home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3: Ревность Луизы и матроска

Сайто лежал ничком на земле в залитом солнечным светом дворе Австри и неистово дрожал. Затем он поднял лицо и впился взглядом в созданное им произведение искусства, после чего снова, переполненный эмоциями, забился в агонии как обезумевший.

Он шумно дышал... такое горячее дыхание.

Громкое биение сердца многократно достигло своего апогея, и Сайто перенесся в утопический мир душ.

Мальчик тихо бормотал:

- Трепещи, мой пульс.

- Громко бейся, мое тоскующее сердце.

- Дрожа все горячей и горячей, благослови мой гений...

- Ангел существует. Здесь существует. Как здорово быть живым...

Сайто вцепился в траву, растущую на земле, и громко заревел:

- О-о-о-о-о-ууууууууууууу! Я свихнулсяяяяяяяяяяяяяяяяяяя!

Потом указал на ангела, стоящего перед ним.

- Сиеста тоже великолепнаааааааааааааааа!

Девочка ошеломленно уставилась на сумасшедшего, бьющегося в агонии.

- Сайто - странный... - невольно пробормотала она. Поведение мальчика было настолько не таким, как обычно.

- Н-но, эта одежда...

- Ч-что? Что случилось? Где-то жмет?

Сайто внезапно вскочил на ноги и подступил вплотную к Сиесте.

- Н-нет... Но ведь, это - военная форма, так? Хотя я ее и надела, это ведь не смотрится...

- Не говори глупостей!!!

От такого гневного вида Сайто Сиеста вскрикнула и отпрянула назад.

- В этоооооооом! М-м-мире! Определенно, это - морская форма, все может быть! Но-о-о! В моем м-м-мире! Девочки примерно твоего возраста в такой одежде ходят в школу. Хо-о-о-дят в этой совершенной форме!

- Я-ясно...

Ах, странность Сайто превышает все границы...

Затем мальчик, почти рыдая, завопил:

- В моем мире это называется матроской! Простите за то, что был рожден на этот свеееет!

Сиеста размышляла: "Вот он о чем... Это - костюм с родины Сайто..."

Когда прошлым вечером он пришел к ней и, с онемевшим лицом передав ей эту морскую форму, произнес: "Перешей это так, чтобы ты могла надеть", девочка действительно подумала, что он сошел с ума.

Тем не менее, Сиеста была откровенно счастлива, что он сам купил ей одежду.

А сейчас она чувствовала себя влюбленной в мальчика, который радовался тому, что заставил ее нарядиться в костюм своей родины.

Если бы нынешний фамильяр Луизы был такой, как обычно, то за исключением странного поведения это было бы немыслимо, однако Сиеста по такой причине покраснела.

- Сначала я думала, что Сайто стал совсем необычным, однако у него была такая причина... Я поняла! - пробормотав это, девочка кивнула и с серьезным лицом повернулась к нему. - Что мне стоит сделать, чтобы я еще больше смогла тебя порадовать?

Мальчик еще раз пристально осмотрел ее внешний вид с головы до пят.

Для начала - верхняя часть. Это было чудесное произведение искусства, перешитое из матросской формы Альбиона. Сделанная из неокрашенной ткани блузка с длинными рукавами, на которых располагались черные манжеты. Гюйс и галстук были темно-синего цвета. По краю гюйса бежали три белых полосы.

Далее, Сайто заставил свой гений сконцентрироваться на понятии "длина". Мальчик в меру своих сил проинструктировал Сиесту по поводу того, насколько укоротить в области талии: "Верхнюю часть костюма укорачивать, чтобы было вровень, по крайней мере, с верхней границей пояса юбки". Вследствие этого, когда Сиеста поворачивалась, был виден ее пупок. Сайто был подлинным мастером.

Затем - юбка. Это было недопустимо, но фамильяр стащил сменную форму Луизы. Конечно же, юбка была плиссированной, поэтому могла быть использована. Он тоже всеми силами настоял, чтобы ее укоротили. В итоге была реализована, вероятно, первая в этом мире юбка на пятнадцать сантиметров выше колена.

Затем - носки. В этом вопросе состоялась битва между предпочтениями Сайто и реалиями этого мира. Мальчик со всей осторожностью выбрал и применил темно-синие носки.

Обувь. Это были высокие шнурованные ботики, которые всегда носила Сиеста. Единственный изъян на сияющем произведении искусства. Для этого места хотелось бы кожаные мокасины. Однако, к несчастью, в этом мире такого не существовало.

Как бы там ни было, Сайто все тщательно отобрал, вмешивался во все этапы и согласовал множество вещей.

Грудь Сиесты, которая обычно была спрятана под передником настолько, что невозможно было понять, есть она или нет, приподнимала самодельную матроску. Пышущие здоровьем, как у горной козочки, стройные ноги заканчивались под на-пятнадцать-сантиметров-выше-колена юбкой. Обычно Сиеста не надевала коротких юбок, поэтому от такой смеси желанности и свежести она разволновалась еще больше.

- Скажи! Сайто! Что мне стоит сделать, чтобы твоя родина стала ближе?

Мальчик задумался. Серьезно, словно о вопросах жизни и смерти. В памяти воскресали различные сцены. Его голова работала подобно мощному компьютеру.

Голос сердца прошептал: "Сайто, ничего иного, кроме этого".

Именно так. Ничего, кроме этого... кроме этого быть не...

Словно бы рыдая, он выдавил из себя:

- Сделай пируэт.

- Что?

- Повернись вокруг себя один раз. После этого задорно скажи мне: "Простите, что заставила вас ждать!"

Сиеста отступила назад. В раннем детстве мать неоднократно учила ее относительно такого типа мужчин: "Ты не должна к ним даже приближаться". Однако девочке хотелось суметь порадовать Сайто.

Словно решившись, она кивнула: "Д-да..." - и один раз обернулась. Галстук и юбка слегка взвились.


Водные духи клятв

- П-простите, что заставила вас ждать.

