732 году до н. э. он завоевывает Дамаск и всю южную часть Месопотамии вплоть до Персидского залива (Нижнего моря). Об этом сам Тиглатпаласар писал в своих военных анналах:

«Обширную страну Кардуниаш (касситский Вавилон) до самой дальней границы я подчинил своей власти и стал господствовать над нею… Меродаха-Баладана, сына Якины, царя Приморья, который не появлялся перед царями, моими предками, и не целовал их ног, охватил ужас перед грозным могуществом Ашшура, моего господина, и он прибыл в город Сапиа и, находясь передо мною, поцеловал мои ноги. Золото — пыль гор в большом количестве, изделия из золота, золотые ожерелья, драгоценные камни… цветные одежды, различные травы, скот и овец я принял в качестве дани».

В 729 году до н. э. Тиглатпаласар захватил столицу Вавилонии — Вавилон и после этого обратил свои взоры на северо-запад к горам Амана, а затем достиг на востоке страны мидийцев.

Но покоренные народы не смирялись со своей участью — часто восставали, выступали против агрессора, нарушали стабильное положение в ассирийском государстве.

К периоду правления Тиглатпаласара относится появление библейской легенды о пророке Ионе, оказавшемся в чреве рыбы-кита. В легенде отражены перипетии борьбы в ассирийском государстве, смуты, выступления рабов, угнетенных широких народных масс. Иноплеменных рабов в столице Ассирии Ниневии, где появился мифический пророк Иона, было много, и говорили они на разных языках, не понимая друг друга. Пророк назвал это непонимание неотличением левой руки от правой.

Но начнем все по порядку. Приключение пророка Ионы, которое Ветхий завет выдает за стопроцентную истину, не что иное, как аллегорический пересказ составителями Ветхого завета событий того бурного времени. В легенде рассказывается: пророк Иона услышал во сне, что господь бог пригласил его посетить столицу Ассирии Ниневию, где он должен был проповедовать божье слово. И решил Иона плыть морем в Ниневию через город Фарсис, и в пути его застал великий шторм.

Все на корабле были перепуганы, кроме Ионы, который никак не реагировал на качку и болтанку, спустился в трюм корабля и преспокойно заснул. Однако корабельщики посчитали, что именно Иона виновен в этой буре и что он один несет ответственность за это. Они решают бросить Иону в море, чтобы оно успокоилось, и делают это с его согласия.

И как только Иона оказался в море, оно стало успокаиваться и вскоре совсем затихло.

В Ветхом завете об этом говорится так: «И взяли Иону и бросили его в море, и утихло море от ярости своей».

Когда Иона попал в воду, то господь бог приказал огромному киту напасть на него и проглотить. Кит проглотил Иону, и тот был в его чреве три дня и три ночи.

Бедняга обратился к всевышнему и просил о проявлении милосердия к нему и избавления. Бог услышал молитву и повелел киту извергнуть его, что тот и сделал. Оказавшись на берегу, Иона отправился в столицу ассирийского царства. Это был по тем временам огромный город с числом жителей около 120 тысяч человек. Иона обошел его, предсказывая, что за свои грехи Ниневия будет разрушена через 40 дней. Жители услышали об этом и решили спастись объявлением поста; начав поститься, они оделись в рубища, а сам царь по обычаю своей страны сел на пепел и оделся во вретище.


Земля Древнего Двуречья

Бог услышал мольбы ниневитян, увидел, как они постятся, смилостивился и простил их.

Ученые долго искали историческую подоплеку этой легенды и пришли к выводу, что она появилась приблизительно в 800 году до н. э., перед воцарением Тиглатпаласара III, когда выступления народов против Ассирии казались способными разрушить Ниневию.