- Не так!

- Что?

- В конце подними палец руки вверх и скажи: "нэ". Давай еще раз. И с огоньком.

Сиеста кивнула, после чего повторила, как было сказано. Увидев это, Сайто зарыдал:

- С-с-с-спасибо тебе за мужество.

Сиеста, это - нормально? Это действительно нормально для человека? Из той части рассудка, которая сохраняла хладнокровие, совсем чуть-чуть просочились такие мысли, но девочка подавила эти отрицательные эмоции.

"Ведь у каждого есть склонности и предпочтения, про которые он не может рассказать людям. Даже Сайто не является исключением. Именно, все именно так... точно, именно так!" - с радостью убедив себя в этом, Сиеста приветливо улыбнулась. Она была сильной девочкой.

- Что мне дальше делать?

- Хм, дальше...

Когда Сайто скрестил руки на груди и погрузился в размышления, к ним неуклюжей походкой подошла группа из двух человек.

Это были Гиш и пухлый Маликорн. Необычный дуэт. Вероятно, они пристально подглядывали за Сиестой из укрытия.

- Кхм, - Гиш важно кашлянул. - Это - что? Что это за одежда?

Он почему-то горячился, а по его лицу было заметно, что он сейчас заплачет. Маликорн тоже указал пальцем на Сиесту, дрожа как осиновый лист:

- Н-н-непристойно! Действительно весьма бесстыдно! Именно так! Гиш!

- Ага, такое! Такое непристойное одеяние мне не приходилось еще видеть! Н-н-на...

- Н-н-на мозг! Прямое воздействие, не так ли?!

Глаза обоих с горячечным блеском впились в Сиесту, словно вгрызались в нее. "Ой-ой, забот прибавилось", - девочке стало не по себе, но перед ней были дворяне. Волей-неволей она радушно улыбнулась.

Гиш и Маликорн, похоже, были совершенно поражены этой улыбкой и матроской, поскольку неровной, словно у лунатиков, походкой они двинулись ближе к Сиесте. Девочка, ощутив опасность для своего целомудрия, одним духом сообщила: "Нуу, вернусь-ка я к работе!" - и бросилась бежать.

- Какая миленькая... - провожая взглядом ее удаляющуюся фигурку, промурлыкал Гиш таким тоном, словно бы грезил.

- Действительно... - зачарованным голосом пробормотал Маликорн.

- Что за дела?! Вы, оба?!

Когда Сайто заорал, ребята пришли в чувство. Гиш взял фамильяра за плечи:

- Слушай. Где ты приобрел тот костюмчик?

- Если скажу, что с ним будешь делать?

Гиш с застенчивой улыбкой произнес:

- Есть человек, которому я хочу подарить такое милое одеяние.

- Принцесса?

- Глупец! К ней я преисполнен почтением! Именно почтением! Ее Высочество Принцесса теперь - Ее Величество Королева! Ах, туда мне не дотянуться, слишком высоко она вознесена... Ее Высочество Принцесса - еще куда ни шло, но Ее Величество Королева - это уже...

"Высоко или нет, с самого начала она бы не стала твоей, разве не так?" - подумал Сайто, однако смолчал и слушал дальше.

- Поэтому я, наконец-то, вспомнил. Те милые глаза, которые пристально продолжают смотреть на меня, ведь их хозяйка всегда рядом со мной... Те восхитительные золотистые волосы, ту ароматную как духи улыбку...

"Аа, твоя бывшая подружка, не так ли?" - спохватился Сайто.

- Монмон?

- Никакая не Монмон! Она - Монморанси!

- Ты и в самом деле хочешь ее вернуть? У тебя действительно нет постоянства.

- Я не желаю, чтобы ты мне такое говорил. Итак, объясни мне. Где ты это купил?

- Хм! Такому как ты не понять этого искусства, - пренебрежительно произнес Сайто. Он не хотел, чтобы кто-то вроде Гиша осквернил воспоминания о его родине.

- Ничего не поделаешь. После того, как я подробно сообщу Луизе о сегодняшнем событии, я попытаюсь все выспросить у нее.

Безусловно, это были магические слова.

- У меня есть еще два комплекта. Пользуйтесь ими как хотите.

Из Сайто в один момент были вытянуты максимальные уступки.

- Однако, все же, что это за одеяние? Словно бы где-то уже приходилось его видеть... точно, ведь это - костюм, который надевают моряки, разве нет? Гм, но только его наденет девочка, она испускает столько очарования! Как удивительно.

Скрестив руки, Сайто выпятил грудь и произнес:

- Естественно. На это одеяние наложена магия очарования с моей родины.


* * *

Итак, поздним вечером того же дня.

Монморанси, гордостью которой были длинные вьющиеся золотистые волосы и ярко-голубые глаза, в своей комнате в общежитии готовила зелье. Поместив на стул свое, строго говоря, худощавое высокое тело, она самозабвенно смешивала деревянным пестиком секретное средство в горшке.

У являющейся магом Воды Монморанси Благоухающей было хобби - приготовление магических лекарств... и зелий. В соответствии со своим руническим именем она была мастером в изготовлении парфюмерии. Приготовленные ею духи благодаря испускаемому замечательному своеобразному аромату привлекли всеобщее внимание как произведение искусства, поэтому они имели большую популярность у дворянок и горожанок.

В этот день Монморанси углубилась в приготовление особого зелья.

Оно не было ординарным. Кстати, ко всем прочим плохим сторонам это было еще и запретное зелье. Согласно официальному извещению по Королевству, это было вещество, запрещенное к изготовлению и применению.

Продавая в городе приготовленные своими силами духи, Монморанси настойчиво копила деньги. И вот сегодня, воспользовавшись этими сбережениями, она приобрела в нелегальной волшебной лавке рецепт запретного зелья, а также - дорогостоящий секретный ингредиент, необходимый для его приготовления. Хобби взяло верх над моральными принципами. Монморанси, которой наскучило готовить обычные зелья, знала, что, если ее обнаружат, то на нее могут наложить огромный штраф, тем не менее, она хотела попытаться приготовить что-то, внесенное в разряд запретных.

Зелье включало истертое в порошок пахучее дерево, драконью серу, мандрагору и другие компоненты, и, наконец, - важнейший секретный ингредиент... намереваясь влить жидкость, на приобретение которой была потрачена большая сумма, девочка взяла стоящую рядом бутылочку.

Совсем небольшое количество... ради какой-то жидкости, помещенной во флакон из-под духов, Монморанси потратила почти все сбережения. Семьсот золотых экю. Это была сумма, которой простолюдину хватило бы на пять или шесть лет только на то, чтобы прожить.

И как только девочка наклонила флакон над горшком, уделяя максимальное внимание тому, чтобы не пролить...

От стука в дверь комнаты Монморанси даже подпрыгнула.

- К-кто это... В такое время...

Она спрятала лежащие на столе ингредиенты и посуду в выдвижной ящик. Затем, поправляя свои локоны, повернулась к двери.

- Кто там?

- Это - я! Гиш! Твой вечный слуга! Открой дверь!

- И кто же тут - вечный слуга? - пробормотала Монморанси. Для Гиша с его непредсказуемым характером ее радушие почти полностью исчерпалось. Когда они вдвоем прогуливались в городе, он постоянно переводил взгляд с одной красивой девчонки на другую; когда они заходили в бар выпить вина, и ей необходимо было ненадолго отлучиться, он, воспользовавшись моментом, заигрывал с официантками. И, наконец, он забыл про назначенное свидание и отправился собирать цветы для другой девочки. Я поражена, услышав про вечность.

Монморанси раздраженным голосом произнесла:

- Зачем ты пришел сюда? Мы должны были расстаться.

- А я совершенно так не думаю. Однако, если ты так считаешь, то ответственность за это - только на мне... Что ни говори, ведь ты знаешь: я сильно люблю все красивое. Иными словами, я - слуга красоты... Ты тоже, насколько известно, - произведение искусства, именно произведение искусства! Из-за того, что у меня есть слабость к красивым вещам...

"Ты очень любишь искусство? Несмотря на то, что у тебя - дурной вкус, ты так часто об этом заявляешь", - подумала Монморанси. Рубашка, которую он надевал на свидания, была ярко-фиолетовой, а когда он однажды надел красный с зеленым шарф, это была еще та проблема.

- Однако я уже решил, что не буду больше замечать ни одно другое произведение искусства, за исключением тебя. Поскольку ведь ты - величайший шедевр искусства. Знаешь, такие золотые волосы...

Ну не идиот.

- Уходи. Я занята.

Как только Монморанси с ощутимой холодностью это произнесла, ненадолго воцарилось молчание. А потом из коридора послышался рыдающий голос Гиша:

- Ой-ой-ой. Я понял... после слов, произнесенных с такой холодностью, мне не остается ничего иного, кроме как скончаться на этом самом месте. Поскольку если меня до такой степени ненавидит та, которую я люблю, моя жизнь не стоит и ломаного гроша.

- Поступай, как считаешь нужным.

Такие люди как Гиш не умрут только потому, что их отвергли. Монморанси не изменила своего холодного отношения.

- Итак, здесь... я собираюсь хотя бы запечатлеть на двери комнаты, где ты живешь, свидетельство того, что я жил, и доказательство того, что я тебя любил.

- Ч-что ты собираешься делать!? Прекрати!

Раздался скрежещущий звук от того, что какой-то твердый предмет царапал дверь.

- "Человек, пожертвовавший собой во имя любви, Гиш де Грамон. Сраженный негасимой любовью, он скончался здесь... и..."

- Никаких "и"! Вот же!

Девочка распахнула дверь. Гиш стоял с широченной улыбкой на лице.

- Монморанси! Я люблю тебя! Сильно люблю! Люблю! Люблю!

Тогда он крепко обнял ее. За мгновение девочка сдалась. По крайней мере, Гиш непрерывно повторял: "Я люблю тебя". В этом был виноват его скудный словарный запас, однако эта фраза, произнесенная снова и снова, не портила Монморанси настроения.

Затем Гиш передал ей принесенный с собой сверток.

- ...Что это?

- Пожалуйста, открой. Это - подарок для тебя.

Девочка развернула пакет. Это была обычная форма моряка. Гиш через Сайто попросил Сиесту перешить одежду так, чтобы она подходила под размер Монморанси. Ловелас помнил все без исключения размеры девиц, с которыми завязывал дружеские отношения.

- Какая странная одежда...

Монморанси нахмурила брови.

- Попробуешь ее надеть? Это должно быть тебе к лицу. Ведь от этого твоя непорочность будет усилена многократно. Ну же. Быстрее. Ну что, я отворачиваюсь в ту сторону.

Гиш повернулся к девочке спиной, после чего начал беспокойно грызть ногти. Волей-неволей Монморанси сняла блузку и надела матроску.

- Готово.

Гиш обернулся, и его лицо просияло.

- Ах, Монморанси... Все-таки ты безупречна... Моя милая Монморанси...

Бормоча это, Гиш попытался поцеловать ее. Но девочка мгновенно остановила его губы.

- Монмон...

Лицо Гиша исказилось печалью.

- Не пойми меня неправильно. Я открыла дверь в комнату, но я не открыла проход в свое сердце. Поскольку у меня еще пока нет причин на то, чтобы решиться начать с тобой все заново. Кроме того, кого это ты называешь "Монмон"?

Гиш уже от одного этого обрадовался. Надежда еще имелась.

- Моя Монморанси! Ведь тебя беспокоило, что это нужно обдумать!

- Если ты понял, то уходи! Ведь ты оторвал меня от дела!

- Да, да, ухожу, как только ты это мне приказываешь, я всегда оставлю тебя наедине, - подпрыгивая, Гиш вышел из комнаты.