Но ассирийскому царю удалось расправиться с восставшими, и пророк говорит, что в этом помог жителям Ниневии всевышний. Русский ассириолог З. Рагозина, исследовавшая историческую и филологическую подоплеку легенды об Ионе в книге «История Ассирии», пришла к выводу, что рассказ о том, как пророк Иона попал в чрево рыбы-кита, можно объяснить тем, что слово «Ниневия» (Нинви) происходит от слова «рыба» — «нуну» (ассиро-вавилонское).

Да и символом этого города служил знак рыбы в садке:


Земля Древнего Двуречья

Ассиро-вавилонские мифы сообщают, что рыба — святое существо и святость — первейшая ее категория. Отсюда «чудище, рыба-кит, проглотившая Иону, было не что иное, как сам город Ниневия, — говорит З. Рагозина, — где пророка уже, конечно, окружало столько опасностей, что отчаянная мольба об избавлении совершенно естественно должна была вырваться из его груди».

В легенде об Ионе есть много других уязвимых мест. Известный французский критик Библии Л. Таксиль писал, что пророк Иона родился в Галилее на расстоянии 600 с лишним километров от Ниневии и не знал ассирийского языка и не мог проповедовать в столице Ассирии на еврейском языке. Кроме того, сам маршрут Ионы в Ниневию неестествен. Вместо того чтобы идти прямым путем по суше, он отправляется кружным путем морем в Фарсис (Испания). И наконец, сам рассказ о ките, по мнению Л. Таксиля, живо напоминает древнегреческие легенды. Он писал, что «Гомер в своей двадцатой книге рассказывает о морском чудовище, набросившемся на Геркулеса. Геркулес провел три дня и три ночи в его чреве, питаясь печенью, которую он себе поджаривал, а через три дня сам победоносно вырвался из своей необычной тюрьмы. Эта сказка о Геркулесе ничуть не хуже сказки об Ионе.

В языческой мифологии есть также история об Арионе, который, будучи брошен в море матросами, был спасен дельфином, дотащившим его на спине до Лесбоса. Но это приключение бледнеет перед приключениями Ионы и Геркулеса».

Мы также хотели бы указать читателю на заимствование идеи поста из клинописных табличек времен правления Тиглатпаласара III.

Именно он приказал в то время правителям всех завоеванных и ассирийских областей провести пост среди всего населения своего царства. Вполне возможно, что в израильском царстве во второй половине VIII века до н. э., в период, к которому восходит образ пророка Ионы, знали об этом и использовали эту идею при составлении этого мифа.

Но сама книга пророка Ионы, как считают ученые, могла появиться не раньше VI века до н. э. и не позднее 200 года до н. э.

В дальнейшем составители Евангелия использовали идею трех дней и ночей пребывания Ионы в чреве кита применительно к мифическому Иисусу Христу.

В Евангелии от Матфея Иисус Христос предсказывает свою смерть и воскресение на третий день. Так те или другие легенды, мифы или просто идеи кочевали от одного народа к другому, влияя на идеологию, использовались, в частности, в данном случае при описании путешествия Ионы и легенды о жизни и смерти Христа.

Отсюда вывод, что идея «троицы», святости числа «три» в христианстве восходит к истории народов Древнего Двуречья, а затем перекочевала в Библию и к христианам всего мира. Хотелось бы также сказать и об идее поста, спасшего Ниневию. Вполне возможно, что с этого времени пост вошел в религиозные обряды современных ассирийцев.

Профессор З. Рагозина отмечала, что «…в тяжкие годины общественных невзгод и опасности и у ассирийцев, и у вавилонян существовал обычай провозглашать всенародный пост с покаяниями и молениями, и именно в таких случаях в храмах пелись известные нам „покаянные псалмы“».

При сыне Тиглатпаласара III, Салманасаре V (727–722 годы до н. э.), усиление централизованной власти продолжалось, что, однако, находило сопротивление знати, которая лишалась своих привилегий.

В результате заговора Салманасар V был свергнут и на его место возведен новый царь Саргон II.