Монморанси посмотрела на свое отражение в зеркале.

- Да что же это такое... Короткую одежду такой длины и стыдно надеть, и нет повода, чтобы надеть, разве не так?!

Ее лицо невольно покраснело. Однако, если присмотреться внимательнее, этот костюм достаточно милый. Гиш заказал его специально для меня.

Хммм...

Нуу, мое настроение совсем не ухудшилось, ведь он столько раз сказал: "Я люблю тебя". Поскольку мы встречаемся с самого начала, я не питаю к нему ненависти.

- Что же делать? Простить его?

Однако она вспомнила ветреную манеру поведения Гиша в прежние времена.

"Если я снова буду с ним, разве не повторится что-то подобное? Я уже сыта по горло беспокойством по поводу его непостоянства.

Что же мне делать?" - пока Монморанси размышляла над этими вопросами, она вспомнила про зелье, которое готовила.

Она выдвинула ящик стола. Ей на глаза попался недавно спрятанный флакончик из-под духов, в котором находился секретный ингредиент.

Монморанси, склонив голову набок, погрузилась в размышления.

"Хм, это - хороший шанс... и я смогу проверить, насколько зелье эффективно...

Когда я завершу процесс приготовления, попытаться его немного использовать, что ли?" - подумала она.


* * *

На следующее утро все как один ученики обратили внимание на вошедшую в аудиторию Монморанси.

Как и следовало ожидать, девочка появилась в матроске.

Студенты мужского пола отреагировали моментально.

Они без памяти уставились на Монморанси, ощущая свежую чистоту в изумительном сочетании девочки и морской формы, которое они не могли себе даже представить. Студентки, мгновенно ощутив зависть и ревность по отношению к такой реакции мальчишек, злобно глядели на свою одноклассницу.

Монморанси удалось монополизировать взгляды всех, находящихся в аудитории, поэтому она пребывала в хорошем настроении. Подбоченившись, она, с заметным торжеством проявив свою надменность, вздернула нос и направилась к своему месту.

Луиза, изумленно разинув рот, тоже уставилась на одноклассницу. Да ведь это - определенно, та форма моряков альбионского флота, которую Сайто купил в городе, разве нет?

Хозяйка слегка толкнула своего фамильяра, который сидел рядом и почему-то дрожал.

- Слушай, вот то - одежда, которую ты купил, ведь так? Почему ее надела Монморанси?

- А, аа... знаешь, хе-хе, ну, потому что Гиш сказал, чтобы я дал ему...

"Кстати, да, тот ловелас встречался с Монморанси", - вспомнила Луиза.

- И почему ты отдал ее Гишу?

Тело у Сайто задрожало еще сильнее.

- Что? Да ведь, потому что он сказал, что хочет этого...

Луиза почувствовала что-то подозрительное в поведении фамильяра.

- Эй, что ты скрываешь от меня? - она свирепо посмотрела на него.

- А? Чтоо? Ничего не скрываю! Нельзя же так...

Сайто ощутил, что по телу течет холодный пот. "Я никак не думал, что Монморанси придет в аудиторию, надев это. Вот скверно-то, если Луизе станет известно, что я подарил такую вещь Сиесте...

Несомненно, хозяйка взбесится. Ведь для этой злюки то, что я, ее фамильяр, буду в хороших отношениях с другой девочкой, кажется ничтожным. Хотя для нее - пустяк, что меня кто-то любит, кажется, она этого не может простить.

Наверняка, согласно тому, что она всегда говорит: "Пренебрегая своей хозяйкой, дружить с другими девочками", это, похоже, ее раздражает.

Ну не тяжело ли? Как бы там ни было, это - такая разновидность желания исключительного обладания по отношению к своему фамильяру, - истолковывал Сайто. - Она бесится, как только ее домашний пес больше привязывается к другим людям, чем к ней. Даже во сне не представлю себе, что хозяйка питает ко мне добрые чувства". Похоже, Сайто весьма окольными путями пришел к неправильному пониманию дел.

Ах, когда ей недавно стало известно, что я принимал ванну с Сиестой, это было ужасно. Сайто с укоризной уставился на путы для приручения хищных животных, которые сегодня утром снова были на него надеты.

А теперь еще - то событие... если Луизе станет известно, что я попросил Сиесту надеть матроску и наслаждался развевающейся юбкой, когда девочка оборачивалась вокруг себя... Его лицо исказилось от страха.

Подвесит под потолком и будет непрерывно пропускать через меня электричество...

А в конце я получу один-единственный удар стихии Пустоты...

Я разлечусь на кусочки, словно моя постель из сена...

Возможно, я умру.

Сайто сильно дрожал. "Не трясись, это вызовет подозрения! - чем больше он так думал, тем сильнее дрожал. - Все-таки, было бы лучше сначала подарить матроску Луизе, так что ли? Нет, даже представить себе нельзя, что моя гордая хозяйка наденет это. Кроме того, Сиесте идет больше. У нее черные волосы, и она - на одну восьмую японка, ведь так? Светло-розовые волосы Луизы не сочетаются с матроской. И еще, моя хозяйка - маленькая, одежда будет висеть на ней ужасно, как мешок.

Что же?

Вот так! Проклятье, кто же мог ожидать. К-кто же мог ожидать. Черт! Такой промах в расчетах! И подумать только, что я наделал..."

Сайто, замотав головой, прогнал оттуда все дикие фантазии. Как бы там ни было, я просто хотел насладиться атмосферой своей родины. У меня нет чувства стыда. Хоть я и солгал, но все равно нет.

Из-за того, что у него было мертвенно-бледное лицо, он неистово дрожал и бормотал себе под нос, неудивительно, что Луиза почувствовала подозрение.

- Послушай. Ты что-то скрываешь. Я не прощу, если ты что-то от меня скрываешь.

Уголки ее глаз вздернулись.

- Я-я ничего не скрываю.