Он продолжал завоевательную политику своих предшественников и захватил Сирию и Палестину на западе и совершил ряд походов на север, в Урарту. Сын и преемник Саргона II Синахериб (705–681 годы до н. э.) совершил ряд походов против Вавилонии и в 689 году до н. э. взял и разрушил Вавилон.

Пришедший на смену Синахерибу Асархаддон (680–669 годы до н. э.) восстановил разрушенный Вавилон, желая смягчить ассиро-вавилонские отношения и завоевать симпатии вавилонян. Оба эти царя вели ожесточенную войну против Египта. Но лишь Асархаддону удалось в 671 году до н. э. покорить его.

С этого времени Ассирия стала самой могущественной державой древнего мира. На востоке ее пределы доходили до гор Загроса, а на западе до Средиземноморья, включая Египет. На юге владения Ассирии распространялись до берегов Нижнего моря (Персидский залив), а на севере — чуть ли не до Закавказья. Вот почему ассирийские цари считали себя владыками «четырех стран света». Среди них из династии Саргона II выделялся Ашшурбанипал (669–630 годы до н. э.).

Он был единственным, кто умел читать и писать, хорошо разбирался в науке, литературе, искусстве. Его считают искусным дипломатом, полководцем, ценителем музыки. Но заниматься науками и искусствами мешали непрерывные войны против народов, не желавших мириться с иностранным игом. И даже родной его брат Шамашшумукин, правивший Вавилонией, и тот хотел независимости и часто выступал против брата за свободу этой страны. Ашшурбанипал решил покончить с мятежной Вавилонией и начал против нее войну. Войска ассирийского царя окружили Вавилон и взяли его.

Шамашшумукин, не желая сдаваться в плен, бросился со стены в горящий дворец и погиб. Пример мятежного Вавилона вдохновил другие покоренные Ассирией народы. То там то сям вспыхивали восстания. Смерть Ашшурбанипала вселила новые надежды в народы, покоренные Ассирией, и они поднялись на освободительную борьбу.

Восстали народы Сирии, Финикии, Иудеи, Египта, Элама и других стран, и ассирийские цари стремились в такой обстановке лишь сохранить расшатанный престол.

Последний период существования Ассирии знаменуется отделением Вавилона и вступлением на вавилонский престол бывшего наместника вавилонского приморья Набопаласара (626–605 годы до н. э.).

Набопаласар был халдеем. Для успешной борьбы против Ассирии он заключил союз с индийским царем Киаксаром. Этот союз был закреплен женитьбой Навуходоносора — сына Набопаласара — на дочке Киаксара Амите.

Инспирированные вавилонянами и стремлением захватить богатства Ассирии мидийцы во главе со своим царем Фраортом сделали попытку еще при жизни Ашшурбанипала штурмом взять столицу ассирийского государства Ниневию.

Геродот писал: «Хотя все союзники отпали от ассириян и оставили их одних, но вообще ассирияне находились в хорошем положении. Во время похода на них Фраорт погиб, процарствовав двадцать два года; с ним вместе пала и большая часть его войска».

На этот раз город выдержал все атаки и штурмы противника. Его укрепления выстояли.

Город Ниневия был мощной крепостью, представляя собой продолговатый четырехугольник. Длина стен города достигала 150 стадий, а ширина — 90 стадий. По ним могли проехать три колесницы, поставленные в одни ряд. На внешнем обводе стен имелось 1500 башен, высотою в 7 метров каждая.

Гарнизон города был хорошо вооружен, население столицы было достаточно многочисленным (120 тысяч человек), чтобы оказать сопротивление нападающим.

Мидийцы были разбиты и отступили. Их царь Фраорт погиб в одной из битв.

Придания сообщают, что Ниневию спас стодневный пост, который был объявлен царем в дни осады.

Следующую попытку сокрушить Ассирию, и на этот раз успешную, сделал сын Фраорта Киаксар. Геродот писал, что «он был еще воинственнее своих предков и первый поделил подчиненные народы Азии на особые военные отряды, организовал их по способу вооружения: копейщики, стрелки из лука и всадники; прежде все это было смешано без различия. Он же объединил под своим главенством всю переднюю Азию по ту сторону реки Галиса; потом он собрал все подвластные ему народы и пошел войною на Нин (г. Ниневия.  — Авторы), желая отомстить за отца и завоевать этот город».

Однако ему одному не удалось бы сломить мощь Ассирии, если бы он не заключил союз с Вавилонией.

Успехи вавилонян, а позже и их союзников — мидийцев в борьбе против Ассирии объясняются прежде всего безразличием широких ассирийских народных масс, страдавших от своих царей, жрецов, рабовладельцев.

«Крестьянство Ассирии, — писал профессор И. Дьяконов, — находилось в бедственном положении и страдало от поборов, повинностей и рекрутских наборов».

Более того, профессор И. Дьяконов полагает, что наступление Вавилона и Мидии получило всенародную поддержку в Ассирии, так как ассирийские массы стремились сбросить с себя царский гнет и при этом большую роль отводили вавилонским и мидийским войскам.

Война мидийцев, вавилонян и других восставших народов, не желавших более покоряться Ассирии, велась с переменным успехом свыше десяти лет. Победа была на стороне сил, ведших освободительную борьбу.

В 605 году до н. э. с Ассирией как с государством было покончено. Союзники — Мидия и Вавилония — поделили ее территорию.

Но ассирийцы не были уничтожены в результате крушения Ассирии. Этот народ не был истреблен. Мидийцы увели в плен много ремесленников из Ниневии, которые украшали города Персеполис и Экбатану. Искусству резьбы на печатях мидийцев обучили их ассирийские рабы.

В связи с этим древнегреческий историк Диодор Сицилийский писал в своем труде «Историческая библиотека», что мидийский царь не уничтожил жителей города Ниневии, а расселил их по окрестным деревням и «…каждому свое имение отдал…».

Ассирийский писатель и историк Б. Арсанис отмечал, что во время крушения Ассирии «ассирийцы спаслись в неприступных горах Ассирии (в теперешнем Курдистане) и там нашли себе убежище на долгие годы…».

В другой своей книге он вновь возвращается к этому и уточняет: «После падения ассирийского государства ассирийцы не были истреблены, часть из них бежала в горы Ассирии, в Маклуб, Синджар. Десять полководцев с ассирийскими войсками ушли в сторону города Нисибина и там, на месте нынешнего города Урфы, основали новое государство Исрая. Впоследствии оно стало называться Осроена».

Другой ассирийский историк, А. Мнаши, подтверждает эту мысль и отмечает, что во время боев с противником часть ассирийских войск прорвалась сквозь окружение врагов и ушла в горную Ассирию, где было много укрепленных крепостей. Прошли годы, и ассирийцы стали возвращаться к себе на родину и селиться на своих исторических местах.

Английский историк и археолог С. Ллойд писал по этому поводу, что много лет спустя после падения Ниневии остатки ее населения вернулись на берега Тигра.

При этом ассирийский народ, несмотря на выпавшие на его долю несчастья, сохранил свою культуру.

Эту точку зрения поддерживает другой английский историк, В. Виграм, который отмечал, что ассирийский народ, все еще живущий в провинции у развалин Ниневии, сохранил свои старые традиции.

Все это вместе взятое дало право и основание профессору И. Дьяконову написать, что «внезапное уничтожение ассирийского народа, так часто поражавшее некоторых историков, вовсе не имело места…».

В заключение мы хотели бы отметить, что крушение ассирийского царства не привело к полному истреблению ассирийцев, они устояли против ассимиляции многочисленными завоевателями Месопотамии, сохранили свой язык, обычаи, традиции и в конечном счете свою культуру и самобытность.



( современный Хорсабад) | Земля Древнего Двуречья | Пути развития ассирийской народности со времени крушения Ассирии и до наших дней



Loading...