Чересчур подозрительно. Луиза намеревалась его допросить, но в аудиторию вошел учитель, поэтому девочке пришлось отказаться от такой мысли.

Как только настал конец занятий, Сайто совершенно не к месту сказал напоследок невероятную причину: "Мне нужно покормить голубей", и исчез из аудитории, словно бы растворился в воздухе.

- И когда он начал разводить голубей? - пробормотала Луиза, и на ее лице отразилось, что она пребывает в весьма отвратительном настроении. У нее имелось какое-то совершенно неприятное предчувствие.


* * *

Сайто прибежал на кухню. Во время обеда он не смог переговорить с Сиестой, поскольку та была занята, да и надзор Луизы был строгим.

Моющая на кухне посуду служанка увидела пришедшего мальчика, который тяжело дышал от бега, и ее лицо просияло:

- Ах! Сайто!

Дядюшка Марто, шеф-повар, тоже подошел к нему и обнял за шею своей толстой рукой.

- Эй, Наш Меч! Сколько лет, сколько зим!

- Д-действительно...

- Эй! В последнее время ты сюда носа не кажешь, не так ли?! А Сиеста постоянно грустит в одиночестве!

- Ха-ха-ха! - на кухне отовсюду долетел хохот. Крепко сжимая тарелку, девочка сильно покраснела. Сайто моментально приблизил губы к ее уху:

- Сиеста.

- Д-да...

- Не могла бы ты принести ту самую одежду, когда закончишь работу?

- Что?

- Точно... место, где мы не привлечем ничье внимание, будет самым подходящим... Кажется, на лестнице, которая поднимается к башне во дворе Вестри, есть площадка? Принеси туда.

- Х-хорошо...

Сиеста неистово покраснела.

Затем Сайто вприпрыжку исчез.

- Ох... я...

- Что случилось, Сиеста? Уговорились тайно свидеться?

Посыпались шуточки, но они не достигали ее ушей. Ее лицо сильно покраснело, и она ошеломленным голосом прошептала:

- Что же делать? Ах, он собирается овладеть мной...


* * *

Итак, с другой стороны, Луиза бродила по школе и искала своего фамильяра. Сайто не показывался с того момента, как сказал, что будет кормить голубей.

Осмотрев башню Огня, она попыталась заглянуть в лабораторию профессора Кольбера. Несмотря на то, что это называли "научная лаборатория", она представляла собой обветшалую хижину, построенную без фундамента прямо на голой земле. И почти все свободное время учитель пропадал здесь.

Однако Сайто здесь не было. Поместив Панцирь Дракона... истребитель Зеро перед своей лабораторией, Кольбер в одиночестве, крепко держась, с громким стуком выполнял какие-то работы.

Луиза спросила учителя:

- Мистер Кольбер. Вы не видели Сайто?

- Нуу... он не появлялся здесь два или три дня.

Луиза взглянула на истребитель и была поражена. Носовая часть, где находился двигатель, была отсоединена от фюзеляжа и опущена на землю, где была безжалостно разобрана на части.

- Ох, это?! Что ж, у меня был интерес к его конструкции. Я не спросил разрешения у мистера Сайто, однако мое пристрастие вынудило меня слегка разобрать механизм. Конструкция сложная, но теоретически не сильно отличается от "Веселой Змейки", которую я спроектировал. Однако это - весьма хрупкое изделие. Если, после каждого полета ее не разбирать и не выполнять притирку деталей, похоже, будут проблемы. Если этого не делать, такая машина не только не сможет обеспечить установленные для нее возможности, но и, похоже, имеется вероятность ее поломки...

Кольбер начал красноречиво рассказывать конструкцию двигателя и наладку.

- А-ага. Простите, но я пойду, - у Луизы не было интереса к данному рассказу, поэтому она слегка кивнула и снова бросилась бежать. Кольбер крикнул ей вдогонку:

- Мисс! Если встретите мистера Сайто, передайте ему! Что я установил новое удивительное оружие на этот Панцирь Дракона!


* * *

Затем Луиза подошла к башне Ветра. В Академии Волшебства башни располагались в форме пентаграммы вокруг Главной башни. Башня Ветра была одной из них. В основном ее использовали только для учебных занятий. В башне был только один вход.

Возле него Луиза заметила подозрительную человеческую фигуру. Одеяние белого цвета... большой воротник. Явно, это была морская форма, которую недавно надевала подружка Гиша.

Кто это? У Монморанси - золотистые волосы, однако... у вошедшего человека - черные. Луиза украдкой последовала за незнакомцем.

Она открыл входную дверь, после чего побежала по коридору, в котором справа и слева были расположены полукруглые комнаты. И по левую сторону коридора была выполнена винтовая лестница.

Когда Луиза медленно открыла очередную дверь, до нее донесся цокающий звук шагов, поднимающихся по лестнице.

Стоя на первом этаже, девочка ненадолго затаила дыхание, после чего погналась следом. Со второго этажа донесся звук открывающейся, а затем - закрывающейся двери.

Стараясь ступать бесшумно, Луиза осторожно подошла к этой двери и вплотную приблизилась к ней своим маленьким телом. Здесь определенно должна была располагаться кладовая. Собственно говоря, что здесь собирается делать тот человек, одетый в морскую форму?

Девочка откинула свои светло-розовые волосы за плечи и прижалась ухом к двери. Изнутри доносился странный голос. Отрывистое бормотание...

- Ах, мм, а-а-ах...

Вот такой был голос. У Луизы от удивления изогнулись брови[8]. Она не могла понять, чей это голос, поскольку он был тихим.

Однако это - мужской голос.

В таком месте, позвав кого-то, одетого в тот костюм... человек, который издавал такие звуки...

В мозгу у Луизы распухали гадкие дикие фантазии.

- Ахх! Ми-ми-мило...

Мило? В этот момент что-то лопнуло в ее голове.

Она с грохотом распахнула дверь и ворвалась в комнату.

- Что ты творишь?!

- Аааааа!

Находящийся в помещении человек обернулся. На нем была надета та самая морская форма, а в нижней части - почему-то, юбка. Как и ожидалось, это был толстяк Маликорн.

- Ма-Ма, Маликорн!?

- Луиза!? - мальчик намеревался броситься бежать, но с непривычки его ноги запутались в юбке, и он упал на пол.

- Ай! Ай! Ах! Фуа! А-а-ай! - громко крича, Маликорн корчился на полу. Луиза с дьявольским выражением на лице наступила ему на спину. В кладовой находилось видавшее виды зеркало. Оно называлось "Зеркало-Лжец". Оно отражало уродливые вещи красивыми, а прекрасные - безобразными, однако, по-видимому, от разного рода применения оно было быстро расколото, поэтому его поместили в кладовую. Похоже, Маликорн наслаждался своим отражением. Поразительное удовольствие.

- Зачем ты это надел?

- Нуу, она очень красивая... К тому же, у меня нет человека, который надел бы это для меня...

- И поэтому ты нарядился сам?

- И-именно! А разве плохо?! М-мне не оставалось ничего, кроме как самому это надеть, ведь так?! У Гиша есть Монморанси, у твоего простолюдина-фамильяра - та служанка с кухни! Однако у меня нет подрууууужки!

- Что ты сказал? Что делали Сайто и та служанка?

Глаза Луизы поползли на лоб.

- Что? Да ведь он попросил служанку надеть ту одежду и покружиться... ах, это было возбуждающе! Всего лишь подумаю об этом еще раз - и мое сердце словно сгорает от прекрасного чувства! И из-за этих воспоминаний хотя бы посмотреть в зеркале отражение своей фигуры в этом костюме... аах, я... я - словно прекрасная фея... А-а-ай! - Маликорн громко закричал. Луиза ногой наступила ему на лицо.

- Умолкни.

- Ах! Аах! Ах! Луиза! Ах! Луиза! Когда такая красивая девочка как ты наступает на меня, я словно забываю сам себя! Очисти меня от грехов! Заставь покаяться! Растопчи мои грехи, ведь я самозабвенно воображал себя прекрасной феей в таком месте! Я не в себе! Ах! Ах! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Луиза продолжала сильно давить ногой Маликорну на лицо, чем вынудила его потерять сознание.

- Да, ты не в себе, - бормотала девочка, ее плечи дергались от гнева, она тяжело дышала. - Вот как... Такие вот дела... Та служанка настолько хороша... Она настолько хороша, и поэтому ты даришь ей милый наряд... И вдобавок, ты получаешь удовольствие, заставляя ее делать пируэты? Не шути со мной!

Крепко сжав кулаки, Луиза прорычала:

- Этот фамильяр. Х-х-хотя он меня поцеловал.


* * *

Когда Сиеста пришла к лестнице, ведущей в башню Огня и обращенную ко двору Вестри, где было условленное место встречи, солнце совсем зашло. Из-за того, что девочка была вынуждена окончить свою работу на кухне, вымылась в ванне, привела в порядок свой костюм и добралась сюда, было потрачено немало времени.

Она направилась на лестничную площадку, однако Сайто там не оказалось. Только стояли две бочки. Кругом было достаточно темно. Сиеста с заметным волнением настороженно осмотрелась по сторонам.

- Сайто... - когда она беспомощно так прошептала, крышка бочки с глухим звуком открылась.

Когда девочка невольно попятилась, изнутри выглянул фамильяр.

- Сиеста.

- Ой! Сайто! Почему ты в таком месте?

- Ну, есть разные обстоятельства... ства, что?

Мальчик разглядел фигуру Сиесты, и его глаза округлились. Случилось так, что девочка надела ту самую самодельную матроску.

- Ты в ней пришла?

- Д-да... Ведь я подумала, что ты больше обрадуешься тому, что я буду в таком виде.

Проклятье! Было бы лучше сказать, что одежду надо вернуть, а не принести. И я вряд ли вправе сказать ей, чтобы она здесь разделась. Когда Сайто торопливо размышлял, Сиеста сделала пируэт и подняла палец перед лицом.

Юбка слегка взвилась.

- Нуу, это... п-простите, что заставила вас ждать.

И Сиеста бодро улыбнулась. К-какая милая. Сайто невольно покраснел.

В этот момент позади раздался глухой стук от того, что зашаталась вторая бочка.

- Ай! - воскликнула Сиеста и бросилась в объятья к мальчику.

- Мяу-мяу, - послышался кошачий крик.

Сайто почувствовал облегчение.

- Скорее всего, кошка...?

Однако Сайто не мог даже думать о какой-то кошке. К нему была плотно-плотно прижата грудь Сиесты. Она была сдавлена об торс мальчика, и самодельная матроска без ограничений поменяла свою форму.

У Сайто побледнело лицо. Э-э-э-это ощущение.

- С-сиеста, знаешь...

- Что?

- Ты не носишь бюстгальтер?

Вид у Сиесты сделался растерянным.

- Что такое бюстгальтер?

- Что? Чтооооооо? Нуу, когда есть грудь, вот так, защищает ее...

Но у девочки все равно был растерянный вид. Похоже, в этом мире бюстгальтеров не существует.

- Я ношу под блузкой панталоны и корсет, когда одета в форму горничной, однако... - Потом она покраснела, - ...однако ничего из этого сейчас не надето. Если бы я надела панталоны под короткую юбку, они бы выглядывали, поэтому...

- Что такое панталоны?

- Что? Нуу, такие длинные трусы.

"Ага, они выглядят как просторные рейтузы?

Даа, ее грудь такая податливая, поскольку не надет корсет?" - рассуждая кипящей головой, Сайто посмотрел вверх в небо. Если бы он так не сделал, по-видимому, у него из носа хлынула бы кровь.

Другими словами, здесь нет бюстгальтеров? Вот как. Кстати, когда я занимался стиркой нижнего белья Луизы, я помню, что стирал отделанные кружевами трусики и сорочки, возможно, корсеты, однако бюстгальтеров не было. Я думал, это потому, что у моей хозяйки нет груди, но, похоже, здесь не существует бюстгальтеров как таковых.

Кстати, дочери дворян могут носить отделанное кружевами нижнее белье, однако у таких девочек-простолюдинок, как Сиеста, такого белья нет, так ведь? Что? Сейчас ничего из этого не надето?

Что означает...

Лицо Сиесты стало пунцовым.

- Сайто, ты - злодей... У меня нет такого кружевного маленького нижнего белья, как у дворянок... Несмотря на это ты заставил меня надеть такую... такую короткую юбку...

Иными словами, она не надела белья?

Так и есть!

В его голове загремели фанфары.

Первая премия. Мисс Сиесте - первая премия.

Девочка крепко прильнула телом к Сайто. Обняла его за плечи. Сиеста, на которой не было нижнего белья, медленно приблизились губами к губам мальчика.

- З-знаешь... в-вот здесь, это будет?

- Что?

- Я, нуу, - деревенская девушка, поэтому, знаешь, не беспокоюсь по поводу какого-там места, но, знаешь...

- Сиеста?

- Немного, чуть-чуть, знаешь, было бы лучше, чтобы это было место, куда, вероятно, не придут какие-либо люди, и чтобы было чище. Ах, тем не менее! Это - только мечты! Если Сайто считает, что это место тоже хорошее, то и мне безразлично. Ах, мне так страшно. Ведь это - мой первый раз. Матушка, прости меня. В этом месте я, наконец, потеряю невинность.

Что-то она сильно ошиблась в предположениях. Сайто в этом месте всего лишь хотел вернуть себе эту матроску. Однако Сиеста думает, что лишится девственности.

И в тот момент, когда мальчик сумел обдумать следующее: "Если как-нибудь не объяснить ситуацию..."

Крышка другой бочки, стоявшей позади них, подскочила вертикально вверх.

- В чем дело?! - как только Сайто обернулся, падающая крышка попала прямо ему на голову, - Оой!

Тогда из той бочки появилась человеческая фигура, что сопровождалось гулом от сотрясения земли. На самом деле раскачивалась только бочка, однако было ощущение, что дрожит вся земля. Настолько человек, находившийся во второй бочке, был заражен гневом.

- Л-Луиза? - пробормотал трепещущим голосом Сайто. Сиеста, испугавшаяся того, что голова Луизы появилась из бочки, спряталась в тени мальчика.

- П-почему ты внутри бочки...?

- Когда я следовала за тобой, ты украдкой спрятался в бочке, поэтому я всего лишь спряталась в соседней, подражая тебе. Похоже, я не производила шума и была очень осторожна. Однако, слегка разозлившись, я стукнула по бочке. И сказала: "Мяу-мяу".

Ага, недавнее мяуканье кошки было делом Луизы. Она слышала весь нынешний разговор, слово в слово.

Лицо его хозяйки было бледным от гнева. Ее глаза поползли на лоб, все тело дрожало как от землетрясения. Трясущимся голосом, выдавливая из себя каждое слово, она прошептала:

- Ты выкармливаешь весьма прелестного голубя. Хе. Даришь ему милые наряды. Ладно, все отлично. Я - добрая, так что я прощу подобное. Я совсем не обращаю внимания, что ты пренебрегаешь своей хозяйкой и преподносишь подарки голубю.

- Луиза, ты выслушаешь?

- Но этот голубь произнес: "Ты заставил меня надеть такую короткую юбку". Без нижнего белья, "Ты заставил меня надеть такую короткую юбку". Это превыше всего. Самая великолепнейшая шутка века.

- Луиза! Пожалуйста! Выслушай!

- Успокойся. Поскольку больно не будет. С моей магией Пустоты, похоже, я не оставлю от тебя даже пылинки.

Открыв Молитвенник Основателя, Луиза начала произносить заклинание. Почувствовав опасность для жизни, Сайто невольно сжал рукоятку Дерфлингера, висевшего за спиной.

Перепуганная Сиеста спряталась в каком-то убежище.

- Что это с тобой? Собираешься противиться своей хозяйке? Ну, разве не интересно?

Бормочущая это Луиза была ужасающей. Ужаснее, чем боевой корабль, ужаснее, чем отряд драгун, ужаснее, чем орки, ужаснее, чем Вард... Луиза была ужаснее, чем все, с чем фамильяр сражался до сего момента.

Тело Сайто мелко дрожало.

Что это, эта сила...

Э-это - Пустота...?

- Партнер, пора сваливать, - пробормотал Дерфлингер, и в его голосе чувствовалось безразличие, однако, демонстрируя безрассудную храбрость, Сайто выхватил меч.

- Н-н-нуу, насколько долго ты продержишься со своей Пустотой! Нападай-ка!

Руны на левой руке мальчика сияли... как обычно, в середине заклинания Луиза взмахнула палочкой сверху вниз.

Бах! Пространство перед глазами Сайто с грохотом взорвалось.

Высвеченный вспышкой, фамильяр слетел с лестничной площадки и был брошен наземь.

Лицо мальчика, которого так швырнуло на землю, исказилось от ужаса, он вскочил и бросился бежать. Луиза, лицо которой появилось над лестничной площадкой, закричала:

- А ну, постой!

Подождать? Если я буду ждать, то умру. Наверняка умру.

Первобытный страх управлял разумом Сайто. Спотыкаясь и падая, мальчик в отчаянии мчался прочь.

Луиза преследовала его.


* * *

В комнате Монморанси Гиш изо всех сил ухаживал за своей возлюбленной.

Он восхищался внешностью девочки, говорил, что она - словно роза, словно дикая роза, словно белая роза, что ее глаза - словно голубые розы, - в каждом из случаев он сравнивал ее с розой, а затем он восторженно восхвалил ее, сравнивая с духами воды.

Монморанси, не составляя исключение среди тристейнских дворян, была олицетворением высокомерия и самовлюбленности, поэтому не питала отвращения к лести. Однако, повернувшись спиной к своему ухажеру, она притворялась, что с мрачным видом уставилась в окно. Это был знак: "Восхищайся мной еще больше".

Волей-неволей Гиш, снова ломая голову, выискивал слова, способные привлечь к себе внимание:

- Перед твоей красотой не бросятся ли в бессилии бежать духи воды? Взгляните, эти волосы... Совершенно как золотое поле. Море ослепительно сверкающих звезд. Аах, за исключением тебя, я больше не взгляну ни на одну девицу.

Гиш, продолжая бродить по комнате туда и обратно, уже выдал столько фраз, что их хватило бы, по меньшей мере, на текст оперы. "Что же, скоро будет достаточно", - подумала Монморанси. Все еще повернувшись к нему спиной, она спокойно протянула кавалеру левую руку. "Ааах!" - Гиш издал стон восхищения и поцеловал поданную ему руку.

- Ах, моя Монморанси.

Он намеревался приблизить свои губы к ее губам, но был быстро остановлен ее пальцем.

- Для начала мы выпьем вина. Ведь ты принес его специально для этого.

- К-конечно!

На столе стояла ваза с цветами, бутылка вина и два фарфоровых бокала. Держа все это в руках, Гиш пришел в комнату Монморанси.

Он торопливо разлил вино по бокалам. Затем девочка внезапно указала за окно:

- Что это? По небу летит обнаженная Принцесса.

- Что? Где?! Где-где?!

Гиш с округлившимися глазами всматривался за окно, словно бы готов был все там проглотить. "А как насчет: "За исключением тебя, я больше не взгляну ни на одну девицу", все-таки я должна использовать это", - размышляя об этом, Монморанси тайком вылила в бокал Гиша содержимое маленького флакончика, спрятанного в рукаве. Прозрачная жидкость растворилась в вине.

Девочка сладко улыбнулась.

- Просто ложь. Итак, выпьем.

- Это ведь неприятно, не пугай меня так... - в тот момент, когда он это произнес, в комнату, распахнув с грохотом дверь, ворвался вихрь.

Отброшенный Гиш покатился по полу. Это появился Сайто.

- Ох, ох, ох... с-с-спря...

- Чего тебе надо?!

- Спрячьте меня! - проговорив это, Сайто запрыгнул в кровать Монморанси.

- Эй! Разве существуют парни, которым позволено заскакивать в ее кровать?! Вылезай! Слышишь!

- Эй, что за дела?! Ты! По собственному желанию в чужую комнату... - когда Монморанси, скрестив руки на груди, уже собиралась закончить свою фразу, в комнату снова ворвался вихрь. Хозяйку комнаты отбросило, и она сильно ударилась носом об пол.

- Луиза! - закричал Гиш. Как и ожидалось, хозяйка Сайто вышла из себя от гнева.

- Ч-ч-ч-что за дела?! Вы, оба!

- Умолкни! Где мой фамильяр?!

Подавленные грозным видом Луизы, Гиш и Монморанси переглянулись, а затем указали на кровать. Одеяло было вспучено и мелко-мелко дрожало.

Тихим голосом девочка приказала в сторону кровати:

- Сайто, выходи.

Из-под одеяла послышался хриплый голос:

- Сайто здесь нет.

Луиза взяла со стола бокал с вином. "Ах!" - тихо подала голос Монморанси, однако было уже поздно. Хозяйка Сайто выпила содержимое бокала залпом.

- Фуу! Когда я бегаю, меня мучает жажда. Это все - твоя вина. Ладно, я подойду к тебе сама.

Она сорвала одеяло с постели.

Под ним оказался дрожащий Сайто.

- Ну, готовься... А? - в тот момент, когда она, пристально глядя на фамильяра, произнесла это... ее чувства переменились.

Она не могла простить Сайто, поскольку он, хотя и поцеловал ее, однако делал подарки другим девочкам, поэтому хозяйка кругами гонялась за ним. Если уж он поцеловал такую девочку как Луиза, то этого было более чем достаточно.

То есть, строго говоря, это был вопрос чести.

Однако в нынешний момент, когда она взглянула на Сайто, ее пристрастие к своему фамильяру разрослось. Ведь до сих пор было сомнительно, любовь это или нет. Она ни в коем случае не признавала себе, но это была любовь. Именно поэтому она настолько ревновала...

Но в этот момент она влюбилась без всяких оговорок. Это чувство было настолько сильным, что нынешняя Луиза растерялась. Она невольно спрятала щеки в ладонях.

Невозможно... я настолько в него влюблена?

Настолько, настолько сильно в него влюблена?

Ее глаза наполнились слезами.

Чувство печали стало больше, чем чувство гнева. Хотя я настолько влюблена в Сайто, почему он не обращает на меня внимания? Это было так печально, и она зарыдала.

- Луиза?

Сайто поднялся, ожидая какого-то подвоха от хозяйки, поведение которой совершенно переменилось. Гиш с изумлением на лице тоже уставился на внезапно расплакавшуюся Луизу.

- Проклятье! - Монморанси пребывала в тревоге. Зелье, которое она намеревалась заставить выпить Гиша, выпила хозяйка Сайто.

- Эй, Луиза...

Девочка подняла глаза на своего фамильяра и вцепилась ему в грудь.

- Дурак.

- Что?

- Дурак, дурак! Почему?! Ну почему?!


Водные духи клятв

Хозяйка осыпала его градом ударов.

- Луиза, ты... вообще...

До этого момента она гневалась, словно жаркое пламя, тем не менее, ее нынешнее поведение совершенно отличалось. Сайто растерялся.

- Почему ты не обращаешь на меня внимания?! Разве это не жестоко?! Уааааа...!

Луиза громко рыдала, уткнувшись лицом в грудь своего фамильяра.


Глава 2: Сайто делает покупки в ликующем городе | Водные духи клятв | Глава 4: Секрет Табиты